Пожар новостей: 558
Война в Украине новостей: 4027
Вырубка деревьев новостей: 198

Дима из Carbon – о фильме-феномене и пути к успеху

16 ноя. 2022, 14:22 (обновлено 25 ноя. 2022, 18:46)   Шоубиз
8067 0

С 4 октября молдаване все время обсуждают фильм, который поразил, тронул и одновременно развеселил всех. Carbon – это кинематографическая продукция, которая заставляет нас гордиться тем, что мы из Молдовы, и до краев заполняет кинозалы по всей стране. Предстоит важный шаг – чтобы фильм дошел до диаспоры, где его с нетерпением ждут наши соотечественники.

В Республике Молдова снимать фильм непросто, признается актер, сыгравший в фильме роль главного героя. Мы пригласили его на интервью в рамках проекта «Остаюсь, чтобы жить!», и он рассказал об опыте съемок в разгар пандемии и людях, у которых ему было чему поучиться. Дмитрий Роман поведал нам не только о съемках фильма, но и о том, что делает его счастливым дома, и о том, каким нелегким был его путь к успеху.

Ниже предлагаем ​​письменную версию интервью:

- Здравствуйте, друзья, и добро пожаловать на новый выпуск проекта «Остаюсь, чтобы жить!» бренда Noi.md. Наш сегодняшний гость – Дмитрий Роман, или «Бетон», каким все его знают, или Дима из фильма Carbon. Добро пожаловать!

- Хорошо, что ты меня пригласила!

- Как дела?


- Все в порядке, я оптимист.

- Изменилось ли что-нибудь с 4 октября, когда вышел фильм Carbon?

- Наверное, в некоторых случаях – отношение. В смысле, что это не «Бетон» и не Валера из «Зебры». Он тот парень из полнометражного художественного фильма, который был показан в кинотеатре, была национальная и мировая премьера на фестивале, и выдвижение на «Оскар» играет свою роль. Но нужно понимать, что это только выдвижение, а не номинация. Только это изменилось.

- На тебя смотрят по-другому?

- Не все.

- Или тебя уже воспринимают всерьез...

- Да, немного да. Что еще изменилось, так это то, что я трачу больше времени на интервью.

- Да, должна признаться, нам тоже с трудом удалось тебя пригласить, но я рада, что ты пришел.

- Хочешь, я тебе кое-что скажу? Это последнее интервью. Как минимум месяц-полтора я больше не буду давать интервью.

- Как мне повезло! Как ты себя чувствуешь? Ты не стал витать в облаках?

- Не думаю. Коллеги, те, кто меня окружает, должны сказать, изменился ли я как-то, но я считаю, что остался прежним. Мне очень повезло сыграть в кино и все. Может быть, я не осознаю этого сейчас, может быть, через какое-то время я пойму, что снялся в кино. Я стараюсь быть собой, но есть и другая сторона медали – мой статус не позволяет мне совершать некоторые поступки. И тут дело не в «звездности», а в каких-то обстоятельствах, которые не позволяют этого сделать. Я могу их делать, никто не приставляет пистолет к твоей голове, но есть норма и этика. Чтобы те, кто нас смотрит, понимали, я тем же TikTok не пользуюсь. Мне это не нравится.

- Но ты был там?

- Нет, я никогда не был. Я там, но я со своими персонажами, но делать LIVE или что-то в этом роде – нет, не буду, а если и сделаю, то что-нибудь полезное.

- Давай поговорим о Carbon! Кинотеатры по-прежнему полны. В прошлый раз, когда мы виделись, я обещала тебе, что посмотрю фильм, и я это сделала. Фильм мне очень понравился. Поздравляю с этой творческой удачей! А что говорят люди? Сколько еще продлится показ фильма?

- Честно говоря, я потерял нить. До недавнего времени меня все спрашивали, как долго фильм будет идти в кинотеатрах, и я отвечал, что до 21 ноября. Но вижу, что это продолжается, поэтому я стал говорить, что до 26 ноября. Вы успеете.

- В прошлый раз, когда мы встречались, ты сказал, что нужно поторопиться, потому что он будет показан до 21 октября.

- Да, но сроки продлили. Теперь я даже не знаю, когда завершится показ. Я полагаю, что кинотеатры решили, что пока приходят зрители, они будут показывать этот фильм. Я не могу сказать, сколько это продлится, но по фотографиям, на которых люди отмечают меня, я могу сказать, что они смотрели фильм.

- Он дошел и до диаспоры? Я видела обсуждения на эту тему.

- В Чикаго, в конце ноября. Говорилось и о Германии, Гамбурге, насколько мне известно. В Страшенах... А-а-а, мы говорим о диаспоре? Показы уже идут и в кинотеатрах страны, не только в столице. В Страшенах сказали, что вход будет бесплатным.

- Мы живем, как все признают, в разделенном обществе из-за нескольких факторов, в том числе языка. Ты заметил, что этот фильм объединил молдаван, независимо от их взглядов, языка, на котором они говорят?

- У нас есть отзывы, очевидно, больше от тех, кто говорит по-румынски, но и от тех, кто говорит по-русски, от тех, кто в Приднестровье. Мы все братья. Моя мама из Приднестровья, но с юности жила в Кишиневе. Брат моей матери живет в Дубоссарах, и я уверен, что практически у каждой семьи есть родственники в Приднестровье. Многие люди пришли посмотреть этот фильм, чтобы узнать, как в нем отражена ситуация 1992 года, и мы получили благодарности от жителей Приднестровья, которые сказали нам, что фильм очень хороший. Они читали в новостях, что мы в фильме издеваемся над ситуацией, которая была тогда, а потом они поняли, что это не совсем так. И это говорили не 20-летние, а люди, пережившие тот период, которые посмотрели фильм и заново пережили те моменты. Именно они признали, что так оно и было.

- Но ты веришь, что кинематограф, искусство объединяет общество?

- Объединяет, конечно. Ты можешь не быть корифеем скрипки, сцены или танца, но важно то, чтобы тебе это нравилось, чтобы ты воспринимал искусство. Я полагаю, что люди, способные воспринимать искусство, обладают определенной мудростью и более высокой степенью разума, и этот разум затмевает зависть, которая мешает всем нам.

- Давай немного поговорим о роли, которую ты сыграл в фильме. Я знаю, что ты уже много рассказывал об этом. В какой-то момент ты признался, что не играл, ты был самим собой.

- Да. Ну, были моменты, когда я играл, интерпретировал, но в основном это были технические детали, потому что у меня не так много киноопыта, но на съемках я чувствовал себя очень расслабленно, без эмоций. Когда объявляли, что идет съемка, я не испытывал особых эмоций. Может, это и хорошо, а может, и нет. Вот на кастинге я волновался, не знал, что делать.

- Хотя у тебя есть опыт.

- Да, есть, но я не знал, что такое киносъемка.

- Но теперь, когда ты знаешь, что такое съемка в фильме, ты бы все равно стал сниматься?

- Не могу сказать, что знаю точно, но у меня уже есть опыт и, конечно, я бы с удовольствием поучаствовал.

- Как тебе работалось с Ионом Боршем и всей командой? Как ты себя чувствовал?

- О технической команде – Ион Борш, Серджиу Куматренко – они очень простые люди, к ним не боишься обращаться, не думаешь о том, как себя вести. Хочешь быть грязным или сесть на пол – садись, потому что никто ничего тебе не скажет, и эти отношения были очень благоприятны на съемках, ты чувствовал себя свободным. Что касается актерского состава, то я не знал актеров. Я был с технической командой день за днем, большую часть времени мы оставались в Хынчештах. С утра мы просыпались вместе, ехали в одних машинах, каждый делал свое дело. Спасибо девочкам из кейтеринга, что кормили нас. Самое главное, что мы не ругались. Когда ты с кем-то вместе неделю или две, день за днем, ​​возникают споры. Да, мы устали, но держались. Я действительно не знал актеров, и мне было стыдно. Приезжали очень известные актеры, например, г-н Харет. Я действительно не ходил в театр и не знал его. Но теперь хожу чаще. Когда я увидел, что он делает в кадре, я сказал себе, что надо учиться у него. Ему давали текст, направление, и он уже создавал образ. Очень впечатляет!

- После такого успеха какие у тебя ожидания? Сначала вы представляли фильм на фестивале в Сан-Себастьяне, теперь ты упомянул еще и об «Оскаре». Чего тебе хотелось бы еще?

- Последует диаспора, это не менее важно. Мне приходили сообщения: «Вы забываете о нас. Вы дома и можете его посмотреть, а мы пока нет. Разместите фильм в Интернете, чтобы мы могли его увидеть». Я им объясняю, что очень велик риск того, что при размещении в Сети его украдут и выложат на какие-то платформы, где его можно будет скачать за деньги, которые не дойдут до продюсеров, до тех, кто работал над этим фильмом.

- С какими трудностями вы столкнулись? Да, вы добились успеха, но это был нелегкий путь к успеху.

- Нам было тяжело каждое утро вставать в три часа. Что касается еды, то явно было не очень хорошо. Мы понимали, что не можем позволить себе креветки. Что было, то и ели. Приносили большой котел с макаронами, и мы спрашивали: «А разве утром были не те же макароны?» В ответ слышали: «Да, но они были с молоком. В обед — без». Ну ладно, мы к этому привыкли. Это было самым трудным. Актеры проводят на съемочной площадке десять минут, и самое сложное было то, что приходилось ждать несколько часов, но еще тяжелее пришлось технической команде – весь день на солнце. Ставь свет, собери все, на следующий день опять все ставь… Нам было проще, мы спали. Госпожа Ольга Вердеш будила нас для грима. Мы спали, но камера не видела.

- Кстати, сколько длились съемки?

- С 15 августа по 30 сентября. Съемки длились более 40 дней, но было несколько дней перерыва. Раз в 5-6 дней был выходной.

- Съемки шли во время пандемии?

- Да, но никто не отступил. Мы шли вперед во имя искусства, но и как-то уже устали сидеть дома. Мне очень повезло, что это снималось в селе, там это не так сильно отражалось. Пандемия прошла мимо нас. Мы снимали в Гура Галбеней и в других селах, и там не было такого преувеличения с ношением масок, мы могли зайти в магазин без маски. Когда у нас был выходной, мы вернулись в Кишинев и зашли в магазин, нас попросили надеть маску, а у нас ее даже не было, мы забыли.

- А вообще... каково снимать фильм в Республике Молдова?

- Очень сложно, и проблема ясна. Есть энтузиазм, есть профессионалы. Уходят в Румынию, Украину, Россию. Есть очень хорошие операторы, осветители и звукорежиссеры, но поскольку они не получают такого большого финансирования, они уезжают куда-то или снимают рекламные ролики, а не занимаются искусством. Они хотят заниматься искусством, но у них нет необходимых условий. Самая большая проблема – отсутствие денег.

- Ты счастлив сегодня? Как человек, а не только как актер.

- Конечно, я счастлив. Счастлив в данный момент. Сегодня тебе может быть грустно, завтра ты можешь быть счастлив. В общем, сейчас я доволен.

- Что делает тебя счастливым?

- Меня радует, когда у меня в семье есть взаимопонимание, когда мы миримся, когда все хорошо, просыпаемся утром, целуемся, спим в одной постели, как бы банально это ни звучало, но такова семейная жизнь. Это делает меня счастливым. Тогда я выхожу из дома, беру телефон в руки и работаю. Не могу скрыть, что занимаюсь этим, потому что многие знают меня по видео, снятым на телефон. Когда я выхожу из дома с хорошим настроением, то у меня продуктивный день, и я возвращаюсь домой и говорю, что мне удалось многое сделать.

- Ты видишь себя в Молдове через десять лет?

- Я сказал, что я патриот, но лицемерный. Пока у меня есть работа в стране – я буду здесь. Но есть и другой аспект. Ты можешь сам найти себе занятие, даже если поначалу ничего не получится. Знай, Анастасия, что я многое перепробовал в своей жизни. Я работал практически везде, много чего перепробовал. Я дошел до стадии, когда сказал себе, что у меня есть ребенок и, может быть, пора открывать свое дело. Мне очень повезло научиться делать роллы, блюда японской кухни. Это был ресторан, мне предложили прийти, иметь свою кухню, готовить и получать процент с продаж. Я пытался, но не имел опыта в бизнесе, у меня не получилось.

- Ты человек, который любит рисковать.

- Да! Не всегда, но иду на риск. Я могу бросить все, сказать, что больше не хочу. Я останавливаюсь на неделю или две, ничего не делаю, потом хочу попробовать что-то еще. Это хорошо. Может, не стабильно. Многие находят себя там, где есть стабильность, когда есть дневной заработок, но это рутина, которая меня убивает, я так не могу.

- Наш проект называется «Остаюсь, чтобы жить!», и я хотела бы в завершение нашей беседы спросить, почему для тебя нигде не может быть так, как дома?

- Дома чувствуешь себя в безопасности. Да, многие говорят, что у нас нет тех дорог, у нас не европейское мышление, но мы стараемся. Дома чувствуешь себя как дома. Здесь ты можете сказать «привет», ты не одинок, рядом близкие люди. Есть люди, которые, к сожалению, уезжают, но когда у них какое-то семейное событие, они все приезжают домой. Мне очень повезло, что большинство моих родных остались в стране. Да, мой брат уехал в Канаду, некоторые коллеги тоже уехали, мой двоюродный брат... но мои родители и родители моей жены дома, моя жена дома, и я не разрешу ей никуда уехать. Я хочу подбодрить тех, кто находится в стране, а также тех, кто в отъезде: вы можете организовать свою работу и дома. Да, возможно, есть какие-то проблемы или препятствия, но препятствия можно предвидеть и найти способ их обойти. Самое главное – работать и не сдаваться, и у вас все получится. У нас есть все необходимое – есть руки, ноги, ум, мы можем писать, читать. Жалко тех, у кого нет такой возможности. И мы должны помочь им. Есть и люди, которые не ждут помощи, не имеют нашего потенциала, но справляются. Я смотрел репортаж о человеке, который не видит, но раскрашивает игрушки для детей. Ему тяжелее, чем другим, но он работает. На полученную тысячу или две леев он пытается содержать своих детей. Мы должны брать пример с таких людей. Нужно умерить свои желания. Хочешь дорогую машину? Иди и купи!

- Благодарю за беседу!

- Спасибо тебе за приглашение!

- Желаю тебе дальнейших успехов, и будь через годы так же счастлив!

- Спасибо!

- Друзья, это был сегодняшний выпуск проекта бренда Noi.md «Остаюсь, чтобы жить!» Если вы хотите стать героями нашей рубрики, напишите нам на адрес электронной почты acasa@noi.md или в социальных сетях. Благодарим за гостеприимство ресторан Fratelli. До новых встреч!

Другие выпуски проекта «Остаюсь, чтобы жить!» можно посмотреть здесь.

2
0
0
0
0

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Надо ли сносить памятники советской эпохи?
Родовая книгаКатрук Валерий