Пожар новостей: 558
Война в Украине новостей: 4027
Вырубка деревьев новостей: 198

Панасюк: «Мудрость занимающихся боевыми искусствами заключается в том, что они всю жизнь учатся драться, чтобы никогда не драться!»

22 ноя. 2022, 18:03   Интервью
5902 0

В конце 70-х, в 80-е годы ХХ века наблюдался настоящий бум желающих освоить технику каратэ.

Немалую роль в этом сыграли фильмы с участием актёров Брюса Ли и Джеки Чана, применявших этот вид боевого искусства. Одним из первых воспитанников молдавской школы каратэ был Виктор Панасюк, ныне 4-х кратный победитель по традиционному ушу южного монастыря Шаолинь, обладатель чёрного пояса 7-го дана в Годзю-рю и 8-го дана в стиле «кулак белого журавля», президент Ассоциации Окинава Годзю-рю каратэ-до Республики Молдова. Сегодня Виктор Панасюк – собеседник портала Noi.md.

Несчастье помогло

– Виктор, расскажите, пожалуйста, когда вы впервые услышали о боевых искусствах, и почему именно на них остановили свой выбор, а не на каком-то одном из привычных всем видов спорта? Например, на греко-римской борьбе, ведь ваш отец был тренером в этом виде спорта?

– В данном случае, как говорится, мне несчастье помогло. Когда я учился в 4-м и 5-м классах, занимался привычным, как вы говорите, видом спорта – тренировался у отца в секции по греко-римской борьбе. И папа говорил, что некие надежды он на меня возлагал, как на спортсмена. Я помню те тренировки, мне тяжело было бороться с соперниками. Позже выяснилось, что отец меня ставил в пары с более сильными ребятами, так как боялся, что своими слишком резкими движениями я могу травмировать сверстников. Я тогда этого не понимал, но помню, что бороться мне было тяжело. А потом я заболел Боткина, и врачи запретили мне два года заниматься спортом. К моменту полного выздоровления я был в 8-м классе, когда в Кишинёве стали открываться секции по каратэ. И это каратэ было так экзотично и интересно, что я решил записаться в секцию. Да и тогда не было доступа к информации, а всё, что недоступно, как известно, заманчиво.


– Была ли возможность достать какие-то журналы с техникой каратэ?

– Это были рисунки, какие-то перепечатки на принтере, так как в те времена даже ксероксов не было. А принтеры тогда контролировались соответствующими органами, поэтому распечатка приёмов каратэ была для нас какой-то полусекретной операцией. Мы также перерисовывали рисунки друг у друга с помощью стекла, подсвечиваемого лампой.

– А кто был вашим первым тренером? Кто знал уже приёмы каратэ в Молдове?

– В 1979 году в Москве были официально организованы курсы, куда молодые ребята со всего Советского Союза ездили перенимать технику, чтобы обучать желающих в своих республиках. Обучение было поэтапным – освоили один курс техники, разъехались по домам, передали навыки и поехали за новыми приёмами. Моим первым тренером был Роман Замбилович Ричевский.

И лютый холод нипочём

– Много было желающих обучаться этому виду боевого искусства?

– Через полгода после того, как я начал тренироваться, Роман Замбилович объявил набор желающих обучаться каратэ. В газете «Вечерний Кишинёв» он разместил короткое объявление: «Конкурсный набор. Группа каратэ». На конкурс пришло более пяти тысяч человек, из которых отобрали только 200. В числе проводящих кастинг был и я.

– Помните залы, в которых вы занимались?

– Сначала мы тренировались на старых Чеканах. Там раньше было несколько заводов с большими спортзалами. Потом нашим местом тренировок был относительно большой спортзал 3-й горбольницы. Помню, что этот зал не обогревался зимой, к тому же были почему-то открыты люки, холод стоял дикий, ноги становились красные-красные, но желание тренироваться, постигать приёмы каратэ было настолько велико, что даже это никого из нас не останавливало.

– А в чём тренировались? Были кимоно?

– Первое моё кимоно было сшито из простыни. Одна из маминых знакомых портних сшила, при этом сама, на глаз, нарисовала лекала. Кимоно же приблизительно напоминает пижаму. Уже гораздо позже у меня появилось первое настоящее кимоно.

– Когда вы решили заниматься каратэ, что вами двигало – желание отличаться от других, владеть приёмами, чтобы защищаться и быть уверенным в себе?

– В советское время детям уделялось много внимания – действовали бесплатные секции, кружки по интересам. Плюс к этому и воспитание было серьёзное. Но несмотря на это, наше детское общество было достаточно конкурентное. Мы часто дрались друг с другом. Нужно было быть наготове, проходя по «чужой» улице, могли спросить, кто такой, что здесь делаешь, доходило и до потасовок. Так что мы были мотивированы. Наша семья жила в пятиэтажном трёхподъездном доме, в котором было около трёх десятков детей. Мы все гуляли без родителей, не то, что сейчас – на одного ребёнка несколько нянек. И конкуренция детская присутствовала, поэтому мальчишки обычно записывались в какие-то спортивные секции (борьба, бокс, футбол), чтобы быть покрепче и поспортивней. Ну и, естественно, немалую роль сыграл тот факт, что доступ к каратэ был ограниченным, а его экзотичность порождала огромное любопытство.

Философия боевого искусства

– Вам когда-нибудь пришлось использовать приёмы, которым вас научили?

– До 5-го класса, до болезни, я часто все вопросы решал кулаками. Потом я перерос этот период. А когда приходишь в традиционные боевые искусства, придерживаешься их философии, которая заключается в том, что силу следует применять только в самом крайнем случае, а так нужно стараться все конфликтные ситуации решать переговорным путём. Ты как бы впитываешь эту философию, а потом, когда становишься на самом деле уверенным в себе, желание драться пропадает. Ведь чаще всего человек проявляет агрессию из-за неуверенности. А если человек не боится, то может найти массу вариантов, как решить вопрос. Был случай, когда на меня и моего приятеля пытались напасть двое подвыпивших молодых людей. Начиналось всё с вопроса, а не найдётся ли закурить? Отказ дать сигареты из-за их отсутствия не понравился хулиганам. Один стал нас отвлекать, а другой хотел незаметно вытащить нож и ударить им. Видно было, что молодой человек не попугать нас собирался. Если бы мы не заметили и не пресекли попытку, то он точно ударил бы кого-то из нас ножом. Нужно помнить, что каким бы сильным человек не был, если себя вести агрессивно, то всё равно он попадёт в ситуацию, в которой выяснится, что он не самый сильный на свете. Мудрость занимающихся боевыми искусствами заключается в том, что они всю жизнь учатся драться, чтобы никогда не драться!

– Один из стилей, который вы практикуете, называется Годзю-рю. Что это за стиль? И какие стили вы ещё практикуете?

– Я практикую два стиля – Годзю-рю и «кулак белого журавля». Начал я с Годзю-рю. Это такой вид каратэ, распространённый на одном из самых южных островов Японии – Окинаве. Там эта система боя была изобретена давно, в ответ на запрет ношения огнестрельного оружия. Крестьянам даже нож выдавали как бы под расписку. Это привело к тому, что на Окинаве и армии практически не было. И этот период заставил людей искать какие-то системы самообороны, чтобы защищаться подручными средствами и предметами. В основном вся техника этого вида боевого искусства пришла на Окинаву из Китая.

В переводе слово Годзю-рю означает: «го» – жёсткое, «дзю» – мягкое, «рю» – школа, школа сочетания жёсткого и мягкого, то есть, поиск гармонии. Стиль Годзю-рю состоит из нескольких более ранних стилей, один из них – «кулак белого журавля». В своё время, чтобы понять более глубоко корни Годзю-рю, я решил постичь стиль «кулак белого журавля». Поехал в Китай, где удалось найти мастера, который помогает мне осваивать древний вариант этого стиля.

– Какое интересное название у стиля. Причём тут журавль?

– Стиль «кулак белого журавля» создала женщина. Техника стиля пришла ей в голову при наблюдении за журавлём. По легенде, в один из дней, когда женщина пряла пряжу во дворе храма, на его крышу приземлился журавль и стал танцевать. Женщина бросила в него веретено, и он его отбил крылом. Тогда она бросила в него линейку, он увернулся. И у женщины случилось озарение. По той же легенде, к этой женщине во сне приходил благообразный старик (как из китайских фильмов – с седой бородой, сухощавый) и обучал её новому стилю. Она вставала по ночам и записывала эту технику.

Учителя и личностный рост

– Когда вы впервые встретились со своим учителем по Годзю-рю? Какое он на вас произвёл впечатление?

– Это произошло, когда я уже 10 лет занимался именно спортивным направлением каратэ. У нас даже понятия стиля как такового не было, просто были определённые правила соревнования, по ним и вели подготовку. А Хигаонна Сенсей, полное имя Морио Хигаонна, очень большой учитель, хранитель традиций школы на острове Окинава, приехал в Кишинёв в 1991 году. Он произвёл на нас огромное впечатление, так как был удивительным, и как Мастер, и как человек. Тренировки были жутко жёсткими, мы могли по многу часов подряд бить одной ногой, нанося до 5 тысяч ударов, при этом казалось, что вторая нога просто отваливается. Были жёсткие упражнения, жёсткие спаринги. Он это всё делал на высочайшем уровне, никто из нас даже приблизиться к нему не мог. А как только он останавливался, начинал улыбаться, становился совсем другим – очень приятным и мягким человеком. Даже руки у него были мягкими, как у ребёнка. Этот контраст очень впечатлял нас всех.

Хигаонна Сенсей на меня сильно повлиял и как на личность, потому что эта практика выстроила во мне всё в правильном порядке – навыки, мысли, отношение к людям. Общечеловеческие ценности заходят в тебя более глубоко, чем если ты просто отвлечённо живёшь. Например, из-за гордыни человек может получить травму. Случается это тогда, когда он физически ещё не подготовлен, но хочет взять бОльший вес, чем может. В результате получает травму. Если человеку подсказали, и он смог осознать, что гордыня мешает в жизни, это хорошо. Точно так же и в бизнесе. Можно взять слишком большой кредит и быть не в состоянии его вернуть. И берётся этот кредит не на развитие дела, а чтобы себе или кому-то и что-то доказать. И вот когда такие вещи ты начинаешь отслеживать в боевых искусствах, это значит, что уже формируется система личностного развития. Происходит это, конечно же, не сразу. Потому что поначалу люди начинают заниматься боевыми искусствами для того, чтобы живот убрать или научиться приёмам. Боевые искусства учат взвешенности. В экстремальных условиях лучше всего выживает человек скромный и спокойный, так как он способен трезво мыслить и принимать правильные решения.

– С какого года вы сами стали преподавать боевые искусства, когда это стало вашей работой?

– Я начал преподавать ещё до того, как стал заниматься Годзю-рю – с 1987 года. Начал с простого каратэ. Мы тот стиль условно называли «шотокан», но это был не он, а, скажем так, советское представление о нём. А вот когда меня спрашивают, где я работаю, я шучу, что с 1987 года я – безработный, так как не воспринимаю то, чем занимаюсь, как работу.

– Это должно настолько нравиться, чтобы несколько раз в неделю, много лет подряд тренироваться, взваливать на себя все эти огромные нагрузки…

– Это даже сложно объяснить. Получается, что через какое-то время переходишь некий рубикон, и в этой практике находишь практически всё.

– Похожи ли системы тренировок в Японии и Китае?

– Когда я попал в Китай, меня сильно удивила там система тренировок. Она абсолютно не такая, как на Окинаве. На острове, как в армии, всё происходит под счёт – раз, два, три. Ты стоишь в строю, учитель считает, всё очень тяжело, но всё чётко и под команду. А в Китае совсем не так. Там учитель пьёт чай, может и тебя пригласить выпить с ним чаю. Он никого не заставляет тренироваться. Он показал какую-то практику, а дальше твоя проблема: хочешь – занимайся, не хочешь – не тренируйся. Интересен такой момент. Я три года ездил в Китай. Сначала они меня проверяли, мало что показывали, мало что объясняли. Ты делаешь какие-то движения, но не понимаешь, что делаешь. Спустя время, когда уже начали подробно объяснять, я увидел, что это, говоря современным языком, глубокий, системный такой продукт, где всё взаимосвязано.

Мастерство – это информация, плюс твоя тяжёлая работа, плюс осмысление, ты должен создать такую атмосферу, чтобы учитель чувствовал твою близость, надёжность, и тогда он открывается и начинает больше выдавать информации о технике боевого искусства. Я во время своих поездок в Китай не только тренировался, но и помогал учителю и его семье в быту, собирал с ними рис, мандарины, чем расположил их к себе.

– А сколько у вас всего учителей?

– У меня два учителя – Морио Хигаонна, который живёт на острове Окинава, и Джен Цин Ён – учитель стиля «кулак белого журавля», который живёт в Китае. Они оба скромные и очень достойные люди. Никогда не скажешь, что они владеют боевыми искусствами, обладают какой-то дополнительной силой. Оба очень простые в быту. У них простое отношение к одежде, еде и взвешенное отношение к процессам, вокруг них происходящим. Но как только ты что-то не так делаешь, они мгновенно дают об этом понять.

Не брать грех на душу

– Сегодня кто к вам приходит заниматься Годзю-рю? Нужно ли иметь какую-то специальную подготовку?

– Нет, никакой специальной подготовки иметь не надо. Если говорить о Годзю-рю, то могут заниматься даже дети с четырёх лет. У нас есть и в детских садах группы. Если говорить о стиле «кулак белого журавля», то мы разрешаем попробовать его уже взрослым ребятам… К тому же нужно пройти испытательный срок и некий тест. Как говорит поговорка, учитель должен три года проверять ученика. В нашем случае это обязательно, так как я обучаю достаточно опасным приёмам, которые даже при непродолжительном времени тренировок можно применить и достаточно эффективно защититься. Но если постигающий азы каратэ агрессивен, он может покалечить нормального человека из-за своего неправильного характера. Поэтому нужно обязательно это дело контролировать. И если такие люди попадаются, есть специальные способы, которые заставят его уйти из секции либо поменяться. Я лично считаю, что если мои ученики применяют приёмы на практике и кого-то калечат, то я тоже виноват, это и мой грех. Поэтому я чётко вижу, кому можно давать опасные техники, а кому нет. Когда опыт уже большой, то видишь, что из себя представляет каждый человек.

– Женщины занимаются каким-то из вами перечисленных видов боевых искусств?

– Да занимаются, но немного!

– Вы ещё преподаёте мастер-классы. Часто выезжаете? В какие страны вы ездите с мастер-классами?

– Частота поездок зависит от приглашающей стороны. В допандемийное время нагрузка была сумасшедшая – за 3 месяца 27 перелётов. Сейчас пока график поспокойней.

Я провожу мастер-классы в Польше, Румынии, Италии, Франции, Украине и России.

И в 60 лет не поздно!

– Вы возглавляете Ассоциацию Окинава Годзю-рю каратэ-до Республики Молдова.Что из себя представляет ассоциация? Есть ли секции каратэ по районам?

– Нас, к сожалению, после пандемии стало поменьше. Сегодня есть школы каратэ в столичных секторах Буюканы и Рышкановка. Действует филиал в Ставченах. Надеюсь, что вскоре возродится секция в Единцах, которая закрылась на время пандемии. И есть у нас несколько секций в Бендерах. Занимаются и дети, и взрослые.

– Как часто проводятся тренировки?

– Обычно два-три раза в неделю в зависимости от занятости. Для начинающих во взрослых группах – два раза в неделю по полтора часа, для детей – три раза.

– В какую сумму обходится тренирующемуся месячные занятия?

– Есть разные варианты оплаты обучения. Один из них, например, традиционный. Это значит, что человек платит столько, сколько может. У китайцев это очень развито, и называется «хун бау» («красный конверт»). Например, китаец пригласил традиционного доктора по иглоукалыванию, но у него нет определённой таксы, ему оставляют столько денег, сколько заказавший эту услугу считает нужным. Считается, что нужно давать столько денег, чтобы было чуть-чуть жалко. Не сильно, а чуть-чуть. Чтобы был правильный энергетический обмен. Ну и есть случаи, когда человек попадает в затруднительное финансовое положение. Ничего страшного, если он какое-то время не может платить. Заплатит, когда исправится ситуация и появятся деньги.

– Какой самый старший возраст среди ваших учеников?

– Среди начинающих моих учеников был мужчина в возрасте 62 лет. В молодости он немного занимался борьбой. Он был очень позитивным, весёлым. Придумал себе девиз, в который верил: «Сколько времени я буду заниматься каратэ, на столько и будет продлена моя жизнь». Жалко, что перестал тренироваться. Возможно, в этом есть и некоторая доля моей вины. У нас есть система экзаменов, и этот ученик накануне своего дня рождения выпросил досрочно, хотя он не совсем был ещё готов к этому, присвоить ему жёлтый пояс и выдать сертификат, чтобы похвастать перед детьми. Я пошёл ему навстречу, а он через какое-то время перестал ходить на тренировки, сославшись на семейные проблемы. Я уже не раз убеждался в том, что стоит только сделать такие незаслуженные подарки, как эти все люди бросают тренироваться. Видимо такие поблажки снижают для человека некую ценность его занятий.

– Такие поблажки, как я понимаю, бывают не часто? Сколько нужно заниматься, чтобы вашему ученику получить чёрный пояс?

– Я стараюсь достаточно жёстко относиться к подготовке своих учеников. Раньше отведённых временных отрезков они не сдают экзамены. Если в Европе человек, занимающийся каратэ, может получить чёрный пояс за 3-4 года, то у меня не раньше, чем через 10-15 лет. Есть, конечно, и исключения из правил. Есть молодые ребята, которые очень активно тренируются, и быстро повышают свой технический уровень, в поединках себя чувствуют достаточно уверенно.

– Как вы думаете, те, кто приходят заниматься Годзю-рю уже во взрослом возрасте, зачем им это надо?

– Жизнь должна быть интересной. Это основная причина. В занятиях акцент делается на самооборону, чтобы в случае необходимости можно было себя защитить. Участвовать в спарингах с молодыми им уже нельзя, так как суставы, мышцы уже не те.

– Вы – обладатель чёрного пояса в Годзю-рю, значит, у вас наивысший уровень мастерства?

– Когда ты получаешь чёрный пояс, есть ещё система градации – даны. 10-й – высший. У меня сейчас 7-й дан. В «кулаке белого журавля» у меня восьмой дан из девяти.

– Так вам есть ещё к чему стремиться?

– Занятия боевыми искусствами – это ПУТЬ! А суть любого пути – это ШАГ! Поэтому не важно быстро или медленно ты развиваешься. Главное – не останавливаться!

- Удачи вам, и пусть ваши ученики учатся драться, чтобы никогда не драться! А, тем более, чтобы не прибавляли вам грехи!

Лидия Чебан

3
1
0
0
0

Добавить комментарий

500

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Надо ли сносить памятники советской эпохи?
Родовая книгаКатрук Валерий