ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Топонимические репрессии

Прослушать
Топонимические репрессии

На каждом этапе истории есть свои герои, события, память о которых живущие в ту эпоху управленцы желают увековечить. Понятно, что в обществе существуют разные мнения и отношение к личностям, историческим датам, что совершенно нормально.

Но когда речь идёт об изменении названий населённых пунктов или улиц, решение должны принимать не власть предержащие, а граждане. Мнение народа в таких вопросах нужно спрашивать обязательно. Решение об изменении названия улицы не может быть навязано определённой частью общества со своим мнением на те или иные исторические события.

Забудь про Виноградную, Фруктовую и Ясную

Но в Молдове именно так и происходит. В конце 80-х годов XX столетия, сразу после развала СССР в нашей стране во всю бушевали националистические настроения, поднялась первая мощная волна унионизма, которая сметала на своём пути всё, что напоминало о советском прошлом. Под раздачу в первую очередь попали названия улиц во многих населённых пунктах. Но больше всего досталось Кишинёву, где были переименованы не только те улицы, которые носили имена русских писателей, композиторов, публицистов, героев войны, но и с совсем нейтральными названиями, к которым не за что было прицепиться. Однако причину нашли, чтобы поменять их названия.

Если беглым взглядом посмотреть на список новых и старых названий улиц, то увидим, что за исключением нескольких имён - А. Пушкина (хотя периодически находятся желающие и её лишить имени великого русского поэта), М. Лермонтова, Л. Толстого, - все остальные улицы, называвшиеся когда-то в честь русских писателей, композиторов, просветителей, публицистов, педагогов, военных и других личностей, были переименованы. Так, Грибоедова заменили на А. Ботезату, Н. Островского – на Лэпушняну, Мичурина – на Сфатул Цэрий, Макаренко – на Вырнав, Глинку –  на Ч. Порумбеску, Скрябина – на Иоана Раду, Мусоргского – на Марию Лэтэрецу и так далее. Столичные власти быстренько избавились и от улиц, в названиях которых были увековечены имена событий Второй мировой войны, военачальников, защищавших и освобождавших Кишинёв и Молдову от фашистских захватчиков – Бельского (Куза-Водэ), Берзарина (П. Мовилэ), Толбухина (Титулеску), Тимошенко (бул. Дечебал), Малиновского (П. Халиппа), 24 августа (Г. Мадан) и др.

Не пришлись по душе «законотворцам» и названия таких улиц, как Солдатская (сегодня Маринеску), Армейская (Арборилор), Физкультурников (Стере), Спортивная (Штефэнукэ), Труда (Т. Малай). Не нужны были новой власти ни проспект Мира (пр-т Дачия), ни улицы Дружбы (Брынковяну) и Космонавтов (К. Тэнасе). С глаз долой были убраны табличками с красивыми нейтральными названиями, которые, наверняка, характеризовали местность: Садовая (Матеевича), Ремесленная (Барьера Орхей), Ясная (Четиний), Фруктовая (Костюжень), Виноградная (Г. Кашу), Заозёрная (Гиочеилор), Тихая (И. Нистор), Широкая (Ион Инкулец), Ключевая (Леушень), Зелёная (Милано), Ягодная (Молоканилор), Речная (Мовила луй Бурчел), Крутая (Чиркулуй) и ряд других.

Жертва противостояний

Председатель Молдавского историко-географического общества, научный сотрудник Института географии Российской академии наук, член бюро Топонимической комиссии Московского городского отделения Русского географического общества, кандидат географических наук Андрей Герцен в комментарии NOI.md отметил, что наряду с успешными примерами охраны топонимического наследия на юридически закреплённой основе и практике, в регионах с явными или скрытыми межэтническими конфликтами имеются факты «топонимических репрессий» – многократные переименования под влиянием политических обстоятельств, в ходе которых топонимия выступает инструментом и жертвой политических амбиций, противостояний на локальном и региональном уровне.

- Топонимия Кишинёва – ярчайший пример жертвы таких противостояний, а главная улица города, как никто, олицетворяет её: в XIX веке она меняла своё название трижды – Миллионная, Московская, Александровская, в XX-м – ещё четыре раза – Александру чел Бун, Режеле Карол II, Ленина, Штефан Чел Маре, - отмечает Андрей Герцен. - Такая же впечатляющая и печальная история у других кишинёвских улиц.

Председатель Молдавского историко-географического общества говорит, что в конце 1980-х – начале 1990-х гг. произошла очередная такая тотальная репрессия, оставившая новые рубцы на карте старинного города. Несмотря на такую сложную эволюцию, в Кишинёве сохранилось несколько изначальных названий улиц: Армянская (Armenească), Бендерская (Tighina), Благовещенская (Buna Vestire), Болгарская (Bulgară), Вокзальная (Gării), Георгиевская (Sfîntul Gheorghe), Кагульская (Cahul), Кожухарская (Cojocarilor), Мазаракиевская (Măzărachi), Прункуловская (Pruncul), Пурчеловская (Movila lui Burcel), Фонтанная (Fantalului), Петровский переулок (Sfîntul Petru), которые, правда, некоторый период носили иные имена.

- Феноменально, но имеются и два уникальных примера улиц, на протяжении всей истории никогда не менявших свои названия – Киприяновская (Căpriana) и Сербский переулок (Sîrbească) – оставшихся нам в наследие со времён Средневековья и Нового времени, - отмечает Андрей Герцен. - Именно такие примеры элементов топонимического ландшафта создают уникальный портрет старинного города. Кишинёв, как и все древние города, должен максимально бережно относиться к своему наследию и как можно скорее восстановить изначальные варианты наименований, в первую очередь в наиболее старой – исторической части.

Без громких переименований

По словам экс-муниципального советника Валерия Павлова, который обладал мандатом местного избранника на протяжении четырёх созывов – с 1999 по 2015 годы, «революция» в названиях улиц была совершена во времена примара Николая Костина, когда особо не заботились о том, чтобы история улицы соответствовала присвоенному ей имени. Валерий Павлов говорит, что и специалистов тогда не привлекали для того, чтобы проконсультироваться насчёт переименований.

- В мою же бытность муниципальным советником велись горячие споры по поводу переименования проспекта Молодёжи, - отмечает экс-муниципальный советник. – Мы были против смены названия, молодёжь уж точно ничем не провинилась перед властями. Тем более мы выступали против деления проспекта на две части – Г. Виеру и бульвар Ренаштерий, так как это глупость какая-то. Советники – противники смены названия, сколько могли, оттягивали принятие окончательного решения, но в итоге оно появилось без нашего участия, нелегально.

Сам Валерий Павлов во время последнего мандата выступил с инициативой назвать одну из новых столичных улиц именем Ивана Ивановича Бодюла, который на протяжении 19 лет был I секретарём ЦК Компартии Молдавии и внёс огромный вклад в развитие республики. Но, как заметил экс-советник, его инициатива не была поддержана либерально-демократическими силами в МСК. Последние в свою очередь не получали поддержки выдвигаемых ими проектов по переименованию улиц от своих оппонентов.

- В период прихода в мэрию либерально-демократических сил протащить какое-либо решение с переименованием улиц через муниципальный совет Кишинёва было крайне сложно, - отмечает Валерий Павлов. – Но либералы шли на всякие уловки. Были случаи, когда на заседании МСК предлагали переименовать улицы в пригородах, мы отклоняли такие проекты, а потом выяснялось, что решения по этому вопросу были приняты на уровне местных советов коммун. При примаре Киртоакэ было всё очень+ завуалировано.

На волне махрового национализма

Председатель Конгресса русских общин Республики Молдова Валерий Клименко избирался муниципальным советником три мандата подряд. По его словам, каждый раз, когда либерально-демократические силы в МСК предлагали сменить название улицы, носящей имя личности русского происхождения, они мотивировали тем, что для Молдовы эта фигура не первой величины.

- Помимо этого Киртоакэ и его компания прибегали к обману: обещали, что имена русских классиков, хоть на периферии, но будут присвоены новым улицам, которые в ближайшее время должны были появиться в столице, - отмечает Валерий Клименко. - В те времена в районе Аграрного университета большие территории были отведены под новострои. Однако там давно всё построено, люди живут, но я не слышал, чтобы появились улицы с именами русских классиков. Все смены названий улиц происходили на волне махрового национализма. И Дорин Киртоакэ таким образом самоутверждался перед унионистами. А при первом массовом переименовании улиц в столице никто из участников этой большой переделки не вникал в суть вопроса, не пытался анализировать ситуацию, а принимались чисто политические решения, которые мотивировались тем, что хотят избавиться от советского наследия. Хотя среди тех, чьи имена перестали носить улицы, были и личности, не жившие в советское время. Когда люди запрограммированы на конкретный результат, и ничего вокруг себя не слышат, им всё равно.

Неожиданный поворот

Но, как выяснилось из беседы с председателем Общественного совета «За свободную Родину» Игорем Тулянцевым, порой подставляли плечо либерально-демократическим силам в мунсовете при принятии решений о переименовании улиц и представители левых сил. Именно так было с улицей Алексея Бельского, названной в честь советского военачальника, батальон под командованием которого во время боёв за освобождение Кишинёва первым прорвался к центру города и вечером 23 августа 1944 года водрузил красное знамя на остатках здания, расположенного на перекрёстке улиц тогда Ленина и Гоголя, а сегодня проспекта Штефана чел Маре и ул. Бэнулеску Бодони.

Улица, названная в честь этой выдающейся личности, которая удостоена даже звания Почётного гражданина Кишинёва, незаслуженно в числе многих других, была переименована. Лет 6-7 назад молодёжная организация, возглавляемая Игорем Тулянцевым, инициировала сбор подписей в поддержку возвращения улице Куза-Водэ её прежнего названия А. Бельского.

- Наша организация тогда собрала более 5 тыс. подписей, мы предложили большинству муниципальных советников поддержать данную инициативу кишинёвцев и получили их согласие на это, - рассказал NOI.md председатель Общественного совета «За свободную Родину». - Однако, благодаря тогдашнему мунсоветнику и по совместительству председателю Координационного совета русских общественных организаций, эта инициатива провалилась. Почему-то, когда нужно было голосовать за возвращение улице Бельского прежнего названия, он вышел из зала заседаний, за что ему Дорин Киртоакэ тогда был безумно благодарен. Таким образом, эту прекрасную инициативу кишинёвцев местные антимолдавские власти решили замять.

Но Игорь Тулянцев убеждён, что рано или поздно молодое поколение, способное думать и реально оценивать ситуацию, обязательно вернётся к этому вопросу.

- У народа Молдовы когда-то лопнет терпение, - говорит И. Тулянцев. – Алексей Бельский – это практически первый человек, который вошёл в Кишинёв, освобождал его от фашистских оккупантов, почётный гражданин Кишинёва, поэтому в столице должна быть улица его имени. Но улица Бельского – не единственный пример несправедливости. Есть и другие выдающиеся личности, которых «лишили улиц», как, например, Берзарин, Толбухин, Тимошенко и другие. Да тот же проспект Мира. Непонятно почему его переименовали. В нашей стране взгляд на историю абсолютно политически ангажированный. На неё смотрят не объективно, а в угоду тем политическим силам, которые приходят к власти. И делают это бездарно и глупо. Основное переименование улиц в начале 90-х годов прошлого столетия шло тогда, когда унионистская власть хотела понравиться своим бухарестским заказчикам. Мы же понимаем, что все улицы тогда назывались по этому принципу.

Прогнуться перед Бухарестом

Понравиться запрутским заказчикам хотел и экс-генпримар Кишинёва Дорин Киртоакэ. Все два с половиной срока пребывания его в кресле градоначальника прошли под лозунгом борьбы со всем советским и российским. При нём было предложено переименовать с пару десятков столичных улиц, которые напоминали о советском прошлом.

Замахнулся мэр-либерал и на бульвар Юрия Гагарина, и на улицу Сергея Лазо, но довести дело до конца не успел. Зато с лёгкостью были переименованы улица Диордица, названная в честь министра финансов времён СССР, и Космонавтов. Помнится, что аргументируя своё желание избавиться от улицы Космонавтов, Дорин Киртоакэ говорил, что наша страна не имеет никакого отношения к космосу, хотя в Техническом университете Молдовы есть музей, где хранятся экспонаты продуктов питания в тюбиках, изготовлявшихся для Российской Федерации когда-то в Молдавии. На молдавских заводах «Мезон», «Сигнал», «Счётмаш», «Микропровод», им. Ленина в Бельцах и других производились интегральные микросхемы, приборы и другое оборудование, которое использовалось при изготовлении космических кораблей. Вклад молдаван занимает своё достойное место в освоении космоса. На эту тему написано много книг и снято документальных фильмов.

Но, несмотря на это, улица Космонавтов с карты Кишинёва исчезла. Тогда ещё Дорин Киртоакэ сказал, что в муниципии действует Комиссия по урбонимике и топонимике, которой предложено было составить список выдающихся личностей, чьими именами можно будет назвать и другие, не ласкающие слух либералов улицы. А их, как говорил экс-мэр либерал, должно набраться около двух десятков.

Бесполезная комиссия

Журналист NOI.md попыталась узнать, консультирует ли муниципальную власть вышеназванная комиссия по поводу того, какие имена следует давать столичным улицам. По словам директора Национального агентства инспектирования и реставрации памятников Иона Штефэницэ, в Комиссию по урбонимике и топонимике входят представители всех фракций МСК, чиновники от управлений архитектуры, авторизаций и дисциплины в строительстве, архитекторы, историк, сотрудник Института филологии АНМ, представитель учёной среды и ряд других. Ион Штефэницэ сказал, что недавно узнал, что в эту комиссию включили и его, но пока он не принимал в ней участия.

По словам и.о. главного архитектора муниципия Кишинёв Алексея Цуркана, формально специализированная Комиссия по урбонимике и топонимике сегодня существует, но на деле она не работает. У неё вообще странная история: она была создана, какой-то период поработала, потом бездействовала и в итоге была расформирована. Вместо прежнего состава некоторое время назад набрали новый, но комиссия продолжает бездействовать.

А как в других странах?

Только ли в Молдове власти борются с ранее существовавшими наименованиями улиц, или же эта практика многих стран переписывать историю, отрекаться от событий и личностей минувших эпох?

В разных странах отношение к географическим названиям отличается. Например, в Англии за всё время её существования не было ни одного переименования. В Чехословакии после Бархатной революции 1989 года процесс десоветизации прошёл жёстче, чем во многих других странах бывшего соцлагеря. Помня «Пражскую весну» и ввод советских войск, чехи и словаки активно принялись переименовывать улицы и другие объекты. Из-за развала Югославии и последующей войны на Балканах у хорватов не было времени на законодательно обоснованную и легальную декоммунизацию, но она прошла массово в стихийном порядке. Люди самостоятельно сносили памятники, меняли названия улиц и срывали мемориальные таблички. В Венгрии декоммунизация улиц и площадей проходила почти стихийно. Местные общины на своё усмотрение переименовывали улицы и никак не отчитывались о том, какие именно, и в каком количестве. 

В мае 2016 года на Украине вступил в силу принятый Верховной Радой Закон «Об осуждении коммунистического и нацистского режимов», запретивший пропаганду советской символики и предусматривающий переименование городов и улиц, носящих имена личностей, живших в советский период. Под действие этого закона подпадало более 940 населённых пунктов, в которых были переименованы улицы. И в Киеве были сменены названия около 160 улиц.

Как видим, проблема с переименованиями улиц существует во многих странах. А ведь, как следует из сохранившихся высказываний автора Словаря русского языка С. И. Ожегова, до революции работники почты могли узнать, в какой город адресовано письмо, только по названиям улиц, настолько они были индивидуальными. Сейчас таких названий единицы: Щипок, Балчуг в Москве, Крещатик в Киеве, Дерибасовская в Одессе.
 

Лидия Гуцу
 

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load