ПОМОЩЬ БЕЖЕНЦАМ В МОЛДОВЕ  СТАТИСТИКА:   Въехали 463 411   Выехали 376 787  Остались 86 724     Подробнее
Евровидение новостей: 389
Война в Украине новостей: 2093
Приднестровье новостей: 884
ГМО и прививки новостей: 1325

Анатолий Койка: Российский бизнес ждет четких импульсов с молдавской стороны

17 янв. 10:00 (обновлено 17 янв. 21:02)   Экономика
7051 20

Надо ли Республике Молдова сотрудничать с Евразийским экономическим союзом? Почему о помощи западных партнеров слышно больше, чем о российских? Почему между нашими странами так мало крупных инвестиционных проектов? Возможно ли молдавско-российско-румынское сотрудничество? На эти и многие другие вопросы сайта Noi.md отвечает глава Российско-молдавского делового совета (РМДС) Анатолий Койка.

Анатолий Михайлович, у вас очень солидный послужной список, огромный опыт дипломатической и внешнеэкономической деятельности, деловые связи мирового уровня. Зачем вам такой маленький и непонятный с точки зрения перспектив регион, как Молдова?

Для меня Молдова – не маленький регион: это – моя Родина (она может быть малой, но ни в коем случае не маленькой…).

История учит, что в плане экономического развития размеры территории государства не всегда играет доминирующую роль.

Приведу ставший уже хрестоматийным пример Сингапура. Все хорошо знают, что это вообще город-государство, у которого территория в 46 раз меньше территории Молдовы. Я не буду говорить про уровень жизни там и здесь. Это, как говорится, «прием ниже пояса».


Отношения между Россией и Молдовой во многом обусловлены территориальной близостью и социокультурным единством. Многовековой опыт взаимопонимания и взаимодействия, совместное участие в значимых исторических процессах, конфессиональное единство, традиции хозяйственной деятельности, семейные узы – все это способствовало возникновению общих принципиальных мировоззренческих установок культур и народов Российской Федерации и Республика Молдова.

Есть две стратегии. Первая — выбирать те страны, в которых нужный вам сегмент рынка уже хорошо развит. В этом случае придется конкурировать с крупнейшими брендами — а это сложнее и затратнее, чем конкурировать с теми же брендами на домашнем рынке. Другая стратегия — найти нишу, которая будет активно расти с приходом вашей компании в страну.

Экс-президент Молдовы Игорь Додон возглавил недавно Молдавско-российский деловой союз, вы возглавляете Российско-молдавский деловой совет. Вы конкуренты или союзники?

Мы в данной ситуации объективно, как говорится, «визави», безусловно, в самой позитивной коннотации этого фразеологизма. Хотя соучредителями Союза с российской стороны является другая организация.

Еще в начале деятельности Совета, во время одного из многочисленных визитов в Республику Молдова у нас состоялась встреча с одним из тогдашних вице-премьер-министров страны. В ходе беседы нами было озвучено пожелание, что в интересах дела было бы целесообразно создать аналогическую структуру в Молдове.

Но нам было сказано, что молдавская сторона пока не рассматривает такой вариант под предлогом того, что «…у нас, как только создадут какое-то объединение предпринимателей, оно тут же превращается в партию» …

Я совершенно не случайно привел данный случай. Насколько я понимаю, господин Додон остался почетным лидером партии и в то же время возглавляет Деловой союз.

Думаю, что концепт-лозунг «Бизнес вне политики!» сродни аксиоме. Но мы же с вами живем не по законам математики, а в реальном мире, в котором, как известно, «политика – это искусство возможного». К этому, на мой взгляд, целесообразно добавить, что бизнес в реалиях современности – это уже искусство невозможного. Постараюсь ответить на ваш вопрос в максимальной степени дипломатично. Наше кредо – работать со всеми представителями бизнеса Молдовы, оставляя в стороне какие-либо политические нюансы и предпочтения. Более того, считаем, что чем больше будет предпринимателей в наших странах, желающих работать сообща, тем будет лучше.

По поводу больших интеграционных проектов в Молдове существует два противоположных мнения. Первое: ЕАЭС – это аморфная, нежизнеспособная, забюрократизированная структура, сотрудничать с которой невыгодно, наш путь – в Европу. Второе: Евросоюз с каждым годом все больше теряет привлекательность, там нарастает клубок кризисов и противоречий, а сотрудничество с ЕАЭС, и прежде всего с Россией – напротив, несет в себе большие перспективы, и не только экономического, но и общецивилизационного характера. Какое из этих утверждений, на ваш взгляд, ближе к истине?

Извините, но ваш вопрос не вполне корректен. Как вы думаете, что должен ответить на него человек, который возглавляет структуру при Торговой палате федерального уровня государства, входящего в ЕАЭС? Но тем не менее я выскажусь, раз уж вопрос поставлен.

Деятельность межгосударственных экономических объединений сопровождается созданием сложных бюрократических структур. Это неизбежно, так как они по своей сути более многофункциональные, чем национальные органы управления. С одной стороны, они должны обеспечивать общие, согласованные всеми участниками объединения интересы, а с другой – проводить в жизнь достигнутые договоренности и принятые решения, иногда в противостоянии с национальными бюрократиями. И Евразийский экономический союз, и Европейский союз здесь не исключения. ЕАЭС – это международная организация региональной экономической интеграции, учрежденная пятью суверенными государствами. Ну, какая же она тогда аморфная или нежизнеспособная? Это реально существующая и функционирующая организация. В ней есть трудности. Но где их нет? Из Европейского союза, как вы знаете, вышла Великобритания. Как вы считаете, ЕС в этом случае сохранил свою жизнеспособность? Поэтому насчет забюрократизированной структуры ЕАЭС еще как посмотреть. Можем поспорить. Все остальное, что касается ЕАЭС, даже как-то и неудобно комментировать. Реальные жизнь и процессы, особенно на межгосударственном уровне, всегда гораздо сложнее одномерных ярлыков, которые навешивают, в частности, и журналисты.

О том, как помогают Республике Молдова западные партнеры, говорится очень много и подробно. А вот о сотрудничестве с российскими партнерами почему-то информации мало. Почему вы так скромно о себе рассказываете?

В Молдове часто сравнивают экономическую помощь - российскую и европейскую. С одной стороны, деньги, как говорится, не пахнут, с другой, – бизнес любит тишину. Зарубежных партнеров и покупателей приходится завоевывать, а чтобы они начали доверять, нужно это заслужить. Говорят, что инвестора надо лелеять и любить. Вы знаете, похоже, что Молдова предпочитает, чтобы любили ее. Простите, но выскажу мнение, может быть слишком жестко – не любят и не будут любить, пока вы, здесь, в Молдове не полюбите друг друга.

Если судить по количеству бизнес-мероприятий и пребывающих в республике бизнес-делегаций, то Молдова должна быть завалена инвестициями.

За все эти годы российские бизнесмены-члены РМДС активно участвовали во многих инвестиционных форумах в Республике Молдова. Приезжая на одни из них, где организатором было правительство, мы не видели ни одного представителя администрации президента. Приезжаешь на другие, организованные уже президентскими структурами – в них не участвует правительство. И это так и было. И за всем этим, извините за сленг, «раздраем» внимательно наблюдали представители бизнес-сообщества. На одном мероприятии мы слышали от западных партнеров, что Молдова – это «история успеха», на другом – некоторые «горячие головы» обещали чуть ли не по одному миллиарду долларов США ежегодных инвестиций. Ну и конечно, предприимчивые люди ринулись за «своим счастьем» в Молдову. Выяснилось, что одни «еще тапочки не надели» и требует различного рода реформ, с тем чтобы направиться и облагодетельствовать эту страну, а у других – «мильон терзаний», но нет даже и миллиона долларов…

Конечно, я не собираюсь учить вас «как жить» с позиций экономического детерминизма. Просто хочу донести нашу общую озабоченность относительно острой необходимости активизации внешнеэкономического сотрудничества между нашими странами.

В идеале для такого сотрудничества необходимо наличие сильного государства, с развитым исполнительным производством, с действительно независимой судебной системой, а также развитыми общественными институтами, которые служили бы надежным залогом баланса сил и интересов.

Но, к сожалению, мы сталкиваемся с тем, что отсутствие четко действующих хозяйственных механизмов нередко дополняется еще коррупцией и другими негативными явлениями. Стоит ли удивляться, что иностранные инвесторы не выстраиваются в очередь, чтобы принять участие в тендерах и конкурсах на получение прав заключения контрактов.

В данной связи хотелось бы отметить, что российские предприниматели очень надеются на то, что последуют четкие импульсы, нацеленные на улучшение экономических условий для взаимной и ВЗАИМОВЫГОДНОЙ торговли, а также для безопасных и долгосрочных инвестиций.

И те обещания, которые звучат из уст нынешних руководителей Молдовы, как бы обнадеживают, но главное, чтобы они были выполнены.

Во время одного из своих визитов в Молдову, на встрече с представителями бизнеса в 2017 году, вы говорили, что между нашими странами отсутствуют крупные масштабные контракты на поставку продукции и крупные инвестиционные проекты. Появились ли они за эти годы?

А много ли изменилось за эти годы?

ДА. Действительно, мы уже не раз говорили о существующей неудовлетворенности инвестиционного сотрудничества, низкой инвестиционной активности, вызванной неопределенностью в наших отношениях, и к которой добавилось еще и туманное будущее мировой экономики в связи с бушующей пандемией COVID-19.

С учетом современной сложной ситуации, связанной с пандемией, на мой взгляд, целесообразно тщательным образом продумать, каким образом сейчас возможно оптимально использовать потенциал торгово-экономического сотрудничества между нашими странами.

В свою очередь, развитие торгово-экономического сотрудничества объективно обусловливает потребность в расширении торговых взаимоотношений, которые должны явиться добротной основой для перехода от сотрудничества в сфере торговли к инвестиционному взаимодействию.

В последнее время мы все чаще слышим понятия «новые реалии»,«адаптация». А разве инвестиционное сотрудничество не зависит напрямую от «внешней среды», то есть от геополитической палитры, от состояния постбиполярной системы международных отношений, от уровня отношений между нашими странами?

Конечно, зависит. И еще как! Следовательно, сейчас, как воздух, нужна адаптация к тем условиям, которые формируются этой внешней средой.

В частности, когда российские предприниматели приезжают в Молдову, то им вдохновенно рассказывают о преимуществах ведения бизнеса в республике. Вот этот краткий перечень реальных «конкурентных преимуществ»;

• уникальное географическое положение. Имеется в виду, что Молдова представляет собой этакий своеобразный «мостик» между Западом и Востоком;

• прекрасные плодородные земли;

• европейские преференции и т.д. и т.п.

Все замечательно. НО…

Вот, случились известные события на Украине - и где теперь, скажите, этот «мостик»? Мостик, который на наших глазах трансформировался в своеобразную западню. И где сейчас это конкурентное преимущество?

Вспоминаю, как во время встречи с губернатором Курской области – в рамках выездного заседания Делового совета в г. Курск – кто-то из предпринимателей спросил у присутствовавшего на встрече космонавта (то ли в шутку, то ли всерьез): «А нельзя ли построить какой-то летательный аппарат для перевозки продукции, с тем чтобы перелететь Украину?».

Как говорится, «в каждой шутке есть доля шутки». Безусловно, мы все с вами прекрасно понимаем, что изложенная ситуация на языке юристов квалифицируется как «форс-мажор». Да что там Украина! Сейчас во время пандемии весь мир являет собой один сплошной «форс-мажор», который, по самым скромным прогнозам экспертов, продлится эдак пять-шесть лет.

Но в том-то и заключается особенная прелесть всех подобных прогнозов, что они по большей части не сбываются. И как бы нам этого хотелось - в отношении пандемии. Ведь нам с вами надо жить, работать и развивать российско-молдавские деловые связи. Вот она, наша реальность.

Еще один, может быть, самый важный и потенциально крупный инвестиционный объект Молдовы – плодородная земля. Безусловно, это хорошо. Еще со времен Адама Смита это относится к природному богатству и преимуществу. Но нельзя сбрасывать со счетов и конкуренцию со стороны стремительно развивающейся генной инженерии. Неоспоримый факт: генетики научились создавать продукцию. Однако ментальность современного человека такова, что он уже априори считает генно-модифицированную продукцию, мягко говоря, вредной для своего здоровья и здоровья своих будущих потомков. И вот здесь как раз и выходит во всем своем блеске на авансцену натуральная, органическая, экологически чистая продукция.

С 1 января 2020 г. в России вступил в действие Федеральный закон «Об органическом земледелии». Тем самым в нашей стране официально введено понятие «органическая продукция». Возникает особый рынок данной продукции, которая будет более привлекательной и к ней будет повышенное внимание. Подобная продукция всегда стоит значительно дороже, чем обычная.

Представляется, что в данной связи молдавским производителям органической продукции, возможно, имеет смысл по-новому взглянуть на российский рынок сбыта и определить перспективы поставок такой продукции в Россию, тем самым использовать и свое отмеченное ранее природное преимущество.

Курс Российской Федерации на импортозамещение подразумевает в том числе и локализацию производства иностранных компаний на территории нашего государства. И те из них, кто уже давно на российском рынке, хорошо понимают, что их успешная работа здесь во многом зависит от степени локализации. Думается, что это хорошая и вполне реальная возможность для молдавских предпринимателей. И на данном направлении есть соответствующие примеры.

Нередко в прессе появляется информация такого рода – «Россия не пропустила 20 тонн молдавской сливы», «Россия не пропустила партию молдавских персиков» и так далее. Некоторые расценивают это как месть России за то, что Молдова устремила свои взоры на Запад, в сторону Евросоюза. Есть ли в этом действительно политическая подоплека?

Ну, давайте сначала разберемся с этими пресловутыми 20 тоннами молдавской сливы. Постараемся для читателей вашего замечательного сайта донести достоверную информацию, а не из серии «фейк ньюс». Итак, в конце сентября прошлого года в Российской Федерации были уничтожены почти 20 тонн молдавской сливы. Это так. Но, во-первых, при этом сотни тонн сливы из Молдовы реализуются в России ежегодно. Во-вторых, ведь решение об уничтожении принял непосредственно владелец этой массы слив по банальной причине: сотрудники Россельхознадзора обнаружили в данной партии фруктов восточную плодожорку. Ну и где тут политическая подоплека? А вам хотелось бы, чтобы сливы с плодожоркой попали на стол россиян? Вспомните Конфуция и его слова о черной кошке в темной комнате.

А еще бывает и такое. Звонят из Молдовы и говорят, дескать, вот у меня тут в саду 20 т абрикос. Пусть ваши бизнесмены приедут, заплатят и увезут. В таких случаях спрашиваем: вы когда последний раз были в Москве? В нее со всего мира устремляется аналогичная продукция с желанием попасть на рынок (и никто не говорит: приезжайте и забирайте, если вам нужно!).

Или, например, у молдавского предпринимателя в Москве осталась половина фуры яблок, поскольку ему их вернули. Он нам звонит и спрашивает: может, возьмете? Мы отвечаем, что не занимаемся продажами, а исключительно оказываем деятельное содействие в поисках потенциальных покупателей, но не на обочине трассы.

Кстати, когда мы иногда разбираемся с аналогичными случаями, то нам говорят, мы возьмем, к примеру, и эти мелкие яблоки, но они и должны быть заявлены таковыми. Это другая цена, другие требования. Почему-то считается, что на Западе очень строгие требования и туда надо необходимо поставлять продукцию в строгом соответствии с европейскими стандартами и т.д. и т.п. А что, в Россию можно поставлять все что угодно и любого качества? Почему чуть что, обязательно – политика? Российское государство также призвано защищать своего потребителя. И оно это делает. Понятие продовольственной безопасности никто не отменял.

Конечно, мы отдаем себе отчет в том, что в настоящий момент протекает сложный этап развития международного сотрудничества. К тому же российско-молдавские отношения переживают не самый простой период в своей истории. Чего только стоит совсем недавняя «газовая эпопея», которая отчетливо показала всем: законы бизнеса (будь это локальный или межгосударственный уровень) столь же суровы, как и законы юриспруденции, которые необходимо неукоснительно соблюдать!

Но есть еще одно «золотое правило» бизнеса, о котором никогда не нужно забывать ни при каких обстоятельствах – НАДО УМЕТЬ ДОГОВАРИВАТЬСЯ!

(Окончание читайте 18.01.2022)

3

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Что такое семья?
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав