ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Человек-легенда, или Как волжский богатырь стал кишиневским «дядей Ваней»

140 лет со дня рождения легендарного борца и авиатора Ивана Михайловича Заикина.

Молдове повезло – здесь в разное время жили, работали, творили, выступали многие выдающиеся люди. В этом списке и имя легендарного борца и авиатора Ивана Михайловича Заикина. Родился он в России, но последние двадцать лет жизни провел в Кишиневе.

О нем написаны книги и многочисленные очерки, о раннем периоде его жизни на киностудии «Ленфильм» снят фильм «Воздухоплаватель» (1975 г).

Одной из самых полных и достоверных книг считается у исследователей труд молдавского писателя Руфима Гордина, вышедшего в издательстве «Картя молдовеняскэ» в 1964 году. Его «Рассказы о Заикине» основаны на опубликованных воспоминаниях самого героя книги, на архивных и других документах, и написаны живым литературным языком. Так что при желании познакомиться с биографией этого незаурядного человека не составит труда. Но каждый раз, вспоминая наиболее яркие страницы его жизни, не устаешь удивляться, какой причудливой дорогой вела его судьба.

«…И цепи рвал движением плеча»

Родился Иван Михайлович Заикин 5 ноября 1880 года в селе Верхнее Талызино Симбирской губернии (ныне Нижегородская область). В детстве и юности испытал нужду и нищету. Работать пришлось с 12 лет. В юношеские годы мечтал стать таким же сильным, как отец — известный на Волге кулачный боец. Вскоре юноша устроился на работу к купцу Константину Меркульеву, который содержал в Царицыне атлетическую арену. Из этой арены и пошёл в «люди» чемпион-борец Иван Заикин.


«О феноменальной, богатырской силе Заикина слагались легенды: в день своего бенефиса он взвалил на плечи дваедцатипятипудовый (400 кг) якорь и под звуки оркестра проделал с ними полный круг по арене. Здание цирка содрогнулось, когда атлет сбросил якорь. Он вязал узлы из полосового железа, рвал цепи, гнул рельсы, ломал телеграфные столбы…», - так описывает начало блистательной карьеры этого волжского самородка Руфим Гордин.

В 1904 году Меркульев послал молодого атлета на Всероссийский любительский Чемпионат, где по гирям Заикин выиграл первый приз. С этого года он и стал профессиональным атлетом. Поскольку начало XX века в жизни рус­ского цирка ознаменова­лось бурным наступлением чемпионатов французской борьбы, то и на этот поприще Заикин вскоре не только добивается успехов, но становится борцом мирового класса.

В расцвете славы

Счастливая судьба свела его с Иваном Поддубным – этим, как его называли, «чемпионом чемпионов» среди борцов, разглядевшим в Заикине недюжинный талант и взявшим его к себе в ученики. Вскоре Заикин становится двукратным чемпионом мира по французской борьбе (1908 и в 1913 годы), победителем многочисленных региональных соревнований.

Но быть просто чемпионом среди борцов ему показалось мало! В 1910 году он закончил авиационную школу Анри Фармана и выполнил большое число показательных полётов. Из книги Руфима Гордина «Рассказы о Заикине»: «Этот волжский самородок стоял у колыбели русской авиации. Вместе с Уточкиным, Марциевичем, Ефимовым, Поповым, Васильевым, Россииским он прокладывал в небе России первые трассы, совершал на хрупких «этажерках» полеты, поражавшие современников своей дерзновенностью».

Однажды в Одессе совершил полёт, взяв на борт своего друга - писателя Александра Куприна. Но случилась авария, и владельцы борта подали на пилота в суд, требуя возмещения убытков. После этого он долго не садился за штурвал.

В те годы Заикин приятельствовал не только с Куприным. В числе тех, с кем он водил дружбу – писатели Алексей Толстой и Максим Горький, журналист Владимир Гиляровский, оперный певец Федор Шаляпин, поэт и авиатор Василий Каменский, то есть представители самой что ни на есть творческой элиты. При этом Заикина очень любили в народе. Популярность его носила поистине вселенский характер. Доходило до того, что долгое время на окраинах империи то в одном то в другом городке или местечке объявлялись самозванцы, наживающиеся на его имени. И скоро этих лже-заикиных стало так много, что настоящий Заикин вынужден был выступать с разоблачениями и опровержениями.

Не было у него достойных соперников и за пределами Российской империи. Он совершал турне по городам Европы и Америки, всюду вызывая бурю оваций, оставляя восторженных поклонников и не ведая поражений.

Зрелищности выступлений помогала и созданная им группа профессиональных атлетов, великолепно сложенных и сильных. Вот как описывают современники одно из представлений: десять человек выносили на арену цирка морской якорь весом 25 пудов. Выходил Заикин, легко вскидывал его на плечи и прохаживался по кругу. В одном из музеев Парижа до сих пор хранится согнутый атлетом в кольцо рельс.

Вот как высказывался о Заикине известный российский арбитр Иван Лебе­дев: «Человек, у ко­торого голова не только для мостов и пируэтов. Страшно силен, очень ловок и очень хитер в борьбе. Летал на аэропланах и поражал всех безумной храбростью. Изобрел «Гришу Кащеева» (борец-великан, выступавший вместе с Заикиным – прим. ред.), номер «сгибание рельса» и чин для себя — «капитан воздуха». Прошел жизненную школу по торно­му пути — был дворником и крючни­ком, а теперь стал знаменитостью. Через плечо одевает для парада се­ребряную ленту, что делает его по­хожим на фельдмаршала».

Трудные времена

…Ту самую серебряную ленту, о кото­рой упоминает Лебедев, в годы фашистской оккупации пришлось изрубить на куски и продать на рынке вместе с золотыми медалями. Это спасло семью от голода. Вообще, довоенный и военный период жизни в Кишинёве, (судя письмам Заикина Куприну) был весьма не простым. Его преследовали финансовые проблемы, после нескольких травм ухудшилось здоровье... Но именно здесь он познакомился со своей будущей женой и ради нее остался в Бессарабии. Живя здесь, Заикин организовал «Спортивную арену» — ансамбль профессиональных атлетов-борцов. Их выступления проходили на территории Бессарабии и Румынии – в Кишинёве, Оргееве, Ганчештах, Яссах, Галаце и других городах. Простой народ его полюбил, власти относились достаточно лояльно. Но, несмотря на исходящее от короля Румынии предложение, отказался принимать румынское гражданство.

В Кишиневе Заикин встретил и окончание Великой Отечественной войны, и провел последние годы жизни. Советская власть относилась к нему благосклонно. Едва закончилась война, в декабре 1945 года, когда отмечалось 60-летие отечественной атлетики, знаменитый богатырь был приглашён на чествование в Ленинград. Здесь произошла его встреча с Лебедевым – тем самым знаменитым борцом и арбитром, которая произвела на зрителей неизгладимое впечатление.

«На представления сбегался весь город»

Семья кишиневской жительницы Татьяны Становской была тесно связана с семьей Заикиных. Своими воспоминаниями она поделилась с корреспондентом Noi.md.

- Дело в том, что мой отец - его ученик. Как известно, Заикин переехал в Бессарабию в 1927 году. Когда моему отцу было 16 лет, а это был 1936 год, его заприметил Иван Михайлович. У Заикина был собственный цирк. Какие у него были аттракционы кроме борьбы, я не знаю. Но борцов было много. Вот снимок, где они сняты, - и даже не все, а только часть тех, кто там выступал.

Они разъезжали по Бессарабии с гастролями. А отец был красивый и очень сильный, и Заикин, как я уже говорила, обратил на него внимание, научил своим секретам и приемам борьбы. Отца любила публика, на его выступлениях всегда был аншлаг. Затем он стал первым чемпионом Молдовы по борьбе, потом – спортивным судьей. Его настоящее имя – Валерьян, но выступал он под именем Валентин Становский – решили, что это звучит лучше и легче запоминается публике.

Но я была вхожа в этот дом еще и потому, что внучка Ивана Михайловича, Неонила, была моей лучшей подругой. Она старше меня на год. Мы жили на одной улице, ходили в одну школу и продолжали общаться всю жизнь.. Ходили какие-то слухи, что вроде бы объявилась еще она внучка Заикина, но никаких сведений о существовании других внучек у меня нет.

Вот на этом снимке мы все вместе: в центре – сам Заикин, слева – я, справа – Нила, а между нами мой отец. Мне здесь пять или шесть лет, то есть это 1946 или 1947 год, а значит, снимок сделан незадолго до смерти Заикина. Обратите внимания - мы с отцом одеты совершенно по-домашнему, так как жили рядом.

Есть другая фотография, где мой отец снят вместе с Заикиным и пасынком Ивана Михайловича, Константином Колесниченко. С ним, с Константином, дружил мой отец, часто бывал у них в доме. И когда тот тяжело заболел, то отец дал ему свою кровь на переливание. И в семье шутили, что Нила – моя сестра по крови.

Так вот, Заикин с семьей жили в этом доме, на улице, которая тогда носила название Каменоломная. Если спускаться с улицы Сфатул цэрий (бывшая Мичурина), то вы как раз попадете на эту улицу, сейчас она называется Заикина. Мне, маленькой, дом казался очень большим, а внутри он был очень красивым, и по тем временам зажиточный – с двумя входами, один во двор, и подъезд на улицу. Мне этот двор запомнился большим и зеленым – вишни, груши, много цветов, стол, на нем – самовар. Но что мне больше всего запомнилось, так это гостиная. Гостиная была большая, с добротной мебелью, креслами, посреди комнаты – полированный стол. Почему я акцентирую на этом внимание – сейчас-то, понятное дело, креслами никого не удивишь, но в 46-м, послевоенном году в Молдавии жили довольно бедно, и даже наличие мебели считалось признаком достатка. В диковинку были картины на стенах, портреты Заикина, которые писали различные художники.

После смерти Заикина в этом доме жила его жена, Анна Фоминична, со своей внучкой Неонилой. Сейчас все они - и сам Заикин, и Нила (под фамилией Карлацан), и Анна Фоминична и Константин похоронены на Армянском кладбище, и когда я прихожу туда, то кладу цветы к могиле и, как могу, ухаживаю за ней. К сожалению, из родственников больше никого не осталось.

Шла речь о том, чтобы после смерти прославленного борца сделать в его доме музей, но по каким-то причинам не получилось. Дом этот был полностью продан. На нем осталась только памятная табличка, на которой, если память мне не изменяет, написано: «Здесь жил экс-чемпион мира по борьбе Иван Заикин». Куда девалось все, что было внутри – мебель, картины, кубки, ценные вещи, письма Куприна и других известных людей, с которыми он дружил, – я не знаю.

Я застала его уже в последние годы жизни, когда сам он, конечно, уже не выступал, но обучал и тренировал борцов, устраивал гастроли зарубежных спортсменов. Так что рассказы и воспоминания у меня в основном бытовые. Помню, что он был могучим. Очень сильным, о которых говорят – «настоящий мужик!» Богатырь, одним словом. Немногословный. Не любил, когда ему перечат и возражают. Был очень требовательным и серьезным.

Из рассказов родителей помню, что заикинский цирк очень любило население Кишинева. Вся молодежь – все Скиносы, Скулянка, Малая Малина, Рышкановка – собирались, когда его передвижной цирк раскидывал свой шатер. Отец выступал, а мама перед входом продавала программки и портреты Заикина, которые пользовались неизменным успехом у публики. А некоторые шутники даже пытались с ней заигрывать – мол, красавица, может, и свой портрет подаришь?

Рассказывала мама и о том, как во время исполнения одного очень сложного и опасного номера – он лежал на земле, а по наложенной сверху доске проезжал автомобиль, чуть ли даже не с пассажирами, - машина (то ли случайно, по ли из-за интриг недоброжелателей) проехала не по доске, а по его голове, и у него треснул череп. Но несмотря на все травмы, он продолжал выступать и покорять сердца зрителей.

К сожалению, большинство наших семейных снимков, связанных с Заикиным (а среди них были поистине бесценные), не сохранились – в конце 80-ых к моему отцу приходил журналист, который писал книгу о Заикине, и забрал большую часть фотографий, хранившихся в отцовском альбоме. Обещал вернуть, но так и пропал ( о каком именно авторе говорит Татьяна Валерьянова, доподлинно установить не удалось– прим. ред.)

Тропа к Заикину должна стать шире

В комментарии для Noi.md Владлен Лыюров, заслуженный деятель физической культуры и спорта МССР, заслуженный тренер МССР, ветеран молдавского спорта, сказал, что, по его мнению, сохранить память об этом человеке нужно всеми возможными способами.

- Где-то до 1985 года, а может, и позже в Кишиневе проводился всесоюзный турнир имени Заикина. Он был настолько популярным, что его называли малым чемпионатом СССР, на соревнования съезжались около 300 борцов со всего Союза и даже из других стран. Сейчас вместо него в Молдове проводится национальный турнир имени Андрея Доги, нашего известного самбиста и судьи международной категории. Андрей Дога - это значимая фигура для республики, он заслуживает того, чтобы его имя было увековечено, и хорошо, что такой турнир есть. Но, тем не менее, это не отменяет возможности проведения турнира и имени Заикина. Поэтому мы, группа активистов, совместно с представителями Федерации борьбы намерены обратиться в Национальный олимпийский комитет с ходатайством о восстановлении такого турнира. Думаю, и Россию можно было бы подключить, и другие страны, и сделать его престижным спортивным событием международного уровня.

Мне, как и многим почитателям спорта, небезразлично, сохранится ли в нашем крае память об этом легендарном борце. Я видел его, будучи ребенком – в последние годы его жизни мы с мальчишками бегали к дому на Каменоломной, чтобы посмотреть на этого великого человека. Он вызывал к себе большое уважение.

Став постарше, я узнал и о том, что он был чемпионом мира, и о том, что закончил школу воздухоплавания в Париже (а это по тем временам было весьма элитное занятие!), и о том, что в числе его друзей были писатель Максим Горький, знаменитый летчик и профессиональный велосипедист Сергей Уточкин и другие выдающиеся люди. О нем ходили легенды. Рассказывали, например, что вместе с тем самым Уточкиным они пытались взлететь на самолете с Пушкинской горки, падали, ломали ребра. Хотя, скорее всего, таким образом наши земляки «адаптировали» под местные реалии известную историю с полетом Заикина и Куприна в Одессе.

Он оставил после себя достойное наследие – помню, среди его учеников был такой выдающийся борец Становский, необыкновенна гармонично сложенный красавец, на которого хотели быть похожим все пацаны Кишинева.

Судя по всему, никого из родных у Заикина не сталось: по крайней мере, за могилой, которая находится на Армянском кладбище между 17-м и 18-м кварталом, никто не ухаживал, и она пришла в запустение: оградка была некрашеная, покосился памятник... Поэтому года два назад мы вместе с Виктором Пейковым – на тот момент главой Союза федераций борьбы Молдовы - решили обновить место захоронения. Пригласили инженеров, оценили объем и стоимость работ – и за очень короткий срок все было приведено в порядок.

Я часто прихожу на это место, и вижу, что там бывает много цветов, не только от близких или тех, кто его знал лично: это борцы, спортсмены приходят почтить его память в дни памятных дат.

То есть люди его помнят. Но можно и нужно принять меры, чтобы эта память не стиралась, а тропа к Заикину стала шире. К примеру, как минимум установить на кладбище векторную стрелку, ведущую к его памятнику.

Насколько я знаю, дома-музея Заикина в Кишиневе нет. А надо бы, чтобы был! Расскажу один случай – когда-то, еще в советское время, к нам приезжал мой куратор из Москвы. Первое, что он спросил, едва сойдя с трапа, знаю ли я, где могила Заикина. Я, конечно, знал, и отвез его туда. Он с большим почтением отнесся к этому месту, положил цветы, постоял, склонив голову. Затем попросил отвести его к дому, где тогда еще жила семья прославленного борца. Нам разрешили войти и осмотреть дом, я запомнил, что там висели портреты Заикина – дагерротипы, которые сейчас представляют большую ценность. Но где они сейчас, сказать не могу. А рассказываю я это к тому, что дом-музей мог бы стать посещаемым туристическим объектом. Но сели невозможно его создать, то надо хотя бы установить во дворе этого дома бюст Заикина.

«Если бы не было дяди Вани…»

Как сообщил Noi.md экс-вице-президент НОК, бывший председатель Союза федераций борьбы Республики Молдова Виктор Пейков, вместе со своим тогдашним заместителем, Валерием Заболотным, они действительно содействовали тому, чтобы памятник и прилегающая к нему территория были обихожены. Кроме того, действительно ставился вопрос об установлении памятника прославленному борцу.

- В доме, где жила семья Заикина, музея нет и никогда не было, - рассказывает Пейков. – Мы хотели выкупить этот дом у его нынешних владельцев, чтобы устроить там музей, но средства не позволили. Поэтому были планы хотя бы установить памятник во дворе этого дома. Где находятся вещи, оставленные после смерти членов его семьи, мы не знаем.

Корреспонденты Noi.md побывали на месте, о котором идет речь Дом, расположенный по адресу Заикина, 7, - это частная собственность, и живут там люди, никакого отношения к Заикину не имеющие. Двор обнесен массивными воротами (в отличие от тех времен, когда здесь жила семья Заикиных, - по воспоминаниям очевидцев, никаких ворот и заборов тогда не было).

О том, что здесь когда-то жил один из выдающихся людей ХХ века, напоминает лишь табличка на стене дома. Но если раньше она гласила, что здесь жил экс-чемпион мира и выдающийся борец, то теперь просто – «атлет Иван Заикин», без каких бы то ни было деталей.

А ведь с именем Ивана Михайловича Заикина связаны самые первые страницы истории спортивной борьбы в Молдове.

Как отметил вице-президент Международного фонда помощи ветеранам и инвалидам спорта IFAVIS Валерий Заболотный, Заикин внес бесценный вклад в развитие спорта и воспитание детей и молодежи. «В те непростые времена, когда ему довелось жить в Кишиневе, он нашел в себе силы и энтузиазм для того, чтобы заниматься ребятишками, представленным самим себе. Кто знает, чем бы они занимались и как сложилась бы их судьбы, если бы они не встретили «дядю Ваню»….

Именно усилиями прославленного борца борьба в Молдове стала массовым видом спорта, а лучшим его представителям открывалась широкая дорога в большой спорт.

Именно ученики Заикина стали первыми тренерами по борьбе в МССР: Петр Горбач, Валентин Становский, Иван Добровольский, Сергей Орлов, Сергей Семенеев. В 1947 году молдавская команда успешно дебютировала на всесоюзных соревнованиях по классической борьбе, заявив о себе как о серьезном сопернике. Последняя поездка Заикина по республике состоялась в 1947 году – он пропагандировал спорт вместе с неоднократными чемпионами Советского Союза Александром Мазуром и Александром Сенаторовом. Многим мальчишкам тогда запали в сердце его слова о том, что для того, чтобы стать настоящим человеком, надо трудиться, закалять тело и волю.

В знак глубокого уважения и заслуг Ивана Михайловича Заикина заботы по похоронам и установку памятного обелиска в свое время взял на себя Комитет по дела физической культуры и спорту при Совете министров МССР, о чем и гласит официальная надпись на надгробии.

И если заложенные им когда-то традиции живы, а молдавские борцы до сих пор становятся мастерами спорта и завоёвывают чемпионские титулы, то значит, благодарная память о Заикине должна сохраняться в народе и дальше.

Светлана Деревщикова

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load