COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Андрей Кифияк: С рок-музыкой меня познакомил в Бельцах молдавский армянин (ФОТО, ВИДЕО)

Андрей Кифияк: С рок-музыкой меня познакомил в Бельцах молдавский армянин (ФОТО, ВИДЕО)

В рубрике «История молдавского рока» принял участие известный гитарист Андрей Кифияк, который уже почти двадцать лет играет в легендарной российской группе «СерьГа».

Мало кто знает, что Андрей – молдаванин, уроженец села Скумпия Фалештского района. Он проделал достаточно интересный путь в музыке – от выступлений в ресторанах города Бельцы до гастрольных туров с легендарными артистами. В настоящее время, как мы уже отметили выше, Андрей Кифияк играет на позиции гитариста в группе «СерьГа», а также продвигает собственное творчество.


Предлагаем вашему вниманию интервью с Андреем, в котором он подробно рассказывает о своем творческом пути.

- Привет, Андрей! Мы все знаем, что ты наш соотечественник, уроженец села Скумпия Фалештского района Республики Молдова. Скажи, пожалуйста, а когда последний раз ты приезжал на Родину (концерт группы «СерьГа» в Кишиневе в декабре 2019 года не считается)?

- Привет! Последний раз это было примерно 2 года назад. Я тогда появился здесь в связи с трагическим событием – в аварии погиб мой друг из Унген, и я приезжал проводить его в последний путь. Также я побывал тогда и в родных краях, но ночевал у своего друга Игоря Поповича, так как в домике, где жили родители, условий никаких нет. И вот буквально на один день я тогда приезжал в Молдову, и потом сразу улетел в Москву.

- В родном селе Скумпия кто-то из родственников остался?

- Да, там живет мой брат, который старше меня на восемь лет – он всегда там жил, никогда никуда не выезжал. Две племянницы у меня там, а также мои очень хорошие друзья. Одноклассники в родном селе еще есть - это обычные люди, работающие в поле, хотя некоторые из них переехали в Кишинев, а кто-то за границу уехал. В Бельцах и Кишиневе еще у меня есть друзья, хотя саму столицу, кстати говоря, я вообще не знаю.

- Какую музыку ты слушал в детстве?

- Во времена моего детства очень популярным был Николае Сулак – он был первым музыкантом, кого я полюбил. Помню, когда по телевизору показывали концерт по субботам, то приходилось ходить к соседям, чтобы посмотреть. А вообще, меня родители подсадили на молдавскую музыку. А когда я стал постарше, уже появились радиоприемники маленькие – то ли «Альпинист», то ли «Турист» они назывались, уже не помню… Так вот, с ними ходили старшие ребята, «выделывались», так сказать, а мы за ними следом ходили и слушали музыку – «De ce plîng chitarele?» и т.д. В общем, слушал я ту музыку, которую в Скумпии все слушали.

Кстати, расскажу одну историю из детства, связанную с музыкой. Была у нас радиоточка, которая висела на стене над кроватью. И однажды я ее снял и разобрал, потому что мне было интересно узнать, где там внутри нее артисты прячутся, которые песни поют. Влетело мне от отца тогда. История смешная, я запомнил ее на всю жизнь.

- Когда ты решил стать музыкантом?

- Все начиналось с самодеятельности. Лет в тринадцать я в духовом оркестре играл на трубе, больше ни на чем. А еще у нас дома была гармошка-двухрядка – отец, бывало, когда выпивал, играл на ней, ну, и я тоже иногда брал ее в руки, пробовал играть. А гитара пришла в мою жизнь после того как из тюрьмы вышел друг моего старшего брата и я услышал, как он играет блатные песни. Мне это очень понравилось, и я уговорил своих родителей поехать в Бельцы и купить мне гитару. Они приобрели инструмент, но он был без чехла – просто в мешке. Я думал, что самостоятельно смогу заниматься, но это оказалось не так просто – тут струны, их надо настраивать, и знать аккорды. Так и пролежала гитара до тех пор, пока брат мой из армии не вернулся – он там какие-то аккорды выучил… И вот, садились они со своим другом с гитарами на «приспу» и играли, а я все время смотрел на них. А когда они уходили, я брал гитару и старался делать то же, что и они. Это было сложно, я бы даже сказал мучительно. Но вот однажды они пришли, а я уже песню играю! Они, конечно, тогда офигели!

- А когда же в твоей жизни появилась рок-музыка?

- Рок-музыка в моей жизни появилась именно в Бельцах. Когда я окончил школу, 8 классов, меня хотели отдать в музыкальное училище, но без музыкальной школы это было невозможно. Ну, а в школу мне не хотелось возвращаться, и мы с мамой поехали в Кишинев, чтобы я поступил хоть в какое-нибудь ПТУ. Но меня не взяли, так как мест уже не было. Решил попробовать в Бельцах поступить на учебу, там в ГПТУ был ансамбль самодеятельности. На фрезеровщика хотел, но уже мест не было, и я попросил взять меня хоть на кого-нибудь. Таким образом, поступил я учиться на штукатура – плиточника – облицовщика. И вот именно отсюда и началась вся моя музыкальная история. Там я впервые услышал Uriah Heep, Deep Purple и т.д. Я был в шоке, конечно! Подружился я тогда с молдавским армянином Ашотом Хачатуровым, который жил в Бельцах – у него вся эта музыка была на бобинах, и он мне ее включал…

Чуть позже меня взяли барабанщиком в местный ансамбль в ПТУ – там я наблюдал за тем, как ребята играют на гитарах и других инструментах, понемногу учился сам. Потом я перешел в центральный городской ансамбль в клубе строителей. Там я увидел, как играют, что называется, «по-взрослому». И был там такой гитарист Коля Лунгу – он мне показал, как играется на гитаре соло одной из песен румынской группы Phoenix. Ну и, в общем, смотрел я на этих ребят, как они играют, учился у них, а потом уехал в Москву.

- Ко мне на интервью в Кишинев приезжал известный бельцкий гитарист Олег Лейбов. Вы ведь знакомы, даже вместе играли когда-то?

- Да, но играли мы с ним позже… В Москву я уехал перед Олимпиадой, закончив в 1979 году ГПТУ. Тогда собирали всех желающих поехать в Москву поработать, а я тогда мечтал попасть туда – конечно, я согласился и поехал. Там я собрал команду, в общаге мы что-то играли, параллельно работали строителями и дружинниками на Олимпиаде.

После Олимпиады меня забрали в армию. Отслужив, я приехал к родителям в Молдову. А в Бельцах мне предложили играть в ресторане, а потом на заводе им. Ленина мне должность дали, я руководил хором ветеранов ВОВ, получал зарплату. Отыграл тогда во всех ресторанах города: «Октябрь», «Пловдив», «Радуга», и т.д. Вот тогда я и познакомился с местными музыкантами, среди которых были Олег Лейбов – очень хороший музыкант блюзового плана, и Игорь Ткач – очень преданный року гитарист. Но я считал необходимым получить музыкальное образование, и, наконец, поступил в училище, где отучился четыре года. Ну, и параллельно играл в ресторанах и на свадьбах, руководил хором ветеранов.

- Где-то я читал, что когда ты уехал в Москву, ты плохо владел русским языком…

- Я и когда в Бельцы приехал учиться в ГПТУ, плохо знал русский язык. Приходилось тогда общаться с людьми на русском, чтобы освоить язык. Но это ладно в Бельцах, когда ты, чтобы выразить свои мысли, кое-где используешь одно русское, одно молдавское слово… Другое дело в России, тут уже все только на русском.

- Кстати, ты за столько лет проживания в России молдавский язык не забыл?

- Конечно, я его не забыл, но я помню его на уровне того еще времени, понимаешь? Дело в том, что он развивается, а мне нужно общаться с кем-то на нем, чтобы выдерживать уровень. Но это бывает только, когда приезжаю в Молдову или мне звонят по телефону оттуда. Но в Москве у меня есть друзья-молдаване, с которыми мы еще до армии сюда приехали и тусовались здесь. Мы раз в год встречаемся и общаемся друг с другом на русском, хотя все молдаване. Конечно, пытаемся говорить на молдавском, но ловим себя на том, что русский язык побеждает.

- История гласит, что ты играл с такими известными людьми, как Юрий Антонов, Вилли Токарев, московский ансамбль «Мегаполис» и многими другими. Как ты попадал к ним? Не каждому же так везет в Москве, тем более приезжему…

- Нужно начать с того, что я парень рисковый, и поехал в Москву без каких-либо приглашений. Я был уверен в том, что неплохо уже играю, и обязательно с кем-то познакомлюсь. И вот, когда после музыкального училища приехал в Москву, встретился здесь с моим другом - пианистом Юрой Погиба. Я спросил у него, может, он знает кого-то, кому нужен гитарист. Он подыскал мне группу, но мне там не понравилось, но зато я завел новые знакомства. Так я познакомился с Олегом Нестеровым – когда я пришел в «Мегаполис», они играли очень странную музыку, и я через три дня оттуда буквально убежал. Вообще, я в «Мегаполис» раза три возвращался.

Был опыт игры в женской команде «Маркиза», правда, недолго. В общем, я был в поиске единомышленников. И вот однажды один басист сказал мне, что Юрию Антонову нужен гитарист. На следующий день поехали к Антонову в студию. Он сидел за белым роялем и наигрывал мелодию, я взял гитару, стал импровизировать. Потом мы немного посидели, пообщались и уехали – он тогда ничего не сказал. Уже через некоторое время позвонил басист и сообщил, что я подхожу Юрию Михайловичу. В итоге я начал репетировать с Антоновым – около двух месяцев мы сидели у него в студии, работали над песнями, которые впоследствии вошли в альбом «Лунная дорожка» - там в двух или трех песнях я значусь как гитарист.

Концертов с Юрием Антоновым у нас было мало. Не очень он любил гастролировать. Но около двух лет мы с ним проработали вместе, и я благодарен ему за этот опыт.

Предложили мне потом играть с Вилли Токаревым – он с оркестром Кролла как раз собирался в турне. Я согласился. Мы выучили всю программу продолжительностью три часа – с оркестром, все в красивых белых костюмах. Весь Советский Союз тогда объездили.

- Где еще играл, с кем и в каких командах?

Играл я еще в группе «Примус» - оттуда ушел Юрий Лоза, остался Ярослав Ангелюк, с которым я и поиграл какое-то время. Это было примерно в конце 80-х.

Была еще группа «Кураж», с которой мы подготовили материал для альбома, но, к сожалению, так и не записали его. Команда на тот момент была достаточно известной и популярной, и альбом классный должен был получиться, но не сложилось.

Еще было предложение играть в группе «Черный кофе», но я уже был занят в другом проекте. Но спустя несколько лет, мы с Игорем Куприяновым записали очень достойный альбом, который вышел в 1995 году и назывался «Белый ветер».

- Расскажи, пожалуйста, о своем участии в группе «Мегаполис»…

- Что касается «Мегаполиса», то когда я пришел к ним в третий раз, они уже были популярными. С ними я записал два альбома – один акустический в Москве, и еще один – в Германии, в пригороде Кёльна, в студии Дитера Дирке (Dierks Studios). Это, кстати, мой любимый альбом – как по музыке, так и по саунду. Называется он «Гроза в деревне», он вышел в 1996 году. На нем я являюсь соавтором песен. Огромное удовольствие получил я от процесса записи. Студия – это трехэтажное здание, где каждый этаж имеет свое предназначение: на одном этаже записывают электронную музыку, на другом этаже – рок-музыку, а еще один этаж занимает видеостудия.

На альбоме «Гроза в деревне» есть песня «Звездочка», которая стала хитом. А однажды Шура Би-2 признался мне, что когда они с Левой Би-2 жили в Австралии, там к ним в руки попал этот самый альбом, и Шура слушал его с утра до вечера. Приятно, конечно.

- А что связывало группу «Мегаполис», в которой ты играл, с известной группой «Маша и медведи»? Вы им помогали как-то?

- Мы когда были с «Мегаполисом» на гастролях в Краснодаре, они передали нам кассету со своими песнями. И мы по дороге в Москву ее слушали вместе с Олегом Нестеровым – как сейчас помню: кассетный плеер, один наушник у меня, второй – у него. Мы тогда сошлись во мнении, что что-то в их музыке есть… А потом как-то забыли, где-то эта кассета завалялась. Примерно через год ребята из группы «Маша и медведи» позвонили Олегу Нестерову и спросили, понравилась ли ему их музыка. И мы с Олегом тогда решили помочь ребятам. Но со временем Олег сильно увлекся работой с группой «Маша и медведи», у него появилась идея создания продюсерского центра. Кстати, у них и названия тогда не было – это Олег предложил им назваться «Маша и медведи». Ну, а я принял решение уйти из «Мегаполиса» - мы разошлись мирно, без ругани. И я отправился в свободное плавание.

- Как ты оказался в группе «СерьГа»?

- Я был знаком со многими музыкантами из московской тусовки, ведь «Мегаполис» был достаточно известной командой. С Галаниным мы тоже уже были знакомы. Помню, тоже на какой-то тусовке я сыграл две или три молдавские песни под гитару, и там как раз был и Сергей Галанин. Он сказал, что их гитарист ушел в группу «Ва-Банкъ» и предложил мне поиграть в «СерьГе». Я согласился, тем более что я был на тот момент без работы. Это был 2003 год. И вот, с тех пор и по сей день я играю в группе «СерьГа».

- Какие песни из репертуара группы «СерьГа» ты больше всего любишь исполнять на концертах?

- Ты знаешь, я играю себя, поэтому мне нравится все. Я не привязан к нотам, запретов нет – какие-то партии я могу играть по-своему, но есть мелодии, темы, которые грех как-то менять. Взять, например, «Дорогу в ночь» - она же красивая, ну как ее сыграть по-другому?

- Поступали ли тебе предложения поиграть еще в каких-то группах?

- Николай Носков меня приглашал к себе – мы с ним даже несколько репетиций провели. Но это был материал для записи в студии, так сказать, на перспективу. А это значит, что ты сидишь без денег, и куча времени уходит на это. И я ушел…

- У тебя ведь есть и свои песни – ты не пытался их предложить исполнять в рамках группы «СерьГа»?

- А зачем? У Сереги Галанина столько песен! Он очень продуктивный, может хоть каждый день сочинять.

- И все-таки, расскажи о своем сольном творчестве – где тебя можно услышать, выступаешь ли ты где-нибудь? Я видел анонсы, где ты с бас-гитаристом «СерьГи» Сергеем Крынским в дуэте…

- Да, у нас есть чисто концертный проект «Свои, не совсем свои, и совсем не свои», исполняем песни под гитару, молдавские, болгарские, свои и каверы. Но больше люблю записываться в студии. У меня есть песни, но они где-то заброшены. Так получается, что над чужими песнями работаешь, а до своих руки не доходят. Вот, недавно записал свою песню «С неба в небо», а сочинил я ее еще в 90-е годы. С текстом мне помогла моя подруга Татьяна Гайдай. И даже клип сняли на нее.

У меня есть небольшая студия, там я не ограничен во времени и могу записывать одну песню долго, что не очень хорошо. Приходишь туда и прокрастинируешь. На полноценный альбом песни есть, только вот записать их надо. Планирую выпускать по одной песне в виде синглов.

- Андрей, следишь ли ты за современной молдавской рок-музыкой, интересуешься тем, что делают твои соотечественники?

- К сожалению, ничего не знаю, что там происходит в музыке, кроме того, что прорвалось на русский рынок. Это ребята из Zdob și Zdub, Игорь Дынга, Gîndul Mîței… Да, вот, кстати, очень классные молодые ребята – это команда The Wax Road из Унген! Они пытаются играть в стиле Led Zeppelin – вот они мне очень нравятся, молодцы!

Из более старых команд молдавских мне очень нравилась всегда Plai. Вот это музыканты высочайшего уровня! Песня Izvorul прям за душу берет!

А еще могу добавить, хотя это и не совсем рок, но все же: мою песню про Новый год спела на молдавском телевидении Анна Аврам. В интернете легко найти это видео.

- Твои дети, насколько я знаю, пошли по твоему пути – они тоже занимаются музыкой…

- Да, мои сыновья образовали музыкальный проект, который называется DVAIODIN. Играют альтернативную музыку. Их двое – один гитарист, второй – барабанщик. Они даже играли на разогреве у «СерьГи».

- С кем-то дружишь из известных молдавских музыкантов? Ну вот так, чтобы приехать в гости или их к себе пригласить, потусоваться вместе?

- С Иваном Демьяном дружим и сотрудничаем. С Игорем Дынга часто пересекались. Но это не дружба, а просто общение. Помню, у его группы Cuibul был, кажется, юбилей, и Игорь пригласил Сергея Галанина, Александра Ф. Скляра и меня в Кишинев. Мы приехали, поселились в отеле Flowers. И была очень хорошая, веселая тусовка – с молдавским вином и т.д. Прекрасно провели время! А потом с Игорем виделись уже в Москве на тусовке - когда Сергею Галанину исполнилось 50 лет.

- Андрей, с высоты своего опыта скажи, пожалуйста, реально ли сейчас какому-нибудь молодому музыканту из Молдовы приехать и покорить Москву? И что ему понадобится для этого?

- Я считаю, что в наше время уже не так важно, где ты живешь – в Кишиневе, к примеру, или в Москве. Самое главное – это раскрутиться, и сделать это можно через Интернет. Ну, а если приехал в Москву, то нужно ходить на концерты и знакомиться с музыкантами. Но по большей части все сейчас делается через Интернет. Если у тебя есть классный материал, то тебе нужно записать его и показать – при этом ты можешь жить хоть в Кишиневе, хоть в деревне, что не имеет принципиального значения…

- Что ж, Андрей, спасибо тебе большое за это интервью! Было очень интересно узнать твою историю! Желаю тебе здоровья и успехов! И всегда рады тебе на Родине!

Беседовал Николай Мишкой, автор и ведущий рубрики «История молдавского рока»

Отдельная благодарность за помощь в подготовке данного интервью редактору Елене Свиридовой

Автор: Николай Мишкой

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load