COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 770 910 БОЛЬНЫХ 289 025(+648)  ВЫЛЕЧИЛИСЬ 273 259    УМЕРЛО 6695(+16) Подробнее
Цены на топливо новостей: 163
Президент новостей: 2923
Власть новостей: 6634
ГМО и прививки новостей: 1215
Новости Кишинёва новостей: 2708

Новации ради сохранения традиций

4 авг. 10:00 (обновлено 5 авг. 18:00)   Интервью
2749 0

Наш собеседник – настоятель Мазаракиевского храма, благочинный старообрядческой епархии Молдовы Андрей Вознюк.

- Отец Андрей, вы – настоятель столичного храма, но недавно почти неделю провели в селе Кунича Флорештского района. Это было связано с обязанностями благочинного епархии?

- Именно так. Кунича – самое старинное старообрядческое село в Молдове. 18-го августа прошлого года там умер настоятель местной церкви отец Стефан, и до сих пор мы не можем найти ему замену. В старообрядчестве кандидат в священную степень, говоря нашим языком, должен быть чистым человеком и непременно женатым. До свадьбы он и его жена должны хранить девство. Почти год мы ищем достойного кандидата на этот пост, который стал бы в селе истинным духовным оплотом. Ищем не только в республике, но и в России, на Украине. Надеюсь, в скором времени решим этот вопрос, ведь столь долгое время Кунича остается без священника впервые за всю свою историю. Поэтому и пришлось мне в те июльские дни решать в селе множество задач, выполнять все требы и службы. Служил три литургии подряд, потом было погребение умершего уставщика, посещал на дому болящих. Кроме того, провел в Куниче несколько собраний. Село большое, живое, народ проявляет большое усердие к церкви. Поэтому было важно, чтобы люди смогли высказать все свои предложения, опасения, просьбы.

- А сколько в республике старообрядческих общин?

- Пятнадцать. Священники есть в половине из них. Самая малая община – в Теленештах, она насчитывает около 10 человек. Самые большие – в таких селах как Старая Добруджа, Покровка, Кунича, в Кишиневе и в Тирасполе. Сегодня многие их жители покидают родные места, ищут лучшей доли за границей, становятся участниками российской государственной «переселенческой» программы. Но в целом на жизнестойкости епархии это не сказывается. В Молдове у старообрядчества глубокие трехсотлетние корни.


- В том числе – в Приднестровье?

- Конечно. Там у нас три общины – в Тирасполе, в Бендерах и в селе Бычок Григориопольского района. Вниманием они не обделены. Несколько лет назад в Тирасполе городская власть капитально отремонтировала крышу старообрядческого храма. А недавно серьезную помощь этой общине оказала солидная бизнес-структура: установила вокруг храма новый забор, участвовала в строительстве церковного дома. В Бычке новую церковную колокольню удалось возвести благодаря меценату, который родился в этом селе.

- Понятно, что пандемия не могла не повлиять на жизнедеятельность епархии.

- Она нарушила многие наши планы. Но если в Румынии липоване стали молиться на улице, установив летние алтари в палатках и беседках, то мы по этому пути не пошли. В самые тяжелые месяцы мы с амвона призывали прихожан беречь себя, своих близких и таким образом ограничивали количество молившихся в церквях.

К сожалению, из-за карантинных мер мы не смогли провести целый ряд мероприятий, посвященных 400-летию протопопа Аввакума – конференции, концерты, выставки, презентации книг. В 2020 году юбилей этого духовного подвижника, талантливого писателя планировалось торжественно отметить в старообрядческих общинах на всех континентах. Мне удалось лишь прочитать свой доклад на онлайн-конференции, организованной в Москве, в Доме Пашкова.

Помешал ковид достойно отметить в прошлом году и 100-летие нашей епархии. В 1920 году был официально назначен первый епископ Кишиневский Иннокентий Усов. 20 лет этот архиерей возглавлял епархию. В его честь мы хотели заложить новую традицию и провести Иннокентьевские чтения. Владыка Иннокентий был пишущим архиереем, оставил после себя целое наследие трудов. Этой же дате, 100-летию епархии, мы хотели посвятить и фотовыставку Сергея Цымбалюка, собравшего за несколько лет большой фотоархив, повествующий о жизни старообрядцев республики. Еще одна наша мечта – помочь известному историку Наталье Абакумовой в издании книги обо всех старообрядческих приходах Молдовы. Ею собран ценнейший архивный, научный материал, который мы бы дополнили раритетными фотодокументами. Такую книгу по достоинству оценили бы не только последователи древлеправославия, но и все, кого интересует жизнь русских людей на молдавской земле. Без спонсорской помощи в таком деле не обойтись, и я очень надеюсь, что откликнется меценат, готовый поддержать знаменательный проект.

Как я уже сказал, пандемия спутала многие планы. Как только она отступит, мы непременно будем воплощать задуманное в жизнь.

- Насколько я понимаю, из-за карантинных препон возникла пауза и в общении предстоятеля РПСЦ митрополита Московского и всея Руси Корнилия и главы старообрядцев в Румынии Белокриницкого митрополита Леонтия. Их встреча в стенах Мазаракиевского храма 10 мая 2018 года стала историческим событием, после которого предполагалось посещение митрополитом Корнилием Румынии в 2020 году.

- Это историческое событие для всех последователей древлеправославия, ведь речь идет о братских христианских церквах, в которых необходимо поддерживать христианскую любовь. Это важный залог для проповеди в современном мире. Без совместных служб это невозможно. Единение крепнет через радость молитвенного общения, через литургию, что и переводится как ОБЩЕЕ ДЕЛО. Символ единства – единая чаша, из которой причащаются все христиане. Если братские церкви перестанут вместе молиться, они перестанут быть братскими. А это и вовсе не логично – Христос не может быть разделен. Причем крайне важно, чтобы вместе молились и митрополиты, являя тем самым апостольскую любовь. В прежние годы это происходило в Белой Кринице, в Черновицкой области. А вот в Москве совместных молитв двух митрополитов не припомню вовсе.

Очень нужен всем нам и общий Собор, где вместе с русскими братьями из Румынии мы могли бы обсудить назревшие церковные вопросы. Ведь надо понимать, что Белокриницкая митрополия, которая вынужденно, по определенным историческим причинам, была перенесена из Белой Криницы в Румынию, не ограничивается только Румынией. Белокриницкий митрополит окормляет всех христиан-старообрядцев, находящихся за рубежом, - это Европа, Америка, Австралия, другие страны и континенты. Так вот, в московской митрополии в последние годы был канонизирован ряд святых, а в Белокриницкой они еще не канонизированы. То есть мы постепенно расходимся в разные стороны. Вот почему была так важна майская встреча 2018-го года в Мазаракиевском храме. Отмечу, что впервые за последние годы собралось такое количество архиереев – 11 епископов с обеих сторон. Длились переговоры почти целый день. А едва они закончились, по умиротворенным, улыбающимся лицам всех их участников стало ясно, что они не прошли даром, по ключевым вопросам было достигнуто взаимопонимание. Тогда-то митрополит Корнилий впервые получил приглашение посетить Румынию в 2020-м году. А на 2019-й год была намечена очередная встреча в Кишиневе, в нашем храме, который таким образом становится единственной нейтральной площадкой, где могут взаимодействовать митрополиты. Убежден, как только отступит пандемия, и визит в Румынию, и очередная встреча в Кишиневе будут готовиться без проволочек.

- Насколько я знаю, в 2015 году в Мазаракиевской церкви был обнаружен богатейший старообрядческий епархиальный архив, охватывающий период с 1944 года. Какова его судьба?

- Исследовать эти во многом уникальные документы – рукописи, дневники, письма священников и мирян, певческие и богослужебные книги нам помогала преподаватель МГУ им. Ломоносова Наталья Литвина, один из организаторов научных полевых археографических экспедиций по изучению старообрядческих общин в Молдове. Чрезвычайно интересен архив, оставленный владыкой Иосифом, возглавлявшим епархию с 1945 по 1961 годы. Все в нем рассортировано, систематизировано, пронумеровано, вплоть до анонимных писем. Благодаря этому мы можем подробно знакомиться с жизнедеятельностью всех 20 общин епархии тех лет. Очень любопытен личный дневник владыки. Нетрудно представить истинную ценность этих записей, сделанных живым, образным языком.

- А правда, что по сей день сохраняется надежда найти бесследно исчезнувший довоенный епархиальный архив, включающий в себя и труды владыки Иннокентия?

- Хочется верить, что он найдется. В те годы в Молдове жили такие апологеты старообрядчества как известный историк, один из самых плодовитых писателей-старообрядцев своего времени Федор Мельников, отец Стефан Кравцов, ставший митрополитом Белокриницким, отец Кирилл Иванов, другие талантливые писатели, исследователи старообрядчества, священники. Они вели переписку с яркими личностями, издавали книги, брошюры. Их тут называли «русская партия». Кстати, лет 10 назад большая часть наследия Мельникова была совершенно случайно обнаружена в Румынии, во время ремонта, под стрехой старого дома. Пожилой владелец дома хотел бросить свою находку в печь. К счастью, он все же показал эти бумаги священнику. Тогда и выяснилось, что находка бесценна. Она легла в основу восьмитомного издания Мельникова, включающего ценнейшие материалы о старообрядчестве.

- Вы создаете при храме ризницу-музей старообрядчества Молдовы. О чем расскажут его экспонаты?

- Полноценно музей заработает, когда оборудуем его специальными стеллажами. Но помещение это в Духовном центре мы начали обживать, во многом - благодаря писателю, краеведу Павлу Любичу. Здесь представлены живописные работы художника Петра Рыльского, запечатлевшего на полотнах свою малую родину – село Покровка. А основные фонды составят многочисленные архивные материалы – фотографии, дневники, письма, рукописные книги, созданные у нас, на юге Бессарабии, и привезенные сотни лет назад из России. Представим в музее иконы, богослужебные предметы – потиры, кадила, старинные нательные крестики. Надеюсь, в ближайшем будущем бесценными экспонатами станут и облачения священников XIX века, которые благодаря посольству России удалось вывезти в Москву для реставрации, поскольку в Кишиневе реставрировать старинные ткани практически невозможно.

Очень важно для нас оборудовать не только музей, но и книгохранилище, иконохранилище, помещение для архивных документов. Здесь же, в Духовном центре, уже в сентябре откроется воскресная школа для детей и взрослых. Все это превратит храм не просто в религиозный, но и шире – в культурный центр старообрядчества, где будут изучать его историю и сегодняшний день. Кстати, здесь рождается и наша епархиальная газета «Виноград». Ее выпуск продолжится осенью в том же формате А4 на 12 страницах. Как и в прошлых номерах, будем публиковать в «Винограде» материалы о жизни епархии, статьи о деятельности митрополии, документы соборов, заседаний совета митрополии, богословские, канонические, исторические статьи.

- Наслышана о чудо-реставраторах Наталье Голенко и Георгии Николаеску, возрождающих уникальный иконостас из храма села Покровка. В Духовном центре нашлось место и для их мастерской?

- Как благочинный епархии я контролирую работы по реставрации этого древнего цельного иконостаса. Возрождают его действительно замечательные мастера, реставраторы высшей категории. В Духовный центр мы привозим им из Покровки по нескольку икон, всего их в этом иконостасе около 70, некоторые – высотой до одного метра. Практически каждая из них хранит свою тайну: под ликами святых вдруг обнаруживается целый ряд наслоений, так называемых поздних записей. Да плюс к тому – наслоения копоти. Нужно помнить, что иконостас – первое, на что обращает взор вошедший в церковь человек. Долгие годы в наших храмах вынужденно устанавливали «сборные» иконостасы, составленные из отдельных икон. А в традиции русского старообрядчества, сложившейся еще в XV веке, - цельный большой русский иконостас, который имеет свою смысловую систему. Сохранить ее – наш долг.

- Отец Андрей, вам 37 лет. В отношении старообрядческого священника это прозвучит некорректно, но для своих лет вы сделали блестящую карьеру: являетесь настоятелем главного старообрядческого храма страны, 6 лет назад были избраны благочинным епархии. Вы участвуете в заседаниях совета митрополии в Москве. А по образованию, насколько я знаю, вы юрист?

- Да, окончил Бельцкий госуниверситет, факультет права, однако по специальности работать не довелось. Развозил хлеб, несколько лет трудился в типографии печатником, шелкографом. Но юридические знания пригодились. В сущности, вся Кормчая книга – свод церковных законов – построена на римском праве. А к вере я шел с раннего детства, хотя родители были простыми советскими людьми, очень добрыми, трудолюбивыми. Мама, она из старообрядческой семьи, работала воспитательницей в детском саду, отец – на сахарном заводе. Он принял нашу веру перед тем, как венчаться с мамой. Меня же в мир древлеправославия привела бабушка, мамина мама Елизавета Яковлевна Субботина. Старообрядчество заключается не только в посещении церкви. Важны весь жизненный уклад, быт, пропитанный христианством: ежедневные молитвы, строгие посты. Перед каждым делом нужно перекреститься. Бабушка пресекала всякие юношеские дурости. В церковь я ходил с ней лет с 10. Когда у двоюродного брата появился первый компьютер, она в ту комнату даже не заходила.

- Знала бы Елизавета Яковлевна, что ее любимый внук будет сам верстать на компьютере епархиальную газету!

- Да, тогда представить это было невозможно. А вообще, к вере я в детстве шел невероятно упорно. Как-то даже в куничский монастырь сбежал. Мать меня разыскала, увезла домой. Но потом смирилась, разрешила даже проводить там каникулы. Меня же туда влекла иконопись. Я всегда любил рисовать, а в монастыре трудилась семья потомственных иконописцев Москвичевых – теперь уже покойная Евдокия и ее дочь Анфиса. Они многому меня научили. После 11-го класса я целый год в монастыре с их помощью постигал секреты этого искусства. Очень повлияли на меня и занятия в воскресной школе при церкви села Покровка, где познакомился со своей будущей супругой Татьяной.

- Еще недавно трудно было представить себе подобную открытость старообрядцев - конференции, фотовыставки, концерты. Все ли ваши единоверцы приветствуют такую готовность к диалогу с обществом, с государством?

- Нет, не все. Но подавляющее большинство понимают, что в нынешних реалиях жить в условиях самоизоляции нереально. Необходим диалог с властью, диалог между различными старообрядческими согласиями. В последние годы мы получили возможность дискутировать и на московских круглых столах, которые до пандемии стали традиционными. Их участники – священники, ученые-историки, философы, культурологи, студенты гуманитарных вузов. В обществе растет интерес к старообрядчеству – все больше выходит книг, журналов, телефильмов об истории древлеправославия.

Особо отмечу, что многие наши праздники, конференции, научные экспедиции проводились при содействии посольства России, представительства Россотрудничества. Мы благодарны российским дипломатам за внимание и поддержку: к рождеству епархия получает подарки для ребятишек и ветеранов. Известно, какие великолепные колокола для старообрядческого кагульского храма были подарены посольством России. Не раз вручали нам дипломаты и книжные дары для воскресной школы. Совсем недавно, в июне, большой книжный дар сотрудники Русского дома в Кишиневе доставили в село Покровка, пообещав также содействие в оборудовании нашего музея специальными стеллажами.

- В феврале нынешнего года церковный совет при Мазаракиевском храме возглавил новый председатель – Яков Тимофеевич Тютюников, благодаря которому уже удалось решить ряд застаревших проблем…

- Он оказался хорошим организатором, предприимчивым председателем совета. Благодаря его стараниям, решен вопрос с регистрацией двухэтажного здания Духовного центра в БТИ, прорабатывается проблема газификации всех помещений на территории храма, реконструирована свечная лавка. Большую партию различных товаров для нее Яков Тимофеевич сумел привезти из Москвы – из-за пандемии в этом плане были большие сложности. А главное, он лично налаживает сейчас производство свечей из натурального воска. В одном из подвальных помещений при церкви оборудована мастерская, в России закуплены специальные свечные матрицы. Если все получится как задумано, сможем снабжать свечами не только столичный приход. В общем, идей у Якова Тимофеевича много, в том числе, связанных с экскурсионной деятельностью на территории Мазаракиевской церкви.

- На всем постсоветском пространстве сохранилось лишь три старообрядческих монастыря: в Улейме под Ярославлем, в Белой Кринице на Украине и в Куниче. Как вы считаете, можно ли сделать куничскую обитель открытой для экскурсий? Побывать там хотят очень многие.

- Убежден, что делать этого не стоит. Монастырь – уход от мира, молятся там ежедневно, еженощно: моление общее, молитва личная, моление на сон грядущий, чтения поучений во время обеда… Конечно, в больших монастырях, таких как в Улейме, послушницы могут уединяться. Там на огромной территории расположено несколько зданий, несколько храмов. У нас же 3 инокини и 7 насельниц во главе с настоятельницей монастыря матушкой Соломонией живут и трудятся в небольшом помещении, которое совмещено с церковью. Какие уж тут экскурсии?

- Отец Андрей, мужской хор вашего храма славится далеко за его пределами. Не раз слышала, как лестно отзываются люди и о вашем певческом даре – о мощном голосе, удивительно созвучном с хором, об особых погласицах, хранящих наши южные старообрядческие певческие традиции. Не случайно несколько лет назад зритель невероятно тепло приветствовал ваш хор на вечере духовных песнопений в переполненном кишиневском Органном зале.

- Да, хор не раз выступал и в концертных залах, и в Москве, на Рогожской слободе, и в храмах других городов. Мы стараемся исполнять песнопения, сохранившиеся именно в наших краях. Они записаны крюковой нотацией, в рукописях, созданных в здешних южных регионах. Поэтому и призывают нас ученые как зеницу ока хранить эти традиции. Поясняют, что в России пение чуть суше, академичнее, а наши напевы ярче, душевнее.

Кстати, 18 июля, когда все христиане отмечали день памяти преподобного Сергия Радонежского, в Доме культуры села Покровка прошел вечер духовных песнопений, где выступили четыре хора – из Мазаракиевского храма, из тираспольской старообрядческой общины, из Куничи и из Покровки. Концерт этот собрал и местных жителей всех возрастов, и многочисленных гостей.

- В Молдове не раз проходили научные полевые археографические экспедиции по изучению всех аспектов жизни старообрядческих общин. Руководила ими профессор МГУ им. Ломоносова Ирина Васильевна Поздеева. Насколько важно, на ваш взгляд, продолжать такие масштабные исследования?

- Эти экспедиции не случайно проходили при благословении митрополита Корнилия и епископа Кишиневского и всея Молдовы Евмения. Старообрядцы очень благодарны Ирине Васильевне и ее соратникам за титанический труд по изучению, сбережению древлеправославной культуры на молдавской земле. Как известно, в ходе экспедиций были обнаружены ранее неизвестные старинные рукописи, собраны богатейшие архивные материалы. По словам ученых, в Молдове обнаружены все основные типы старообрядческих книг XVII века, причем, в хорошем состоянии! К тому же у нас представлены издания всех основных типографий XVIII века, в том числе – крупнейшей, широко известной Клинцовской. А ведь именно книги всегда были основой христианской культуры.

Конечно, мы надеемся, что такие научные экспедиции будут продолжены, и в Молдову вновь приедут российские ученые. Помню, как они поражались тому, что в наших селах люди иногда по 6-8 часов кряду отвечали на их вопросы, демонстрируя прекрасное знание своей родословной как минимум до четвертого колена.

Кстати, именно Ирина Васильевна Поздеева озвучила крайне важную формулу, которая должна помогать сбережению древлеправославной культуры – новации ради сохранения традиций. Именно благодаря энергичному, упорному, бесстрашному постижению нового, прогрессивного старообрядцы во все времена могли сохранять свой уклад, культуру, веру.

Беседовала Татьяна Борисова

Поделиться:

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Как вы относитесь к введению обязательности предъявления COVID-сертификата в Республике Молдова?
🔽🔽