Война в Украине новостей: 2624
Акция протеста новостей: 1155
Президент новостей: 3230
Власть новостей: 7217
Объектив Европа новостей: 291

Эксперт: «Если проанализировать все аспекты, то долга нет. Фактически "Газпром" нам должен»

31 дек. 2021, 7:00   Экономика
9889

Аудит долга «Молдовагаз» перед «Газпромом», согласованный октябрьским контрактом и который должен быть завершен к 1 мая 2022 года, еще не начался. Россия заявляет, что сумма этого долга со всеми штрафами за неуплату составляет 709 миллионов долларов, но Кишинев считает, что сумма меньше и настаивает на ее проверке независимой международной компанией, передает Noi.md со ссылкой на «Свободную Европу».

Тем временем эксперт по энергетике Сергей Тофилат и его коллеги разработали ряд предложений для властей о том, как подготовиться и какие задачи поставить перед аудиторами.

Сергей Тофилат, проанализировавший долги за природный газ, объяснил в интервью радиостанции «Свободная Европа», проведенном Лилианой Барбэрошие, почему сумма, требуемая российским поставщиком, может быть оспорена.

Сергей Тофилат: «Есть ряд факторов, которые способствовали искусственному увеличению долга правого берега, сумма в размере 709 миллионов долларов, которую сейчас требует "Газпром", была создана искусственно. Фактически, если мы посмотрим на все имевшие место мошенничества и нарушения, в том числе те, которые совершены при покровительстве "Газпрома", то долга не существует, фактически "Газпром" нам должен. Мы подготовили ряд предложений по спецификациям аудита, речь идет об аудите деятельности "Молдовагаз", а также о том, что было до создания "Молдовагаз". И мы условно разделили его, так сказать, на 3 этапа. Первый связан с нарушениями, имевшими место до 98-го года, до основания "Молдовагаз". В 1994 году "Газпром" выдвинул нам дискриминационные, оскорбительные условия, подняв цену на газ, которая была практически самой высокой в ​​Европе, 80 долларов, штрафы за предоплату и просрочку примерно в 17 раз выше, чем в регионе, 0,35% в день. Приднестровский регион перестал платить за газ, и в результате только в 1994 году его долг за газ увеличился с 22 миллионов долларов до почти 291 миллиона долларов, из которых 100 миллионов приходились на штрафы. Это позволило "Газпрому" путем шантажа взять под свой контроль магистральные газопроводы; у нас 4 магистральных газопровода: северный участок Ананьев-Черновцы-Богородчаны и 3 газопровода, являющиеся частью Трансбалканского газопровода, по которому проходит транзит газа. Эти активы были переданы столичному "Газснабтранзиту", предшественнику "Молдовагаза". Фактически, согласно документам, в капитал был включен только северный участок, по которому нет транзита, а каким образом остальные 3 газопровода Трансбалканской магистрали оказались в капитале "Газснабтранзита", до сих пор неизвестно.

Из-за заниженной оценки имущества Республике Молдова был нанесен серьезный ущерб, мы передали свое имущество по цене в 9 раз ниже рыночной и, таким образом, потеряли за этот период около 400 миллионов долларов. Позже, в 1998 году, все эти активы были включены в капитал "Молдовагаз" и добавлены распределительные сети среднего и низкого давления, в том числе в счет погашения долга. Значит, эти нарушения тоже нужно анализировать. Например, в Постановлении Правительства № 1068 от 1998 года о создании "Молдовагаз" было предусмотрено, что Департамент приватизации, возглавляемый в то время Владимиром Филатом, в следующем, 1999 году, проведет переоценку активов, выяснит, какова их истинная рыночная цена, и погасит часть долгов, но это тоже не было сделано. Еще один вопрос, который необходимо рассмотреть аудиторам, – это распределение дохода от транзита газа. Также были две разные ситуации: до 2000 года доход распределялся пропорционально потреблению газа между левым и правым берегом, а с 2000 года до настоящего времени он делился 50/50, опять же между левым и правым берегом. Это противоречит международной практике, потому что доходы от транзита распределяются пропорционально длине трубопровода, транзитный тариф рассчитывается на транспортировку газа на расстояние 100 километров, и тогда 72 процента доходов должны поступать на правый берег, это соответствовало бы протяженности трубопровода на нашей территории, и всего 28 процентов – левому берегу. По нашим оценкам, с 2000 года по настоящее время мы потеряли около 250 миллионов долларов именно из-за этого несправедливого условия, которое предусмотрено в контракте с "Газпромом". Так что есть темы, которые показывают потенциальные различия между акционерами, с одной стороны, правительством Республики Молдова, с другой стороны, "Газпромом", акционером "Молдовагаза". И все эти аспекты нужно рассчитать и обсуждать».


«Свободная Европа»: И посмотрите, в октябре, когда было достигнуто новое пятилетнее соглашение о поставках газа, российская и молдавская стороны подписали протокол, и один из пунктов в этом протоколе гласит: «Проводить аудит рационально». Насколько, по вашему мнению, это реально при такой громоздкой и трудной для решения проблеме, реально ли провести черту сейчас?

Сергей Тофилат: «Это абсолютно необходимо, иначе мы не сможем установить реальную стоимость газовой задолженности правого берега, поэтому это необходимо сделать. Другая проблема заключается в том, что крайний срок, установленный в протоколе, 1 мая 2022 года, является очень коротким для такого большого объема работы, и мы вместе с коллегами из Партии перемен рекомендовали, помимо этих пунктов, включить в спецификации, что крайний срок должен быть продлен как минимум до конца 2022 года. Это должно быть сделано на другом уровне, в рамках Совместной молдавско-российской межправительственной комиссии, которая имеет эти полномочия, потому что г-н Спыну подписал протокол переговоров, но он взял на себя обязательства, которые не имеют отношения к министерству, и это немного выходит за рамки его полномочий как министра».

«Свободная Европа»: Это одна из рекомендаций: сроки нужно продлить. Другие рекомендации, давайте рассмотрим их сейчас. Вы также рекомендуете избегать ситуаций конфликта интересов, когда аудит может проводиться компаниями, аффилированными с «Молдовагаз». Почему возникло такое предположение?

Сергей Тофилат: «Конфликт интересов может возникнуть, когда у аудиторов есть контракты с "Газпромом" или его подразделениями в Российской Федерации, Евросоюзе. Когда вы получаете деньги от своего клиента, вы не можете быть полностью объективным, поэтому важно, чтобы аудиторы раскрыли информацию о своих договорах с "Газпромом" и его подразделениями в регионе. Нам нужен объективный аудиторский отчет, международная практика обеспечивает управление риском потенциального конфликта интересов. Вот почему нам необходимо определить, существует ли он, и посмотреть, как мы управляем этим риском».

«Свободная Европа»: Какие компании? У вас есть на примете кто-то, кто мог бы провести абсолютно независимый аудит? Есть такие структуры, которые устоят и Кишинев, и Москву?

Сергей Тофилат: «Я бы начал с другой предпосылки. Начнем с того, что англичане называют worst case scenario, то есть с наихудшего из возможных сценариев, когда мы пойдем в арбитраж. В арбитраже вас представляет команда юристов. Итак, я бы предпочел поговорить с потенциальными компаниями по оказанию юридической помощи, международного коммерческого права, возможно, с консультантами, которые помогали "Нафтогазу", с теми, кто помогал PGNiG. Пусть они скажут, какие материалы необходимы, как этот аудит должен быть структурирован и какие компании имеют экспертизу в этой области. Я не знаю, это может быть кто-то из Big Four, PricewaterhouseCoopers, Deloitte Touche Tohmatsu и т. д., могут быть и другие специализированные компании, такие как Kroll или что-то в этом роде, но у них должен быть некоторый опыт в подготовке материалов для коммерческих судебных разбирательств, поэтому нам нужно изучить этот вопрос, чтобы понять, кто может выполнять эту работу».

«Свободная Европа»: Власти пока сделали другое – они поручили Счетной палате провести аудит этих энергетических компаний. Зачем?

Сергей Тофилат: «Это хороший вопрос, потому что мы видим несколько непоследовательный подход со стороны властей. С одной стороны, есть протокол переговоров, подписанный министром Спыну, который предусматривает аудит и проверку этих долгов, а тендером на привлечение аудиторов занимается Министерство финансов, с другой стороны, есть законопроект, согласно которому Счетная палата уполномочена делать это. На данный момент у меня есть несколько вопросов: зачем нужны эти два разных действия, какова цель первого и какова цель второго действия? Что касается аудита Счетной палаты, есть некоторые аспекты, которые я хотел бы затронуть. Во-первых, давайте определим, достаточно ли мы доверяем нынешнему руководству Счетной палаты? Я имею в виду г-на Лупу и г-на Кетрару, которые служили режиму Плахотнюка, а в случае г-на Кетрару имеется и конфликт интересов, поскольку у него есть родственники, которые работают в газовом секторе. Может быть, нужно сначала сменить руководство этого учреждения, чтобы действительно было объективное отношение. Во-вторых, мне сложно сказать, каков уровень подготовки специалистов и, тем более, оплаты труда, какова их мотивация? Когда специалист, получающий 7-8 тысяч леев, подписывает бумагу или прячет другую и получает сумму, превышающую зарплату за 10 лет, довольно сложно ожидать объективного результата. И снова непонятно, почему пошли по пути применения специального закона, почему не внесли поправки в существующий Закон о Счетной палате? Допустим, мы захотим проводить аудит после 2022 года, например, в 2023 году, в 2024 году, должны ли мы снова принимать специальный закон? Мне непонятно, значит, в коммуникационной части все еще есть пробелы. К сожалению, это так».

«Свободная Европа»: Еще одна рекомендация – обнародовать выводы этого аудиторского отчета. Вы думаете, что этого не сделают?

Сергей Тофилат: «В принципе, большую часть широкого спектра обсуждаемых нами вопросов мы уже изложены в опубликованных исследованиях, так что нет ничего нового. Я думаю, что необходимо, чтобы хотя бы выводы отчета были обнародованы, чтобы мы могли понять, насколько точно и объективно была проделана работа и что обнаружили аудиторы. Потому что одно дело выявить проблемы, количественно оценить ущерб, причиненный злоупотреблениями, а другое – иметь подтверждающие документы. Это очень важно, потому что у нас, после того, как будет проведена черта и определена сумма долга, нарушения и т. д., будут два пути прояснить тему с задолженностью за газ. Первый – заключить мировое соглашение с "Газпромом", провести переговоры и сказать: "Послушайте, это наша позиция, что вы принимаете, а что нет?" Если не будет найден консенсус дипломатическим путем, это означает, что мы должны быть готовы пойти в международный арбитраж. Это уже выходит за рамки контракта "Молдовагаза" с "Газпромом", это уже спор между акционерами "Молдовагаза ", это юрисдикция Республики Молдовы. Нужно пройти все суды, после чего, на основании двусторонних договоров или международного права, мы должны пройти аудит в Стокгольме или Лондоне, и там нужно представить доказательства. Недостаточно иметь только выводы некоторых исследований, необходимо представить документы, и это важно для качественного аудита. Также важно понимать, кто отвечает за выбор аудиторской компании, и какие люди, надо знать, компетентны ли они, понимают ли они проблему, и еще раз, нет ли конфликта интересов, не являются ли они бывшими сотрудниками "Молдовагаза" или не знаю что еще. И мы должны увидеть, кто возьмет на себя ответственность, это очень ответственное и важное дело».

«Свободная Европа»: Некоторые считают, что стороны увязнут на этих переговорах. Я помню статью внешнего эксперта, который сказал, что следующий кризис может возникнуть в мае 2022 года, имея в виду именно эту долговую сделку. Как, по-вашему, возможно мировое соглашение или скорее патовая ситуация, международный арбитраж?

Сергей Тофилат: «На мой взгляд, у нас, Республики Молдова, достаточно убедительных аргументов, чтобы прийти к полюбовному соглашению с "Газпромом", все зависит от подготовки и отношения тех, кто будет вести переговоры. Здесь, очевидно, нужно быть очень хорошо подготовленным, чтобы понимать, какие аргументы у вас есть, и иметь план Б. Поэтому я говорю, что очень важно подготовиться к возможному спору с "Газпромом" в международном арбитраже. Я твердо убежден, что "Газпром" не будет в восторге от обращения в арбитраж. Прежде всего, есть опыт "Нафтогаза" Украины, который выиграл арбитраж против "Газпрома" почти на 3 миллиарда долларов, есть опыт польского оператора PGNiG, он также выиграл арбитраж на 1,5 миллиарда евро с "Газпромом", но когда речь идет о наших отношениях с "Газпромом", это проблема долга левого берега. Другими словами, это финансирование сепаратизма через поставку газа в долг, а финансирование сепаратизма может иметь довольно серьезные последствия для "Газпрома". Мы все-таки говорим о холдинге, публичной компании, их акции котируются на фондовых биржах, они кредитуются международными банками, и тот факт, что такая компания финансирует неконституционный режим, может иметь для них довольно серьезные последствия, в том числе финансовые. И когда твой капитал, стоимость компании может уменьшиться на несколько миллиардов, а здесь речь идет о сумме в 700 миллионов, выбор, я думаю, будет для них довольно простым».

«Свободная Европа»: Вернемся опять к долгу. Пока власти придут к соглашению, если дойдет до этого, и они подведут черту под этим долгом, я бы попросила вас провести черту и сказать: насколько реален этот долг и в чем можно винить Кишинев?

Сергей Тофилат: «"Молдовагаз" может взыскать или предстоит взыскать долг теплового энергетического комплекса, он составлял около 140 миллионов долларов, примерно половина из них погашена, речь идет о 70 миллионах».

«Свободная Европа»: Теперь с этими 74 миллионами?

Сергей Тофилат: «Да-да, именно переведенных Energocom. Итак, Energocom погасил часть долгов теплового энергетического комплекса, так что около 70 миллионов долларов "Молдовагаз" может вернуть от Termoelectrica и CET-Nord, но мы снова возвращаемся к нарушениям, которые они совершили в части искусственного накопления долга. По нашим оценкам, речь идет о 950 миллионах долларов, искусственном увеличении долга и, кстати, без махинаций, которые имели место в "Молдовагазе", так что потенциально речь идет об одном миллионе долларов. "Газпром" требует от нас сумму в 709 миллионов долларов, из которых около 250 миллионов, если я не ошибаюсь, – это штрафы, а около 450 – основной долг, так что практически от основного долга в 450 миллионов не остается ничего, и "Газпром" останется нам должен более полумиллиарда. Это в том случае, если мы найдем все документы, докажем все цифры и получим качественный и аргументированный аудиторский отчет».

0

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

© Бизнес

Молдова, наряду с Украиной, получила статус страны-кандидата в ЕС. Как, на ваш взгляд, изменится жизнь молдаван после этого решения?
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав