ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ЕЩЁ темысвернуть

Вера Настасиу - о секретах идеальной дикции

«Все cкороговорки не перескороговоришь, не перевыскороговоришь»

Добро пожаловать!

Хорошо известно, что хорошая дикция достигается с помощью специальных упражнений вместе с хорошим наставником.

Хорошая дикция может принести много пользы, особенно если профессия требует активного общения.

В сегодняшнем выпуске проекта «Человек и профессия» мы приглашаем вас познакомиться с Верой Настасиу, журналистом и тренером по дикции, которая заложила основы собственного бизнеса, обучая людей красиво и правильно говорить.


Как и почему она выбрала это направление, кому нужны уроки, сколько денег нужно на курс дикции - узнайте в сегодняшнем выпуске.

-Вера, приветствую тебя и благодарю, что приняла нас в свой класс и согласилась рассказать нам о своей работе.

- С большим удовольствием и в любое время.

- Для начала хотелось бы, чтобы ты рассказала подробнее о профессии тренера по дикции. Что она предполагает и насколько тяжело работать в этой сфере?

- Я уже семь лет работаю тренером по дикции в Республике Молдова. На самом деле я всегда хотела быть филологом. Когда детей спрашивают, кем они хотят стать, когда вырастут, подавляющее большинство называют то, что впоследствии не становится реальностью. В моем случае все было немного иначе: это классический вариант девушки, которая мечтает стать журналисткой, а потом влюбляется в стихи и хочет стать учителем, и мне удалось их гармонично объединить до 35 лет. Я никогда не хотела стать кем-то другим, кроме человека, который помогает другим людям преуспевать. А насколько это трудно, думаю, каждый из вас мог бы ответить на вопрос, каково это работать с другими людьми. На самом деле это самая тяжелая работа в мире.

- У тебя богатый журналистский опыт. Что побудило тебя закрыть эту главу и начать новый этап?

- Во-первых, я была официально нанята программой ООН в Республике Молдова в качестве тренера по дикции и публичным выступлениям для всех женщин-депутатов Парламента Республики Молдова. Очевидно, я не могла провести тренировочный день с кем-то из депутатов, а вечером в телеэфире встретиться с ним или с ней и использовать определенные приемы, которые у меня были на тренировках, чтобы заставить его говорить во время телепередачи. Я посчитала это неправильным, поэтому отказалась от журналистской работы.

Я нашла здесь русло, в котором стала чувствовать себя все лучше, и поняла, что здесь от меня гораздо больше пользы, чем на телевидении. И это была одна из причин, по которой я ушла с телевидения.

- Давай вернемся немного в прошлое. Расскажи нам о своем детстве, о том, кем ты хотела стать, когда вырастешь.

- В детстве у меня была очень хорошая подруга, но мое детство не было таким сладким, как вы могли бы подумать. До 16-17 лет я жила в селе, а это работа в поле, выпас утят, все занятия, характерные для сельских детей. Были еще игры на улице до поздней ночи со многими из этих занятий, которые нас выматывали по максимуму, пока мама не приходила и не звала нас домой. Но да, мы обе хотели стать журналистами. Я до сих пор помню, как мы взбирались на пень, брали палки, которые могли найти, воображая себе, что это микрофоны, и начинали представлять новости. Она сдалась, а у меня этот вирус остался на долгие годы, и я влюбилась в TVR, Космина Прелипчану, Монику Гюрку, они были моими кумирами в то время. Я подражала абсолютно всему, что они делали. Я брала газету, запоминала все, что было в ней, вставала перед зеркалом, тогда еще собирала волосы вот так на спине, и рассказывала все, что было написано в газете. И не имело значения, что я должна была говорить, было важно, чтобы я говорила это.

Я хотела быть журналистом, и это получилось. Когда мне было около 15 лет, мне дали возможность представить новости на местном телеканале в Ниспоренах, откуда я родом. Думаю, я никогда не забуду эту эйфорию, это состояние возбуждения, в котором было очень важно то, что моя мама видит меня, это было превосходно. В то время я писала стихи для Gazeta de vest, работала на Albasat TV и была одной из тех, кто думал, что поймал Бога за ноги, не подозревая, сколько труда мне предстоит с того момента до настоящего времени.

Я никогда не представляла себе. Если бы я могла подсмотреть хотя бы одним глазком, сколько работы мне предстоит, я бы хорошо подумала, хочу ли я освоить эту профессию. Но я рада, что не знала, я шла шаг за шагом, и оказалась здесь, став одним из людей, аккредитованных национальным квалификационным органом Бухареста по дикции и публичным выступлениям. Я получила степень в области педагогических наук, две степени магистра в области коммуникации и PR в Национальной школе политических и административных исследований в Бухаресте, еще одну степень в области политологии в Академии государственного управления, а теперь – докторат по проблеме учебно-динамического подхода к развитию разборчивости речи студентов в общей теории образования. Итак, прошло почти 26 лет с тех пор, как я окончила школу, но все еще учусь.

-И ты всегда стремишься к чему-то большему...

- Человек, который не учится, уже стар, и я не хочу там оказаться, я хочу отложить этот момент, насколько это возможно.

- Кто может прийти на твои курсы и сколько времени нужно, чтобы человек достиг желаемого результата?

- Очень важно желание людей и цель, которую они перед собой ставят. Родители приходят и спрашивают, можем ли мы помочь ребенку избавиться от дефекта речи. Конечно, это одна из моих целей – помогать людям избавляться от определенных трудностей в общении. Некоторые дефекты речи, некоторые трудности с артикуляцией некоторых звуков. В основном это дети от пяти-шести до бесконечности, есть также люди в возрасте 60-67 лет, которые приходят в этот зал и тренируются со мной. Так что ограничений по возрасту нет, пределом может быть небо, а может, и нет.

- Ты тренировала многих известных людей, и я хочу спросить, кто переступал порог твоей школы?

- Обществу, конечно, любопытно, кого учит Вера Настасиу. Кто эти люди? Что им нужно? Почему они раньше не обучались? Начиная с председателей парламента или премьер-министров этой страны, депутатов Парламента Республики Молдова или представителей основных правящих партий Республики Молдова. Представители Центральной избирательной комиссии, представители Счетной палаты, представители Конституционного суда, вице-премьеры этой страны. Да, многие из них все еще мои ученики.

-С кем труднее всего работать?

-С людьми, у которых нет времени в повестке дня, с людьми, которые воображают, что если они придут на эти уроки и будут делать именно то, что им говорит Вера, то с этого момента они будут необычайно хороши. 70% контента они делают со мной, 30% приходится делать дома.

-Что бы ты посоветовала тем, кто хочет улучшить дикцию?

- В первую очередь, осознать, что у них определенные трудности. Во-вторых, чтобы им очень захотелось их преодолеть и поставить цель на определенный период времени, прийти на курс дикции, а я посмотрю, продержу его год, два, три… Нужно установить некоторые пределы и точно знать, чего вы от себя ожидаете, потому что тогда все ваши ресурсы и вся энергия будут направлены на достижение поставленной цели.

Мой самый ценный совет тем, кто сюда приходит, – знать, что мы имеем дело с пополнением словарного запаса. У человека возникает это состояние страха, эмоции, он начинает бояться, что не сможет найти нужные слова для красноречивой, плавной, пульсирующей, выразительной речи. У многих людей есть проблемы с голосом, многим из нас не нравится их голос, и тогда они ищут всевозможные модуляции, другие много говорят в головном регистре, но, будучи публичными людьми или общественными деятелями, им нужен диафрагмальный регистр. Часто встречаются некоторые комплексы на психоэмоциональном уровне, даже больше, чем на уровне голосового аппарата, и людям необходимо это осознавать и преодолевать. Есть люди, которым не нужен этот начальный курс, им нужен психотерапевт, учитель языка и литературы, затем курс дикции и публичных выступлений. Важно знать проблему, чтобы действительно справиться с трудностью в кратчайшие сроки.

Важный совет для людей, которые хотят, чтобы этот курс развивал коммуникативные навыки, – понять, что этот курс не о языке как об органе, этот курс о мозге. Если он понимает, что должен делать язык, он будет это воспроизводить, поскольку у языка нет памяти по сравнению с сердцем, у которого есть рефлекс отклонения. Язык – наш самый ленивый орган, потому что если он слышит от мозга каждый день диалектизмы, язык не может произнести иначе. Он по-прежнему будет с этим диалектом. Вот почему процессы, над которыми мы работаем в этом курсе дикции, публичной речи, публичного имиджа, коммуникации, создания техник, которые позволяют людям чувствовать себя комфортно перед аудиторией, являются особенными. Мы не можем их обобщить, мы не можем положить их в один горшок, потому что они разные, люди разные. Они могут не помнить все, что ты им говоришь, но они, конечно, не забудут, как ты заставил их чувствовать себя в тот момент, когда ты говорил. Этот курс учит управлять своими эмоциями, получать удовольствие от выступления перед аудиторией, уметь быть последовательным, избавляться от определенных трудностей с артикуляцией, заикания и достигать успеха в общении с людьми.

- Вера, большое спасибо за время, проведенное с нами, за то, что приняла нас здесь, в этом классе, и за то, что рассказала нам такие интересные подробности о своей профессии.

- И я вам очень благодарна, желаю вам успехов во всем, что вы делаете.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


ЕЩЁ новости
load