COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Виктор Мараховский: «Любой хозяйственной проблеме «шоровцы» придают политический акцент»

Как правило, проблемы и взаимоотношения местных властей не выходят за пределы самих населенных пунктов и редко становятся объектом внимания для прессы. Однако конфликт между примаром коммуны Иванча Оргеевского района Борисом Окишором, избранным от партии «Шор», и местным советником Виктором Мараховским, избранным от Партии социалистов, выплеснулся далеко за пределы самой коммуны.

Некоторые оценивают эту ситуацию как «политическую войну». Noi.md решил выяснить, что же там происходит, и обратился для разъяснений к самому Виктору Мараховскому.

Виктор, давайте попытаемся разобраться, что происходит в Иванче. И для этого начнем с самого начала. Вы – местный, иванчевский?

Нет, я живу в Кишиневе. Просто я являюсь директором предприятия Piscicola Ivancea, которое находится на территории коммуны, и все проблемы местных жителей мне хорошо знакомы.

Как вы стали местным советником и зачем вам это нужно?

Мне это нужно для того, чтобы внести какой-то посильный вклад в развитие коммуны, для того, чтобы пресечь какие-то незаконные действия и по большому счету – улучшить состояние коммуны, жизни ее людей.


В прошлом году примаром вашей коммуны был избран Борис Окишор. Он, как я понимаю, человек со стороны и с местной спецификой был не знаком. Почему же, на ваш взгляд, его избрали?

Я склонен считать, что до выборов он вообще не знал, где находится эта коммуна. Насколько мне известно, в избирательных списках была его кандидатура только как примара, а в списках местных советников его имя отсутствовало. Обычно, как правило, тот, кто участвует в выборах примара, тот первым идет в списках местных советников. То есть в любом случае, даже если не выиграет пост примара, он все равно получает возможность участвовать в жизни этого населенного пункта, развивать его, защищать интересы своих избирателей. А он шел только как примар. Я это вижу только в таком контексте: если он не выигрывает, то вся эта коммуна ему и вовсе не нужна.

А избрали его, потому что сработало имя партии «Шор». Партия «Шор» имеет в Оргеевском районе достаточную популярность. И в нашей коммуне люди верили, что в Иванче будет построен свой «Иванча-Лэнд», что те проекты, которые были созданы в Оргееве, будут созданы и в Иванче, и вообще она станет еще одним Монако.

А на деле получилась совершенно другая ситуация.

Какой расклад в местном совете? У Окишора – большинство?

Из пятнадцати советников девять – от партии «Шор», остальные – это трое от социалистов, в том числе я, двое от демократов и один от блока ACUM.

Как развивались ваши отношения с примаром? Кто первым пошел на конфликт и с чего все началось?

А у нас нет конфликтных отношений.

Как – нет? Вот говорят, что у вас чуть ли не война…

Они, я имею ввиду Окишора и его команду, воспринимают какие-то мои замечания и действия, которые направлены на то, чтобы исправить ту или иную ситуацию, которая идет не должным образом, как войну. Я не считаю, что это правильно. Если строительство должно идти вот так, а не вот эдак, если по документам должно быть вот так и никак по-другому, и я указываю им на их недостатки, то причем тут война?!

Мало того, они говорят о какой-то «политической войне». Каждый раз, когда что-то происходит, каждый раз, когда я пытаюсь обрисовать какую- то проблему, указать на какие-то нарушения, - каждый раз они переводят это в политический контекст. Вечно мы «мешаем Шору», вечно «социалисты против Шора»… На самом деле ничего этого нет! Ко мне за помощью обращаются люди, которые симпатизируют другим партиям, в том числе сторонники той же партии «Шор», или ACUM, или демократы. Причем тут какие-то партийные интересы?

И то, что они все переводят в партийно-политическое русло, я вижу, как неумение строить работу и как попытку завуалировать конкретные хозяйственные проблемы, с которыми они не справляются.

А все началось с того, что я неоднократно и на заседаниях совета, и в соцсетях указывал на определенные недоработки со стороны примара и правящего большинства, но это никак не воспринималось. То есть любые замечания - и не только мои, но и других - абсолютно игнорировались. Было даже такое, что мы с группой советников обратились с требованием включить в повестку местного совета вопрос об отчете коммунальных служб коммуны Иванча, потому что мы знали, что там есть ряд недочетов и конкретных нарушений. Это требование было проигнорировано, а отчет решили перенести на целых полгода. И так – постоянно.

В таком случае, раз нас игнорируют в местном совете, раз к нам не прислушиваются и не считают нужным с нами считаться, тогда мы пошли по другому пути. Стали обращаться в правоохранительные органы, инициировали проведение тех или иных экспертиз.

Правда ли, что вы добились того, что из-за уничтожения десяти деревьев и ста кустарников в парковой зоне было возбуждено уголовное дело?

Все началось с того, что поступили жалобы от жителей, что в парке вырезают многолетние туи. Не знаю, чем надо было думать, чтобы так использовать деревья – какой-то заборчик они хотят построить. Я пригласил экологическую инспекцию с просьбой проверить. Они пришли, посмотрели, зафиксировали – и уже дальше пошло разбирательство. Выяснилось, что там действительно нанесен ущерб порядка 84 тысяч леев. А свыше 25 тысяч ущерба уже возбуждается уголовное дело. Материалы находятся в прокуратуре Оргеева, но будет возбуждено уголовное дело или нет – я не знаю. Мои полномочия не распространяются на оргеевскую прокуратуру.

Но именно сразу после этого и пошли все эти митинги, сборы подписей в поддержку примара. Могу с полной уверенностью сказать, что они просто пошли по людям собирать подписи под одно дело, обещая, что подписи будут использоваться, к примеру, для петиции за установку скамеек в парке, а потом, поменяв шапки, используют эти подписи совсем в других целях. То есть люди даже не знали, что они подписываются в поддержку примара за вырубку деревьев в парке!

Никогда не слышала, чтобы жители населенных пунктов поддерживали уничтожение деревьев, обычно бывает с точностью до наоборот…

Инициаторы этого мотивируют вырубку тем, что эти деревья и кустарники якобы какие-то жуки поели. Все это чушь! Вырублены были хорошие, зеленые кустарники, это видели и представители экологической инспекции. Я тогда задавал советникам-шоровцам вопрос: «Господа, вы кто по специальности? У вас у всех есть образование в области экологии или фитосанитарии? Или у вас есть заключение экспертизы, что эти деревья нуждаются в санитарной вырубке?» Разумеется, это был риторический вопрос, поскольку специалистов в этих областях среди них нет. У них вообще большинство советников не имеет даже законченного среднего образования. Ладно, допустим, образование – не главное, если, допустим, человек искренне болеет душой за дело, но почему бы не прислушаться к мнению экспертов?

Складывается впечатление, что самыми пострадавшими – или самыми недовольными - оказались жители села Фурчены. То они качеством дороги возмущены, то с водопроводом что-то не так.

Ремонтом дорог возмущены и в Фурченах, и в Иванче, а сейчас еще и в Бранештах, то есть во всех трех селах, входящих в коммуну. И тут дело не только в качестве ремонта – тут комплексная проблема. Мы изучили смету. Появилось большое количество вопросов: к начальной завышенной стоимости аукциона, к смете, к подрядчику, который выиграл и т.д.

Мне самому было интересно во всем этом разобраться. Из всех трех сел должно было быть вывезено около 3,5 тысяч тонн грунта. А их вывезено не было. Копать и вывозить грунт начали только сейчас и только в Бранештах. И происходит ровно то, о чем я все время говорил: люди жалуются, людям это не нравится, а техника ломает уже существующий тротуар.

Сам примар говорит, что вы мешаете ему работать и не хотите, чтобы коммуна развивалась. Что дает ему основания так считать?

А каким образом я могу ему мешать работать? Я – всего лишь один советник. Причем даже не из правящего большинства и не могу влиять на его решения. Как я могу помешать выполнять свои обязанности целому примару?

Ну… отвлекаете своими жалобами, проверками, придирками.

Я являюсь членом юридической и аграрной комиссий. В мои обязанности входит проверка юридических вопросов, тех или иных моментов, связанных с инфраструктурой, другими темами. Я просто выполняю свои обязанности. Если я вижу нарушения, я на них реагирую. Если мне поступила жалоба, я обязан в ней разобраться. Если я буду закрывать глаза на один случай, второй, третий, то и будет происходить бесконечный беспредел в коммуне.

Так что блокировать его действия я никак не могу, у меня даже нет такой ни физической, ни юридической возможности.

Я просто обращаюсь в определенные инстанции – будь то правоохранительные органы, технические эксперты или другие инстанции, в полномочия которых входит проверка действий примара и примэрии в целом. Они могут что-то сделать, а я просто инициирую это.

Например. В начале года была ситуация, когда примар со своей командой хотели ликвидировать хоровой ансамбль «Иванчанка». Да, я подключился к этому вопросу, потому что хоть сам я и не иванчевский, но считаю, что ансамбль очень нужен селу.

А зачем его пытались ликвидировать?

Потому что там был конфликт интересов. Кто-то хотел продвинуть своих людей, а когда не получилось – решили вообще уничтожить. А ансамбль - культурное достояние Иванчи.

Кстати, они всегда и везде пытаются продвинуть и поставить своих людей. И неважно – специалист он или нет, есть у него опыт или нет, толковый он или нет – главное, чтобы был свой.

Люди ко мне обращаются с жалобами, что на них давят, пытаются уволить всеми правдами и неправдами, пишут на них какие-то лживые доносы. Подключаемся, подаем в суд и даже выигрываем. И так – на каждом шагу!

То есть у вас складывается стойкое впечатление, что деятельность вашего примара направлена не на развитие коммуны Иванча…

… А на защиту узких партийных интересов и интересов его команды. Все! Я более чем уверен в этом. Что касается всех остальных действий, которые, как он говорит, направлены на развитие коммуны,- это всего лишь пиар, необходимый для того, чтобы продвигать свои и партийные интересы. Он говорит, что у него много идей. Но он уже почти год как у власти, и уже пора кроме идей демонстрировать и конкретные дела. Он хочет продемонстрировать отремонтированные дороги? Я могу показать, как на самом деле сделаны эти дороги. Я ведь не борюсь с тем, ЧТО он делает, я борюсь с тем, КАК он делает. Ведь, например, можно сделать дорогу за 2 миллиона, а можно – за полмиллиона, но списать 2 миллиона. Если уж делаете дорогу, так делайте по-человечески! А то и он сам, и его советники начинают в соцсетях давить на людей: мол, мы стараемся, а если вам не нравятся дороги, то возьмите лопаты, тачки и исправьте! Представляете себе?! Если бы они изначально делали все, как полагается, фундамент сделали бы ниже, укатали ли бы, сделали бы полотно на уровне с дорогой, а не подняли бы его на 30 сантиметров, тем самым заблокировав выход на улицу инвалидам, - то никто не жаловался бы. И почему люди должны исправлять их недоработки? За которые к тому же кто-то получил немалые деньги.

Вот в этом всем, по их словам, виноват Мараховский! Потому что Мараховский ходит и тыкает носом в их же лужу, так сказать.

А как вы ощущаете – большинство жителей на вашей стороне?

Я не могу об этом утверждать, и вот почему. Идет систематическая травля, сильнейшая. На людей давят только за то, что кто-то ставит «лайк» на мою публикацию в соцсетях или кто-то со мной общается.

Как травят? Звонят по телефону, вызывают «на ковер», ругают, угрожают. Не расправой, но все равно – оказывают психологический прессинг. И многие уже просто боятся как-то реагировать. Поэтому сказать объективно, сколько людей меня поддерживает, я не могу. Но то, что с каждым днем мне приходит все больше и больше жалоб на работу примара и его команды, присылают все больше фотографий, фактов, - думаю, это говорит о том, что людям небезразлично, что происходит в их селах. И что они начинают понимать мою правоту.

Как вам видится дальнейшее развитие ситуации? И какова ваша цель? Чего вы в конечном итоге хотите – добиться досрочной отставки Окишора или заставить его по-другому работать?

Нет, добиваться его отставки – это уже выглядело бы так, как будто я какие-то свои интересы преследую. Моя цель, и она была изначально: чтобы все было в рамках закона, чтобы бюджетные средства использовались по назначению, чтобы никого не травили и не преследовали, чтобы не продвигались только интересы этой группы, чтобы в том же местном совете был какой-то паритет, и прислушивались к мнению остальных.

Пусть они делают свою работу так, как положено. И делают ее сообща, вместе со всеми. А не так как сейчас. Моя цель - порядок и процветание в коммуне, и других целей у меня нет!

Вопросы задавала Светлана Деревщикова

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
Ещё
load