COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 762 106 БОЛЬНЫХ 285 321(+1371)  ВЫЛЕЧИЛИСЬ269 685    УМЕРЛО 6632(+15) Подробнее
Цены на топливо новостей: 161
Президент новостей: 2921
Власть новостей: 6763
ГМО и прививки новостей: 1273
Новости Кишинёва новостей: 2687

Единственный ресурс, который остался в Молдове

11 апр. 2016, 16:30   Общество
19116 13

Единственный ресурс, который остался в Молдове
Фото: ipn.md

Ангелина Таран

В европейских странах стареет население. Чтобы решить эту проблему, там стараются привлечь молодые мозги и рабочие руки из других стран, предоставляя упрощенное получение гражданства, стипендии для студентов и т.д.


В соседних с Молдовой странах происходит то же самое. Какую угрозу это представляет для нашей республики?

В частности, в соседней Румынии появился законопроект, который предлагает получение в течение двух лет румынского гражданства иностранцам - представителям профессий, приоритетных для развития страны, если эти вакансии не могут быть заняты местным населением. Предполагается в первую очередь покрыть дефицит в медиках и учителях, ну и в других квалифицированных специалистах. Учитывая, что наши врачи и педагоги, и не только они, зарабатывают в Молдове очень мало, не создаёт ли это угрозу того, что из нашей страны будут «утекать» мозги и рабочие руки еще быстрее?

Этот опыт известен


- То, что хотят предложить в Румынии, - это не новая практика, ею пользуются многие страны мира, в том числе страны ЕС, - говорит директор Бюро по миграции и беженцам МВД Ольга Поалелунджь. - Например, лет пять-шесть тому назад в Чехии был аналогичный закон, который состоял в том, что людям с высокой квалификацией – инженерам, программистам и другим, которые отработают три года в Чехии, предоставляется гражданство. Такая же система «грин-кард» действует в США, Канаде и Австралии. Когда подобная политика была в Чехии, мы переживали, потому что предоставление чешского гражданства официально означало отказ от молдавского. Насколько я знаю, тот проект в Чехии длился около четырех лет, в его рамках было предоставлено гражданство не более чем 1000 человек из четырех стран, включая Молдову. Так что сложно сказать, насколько сильно задевает подобная практика.

Что касается Румынии, довольно давно действует достаточно упрощенный порядок предоставления румынского гражданства выходцам из Молдовы (так называемое восстановление румынского гражданства). Поэтому думаю, что те, кто хотел получить это гражданство, уже его получили. Определение новых критериев по профессиональному признаку не должно сильно нарушить существующих тенденций. В настоящее время во всем мире очень востребованы медики. Наши медики и в Италии работают. Естественно, что в Румынии тоже есть нехватка медицинских работников, потому что их основная масса выехала в страны ЕС. Так что не исключено, что они этим пытаются восполнить профессиональные запасы высококвалифицированных кадров.

Специалисты в области информационных технологий пользуются огромным спросом в США и Канаде. Благодаря сильной математической школе, инженеры из Румынии востребованы в других странах и тоже уезжают, поэтому там и инженерных кадров не хватает. Молдова теряет не только население, мы теряем подготовленный трудовой потенциал, потому что государство в течение многих лет вкладывает в подготовку врача. Речь идет не только о воспроизводстве, которое мы теряем от убыли этого врача, но и о косвенных убытках, которые мы несём из-за того, что этот врач не задействован в структуре социальной ответственности, т.к. он может вылечить какое-то число людей, которые могут родить какое-то число детей. То есть это гораздо более сложный и обширный вопрос не только с точки зрения демографической, потому что если говорить о демографии, то всегда следует говорить о количестве и качестве демографического потенциала.

Важно не только делать акцент на возрождении ресурсного человеческого потенциала, но и на сохранении качества потенциала, который есть. То есть предполагаемая замена населения должна быть по возможности доведена до существующего количества, а если оно меньше, то надо обращать особое внимание на здоровье населения, чтобы было меньше психических больных, людей с какими-то аномалиями и т.д. Для меня эта составляющая важнее, чем первая.

Чтобы люди не уезжали, надо поднимать социально-экономическое положение страны. Здесь большой комплекс проблем. Это – безусловно, и создание рабочих мест, и повышение заработной платы в контексте демографии, это и улучшение социальной инфраструктуры – обеспечение детскими садами, школами и т.д. Минтруда готовит программы по улучшению создания рабочих мест.

Осталеп: Я бы искренне хотел, чтобы учителя, которые у нас пропагандируют унионизм, разом туда все и махнули


Бывший замминистра иностранных дел и европейской интеграции, директор Института дипломатических, политических исследований и вопросов безопасности Валерий Осталеп не видит большой угрозы конкретно в этой румынской инициативе, потому что большинство молдаван работает все-таки в России, несмотря на то, что у многих из них есть гражданство и право работать в Румынии.

- Там наших людей нет, потому что, несмотря на сказки, которые нам рассказывают, отношение к молдаванам в Румынии дискриминационное, - считает собеседник. – Молдаване в Румынии чувствуют себя некомфортно. Кроме того, зарплаты в Румынии не сильно отличаются от молдавских, поэтому для молдаван этот рынок труда абсолютно не привлекательный. Но, поскольку румыны после вхождения в ЕС потеряли самую боеспособную и активную часть своего населения, то теперь они пытаются хоть как-то ее восстановить. Однако это будет происходить не за счет молдаван.

Я бы искренне хотел, чтобы учителя, которые у нас пропагандируют унионизм, разом туда все и махнули, если в Румынии так хорошо. Но почему-то никто из них туда не едет, а отравляет нам жизнь здесь.

Сколько наших сограждан получили румынские паспорта, никто не знает. Такой статистики просто не существует. Румыны её скрывают. У нас есть три вопроса – сколько молдаван находится в России, сколько наших сограждан получили румынское гражданство и сколько наших за рубежом вообще? Этого никто не знает. Цифры, которые дает Федеральная миграционная служба России, очень разнятся – от 500 тыс. до почти 1 млн человек. Пройдет несколько лет, и Румыния начнет платить в два раза больше, лишь бы приезжали молдаване. Но я считаю, что молдаване туда ездить не будут, перед ними - другие горизонты.

Конечно, возникает вопрос - какой в таком случае смысл в ажиотажных очередях за румынским паспортом? Только потому, что с румынским паспортом ты получаешь право на работу в любой стране ЕС, - говорит Валерий Осталеп.

С другой стороны, при таком количестве румынских паспортов нет ли угрозы ползучей «унири»? По мнению эксперта, наличие паспорта и идентификация себя румыном – это разные вещи. Из тех, кто получил румынское гражданство, в лучшем случае 1% считает себя румынами. Но никакой лояльности к румынскому государству эти паспорта не гарантируют.

- Вот вам аргумент: сколько конкретно имеют политической поддержки в Молдове партии и политические лидеры, которые открыто говорят об унионизме? Нисколько. Только Гимпу – в парламенте, и то он - то унионист, то нет, в зависимости от того, как ему выгодно. А либералы на следующих выборах вряд ли попадут в парламент. Больше никто из унионистов не пользуется политическим спросом. Тем не менее число наших граждан, имеющих румынские паспорта, – большое. Почему тогда они не голосуют за унионистов?

Для нашей безопасности представляет реальную угрозу бестолковое правительство и политический класс, которые не видят того, что творит Румыния по отношению к Молдове - хулиганство и акт агрессии с дипломатической точки зрения. На это, конечно, нужно реагировать. Нужно понимать, что в международных отношениях есть границы дозволенного. Но это – из другой области.

Проблемой является политический класс Молдовы, который занимается исключительно бизнесом и готов закрывать глаза на всё, что угодно, в том числе на территориальные претензии политического класса Румынии к нам. То есть румыны понимают, что посредством голосования или референдума, т.е. легального подхода, они не могут этого сделать, потому что в Молдове они не пользуются популярностью.

Но если они будут систематически предъявлять к нам территориальные претензии и просить от политического класса Молдовы «не дёргаться», а за это они им гарантируют поддержку в Евросоюзе, - это представляет угрозу. Через пять-десять лет такая политика может привести к военному столкновению, потому политический класс в нашей стране тоже сменится, и такое никто терпеть не будет, но румыны уже привыкли так себя вести. В этом я вижу угрозу, - заявил бывший дипломат.

У нас забирают лучших



- Многие страны предпринимают различные меры, чтобы привлечь молодых, грамотных, профессиональных людей. И Румыния тоже так поступает, - полагает политический аналитик Виталий Андриевский. - Кроме того, у этой инициативы есть и политическое значение, т.е. румынское гражданство могут получить не только те, кто родился на этой территории, но и другие граждане. Я думаю, что это – хорошо продуманная системная мера, которая носит как экономический, так и политический характер.

Как наши власти на это могут реагировать? Создавать новые рабочие места и повышать зарплату. Это – единственный способ, чтобы молодежь оставалась в стране, чтобы люди старшего поколения не уезжали, чтобы профессионально подготовленные кадры хотели жить в Молдове. Надо создавать нормальные условия для работы в стране с достаточно высоким уровнем зарплат, как в бюджетной сфере, так и в частной. А пока этого не будет, лучших сыновей и дочерей Молдовы будут забирать Россия, Румыния и другие страны. Кстати, люди – единственный ресурс, который здесь остался.

Всё во многом зависит от нас, от нашей позиции. Если люди хотят перемен в стране, значит, должен быть запрос на эти перемены. Если мы от власти ничего не требуем, она ничего не будет делать. Общество еще не выработало, что оно хочет в политической сфере, социальной и т.д. Пока есть только крики jos и всё.

У нас разломана вся государственная система. Все составляющие национальной безопасности - экономической, политической, социальной перешли пороговые точки угроз вниз. Эту проблему надо решать. А мы её даже не обсуждаем в обществе.

Население Молдовы стареет


Румынский законопроект – только повод обратить внимание властей на давнюю проблему – исход населения. Молдова уверенно его теряет: по данным переписи 1989 г. нас было 3,657 млн человек (без жителей Приднестровья и Бендер), по переписи 2004 г. – 3,383 млн, по переписи 2014 г. – 2,9 млн, хотя на сайте Бюро статистики еще значится оптимистичное число – 3,553 млн человек (считай 600 тыс. – мертвых душ).

Это происходит и потому, что рождаемость упала, а смертность выросла, и потому что очень сильны миграционные процессы (речь о выезде на ПМЖ, а не о трудовой миграции). Не зря появилась шутка: кто последним будет уезжать из страны, не забудьте выключить свет. Люди уезжают не только на заработки. Очень часто трудовая миграция превращается в постоянную. И тому есть множество примеров. Работая за границей, наши сограждане там обустраиваются и перевозят свои семьи. Вот всего лишь одно доказательство этого явления.

В муниципальном управлении образования, молодежи и спорта сделали анализ миграции детей из столичных школ и сделали вывод: «В связи с изменением постоянного места жительства и для воссоединения с семьей уехали за границу с 1 июня 2006 г. по 24 сентября 2015 г. 9579 детей». Это – только в Кишинёве!

Если посмотреть показатели по годам, то можно отметить, что эта тенденция усиливается. Так, в 2008 г. убыло 326 детей;

в 2009 г. – 907 детей;
в 2010 г. – 1045 детей;
в 2011 г. – 1283 детей;
в 2012 г. – 2080 детей;
в 2013 г. – 1075 детей;
в 2014 г. – 1485 детей;
за девять месяцев 2015 г. – 1259 детей.

Они уехали с родителями в Италию, Россию, Канаду, Израиль, Турцию, Грецию, США, Португалию, Францию, Германию, Ирландию, Испанию.

Это не считая выпускников лицеев, которые поехали получать специальное образование за границей. Большая часть из них не возвращается.

Директор Центра демографических исследований доктор хабилитат социологических наук Ольга Гагауз отметила в своем докладе на международной научно-практической конференции, посвященной экономическому росту в условиях глобализации (состоялась в октябре 2015 г.), что за последние 15 лет в Молдове происходит процесс депопуляции, без видимых признаков восстановления.

Помимо трудовой миграции, когда люди ассимилируются в тех странах и перевозят семьи, она отметила угрозу возрастающего потока уезжающих за границу студентов. В других странах, в условиях сокращения молодых поколений, европейские университеты предлагают все больше стипендий для иностранных студентов. Полученный диплом предоставляет нашим молодым людям большие возможности в тех странах, может гарантировать достойный доход и уровень жизни, в то время как дома у них нет шансов найти работу с хорошей зарплатой. Так мы теряем человеческий потенциал не только в количестве, но и в качестве.

Снижение рождаемости и интенсивная миграция ускоряют процесс демографического старения, что в ближайшее десятилетие приведет Молдову в ТОП европейских стран с самым старым населением. Ученый демограф сделала вывод: «Население, которое находится в процессе естественного снижения и ускоренного старения, больше не может найти внутренние ресурсы, чтобы восстановиться и стабилизировать ситуацию».

Кстати, о качестве человеческого потенциала, который остается, можно судить хотя бы по таким данным, приведенным профессором Госмедуниверситета им. Н. Тестемицану академиком Георге Палади: каждый третий ребенок рождается больным, а показатель инвалидности за 1992-2013 гг. возрос с 8,4 до 20,4 на 1000 детей.

По его мнению, демографическая политика не может быть улучшена только в одной отдельной области общества, она должна быть комплексной и направленной на улучшение качества жизни и повышения уровня жизни. Необходимо остановить дальнейшее ухудшение демографической ситуации в стране. Однако это не является проблемой одного правительства или партии, это - проблема всего общества. Если сегодня не остановить процесс депопуляции, может так случиться, что для следующих поколений будет слишком поздно что-то изменить.

По данным Центра демографических исследований при Национальном институте экономических исследований АНМ, в 1992-2013 гг. 42,7 тыс. иммигрантов из Молдовы получили вид на жительство в США, примерно 19,2 тыс. получили американское гражданство.

Молдавские власти об этом почти ничего не знают, потому что наша официальная статистика не отражает реальной картины. Об этом говорят и ученые-демографы. Научный сотрудник ЦДИ Татьяна Табак приводит такое сравнение: согласно данным Государственного регистра населения, в 2014 г. всего лишь 10 молдаван уехали в Италию. По информации Анкеты рабочей силы за этот период, в Италии находились 49,6 тыс. наших сограждан в возрасте старше 15 лет, которые там работали или пытались трудоустроиться. А по данным Национального института статистики Италии, на 1 января 2014 г. в стране пребывало 149,4 тыс. молдавских граждан, постоянно проживающих в Италии. В 2015 г. – 147,4 тыс. (за 10 лет это число увеличилось в 35 раз).

Если в 2007-2010 гг. наши люди ехали в Италию, в основном женщины, на заработки, то в 2011-2013 гг. из этого потока 40,2% женщин и 67,1% мужчин отправились на Апеннинский полуостров, чтобы воссоединиться с семьей. Это – для тех, кто думает, что трудовая миграция не несет никакой угрозы своей стране, а только пользу в виде денежных переводов гастарбайтеров. Когда семья воссоединилась, то и переводы слать уже некому.

Только в 2011 г. вид на жительство в Италии получили 44,2 тыс. молдавских граждан, в 2012 г. – 65,9 тыс. человек, в 2013 г. – 78,6 тыс. человек, в 2014 г. – 95,3 тыс. человек. То есть только за эти четыре года – 284 тыс.

После 2008 г. сильно вырос поток детей в возрасте до 17 лет из Молдовы в Италию (на ПМЖ к родителям). Например, в 2010 г. в Италию въехало порядка 22 тыс. наших юных сограждан, которые получили разрешение на жительство. То есть только на примере этой страны, которая занимает второе место после России по числу молдавских мигрантов, видно, как наша республика теряет человеческий потенциал. Ведь к тому же уезжают не просто работоспособные, а трудолюбивые люди, которые могли бы поднимать нашу экономику, а не чужой страны.

Сколько наших сограждан получили паспорта Румынии и России, нам не удалось узнать, т.к. на соответствующие запросы не ответили ни в Национальном агентстве по гражданству Румынии, ни в Посольстве РФ. Но во время президентских выборов в Румынии в ноябре 2014 г., в прессе сообщалось о том, что 400 тыс. человек, проживающих в Молдове, имеют румынский паспорт. Скорее всего, что и российских паспортов здесь не меньше.

По мнению Ольги Гагауз, представляет проблему и наша статистика, данные которой о населении Молдовы сильно завышены. НБС проводило перепись по старой методологии, поэтому правительство будет продолжать работать с данными, которые не отражают реальной ситуации о структуре населения. То есть будут разрабатываться документы о политике в различных областях, основываясь на ошибочной информации о населении, что приведет к необоснованным расходам.

Хотя это – конечно, мелочи по сравнению с тем, что главное богатство этой страны – люди – исчезает. Ведь уезжают наиболее профессионально подготовленные, инициативные люди в расцвете сил. Разве эта проблема не заслуживает того, чтобы ее обсуждали на Высшем совете безопасности страны, чтобы разработали национальную программу по сохранению человеческого потенциала?

Поделиться:

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Как вы относитесь к введению обязательности предъявления COVID-сертификата в Республике Молдова?
🔽🔽