Акция протеста новостей: 1633
Война в Украине новостей: 5975
Евровидение новостей: 495
Приднестровье новостей: 1340

БРИКС плюс - «находка XXI столетия»?

18 июл. 2022, 18:08   Аналитика
8585 0

Нынешнее лето богато на различные встречи и саммиты, каждый из которых так или иначе пытается определить, каким будут контуры создающегося нового миропорядка. Саммит G7, например, войдет в историю тем, что собравшиеся на нем лидеры рассуждали, можно ли переиграть Путина с помощью своих голых торсов. Саммит стран БРИКС, куда входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР, запомнится тенденцией на расширение - Иран и Аргентина подали заявку на вступление. Каковы их шансы, что получит объединение от их присоединения и сможет ли организация стать новым центром силы?

«БРЮКИ» расширяются?

БРИКС была основана в июне 2006 года, в рамках Петербургского экономического форума с участием министров экономики Бразилии, России, Индии, Китая. В 2010 году к ней присоединилась ЮАР. У организации нет штаб-квартиры, она не имеет отношения к военным договоренностям, а курирует, в основном, экономические вопросы.

Запоминающейся аббревиатурой блок БРИКС обязан британскому финансисту Goldman Sachs Джиму О'Нилу. В 2001 году в одной из аналитических статей он объединил наиболее перспективные экономики мира в блок, который назвал BRIC, что созвучно английскому слову brick — «кирпич». Он написал, что именно эти четыре государства и должны стать «кирпичами» для роста мировой экономики.

Вряд ли он мог тогда представить, что государства, которые он выделил, решат образовать союз для координации экономических и политических шагов.


В 2011-м объединение стало называться BRICS, после того как к нему примкнула ЮАР (South Africa). Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост президента России, шутил, что если использовать не английские, а русские названия стран, то альянс будет называться БРЮКИ.

В этом году в саммите БРИКС + помимо пятерки стран-членов участвовали еще 13 стран. Эти государства интересуются работой блока. Среди них — Алжир, Аргентина, Египет, Индонезия, Иран, Казахстан, Камбоджа, Малайзия, Сенегал, Таиланд, Узбекистан, Фиджи и Эфиопия.

Зачем это нужно Ирану

В комментарии для местного информагентства официальный представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде выразил надежду, что членство Ирана в БРИКС принесет всем сторонам «дополнительные преимущества». Во внешнеполитическом ведомстве страны также отметили, что доля стран БРИКС в мировом ВВП составляет порядка 30%, а совокупное население государств, входящих в группу, — 40% населения мира. К тому же президент Ирана Эбрахим Раиси заверил, что «геополитическое и геоэкономическое положение Ирана может сделать его стабильным и надежным партнером БРИКС». Иранский лидер отметил, что Тегеран готов предоставить странам, входящим в организацию, свои возможности для выхода на новые рынки и обеспечения энергетических потребностей.

Иран всегда проявлял интерес к организациям, которые способны быть альтернативой западным интеграциям, отметил для газеты «Известия» политолог, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» Фархад Ибрагимов.

Тегеран с самого начала был заинтересован в участии в таких форматах, как ШОС и БРИКС. Полноправное членство в БРИКС решает репутационные проблемы Ирана, открывает двери для тесной кооперации со странами этого альянса. Это особенно важно на фоне неясной ситуации с переговорами по восстановлению ядерной сделки. Вступление Ирана в БРИКС послужит символом присоединения Ирана к «антизападному» миру, подразумевающем новый мировой порядок, о котором Тегеран мечтал с момента исламской революции 1979 года, — отмечает эксперт. По его мнению, вступление в БРИКС придаст Ирану импульс в его экономических взаимоотношениях со всеми странами альянса — с Бразилией, Южной Африкой, Индией, Китаем, где отношения фактически сводятся к стратегическому союзничеству, и с Россией.

Иран видит, что на площадке БРИКС можно заявить о своей позиции по тем или иным вопросам, касающимся напрямую Исламской Республики. Вступление в эту организацию даст еще один бонус президенту Раиси, который менее чем за год нахождения на посту вывел Иран сразу на две весомые международные площадки — ШОС в сентябре прошлого года и БРИКС в этом году. Таким образом, Иран еще больше открывается миру, невзирая на внутриполитические сомнения в самом Иране в отношении Раиси. Главная задача иранского руководства направлена на выход из международной изоляции, и Тегеран с этим успешно справляется. Европейцы вновь начали проявлять активную инициативу по возвращению Вашингтона и Тегерана в ядерную сделку. В Иране не против нормализации отношений и прагматично подходят к этому вопросу, но рассуждают так: Запад, по мнению Тегерана, ненадежен, нужно искать альтернативные пути, и в этом смысле БРИКС — идеальная организация, — полагает специалист.

Иран — важный транспортный хаб, с ним у России связаны вопросы энергетического взаимодействия, сотрудничество в разных сферах, включая проект Каспия, и проекты стран Центральной Азии. Это позволит укрепить и Евразийский экономический союз.

Зачем это нужно Аргентине

Президент Аргентины Альберто Фернандес на заседании в формате БРИКС+ заявил о желании его страны стать полноправным членом объединения. «Мы стремимся стать полноправными членами этой группы стран. Мы — безопасный и ответственный поставщик продуктов питания и признанный игрок в области биотехнологий и прикладной логистики», — подчеркнул он.

Но дело не только в этом. У Аргентины большой и давний зуб на США и аффилированные им структуры. В свое время ее экономика, которая должна была продемонстрировать «экономическое чудо», была практически разрушена под четким надзором и рекомендациям МВФ. Несмотря на то, что власти Аргентины следовали условиям фонда неукоснительно, сотрудничество с этой международной структурой привело к дефолту, после которого имидж МВФ на международной арене существенно пошатнулся. Первая шоковая терапия, проведенная МВФ в Аргентине в 1989 году, привела к бунтам голодного населения. Затем нищета и тотальная безработица спровоцировали погромы и акции протестов в 1996 году, которые привели к отставке тогдашнего правительства. Экономике понадобились десятки лет, чтобы выправиться, при том, что страна щедро богата природными ресурсами.

И вот с тех пор современная Аргентина демонстрирует по отношению к США независимую политику. К примеру, Штаты оказывали на Аргентину откровенное давление, всячески препятствуя тому, чтобы в феврале нынешнего года президент Аргентины прилетел в Москву. Однако встреча Альберто Фернандеса с Владимиром Путиным все-таки состоялась и, по уверению обеих сторон, переговоры были вполне плодотворными.

Сразу после начала военных действий на Украине глава аргентинского МИД Сантьяго Кафьеро заявил, что односторонние санкции в отношении России едва ли могут разрешить ситуацию вокруг Украины и не считает, что они ведут к достижению мира и диалога.

На июньском саммите Америк в Лос-Анджелесе Аргентина была среди тех стран, которые открыто выразили свое несогласие с подходами Вашингтона и осудили неприглашение тройки стран (речь идет о Кубе, Никарагуа и Венесуэле). Президент Аргентины Альберто Фернандес дипломатично, но прямо высказал свои претензии лично Дж. Байдену в ходе первого основного заседания. Вместе с премьер-министром Белиза он осудил политику санкций против Кубы и Венесуэлы. На недавней встрече глав внешнеполитических ведомств G20 в Индонезии министр иностранных дел Аргентины был среди тех своих коллег, которые проигнорировав бойкот, встречались с Сергеем Лавровым. Кстати, Лавров проводил двусторонние встречи как раз с членами БРИКС - это Бразилия, КНР и Индия.

Таким образом вступление крупнейшей латиноамериканской державы в эту структуру еще раз продемонстрирует свое оппозиционное положение по отношению к США, показав, что она находится на стороне тех, кто борется с однополярным миром, и позволит совместно с Бразилией укрепить свои позиции в регионе.

Зачем это нужно России

В принципе, сейчас Россия приветствует любые союзы, которые показали бы, что она не находится в изоляции. Тем более – усиление влияния тех структур, где она играет ведущую роль.

Поэтому вполне ожидаемо в Москве заявили, что на возможное расширение БРИКС смотрят положительно. «Мы в принципе положительно смотрим на возможное расширение этого объединения, хотя понимаем, что нужно к данной проблеме подходить очень и очень осторожно, аккуратно», — пояснил помощник президента России Юрий Ушаков.

По его словам, прошедший саммит БРИКС показал, что в работе объединения готовы участвовать новые государства-единомышленники из азиатских, африканских, латиноамериканских и ближневосточных государств. Ушаков отметил, что «в формат БРИКС+ будет вливаться все больше единомышленников». Только за первый квартал этого года товарооборот с государствами объединения вырос на 38%, достигнув $45 млрд.

Президент России Владимир Путин обозначил горизонты еще шире. В своем выступлении на этом саммите он отметил серьезные перспективы сотрудничества БРИКС с Евразийским экономическим союзом, а также подчеркнул необходимость расширения взаимодействия с такими региональному объединениями, как Африканский союз, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Ассоциация регионального сотрудничества прибрежных стран Индийского океана, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна.

Глава Минпромторга РФ Денис Мантуров заявил, что его ведомство поддерживает вступление Аргентины и Ирана в экономическую коалицию БРИКС. По его словам, это будет полезно для обмена технологиями и налаживания цепочек поставок.

«Это и взаимная индустриальная кооперация, и в каждой из обозначенных стран развита промышленность. Нам, конечно, это будет на руку с точки зрения обмена технологиями и налаживания кооперационных цепочек: формирование добавленной стоимости в тех странах, где хотелось бы создавать дополнительные производства и в том числе по компонентам», — цитирует Мантурова ТАСС.

Зачем это нужно Китаю

Еще за месяц до этого саммита китайцы выступали за расширение БРИКС, предложив формат БРИКС +. Это говорит о том, что в Пекине понимают необходимость расширения организации. И именно Китай председательствовал на 14-м саммите, во время которого две страны подали заявки на вступление. Так что во многом это заслуга прежде всего КНР.

Китай – одна из тех стран, которые мыслят не сиюминутными интересами, не от выборов до выборов, а категориями на десятилетия. Сейчас страна находится накануне важного для нее события – ХIХ съезда КПК, который пройдет в октябре нынешнего года и определит стратегию развития страны на долгие годы вперед. К этому съезду лидер страны СИ Цзиньпин должен подойти с максимально сильными позициями. Особенно с учетом противостояния со своим основным стратегическим соперником, США. Нельзя не заметить, как за последнее время ужесточилась риторика китайских представителей по отношению к США, и не только касательно Тайваня. Взаимных претензий у двух мировых держав много, включая угрозы «торговой войны». Так что Китай намерен и дальше укреплять свои позиции по всем фронтам, включая такой инструмент влияния как БРИКС.

Разумеется, каждая из стран БРИКС преследует собственные интересы, которые не полностью отвечают интересам Пекина. Россия хочет превратить БРИКС в альтернативный западному варианту институт глобального управления. ЮАР - нацелена на получение финансовой помощи от БРИКС и использует членство в БРИКС для своего рода «политической самоидентификации» («мы – БРИКС вместе с Китаем»). Бразилия за счет членства БРИКС демонстрирует свою независимость от других международных форматов с лидерством США. Для Индии БРИКС важен в плане наблюдения за китайской глобальной активностью («не пропустить то, что задумал Китай»).

На таком фоне, по мнению китайских экспертов, главный смысл БРИКС для Китая состоит в том, чтобы использовать этот формат как «инструмент продвижения на глобальном пространстве» проектов Шелкового пути и создания «глобальной инфраструктуры ШП». Кроме того, главным донором БРИКС, а значит, тем, кто способен диктовать свою политику, может быть только Китай, поскольку другие страны настроены, как уверены в Пекине, в основном на получение китайской инвестиционной поддержки. Исходя из такого видения проблемы, Китай не только выделяет десятки млрд долл. на развитие деловой активности в формате БРИКС, но и ратует за расширение формата.

Новый центр силы?

Исходя из всего этого, шансы на вступление в объединение у Ирана и Аргентины достаточно высокие. И Россия и Китай заинтересованы в этом, поскольку речь идет об объединении в рамках одной структуры близких по духу стран, которые готовы более плотно координировать свою деятельность. Отношения Ирана с Россией и Китаем плотные и конструктивные. К тому же есть Банк развития БРИКС. Возможно, последуют скоординированные инвестиционные проекты и сотрудничество в других областях. Страны готовы к взаимовыгодному сотрудничеству, к тому же на равных условиях, на основе уважения взаимных интересов. Важно, что расширение происходит за счет тех государств, которые действительно важны с точки зрения взаимосвязанности новых коммуникационных потоков, новых центров силы и принятия решения.

Но этим состав набирающего силу союза может не ограничиться. Глава МИД КНР говорил, что желание вступить в БРИКС также изъявляли Индонезия, Турция, Саудовская Аравия и Египет.

«Но, наверное, большей перспективой и большим потенциалом обладает не столько этот процесс присоединения одной или двух стран к ядру БРИКС, а выстраивание широкого круга друзей и интеграционных платформ стран БРИКС с их региональными партнерами», — считает программный директор международного дискуссионного клуба «Валдай», доктор экономических наук Ярослав Лисоволик. По его словам, круг друзей и потенциальных членов БРИКС может расшириться до ста стран.

«Поэтому я считаю, что присоединение Ирана и Аргентины к ядру БРИКС — это только одна небольшая часть того, что на самом деле может стать новым началом в функционировании блока БРИКС, а именно этот формат БРИКС+ может стать действительно основой не только для широких процессов открытости и интеграции, но и началом нового этапа глобализации, который будет более устойчивым, что мы видели до этого», — заключил экономист.

Ряд экспертов полагают, что альтернативой «Большой семерки» объединение не станет. G7 останется крайне важной международной структурой, но ее роль все же изменится: она станет лишь одной из многих площадок, которые привлекают другие государства.

При этом бывший главный редактор журнала Spiegel Штефан Ауст считает, что все же БРИКС — гораздо сильнее G7, поскольку «Большую семерку» он называет явлением прошлого века, а БРИКС — находкой XXI столетия. В публикации для Die Welt журналист отметил, что антизападный союз набирает силу как в политическом, так и в экономическом плане. В подтверждение своей точки зрения он приводит статистику: страны «Большой семерки» представляют население в 771 млн человек, а в странах БРИКС — свыше 3 млрд человек.

«В Германии многие считают, что большинство стран — на стороне Украины. На самом деле возникает антизападный блок такой мощи, какой история еще не знала. Ветер в мире поменялся, в том числе и в Латинской Америке, считавшейся когда-то задним двором США. Ни одна из стран Латинской Америки не присоединилась к антироссийским санкциям, как и ни одна страна Африки. В Азии к санкциям примкнули лишь проамериканские Япония, Южная Корея и Тайвань», — говорится в статье.

Возможно, немецкий журналист несколько преувеличивает значимость БРИКС. Но нельзя не заметить, что это образование действительно находится на подъеме, и способно аккумулировать множество ведущих экономик мира и сотрудничество с разными форматами, включая Евразийский экономический союз. Если бы Молдова не отозвала свое участие в нем как наблюдателя ЕврАзЭС, то у нее тоже была бы возможность сотрудничества с этим крупнейшим и набирающим мощь объединением и не делать ставку только на ЕС, который как раз сейчас теряет силу и значимость.

Кристина Агату

5
0
0
0
0

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Что вы думаете о протестах фермеров?