ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Нику Цэрнэ: Когда мы говорим о рок-музыке, то подразумеваем под этим что-то честное и настоящее. Ч. 2

В первой части своего интервью руководитель культовой группы Gîndul Mîței рассказал о том, как стал музыкантом – не имея слуха и голоса в детстве, почему из всех искусств для него важнейшим является отнюдь не кино и театр, так ли уж плоха была советская пропаганда и о многом другом. Во второй части Нику Цэрнэ продолжает отвечать на наши вопросы - искренне, творчески и глубоко вдумчиво. То есть так же, как он делает все в своей жизни.

Группа Gîndul Mîței сейчас пишет материал для нового альбома. Мне, когда я недавно заходил к вам на репетиционную базу, довелось послушать несколько новых мелодий. Когда мы все сможем их услышать?

Да, пандемия, конечно, внесла свои коррективы и в нашу работу над новым альбомом Gîndul Mîței. К сожалению, мы с музыкантами виделись редко в этот весь период, разве что переписывались в фейсбуке. Но останавливаться мы не собираемся, потому что остановиться и ничего не делать больше – это слишком просто. Кстати, в 2021 году нашей группе исполняется 25 лет. И я уверен, что в скором времени вся эта проблема с коронавирусом закончится или, как минимум, мы научимся держать ситуацию под контролем. И я думаю, что зимой или весной будущего года мы начнем работу в студии и начнем выпускать по одной-две новых песни. А где-то в мае, или даже, скорее, в сентябре мы планируем организовать серьезное мероприятие, где будут и приглашенные музыканты – к примеру, у меня есть мысль пригласить одну группу с молдавскими корнями из России, и одну группу из Румынии, а также чтобы выступили пара коллективов из Молдовы и, понятное дело, мы сами. То есть, это будет такой мини-фестиваль длительностью около трех-четырех часов. Уверен, что люди придут на этот концерт, ведь они за время пандемии сильно соскучились по живым концертам. Конечно, есть и финансовые проблемы, но я думаю, мы справимся.

Кстати, сейчас у меня и со временем все не гладко, потому что с недавних пор я стал директором театра Ginta Latină, а это – новая ответственность, какие-то другие приоритеты…


Фото: Концерт группы Gîndul Mîței

О, так мы можем поздравить тебя с новой должностью?

Скорее, пожалеть, потому что это не так просто – на мне теперь большая ответственность, как я уже сказал. Но я отказываюсь верить в то, что у меня не будет времени для группы, потому что Gîndul Mîței – это не просто музыкальный коллектив, это – проект моей жизни… Поэтому я уверен, что в начале следующего года все-таки запишем и выпустим несколько новых песен.

Твой коллега по группе Gîndul Mîței, гитарист Сергей Яровой (Ярик) записал недавно свой второй сольный альбом. Что ты можешь сказать о его сольном творчестве? Нравится ли оно тебе?

С нового альбома я успел послушать лишь несколько песен, но зато я прослушал весь первый сольный альбом Ярика. Могу сказать, что Сергей – очень талантливый человек, у него много великолепных музыкальных идей. И я только рад за него и аплодирую ему за то, что он выражает свои мысли при помощи своей музыки. Я, честно говоря, очень бы хотел увидеть сольный концерт Ярика с его программой, и чтобы люди увидели и услышали его, потому что то, что он делает – это качественная музыка, великолепный поп-рок. Я бы сам, честно говоря, спел бы какую-нибудь из его сольных песен.

Несколько лет назад ты был среди членов жюри на шоу «Moldova are talent». Туда приходили разные люди – и талантливые, и не очень. Помню, что кому-то из них тебя удалось поразить. Скажи, пожалуйста, известно ли тебе что-нибудь о дальнейшей судьбе этих участников проекта? Удалось ли им развить свой талант и реализовать себя?

Недавно смотрел выпуск шоу «Vocea României» - там как раз выступала Ана Мунтяну. Именно она мне тогда понравилась на «Moldova are talent» – ей было лет 14, сейчас ей уже, наверное, 18 или 19. Она великолепна! И вот она выиграла шоу «Vocea României», участвует еще в каких-то проектах. И я очень надеюсь и верю, что в будущем она будет расти и достигать еще больших вершин. Но я бы тут хотел отметить одну деталь: каждому певцу нужен и подходящий композитор, иначе так можно остаться навсегда в какой-нибудь кавер-группе. Поэтому я желаю Ане Мунтяну, чтобы у нее появился композитор, который выведет ее на большие мировые сцены. У нее очень большой талант!

В одном из интервью ты рассказывал историю о девушке, которую спасла от самоубийства песня группы Gîndul Mâței «Requiem». Там есть сильные слова, которые, скорее всего, и остановили ее от рокового шага. Вопрос у меня такой: вот после подобных случаев можем ли мы утверждать, что творчество, музыка способны спасать жизни и останавливать зло?

Я так скажу: все мы являемся музыкой, и все вокруг нас – музыка. Она вечна и у нее нет границ. Нот всего семь, а музыка безгранична и бесконечна. Музыка – это все. Я никоим образом не хочу обидеть другие виды искусства, но все-таки музыка – царица всех видов и направлений искусства. И, конечно, музыка способна изменить человека, она способна спасти жизнь, остановить зло и т.д.

Какие воспоминания остались у тебя о 90-х годах в плане музыкального развития и атмосферы музыкального тусовки нашей страны?

В моей жизни, как я уже говорил, музыка появилась во времена СССР, и я не хочу говорить плохо о тех временах, потому что было очень много светлых моментов – мы были детьми, мы смотрели те самые фильмы, которые я также упоминал, даже снега тогда на улице было больше, чем сейчас, родители наши были молоды, а дедушки и бабушки – живы… И тогда, помимо той музыки, что звучала по радио и телевизору, мы начали понемногу узнавать о другой музыке – тех же Ozzy Osbourne, Led Zeppelin, Motley Crue, Judas Priest, Skid Row и т.д. И я чувствовал себя просто обезоруженным перед этим всем разнообразием! И это было начало!

Впервые на рок-концерт я попал в 14 лет – это было выступление группы Cuibul в ДК «Мезон». Гитаристом тогда у них был парень по прозвищу Джонни – кто-то мне говорил, что его уже нет в живых, а может быть он до сих пор живет и здравствует – не знаю… На барабанах тогда играл Гена Барбу. Впервые в жизни я тогда увидел драйв своими глазами! Поверь, я тогда чуть не потерял сознание от вспыхнувших во мне эмоций! Это было невероятно! И тогда я сказал себе, что я хочу играть в рок-группе.

Помню, тогда была еще такая группа – The Flying Postmen. Они один-в-один играли битлов. Они выступали на так называемых дискотеках, которые проводились у нас в актовом зале лицея, и это было очень круто. Потом первую электрогитару и первую бас-гитару мне и моему однокласснику тоже дали ребята из группы The Flying Postmen – эти инструменты были уже старенькими, и мы решили их реанимировать. Помню, я тогда купил на всем известном рынке под названием «Птичка» струны, мы их натянули на эти гитары и стали заниматься.

Фото: Выступление группы Gîndul Mîței в клубе Black Elephant

Также, помню в 90-е годы на Ботанике организовывались концерты, и, если я не ошибаюсь, этим занимался Слава Дынга – брат Игоря Дынга из Cuibul. Я помню эти концерты – например, выступление группы Utopia с Андреем Палащенко, Гариком Твердохлебом и Махмудом – они тогда все были длинноволосые.

Все мы тогда были искренними и честными, верили в то, что мы делаем – ведь это самое главное, не так ли?

90-е годы были началом, 90-е годы были основой, 90-е годы были временем проб. Жаль, что сегодня у нас нет того нерва, того безумия в хорошем смысле слова, когда ты чувствуешь себя бунтарем! В целом, это были хорошие времена, и, к сожалению, многие наши группы не дожили до сегодняшних дней – кто-то оставил занятия музыкой, кто-то уехал, кто-то умер… Но могу с уверенностью сказать: рок-тусовка 90-х годов в нашей стране была намного шире и разнообразнее, чем сегодня.

Нику, как ты думаешь, почему в наших селах нет рок-групп?

Наверное, потому что мы являемся, все-таки, консервативным народом в плане музыки. Речь идет именно о народной музыке, о фольклоре, что, сразу же хочу сказать, не является чем-то плохим. Другое дело – так называемая авторская «народная» музыка, которая пишется на заказ. Никого не хочу обижать при этом, но все-таки. А молдавское село – оно не меняется, и это происходит на протяжении сотен лет. Нам, и особенно сельским жителям, ближе все-таки фольклорные напевы и эта самая овечья кушма на голове… Село консервативно, поэтому джазу или рок-музыке туда пробиться непросто. Кстати, и выступать рок-группам сложно в селах – скорее всего, я там могу исполнить «Și-așa-mi vine cîteodată...» или «Hostropăț», который мы с группой Gîndul Mîței сделали в рок-обработке. Также, выступая в селе, мы, скорее сыграем те же «Proba credinței» или «Prieten de drum», «Am să vin». Вряд ли мы исполним там песню «La Ciocana», конечно…

Кстати, расскажу тебе интересную историю! Обратилась ко мне как-то одна девушка – наша молдаванка, которая собиралась выходить замуж за американца. Она очень хотела, чтобы мы сыграли у них на свадьбе. Мы начали договариваться о цене, о каких-то технических нюансах. Тогда нам еще пришлось обращаться к другим людям за помощью по поводу оборудования, транспорта и т.д. В общем, мы все вопросы решили и были готовы. А свадьба, кстати, должна была проходить в селе Спея Новоаненского района. И вот, примерно за месяц до свадьбы звонит мне сестра невесты и говорит следующее: «А вы могли бы не играть на свадьбе, потому как родственники из села, узнав, что вы будете выступать у нас, сказали, что не придут. Меня это, конечно, немного задело, но я не мог отказать ей в ее просьбе». Конечно, перед нами извинялись, сказали, что невеста была настолько сильно огорчена таким поворотом событий, что была готова отказаться от собственной свадьбы. Вот такая вот история. А вообще, город, конечно, куда ближе к року и лучше воспринимает его.

Чего не хватает творческому человеку в Молдове, чтобы чувствовать себя счастливым?

Не хватает рынка. Рынка, где бы он мог проявить себя как творческая личность. Мы все видим, что наши музыканты вынуждены продвигать себя и свое творчество либо в России, либо в Румынии. Но сейчас российский рынок, можно сказать, закрыт – кстати, мы в 2005-2007 гг. были достаточно активны на территории Российской Федерации. Помню, нам тогда помогал лидер группы «Танцы Минус» Вячеслав Петкун, у которого была свое агентство, и кто-то из Молдовы держал с ними связь, благодаря которой у нас было немало концертов в России – мы играли и на фестивалях, и в клубах, и на кораблях. Играли там даже для олигархов! Но потом в один момент доступ на российский рынок для групп из других стран был перекрыт. А у нас выступать и проявлять себя творческим людям особо негде, к сожалению, кроме как на свадьбах и кумэтриях. Тут я имею в виду кавер-группы, которые я, честно говоря, запретил бы вообще. Понимаю, что многие сейчас набросятся на меня за эти слова, включая и нашего коллегу по группе Gîndul Mîței Митрича. Я все-таки считаю, что нужно играть свою музыку – какой бы она ни была – хорошая или плохая, но она твоя. А вот так, взять и разучить несколько мировых хитов и играть их, получая за это деньги, я считаю абсолютно неприемлемым и постыдным делом. Но если так хочется и нравится исполнять чужую музыку, то делай и какие-то авторские отчисления! Да, у этих музыкантов из кавер-групп есть дорогие машины, большие дома, но я их не считаю артистами, творческими людьми – для меня они просто халтурщики. Да, пусть они и отлично играют, поют, но меня это никак не убеждает.

В общем, могу сказать, что по-настоящему творческому человеку в Молдове показывать свой талант негде – по крайней мере, на данный момент это так.

Ты, как артист, известная личность, часто раздаешь автографы. Я тебе показал автограф на банкноте достоинством в один лей, который ты мне оставил в 2005 году. А на каких еще необычных вещах тебе приходилось оставлять свою подпись?

Однажды мне довелось оставить свой автограф на женской груди. Это произошло в Бельцах, на одном из фестивалей, на котором мы выступали с группой Zdob și Zdub. Мне нужно было отлучиться, и навстречу мне вышла девушка, которая попросила у меня автограф. У нее тогда в руках был какой-то блокнот, но я решил пошутить, и сказал, что расписываюсь только на груди. И она, недолго думая, предоставила мне такую возможность! Я был и удивлен, и смущен одновременно! Потом она спросила, где находится Рома Ягупов – я ей показал примерное направление, и она поспешила туда! Не сказать, что я был шокирован тогда, значит ничего не сказать!

Также я оставлял свой автограф на дисках, на руках, газетах, книгах. На салфетках просили расписаться – я всегда отказывался, потому что салфетка потом точно отправится в мусорное ведро, долго храниться не будет такой автограф! И, кстати, на деньгах я тоже отказывался оставлять автограф – это тебе удалось меня поймать, наверное, в какой-то другой период, когда я еще был не против таких вещей.

Нику, если позволишь, я задам тебе более личный вопрос. Когда-то у тебя были проблемы с лишним весом, потом ты резко похудел, что удивило очень многих твоих поклонников. Многие обеспокоились состоянием твоего здоровья. Хочу тебя спросить, сколько ты весил больше всего и как тебе удалось так быстро сбросить вес?

Больше всего я весил 117 килограммов. Сейчас я вешу примерно 103-104 кг. Похудел я тогда до 75 кг. Случилось это из-за некоторых гормональных проблем, неполадок со здоровьем, но все разрешилось благополучно. Но в тоже время я тогда и усиленно занимался спортом. Помимо этого, я соблюдал диету – отказался от алкоголя, сахара, хлеба и картофеля. Сейчас я тоже планирую к весне будущего года сбросить вес, чтобы прийти к отметке 92 кг.

Хотелось бы в беседе с тобой уделить немного времени и внимания вопросу об отношениях между мужчиной и женщиной. К примеру, у меня есть для тебя один достаточно интересный и, как мне кажется, актуальный вопрос: как ты считаешь, можно ли просто дружить с женщиной, в которую ты влюблен, но она не отвечает тебе взаимностью?

Такое бывает, но я не верю в такую дружбу. И я бы посоветовал выйти из подобных отношений, потому что это потеря времени. Человек, которому ты по-настоящему нужен и который по-настоящему нужен тебе может находиться совсем рядом, но ты его просто не будешь замечать. Не думаю, что нужно добиваться взаимности, если человек не испытывает к тебе аналогичных чувств. Я считаю, что нужно забыть его и двигаться вперед. Кстати, в последнее время я часто прихожу к выводу, что одним из факторов, заставляющих цивилизацию двигаться вперед и развиваться, является забвение. Время способно лечить душевные раны, и ты можешь начать новую жизнь с нуля.

Где в Кишиневе чаще всего можно встретить Нику Цэрнэ?

Конечно, в нашем театре «Teatru Fără Nume»! Ну, и дома. Для меня мой дом – это моя крепость. Здесь я нахожусь с любимым человеком, рядом - любимый кот.

И живешь ты не на Чеканах, как я понимаю?

Да, на Чеканах я не живу с 2000 года. Там я прожил с 1983 по 2000 год. А сейчас я живу в центре.

Кстати, недавно, как и многие другие наши сограждане, я переболел новым коронавирусом – правда, в легкой форме. Я потерял обоняние и вкус, меня немного знобило, температура не была особо высокой. Примерно через пять дней восстановилось обоняние и вернулся вкус, улучшилось самочувствие, и сейчас у меня все хорошо. Всем желаю здоровья и будьте осторожны, сторонитесь больших скоплений людей, чтобы не заразиться! Мыслите позитивно, ведь мы то, о чем мы думаем! Мы - то, что мы любим, как говорил поэт Никита Стэнеску.

Фото: Нику Цэрнэ

Нику, у нас есть небольшой блиц-опрос. Нужно отвечать максимально коротко на вопросы. Ты готов?

Да!

Твой любимый вид спорта.

Я люблю заниматься плаванием, а смотреть я люблю больше всего футбол.

Любимая марка автомобиля.

Не знаю… У меня нет собственного автомобиля, поэтому сложно сказать. Mercedes, наверное, хорошая машина, BMW…

Твой любимый поэт.

Их несколько: Стэнеску, Эминеску и Пэунеску.

Любимое блюдо.

Жареная картошка, приготовленная моей мамой.

Любимое время года.

Я люблю лето. Я ведь и родился летом!

Спасибо тебе большое, Нику, за это интервью! Удачи и до новых встреч!

Беседовал Николай Мишкой

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load