X 
Война в Украине новостей: 3289
Акция протеста новостей: 1198
Власть новостей: 7333
Вырубка деревьев новостей: 185

Георгий Победоносец – патрон и покровитель Штефана Великого

19 апр. 2015, 9:30   Общество
14755 12

Георгий Победоносец – патрон и покровитель Штефана Великого
Фото: blog-p.ru

Как это не раз случалось в мировой истории, судьбы великих исторических личностей, зачинателей судьбоносных деяний и свершений для своих государств и народов, не раз пересекались в пространстве и во времени. Так случилось, что два выдающихся государственных деятеля России и Молдовы заложили первоначальные основы нашего духовного и политического сотрудничества.

Первый - Штефан III, господарь и воевода Земли Молдавской, которого, несмотря на его православие, сам Папа Римский назвал "великим атлетом христианства", стал навеки символом молдавской государственности. Второй - Иван III, великий князь и господарь (именно так он называл себя) Московский, впервые заставил "просвещённый" Запад заговорить о Государстве Российском как о реальной геополитической силе своего времени.

Что примечательно, оба использовали один и тот же старославянский (!) язык не только в делопроизводстве, в титулатуре, но и в церковном служении.

Последнее не удивительно - язык и графика Кирилла и Мефодия использовались в обоих православных государствах с момента их основания. Более того, доподлинно известно, что около трети населения Государства Молдавского того времени были "русинами" - наследниками древней Руси, археологических памятников которой на территории нынешней Молдовы - великое множество.

Вот что пишет об этих выдающихся исторических личностях России и Молдавии замечательный русский историк Н.М.Карамзин о Штефане: "Мужественный в опасности, твердый в бедствиях, скромный в счастии... он был удивлением государей и народов, с малыми средствами творя великое. Вера греческая (православная), сходство в обычаях, употребление одного языка в церковном служении и делах государственных, необыкновенный ум обоих властителей, российского и молдавского, согласие их выгод и правил служили естественной связью между ними."

В этом поразительном по исторической, политической и культурологической точности и емкости пассаже гениального русского историка заключен основной лейтмотив нашего повествования. И именно в этом историко-культурном контексте заключены могучие начала последующей многовековой связи между Россией и Молдовой.

Более того, этот замечательный пассаж русского историка предлагает нам основные вопросы, ответы на которые должны раскрыть глубинный смысл нашей общей истории: почему и как именно общая православная вера, сходство в обычаях, употребление одного языка в церковном служении и в делопроизводстве, а также сходство в мышлении и мировидении Штефана Молдавского и Ивана Московского способствовали их сближению. В чем заключалось "согласие их выгод" как могучего фактора этого сближения?

С геополитической точки зрения католические Польша и Литва с их агрессивной территориальной и религиозной политикой представляли собой естественную угрозу для наших православных государств. Именно поэтому и Штефан и Иван стремились к политическому и духовному сотрудничеству, чтобы обеспечить совместное противостояние польской и литовской угрозе во времена упорной борьбы с Отоманской империей (Штефан) и с остатками Золотой Орды (Иван).

Как видим, нынешние трения между современными Польшей и Литвой, с одной стороны, и Россией, с другой, имеют стародавние исторические корни. Современная униатско-католическая Западная Украина, наследница польско-литовского экспансионизма, захватив идеологическую власть в Киеве, проводит агрессивную внутреннюю политику против православной Восточной Украины. Из этого следует, что конфликт между Западом и Востоком имеет куда более глубокие духовные и политические корни, чем это представляется современным «политологам» и «аналитикам». Везде, где присутствует культурно-религиозные основания, властные и экономические столкновения приобретают наиболее катастрофические и бесчеловечные формы (см. Ольстер, Ливан, шииты и сунниты в арабских странах etc).

А что же современная Молдова, наследница своего великого господаря Штефана Великого, который с мечом в руках и искусной дипломатией на устах мужественно отстаивал свои пограничные владения от польских и литовских захватчиков с одной стороны, и от отоманских завоевателей, с другой? Современная Молдова давно смирилась с тем, что и Черновцы, и Хотин, и Килия, и Белгород-Днестровский давно уже находятся в составе «братской» Украины, достойной наследницы польско-литовских князей и королей в регионе.

Православная вера и общий церковно-славянский язык были могучим фактором духовного притяжения России и Молдавии, цементирующем общность их политико-стратегических интересов на постоянной основе и на долгие времена.

А времена для православия в ту далекую и грозную эпоху были лихие. За несколько лет до утверждения Штефана на престоле молдавском, а именно в 1453 году под ударами сурового османского завоевателя Мехмета II рухнула твердыня православия - Константинополь. Мехмет устроил в соборе Святой Софии мусульманское богослужение в честь победы.

Оказалось, что после предательского захвата и разграбления города в 1204 году крестоносцами, даже по прошествии двухсот пятидесяти лет, Византийская Империя так и не смогла оправиться от этого предательского и разрушительного удара "папских псов". Именно это и определило последующие судьбы Европы и Евразии.

В это тяжелейшее для всего православного мира время, когда Константинополь пал, а Москва еще не стала центром его духовного и политического наследия, вся тяжесть лидера православия обрушилась на плечи господаря Молдовы – Штефана Великого. И он с честью принял на себя великую миссию защитника потрясенного и зашатавшегося православного мира, унаследовав могучий символ византийских императоров – их патрона, святого Георгия Победоносца, драконоборца и избавителя.

С этого момента "милостию божией" (что означает - не чужеземными монархами) венчаный на княжение, Штефан начинает свое изумляющее современников и потомков восхождение к мировой славе воистину великого христианского и православного воителя, защитника Европы и устроителя отечества. Достаточно сказать, что окруженный грозными иноверцами - государями Польши, Литвы, Венгрии, Турции и Крымского ханства, молдавский господарь и воевода одерживает победу за победой и проигрывает только два сражения, да и то против двух османских полчищ, превышавших все военные силы тогдашней Европы. А что христианская (католическая) Европа предоставила нашему "атлету христианства" взамен, кроме лживых обещаний о помощи и подлых ударов в спину?

Через 10 лет после начала княжения, в 1467 году венгерский король Матиаш Корвин во главе несметной рати вторгается в Молдавию. Однако дерзкой ночной кавалеристской атакой небольшое воинство Штефана наголову разбивает королевские войска, и трижды раненый в сражении Матиаш чудом избегает пленения.

Что же составляло основу столь эффективного штефанова воинства? Крестьянская пехота и рэзешская конница.

Молдавские крестьяне, собственно молдаване и русины (составлявшие во времена Штефана более трети населения страны), жители лесостепной страны, с детства в совершенстве владели топором и косой, луком и копьем, усердно занимаясь не только рубкой леса, охотой и земледелием. В суровую для веры и отечества годину эти мирные инструменты хозяйствования в их руках становились грозным и совершенным оружием нападения и защиты. Привыкшие к невероятным физическим нагрузкам и воодушевленные православной верой, эти выдающие ратники малым числом громили цвета католического и османского рыцарства.

А кем были эти легендарные "рэзеши", составлявшие в те времена одну из лучших кавалерий Европы и Азии? Согласно современной палеолингвистике, такие слова, как "рэзеш" ("свободный общинник"), "казак" (синоним "рэзеша"!), "атаман" (см. молд. "хатман" и польск. "гетман", т.е. "отец воинов"), "хотар" (русск. "хутор" - ограниченное владение) и др. - половецкого происхождения. Иначе говоря, первоначально рэзеши были "молдавскими казаками" на службе господарей и воевод Молдавии. А получив от них особый статус и привилегии, приравнивающие их к мелкопоместному дворянству, они стали знатными коневодами (молдавские кони в те времена славились не только в соседних государствах, но и в самом Стамбуле, конкурируя с арабскими скакунами) и непревзойденными всадниками.

Эти отчаянные рэзеши, носители гремучей смеси половецких, молдавских и русинских генов, под руководством прирожденного полководца и стратега Штефана Великого, под знаменем Георгия Победоносца подобно неожиданному смерчу появлялись в самый критический момент на поле боя и решали исход сражения в пользу православия и отечества.

Именно крестьянское ополчение и рэзешская конница позволили молдавскому воеводе и господарю прославиться на все времена и получить титул Великого.

В 1474 году непобедимый Мехмет II, суровый завоеватель Константинополя, гроза христианской Европы, разгневанный неподчинением и непокорством Штефана, приказывает своему полководцу Солиману-паше во главе 120-тысячного воинства покарать ослушника. Более того, к войску султана присоединяются войска господаря Мунтении - Лайоты. Впоследствии Штефан скажет, и тому есть прямые документальные подтверждения, что эти «румынские братья» были для него большими врагами, чем турки.

10 января 1475 года, несмотря на малочисленность своего войска, в местности у "Высокого Моста" возле Васлуя, воспользовавшись сильным туманом, Штефан решается дать отоманским полчищам генеральное сражение. После первоначально успешного наступления турецких янычар, Штефан под штандартом и с иконой святого Георгия Победоносца бросает в атаку свою знаменитую кавалерию, прославленную в битве против венгров Матиаша Корвина. В панике отступления многие из врагов молдавского господаря устремляются в гибельное для них болото... Битва у "Высокого Моста" имела невероятный международный резонанс. И было отчего.

Постоянно проигрывающие военные столкновения с Османами, христианские государи католической Европы были поражены успехом до тех пор мало кому известного православного воителя. Именно победа у "Высокого Моста" заставила Папу объявить Штефана "великим атлетом христианства", поскольку эта победа сильно пошатнула репутацию османского воинства как непобедимой и всесокрушающей "кары Господней" и вселила всей Европе надежды на избавление от страшной угрозы. Репутации Османской Империи был нанесен великий урон.

Современники свидетельствуют, что сие невиданное и потрясающее умы поражение турок привело непобедимого до ныне Мехмета II-го сначала в неописуемую ярость (полетело много голов сановников), а затем в затяжное уныние, явно сократившее султанскую жизнь.

Речь шла о международной репутации, и в следующем, 1476 году, во главе несметного воинства (150 тысяч пехоты и кавалерии) Мехмет II-й лично возглавляет карательный поход против опасного смутьяна. 26 июля того же года в местности Валя Албэ ("белая долина") при численном превосходстве почти 10:1(!) с турецкой стороны, оказав отчаянное сопротивление, воспользовавшись надвигающейся ночью, Штефан отводит свои войска.

Однако эта победа большого удовлетворения султану Мехмету не доставила. Его воинству так и не удалось взять штурмом ни одну(!) молдавскую крепость, и султан начал бесславное отступление. Под конец преследуемое конницей Штефана султаново воинство покинуло территорию так и не покорившейся страны.

Народная легенда гласит, что поздно ночью израненый всадник постучался в ворота крепости Нямцу, где находилась мать великого воеводы Мария. Назвавшись именем Штефана, он протяжно застонал. Но мать не открыла ворот страждущему путнику: "Если ты Штефан, то иди и возвратись с победой!" Наверное, это был ее призрак, поскольку реальная Mария к тому времени давно уже покинула сей бренный мир.

Другая народная легенда гласит, что, проиграв Мехмету II-му битву в открытом поле, Штефан обратился к некому премудрому старцу, Даниилу из Воронца, за советом. Старец ответствовал, что несмотря на тяжелое поражение, Штефан выиграет всю войну в целом, если даст обет построить в этой местности монастырь в честь Георгия Победоносца. И поныне стоит Воронецкий монастырь с его чудесными наружными фресками, с церковью Святого Георгия посередине, во славу побед православного господаря и в укор нынешним хулителям "георгиевской ленты".

Последняя великая война между Молдавией и Турцией произошла летом 1484 года, когда султан Баязид II, не менее грозный наследник великого Мехмета, лично возглавил не менее огромное по численности (150 тысяч душ) войско и двинулся на непокорную страну. И на сей раз турок сопровождали «румынские братья» молдаван, а также татарская конница. Османскому султану удается захватить молдавские крепости - Килию (на Дунае) и Белгород (на Днестре), что сильно подорвало безопасность и торговлю на юге страны.

Однако и в этих тяжелейших обстоятельствах, вынужденный пойти на уступки Отоманской Порте, Штефан договорился с мусульманской Турцией, что на территории Молдавии не будет возведена ни одна мусульманская мечеть. И это важнейшее условие Штефана неукоснительно соблюдалось всеми последующими султанами из рода Османов.

Но вот что поныне возбуждает в наших сердцах справедливый гнев и возмущение: это то, что многочисленные обещания о военной и финансовой помощи "славному щиту христианства" со стороны католических государей Рима, Венгрии и Польши остались пустыми посулами. Более того, в 1497 году вероломный Иоанн Альберт, король Польши, во главе огромного войска (80 тысяч пехоты и конницы) вместо того, чтобы присоединиться к "общехристианскому делу", вторгается в изнемогающую от непосильной борьбы с османскими завоевателями страну.

Однако стареющий и истинный боец за христианские ценности, Штефан Великий наголову громит польских захватчиков 26 октября того же года в знаменитом "Козьминовом лесу", в сражении, сопоставимом разве что с победой германцев Арминия над римскими легионами Квинтилия Вaра в Тевтобургском лесу. Бойцы Штефана завалили цвет польского рыцарства подпиленными деревьями, засыпали стрелами и изрубили топорами...

Народное предание гласит, что Штефан Великий приказал впрячь в плуги гордых польских панов, чтобы сбить их гонор и спесь, дабы не повадно им было впредь нападать на вспаханную ими молдавскую землю.

В контексте всех этих событий становятся весьма понятными мотивы Штефана III Молдавского искать поддержки у Ивана III Московского. Агрессивная, захватническая политика Османской Империи и вероломная политика Польши и Литвы не оставляют ему выбора в поиске союзника, родственного как по вере, так и по общеполитическим интересам.

Ситуация с вероломными правителями названных католических стран ныне сильно напоминает нам, современным жителям Молдовы злосчастный договор об Ассоциации с Евросоюзом, в результате которого вместо обещанной помощи и процветания страна оказалась перед лицом политических и экономических бедствий, с попранным суверенитетом и серьезными внешнеполитическими и внешнеэкономическими проблемами.

История повторяется, если люди не выучивают ее суровых уроков.

Величие Штефана заключалось не только в его необыкновенном таланте полководца и удачливого устроителя и руководителя государства и церкви. Штефан был выдающимся дипломатом своего времени, блестящим стратегом и геополитиком. Он прекрасно понимал роль и значение политических и религиозных брендов своего времени, а также важность междинастических браков в укреплении позиции и престижа своей страны, а также своего авторитета на международной арене. Именно междинастические браки позволяли укреплять международные связи, а также приобретать права наследования земель, титулов и символов власти.

Когда под ударами Османов рухнула Византийская Империя, началась борьба за ее политическое и символическое наследие. В результате геральдические клоны византийского Двуглавого Орла перекочевали на гербы венского и московского правителей. Причём Ивану III Великому этот важнейший символ православной державности достался в 1472 году через династический брак с Софьей Палеолог, которая приходилась племянницей последнему византийскому кесарю Константину Палеологу. Так Москва стала Третьим Римом, а титул кесаря (цезаря), т.е. царя, надежно перекочевал в титулатуру российских самодержцев.

Не лишне отметить, что появлением Софьи Палеолог в Кремле Иван III обязан Папе Римскому, мечтавшему о том, что сей православный государь Московии не устоит перед ее чарами и присоединится к католической унии. И именно в Рим поехали ивановы послы за политически соблазнительной невестой - византийской принцессой.

Однако, когда Иван III принцессу принял, а от католической унии уклонился, тогда папский двор с еще большим усердием стал науськивать католических государей Польши и Литвы на борьбу с православным миром и на насильное распространение католической веры в Галицкой Руси (ныне Западная Украина).

И до сих пор тамошние униаты мутят воду на многострадальной украинской земле при прямой поддержке все той же Польши и все той же Литвы. Разве что не только по наущению римской курии, но и по напутствию и руководству нынешней вашингтонской администрации.

Штефан Великий тоже не дремал, и в том же 1472 году сочетался междинастическим браком с другой наследницей византийских кесарей из славного и древнего рода Комнинов - с Марией Мангупской. К сожалению, кесаревна почила в бозе всего через три года после замужества, и ее останки ныне покоятся рядом с прахом ее мужа в достославном молдавском монастыре Путна. И поныне двуглавый византийский орел украшает ее могилу, так и не перелетев на герб молдавского княжества. Штефан сознательно отказался от царского титула, понимая, что это произведет раскол в православном мире.

Однако греческий (византийский) воин Георгий Победоносец накрепко утвердился не только на знамени Штефана Великого, но и в геральдике Москвы и царей московских. В фантазиях же современных фальсификаторов истории «георгиевская ленточка» есть всего лишь выражение послевоенного «московского пиара». Наши недоучившиеся «политологи» и «аналитики», а также некоторые наши неучи с депутатскими мандатами в этом им усердно подпевают. А ведь это символ святого Георгия, драконоборца, под знаменами которого наши народы не раз одолевали смертельную опасность.

Приходила суровая старость, и израненный телом и душою господарь и воевода Земли Молдавской Штефан все более задумывается о смысле жизни и о путях господних.

И обласканный мировой славой "великий атлет христианства", человек, "который был удивлением государей и народов", могучий воин, который из 36-ти войн проиграл только две, упорно продолжает строить монастыри и церкви, число которых переваливает за 40 (!). Более того, в далеком греческом Афоне Штефан полностью обновляет знаменитый монастырь Зографский и дарит ему ценнейшую икону святого великомученника Георгия Победоносца вместе со своим Георгиевским боевым штандартом.

Дело в том, что святой Афон, духовный центр и «кузница кадров» тогдашнего православия после падения Константинополя оказался на грани полного разорения и фактического уничтожения. И вклад Штефана Великого в его спасение и восстановление был воистину равновелик подвигу святого Георгия.

В связи с этим не мешало бы напомнить иным политиканам и невеждам, неблагодарным потомкам Штефана III, великого господаря Молдавского, которые ныне глумятся над священным символом Великой Отечественной войны - "георгиевской лентой", что именно под покровительством святого Георгия Победоносца наш великий предок побеждал несметных врагов веры и отечества в ратных и духовных сражениях. А его славные потомки совершили достойный своего предка подвиг на полях сражений с фашизмом, в который раз спасая от неминуемой гибели европейский мир. И оба моих деда, молдаванин Гаврил и россиянин Федор, погибшие на фронтах Великой Отечественной войны, на деле доказали святость этой георгиевской символики.


Виктор Боршевич,
eNews


Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Как вы относитесь к тому, что прямое авиасообщение с Москвой запрещено?
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав