ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Единая Европа: вызовы времени и перспективы

Единая Европа: вызовы времени и перспективы

Вячеслав Матвеев

Как отмечалось в предыдущих материалах, компания по уничтожению Запада, а равно и всей европейской цивилизации, вступила в финальную фазу.

Сегодня ни для кого не секрет, что перемещение в Европу толп мусульманских и африканских мигрантов - мотивируемый и хорошо спланированный проект. За ним стоят те, кто одновременно переносит европейские финансовые и промышленные ресурсы в Китай и страны третьего мира.

А теперь – Испания…

Вспомним, что произошло в Европе в последнее время. В августе две террористические атаки с использованием автомобилей были совершены с интервалом в несколько часов в испанской Каталонии.

17 августа микроавтобус врезался в толпу на бульваре Рамбла и проехал несколько сотен метров. В теракте погибли 13 человек, около 100 человек получили ранения. Многие находились в тяжелом состоянии. В ночь на 18 августа полиция сообщила об уничтожении пятерых террористов в курортном городе Камбрильсе, в 120 км к югу от Барселоны. Ответственность за теракты в Испании почти сразу взяла на себя группировка «Исламское государство».

Сенатор-центрист, председатель комиссии по борьбе с джихадизмом во французском Сенате Натали Гуле заявила: «Перед нами стоит вызов общеевропейского масштаба. И мы должны найти умные решения. Потому что только наказания не решат проблему. Вот уже больше трех лет мы работаем над созданием репрессивных законов, но, к сожалению, мы арестовываем не так много. Хотя, конечно, наши спецслужбы предотвращают теракты. Но, к несчастью, другие теракты все равно происходят. Мы видим это на примере трагедии в Испании. Мы беспомощны, потому что мы, разумеется, не знаем ни места, ни времени. И этот характер атак абсолютно непредсказуемый… Вы знаете, мы подвержены опасности. Начиная с теракта в «Шарли Эбдо», мы реагируем постфактум. Мы будем запрещать ножи из-за атак, в которых используются ножи. Потом мы будем запрещать что-то еще, что используют в новых атаках. Мы - в опасности. Единственное, что действительно изменилось, — это как сама борьба с терроризмом, так и организация работы спецслужб. Кроме того, у нас есть весь арсенал необходимых юридических норм для борьбы с терроризмом. Но нам необходимо наладить информирование, коммуникацию, и, конечно, работать над предотвращением терактов. Все это по-прежнему остается актуальным. Необходимо усилить меры безопасности в местах скопления людей, но в то же время мы не собираемся превращать центры наших городов в траншеи. Так что, все это остается крайне сложной проблемой».

Сообщения о теракте в Барселоне появились на первых полосах французских газет. Правая газета Le Figaro в редакционной статье назвала произошедшее «лоукост терроризмом», поразившим самое сердце свободной Европы. «Побежденные в Мосуле, загнанные в угол в Ракке, наши враги продолжают борьбу, в том числе и на Западе, хотя здесь они используют совершенно другое оружие. С 2014 г. радикальная группировка «Исламское государство» призывала «солдат халифата» вооружиться любыми предметами: камнями, ножами, машинами… Эта извращенная идеология не умрет в песках Месопотамии. Страх овладевает нашим старым континентом», - заключает автор редакционной статьи в Le Figaro.

По мнению историка Жан-Пьера Филию, Испания долгое время не была мишенью террористов, потому что она была их тыловой базой, а также местом их вербовки. Историк называет в первую очередь Каталонию, а также города Сеута и Мелилья - испанские полуанклавы на территории Марокко. «Радикалы совершили нападение на Испанию», - подчеркивает газета Le Mondе.

Так называемый период «спокойствия» завершился 17 августа этого года. Кстати, 18 августа в Турку (Финляндия) неизвестный напал на прохожих. Он был эмигрантом из Марокко. Его целью, в основном, были женщины. В ночь с 18 на 19 августа в ходе обысков в Турку по этому делу полиция задержала ещё пятерых подозреваемых. И такие факты не единичны.

Совсем недавно - 15 сентября, в час «пик», произошел взрыв в лондонском метро (бомба сдетонировала в ведре, оставленном в пакете в вагоне поезда), в результате которого пострадали 22 человека. Ответственность за теракт взяла на себя группировка «Исламское государство».

Ранее - 7 апреля 2017 г. в центре Стокгольма, на главной пешеходной улице города Дроттнинггатан, грузовик на большой скорости врезался в толпу людей. Машина остановилась, лишь въехав в витрину одного из магазинов. Погибли, как минимум, двое, также сообщалось о большом числе пострадавших.

22 марта, в Лондоне, преступник на машине проехал по Вестминстерскому мосту, заехал на тротуар, сбив несколько человек, и добрался до парламента, где машину остановил полицейский. Находящийся в машине мужчина нанес полицейскому ножевое ранение и был застрелен другим полицейским. Во время инцидента, по меньшей мере, 12 человек получили ранения.

3 февраля, в Париже, неизвестный, одетый в черную футболку с черепом, с двумя мачете в руках, выкрикивая "Аллах Акбар", набросился на военный патруль, охраняющий правопорядок вблизи Лувра. Эти факты можно перечислять очень долго.

Почему теракты переместились на Пиренейский полуостров?

Мы видим, что происходит целенаправленный процесс подрыва мира и спокойствия на европейском континенте. За этим процессом стоят вполне влиятельные люди, представители олигархических кругов, части политического истеблишмента Европы и элита так называемой «черной» аристократии, которая уже десятки лет диктует свои условия европейским элитам, уничтожая их последний интеграционный проект. Мы писали о нём - мессианском и глубоко мистическом проекте.

Он предполагает создание на континенте сакрального принципа власти, за которым стоит старая аристократия Европы и руководимая ею оккультная мистическая организация Приорат Сиона. Её цели, в отличие от планов мирового правительства, - это возведение на европейский престол последнего монарха Европы.

Но силы не равны, мировая «черная» элита сильнее европейских аристократических родов, поэтому она с успехом уничтожает все проекты Приората Сиона, направляя в Европы одну волну террористов за другой. В настоящее время, после активизации спецслужб Италии, Греции и Ливии, она закрывает итальянское направление. В этом случае новым фронтом объявлен Пиренейский полуостров.Португалия и Испания оказываются на передовой борьбы с исламским фундаментализмом. Однако Испанию еще подрывают изнутри, повторяя Югославский вариант, ведь Югославия была балканским пограничником Европы.

Таким же пограничником Европы сегодня является Испания. Ее королевскую семью тотально дискредитируют. Одновременно идут попытки развала единого испанского королевства и отделения от него Каталонии и Земли басков. Безусловно, эти действия мировой закулисы хорошо спланированы и имеют четкие цели - превратить Пиренейский полуостров в авангард продвижения фундаменталистов и террористов.

Европейская элита уничтожает Единую Европу

На этом фоне вполне понятна позиция британской элиты, которая решила вывести страну из ЕС. Это не просто последний наказ Ее Величества Елизаветы II, это - реально последняя попытка британцев оградить себя от грядущего террористического ужаса, который неминуемо в ближайшие годы охватит Европу. На этом фоне понятна позиция ряда восточноевропейских стран, начавших процесс дистанцирования от Брюсселя. Я имею в виду Венгрию и Польшу. Венгрия вообще закрыла свои границы для мигрантов с Ближнего Востока и из Африки. На этом пути находится и Австрия. Известна жесткая позиция Швейцарской конфедерации и находящегося с ней в дипломатическом союзе Лихтенштейна.

Однако наиболее жесткую позицию по данному вопросу проявила Польша. Поляки и ранее в своем большинстве негативно относились ко многим нововведениям ЕС. И в плане религии, и гендерных вопросов, и поддержки рядом европейских чиновников санкций против Израиля, который, в отличие от европейцев, ведет свою войну с терроризмом уже десятки лет. Интересно в этой связи то, что либеральная и весьма радикальная либертарианская европейская политическая элита давно осуждает Израиль, находящийся в кольце непримиримых противников. Она же осуждает и законное правительство Сирии, которое пытается противостоять агрессивному натиску ИГИЛ и других фундаменталистских групп.  

Европейская элита видит всё за тысячи вёрст, но не видит очевидного у себя под носом - того, что сегодняшняя политическая элита Европы своими руками уничтожает свой собственный континент, свою цивилизацию и свой дом. Отсидеться в США, Аргентине или России ей вряд ли удастся. Следовательно, она делает это в слепую, по этому пути её ведут другие, более осведомленные и законспирированные, структуры. Но свой хлеб эта так называемая элита исправно отрабатывает. В данной связи непонятна агрессивность европейского политического бомонда против позиции Правительства Польши, которое просто не хочет участвовать в этом историческом маразме и политическом суициде.

Российский политолог Геворг Мирзаян в этой связи пишет: «Именно поэтому Варшава фактически подняла бунт, который некоторые уже прозвали культурной контрреволюцией, поскольку Польша стала делать упор на проведение консервативной, национально ориентированной политики в либеральной наднациональной организации. Поляки отказались принимать беженцев, разработали ряд законов об ужесточении контроля государства над СМИ (которые, по мнению некоторых активистов, чересчур уж либеральны)».

Председатель Европейского совета Дональд Туск (бывший когда-то главным противником Качиньского в польской политике) наиболее жестко противостоит сегодняшнему курсу Варшавы. По его словам, политические поправки возвращают Польшу назад как во времени, так и в пространстве, назад на Восток.

Таким образом, сегодня в Европе создалась сложная политическая ситуация. Её суть в том, что новая европейская элита, выращенная на левацких идеях и обезумевшая от своих планов, ведома определенными кругами в планомерном уничтожении Единой Европы. Этот проект был не ею заложен и не ею пролонгирован в будущее. Поэтому современное руководство ЕС не имеет никаких прав уничтожать цивилизацию, которая не им создана, не его право гнобить то, что имеет давние исторические и культурные корни.

Проект «Единая Европа»

Единая Европа - очень старый проект. За ним стояли вполне адекватные консервативно мыслящие аристократические и интеллектуальные круги Европы. Юзеф Ретингер, Рихард Куденхове –Калерги, Отто фон Габсбург, создавая в прошлом веке панъевропейское движение, не стремились сделать из своего дома и отечества Содом и Гоморру. Панъевропейское движение было очень серьезной структурой, и за ней стояли очень влиятельные, серьезные люди. Принадлежа к старой аристократии Европы, они не поддержали политику стран Оси (по термину «ось Рим – Берлин», известных как гитлеровская коалиция), а после II мировой войны занялись созданием единого европейского дома.

В этой связи отметим, что идея культурно-исторического и религиозного единства Европы выдвигалась многими мыслителями и политическими деятелями на протяжении всего периода Нового и Новейшего времени. Еще Австро-венгерская империя видела свою миссию не в покорении новых земель в Азии и Африке и не в создании заокеанских колоний, а в формировании единой европейской федеративной империи. Ярым сторонником федерализации Европы был великий французский писатель Виктор Гюго. На третьем Конгрессе мира в Париже в августе 1849 г. он утверждал: «Настанет день, когда мы воочию увидим два гигантских союза государств - Соединенные Штаты Америки и Соединенные Штаты Европы, которые, став лицом друг к другу и скрепив свою дружбу рукопожатием через океан, будут обмениваться своими произведениями, изделиями своей промышленности, творениями искусства, гениальными дарованиями. Увидим, как они поднимают новь на всем земном шаре, сочетают воедино две необъятные силы - братство людей и могущество Бога!».

Первым применил термин Соединённые Штаты Европы итальянский политический деятель, историк Карло Каттанео. Его идеи были схожи с планами Наполеона Бонапарта, который так же был ярым сторонником Единой Европы. В начале XIX в. Наполеон Бонапарт в частной беседе высказал своё мнение о перспективах единого старого континента и упомянул «Соединенные Штаты Европы». Об этом он говорил и в 1816 г., далеко от Европы, находясь в изгнании на острове Святой Елены. По словам Наполеона, свободно формирующаяся Европа внутренне свободных стран способна превратиться в «Соединенные Штаты Европы».

Ещё несколько мыслей этого великого человека о европейском единстве: "Одной из моих величайших мыслей было собирание, соединение народов, географически единых, но разъединенных, раздробленных революцией и политикой... Я хотел сделать из каждого одно национальное тело". А о европейском союзе наций и народов он высказывался так: "Как прекрасно было бы в таком шествии народов вступить в потомство, в благословение веков! Только тогда, после такого первого упрощенья, можно было бы отдаться прекрасной мечте цивилизации: всюду единство законов, нравственных начал, мнений, чувств, мыслей и вещественных польз... Общеевропейский кодекс, общеевропейский суд, одна монета, один вес, одна мера, один закон... Все реки судоходны для всех, все моря свободны... Вся Европа - одна семья, так чтобы всякий европеец, путешествуя по ней, был бы везде дома".

Но идеям Наполеона, бросившего перчатку господству Британии банкирского дома Ротшильдов, не суждено было сбыться. Фактически победив при Ватерлоо, он, из-за измены подкупленного Ротшильдами маршала Груши, покинул поле боя и навсегда ушёл с авансцены политической жизни старого континента. Но идеи его остались живы. Их подхватили Габсбурги. Отметим и другое важное обстоятельство - этот вопрос поднимался и династией Романовых. В России он долго будоражил умы наиболее прогрессивной аристократии и интеллигенции.  

Идею Единой Европы дискредитируют

В целом можно отметить, что лагерь сторонников этого проекта был весьма консервативен и находился в рамках достаточно разумной и прогрессивной идеи. Ведущим идеологом европеистов из этого лагеря стал выходец из влиятельного австрийского аристократического рода граф Рихард Куденхове-Калерги. В 1923 г. он опубликовал книгу «Пан-Европа», издание которой вызвало активную дискуссию о будущем европейского континента. В предисловии к своей книге Куденхове-Калерги сформулировал «европейский вопрос» следующим образом: «Может ли Европа, политически и экономически раздробленная, поддерживать свой мир и независимость, если учитывать возрастающую силу мировых держав?» Мировыми державами он называл Великобританию, Россию, Азию («монгольский блок» во главе с Японией) и Америку, считая их не классическими государствами европейского типа, а «континентальными федерациями» или «народными империями».

Рихард Куденхове-Калерги понимал, что в условиях формирования мировых империй европейским нациям не остается ничего другого, как создать единую федерацию от Португалии до Польши. В поддержку панъевропейских идей высказались ведущие французские политики Эдуар Эррио и Аристид Бриан. Уже в 1924 г. они опубликовали свой манифест. С 1925 г. идея Единой Европы была поднята в Лиге Нации. Затем в Локарно были обозначены основные контуры новой политической структуры.

В 1925 г., в Вене, был проведен первый континентальный конгресс панъевропейского движения. В работе приняли участие более 2 тыс. делегатов из 24 стран, в том числе такие известные политические и общественные деятели, как Эдуар Эррио, Леон Блюм, Эдуар Даладье и Жозеф Поль-Бонкур (Франция), Ялмар Шахт, Карл Вирт, Альберт Эйнштейн, Томас и Генрих Манны (Германия), 3игмунд Фрейд (Австрия) и другие. Официальным флагом Панъевропейского союза стало полотнище небесно-голубого цвета с изображенным на нем «солнечным крестом» (красным крестом, помещенным на золотой солнечный круг). Девизом было избрано изречение, приписываемое Святому Августину: «In necessariis unitas - in dubiis libertas - in omnibus caritas» («В главном - единство, в спорных вопросах - свобода, во всем - добрая воля и добрые дела»).

Далее инициатива Единой Европы перешла к французской элите. В 1930 г. французское правительство опубликовало «Меморандум об организации Федерального европейского союза». После войны эту идею активно поддержал генерал де Голь. Он предложил вариант от Атлантики до Урала, а также ввести часть современной России (СССР) в состав Европы, тем самым признав, что русские, украинцы, белорусы, молдаване, литовцы и другие народы СССР принадлежат к европейскому сообществу наций. Правда не понятно, что было делать с остальной частью России и как к этому отнесется русский народ и другие народы бывшего СССР? Но сам факт признания восточных славян, литовцев, молдаван европейцами был достаточно прогрессивен в то сложное время господства милитаристских кругов и подогреваемой ими холодной войны.

Однако процесс пошел, и в итоге привел вначале к созданию новой структуры, сблизившей европейцев. Европейское объединение угля и стали (сокр. ЕОУС) — международная организация, объединявшая каменноугольную, железорудную и металлургическую промышленность Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, заложила основу дальнейшей экономической интеграции в Европе, а затем в Европейском союзе.

Однако мы видим, что те круги, которые инициировали создание единого федеративного европейского государства, видели в нём вовсе не то, что сегодня представляется европейским радикалам от политики.

Радикальный либерализм и разнузданные свободы, при уничтожении национальных, религиозных, культурных ценностей Европы, сегодня ведут в совсем другом направлении европейскую цивилизацию. Они фактически дискредитируют и уничтожают идею Единой Европы, созданную лучшими умами европейского мира. Она должна была сплотить европейские нации на основе старых традиционных ценностей и создать основу для прогрессивного и мощного, влиятельного в мире государства.

(Продолжение следует)

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Отправь свою новость

Станьте нашим соавтором! Если у вас есть интересная новость вы можете поделиться ею с нами!


captcha

Вопрос дня Всё опросы

load
Загрузка...