COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Николай Паскару: «Надо срочно и жестко пресекать внутренний саботаж»

Николай Паскару: «Надо срочно и жестко пресекать внутренний саботаж»

После того, как в конце мая депутат-социалист Олег Тетеря сложил свой мандат, следующим депутатом от фракции ПСРМ в парламенте стал Николай Паскрау. Молодой, активный, он, по мнению коллег по фракции, «является не только спортсменом, но и настоящим борцом за ценности нашего народа, патриотом молдавского народа».

Николай - магистр политических наук, политолог, юрист, преподаватель-тренер, основатель молодежного движения «Воевод». С ноября 2019-го по июнь 2020 года входил в состав Муниципального совета Кишинева в качестве советника от ПСРМ. 18 июля ему исполнится 45 лет.

В интервью для Noi.md молодой депутат рассказал о своих приоритетах, о сложностях, с которыми сталкивается в своей работе и о том, как изменилась его жизнь в новом статусе.


Многие депутаты отбывают в парламенте не только второй, но и третий, и четвертый срок. А вы – новичок. Какой была ваша первая реакция, когда вы узнали, что стали депутатом? Ведь это было неожиданно?

Это было не так уж неожиданно, потому что, исходя из тех событий, что происходят у нас, я знал, что уже скоро стану следующим. Так что у меня не было такого уж взрыва эмоций. Наверное, больше обрадовались мои близкие, мои друзья, коллеги по организациям «Воевод» и «Опора Молдовы».

До этого я уже пробовал себя в политике, был кандидатом в депутаты на участке №37 в Яловенском районе. Тогда я в парламент не прошел, и это было ожидаемо, я знал, что это один из самых тяжелых районов. Но это была так сказать, разведка боем.

Но опыт работы, которую я делал до сих пор на протяжении последних десяти лет в неправительственных организациях, пригодился. У меня есть опыт в политической аналитике, ведь имея образование политолога, закончив Академию публичного управления при президенте, мне было бы интересно больше узнавать о том, что творится в политике. Меня часто приглашали на телевидение, спрашивали мою точку зрения по тем или иным вопросам. Так что я, может быть, был более узнаваем, чем некоторые депутаты. Но отрадно то, что меня теперь больше слышат – другой статус.

Вы зарекомендовали себя в качестве активного и деятельного главы общества «Воевод». Будете ли продолжать сотрудничать со своими коллегами и единомышленникам, находясь в новом качестве?

Конечно! Уходя, так сказать, «наверх», я сразу смотрю, куда можно вернуться, поскольку не считаю себя великим политиком. «Воевод» - большая часть моей жизни, где мы делаем огромное дело, и в спорте, и в продвижении национальной идеи, и в развитии самой организации. У нас очень много интересных проектов в разных НПО, я продолжаю руководить организацией, кроме того, у нас очень хороший вице-президент, вообще, хорошая опытная команда. На протяжении двадцати лет мы совместно работаем в разных проектах, так что в этом смысле я спокоен.

Из-за карантина принять участие в работе парламента вам удалось не сразу. Чем вы занимались это время?

Как только начался карантин, мы, то есть организация «Воевод», сразу включились в волонтерское движение. Участвовали в разных мероприятиях, провели сотни акций. Были волонтерами по дезинфекции города, различных публичных мест и жилых зданий. Как вы помните, в первый месяц карантина население было напугано неизвестной угрозой, и мы своим примером хотели показать, как можно с ней справляться – каждый в своем частном или многоэтажном доме может заняться дезинфекцией дворов, подъездов, лестниц. Ведь коммунальные службы были перегружены работой и не могли везде успевать, так почему бы жильцам самим не взять ситуацию под контроль? И, надо сказать, после нашей работы было много хороших отзывов, люди звонили и спрашивали, где можно взять дезинфицирующие средства и так далее.

Устроили несколько благотворительных выездов в регионы - раздавали пакеты с продуктами. Мониторили ситуацию, выходили с различными предложениями, в том числе к правительству, обращались к министрам. Например, к господину Пержу, министру сельского хозяйства, мы, в качестве организации «Опора Молдовы» вышли с рядом инициатив, предлагая запретить вырубку леса и экспорта древесины. У нас с общественной организацией Eco Dava были сотни совместных акций и выездов, касающихся защиты природы.

Мы очень рады, что нас услышали, и по всей Молдове уже начались рейды, в том числе с участием СИБ. Мало того, сейчас парламент будет выходить с новым проектом, который предусматривает во-первых, вообще запретить экспорт леса, а во-вторых, каждый год сажать по 14 млн деревьев.

Кроме того, в Генеральную прокуратуру вышли с запросом, касающимся состояния канализации в Страшенском районе. Это серьезная проблема: все канализационные стоки уходят в озеро Гидигич, и с этим нужно что-то делать.

Так что есть ряд вопросов, которые мы будем держать на контроле. И с моим новым статусом решать их будет немного легче, потому что ответы из министерств, прокуратуры и различных ведомств приходят быстрее.

После вашего первого комментария для прессы о своих приоритетах и ближайших планах качестве депутата, на одном из популярных телеграмм-каналов появился такой отклик: «Мы рассчитывали, что Паскару выступит с законопроектами в защиту молдовенизма: запрет унионизма, ввод Истории Молдовы в школах, поддержку молдавской диаспоры на Украине, уголовное наказание за пропаганду нацизма и все такое. Как бы не так. В интервью новый депутат рассказал, что собирается заниматься расследованием кражи миллиарда, проблемами малого и среднего бизнеса, вопросами молодежной политики…Жаль». Что скажете на это, Николай?

Скажу – пусть они будут здоровы.

Ну а если серьезно, то мы преследуем более масштабные цели и бьем по более широким мишеням, пытаясь решать самые глобальные вопросы из тех, что мы видим. А защита и продвижение молдовенизма – это наша обыденная, повседневная работа, по умолчанию, и я даже не стал это озвучивать. Конечно, мы будем продолжать ее делать. Это нутро нашей организации, где бы мы ни находились на протяжении пятнадцати лет, мы постоянно бьем в одну точку.

В чем я вижу одну из самых больших проблем? У нас все это время целенаправленно били по суверенитету, по истории Молдовы, по молдавскому языку… Мы не такие независимые, как нам бы этого хотелось. Мы находимся между разными геополитическими игроками, которые крепко связали нам руки.

И это проблема не сегодняшнего дня. Мы упустили очень большую часть времени для противостояния ей, и допустили появление большого количества людей, которые заинтересованы в том, чтобы разрушить наше государство. И они это делают систематически.

Возвращаясь к своему комментарию для СМИ, который вызвал неудовольствие одного из тг-каналов. Почему я считаю расследование кражи миллиарда первостепенной задачей? Мы должны понять, что эти деньги могли нам послужить и в образовании, и в медицине, и в других важных социальных областях. Они могли бы пойти на те же учебники и образовательные программы для молодежи. А еще есть целый пакет мер для спасения нашей страны, в том числе – для поддержки бизнесменов в период пандемии. И эти деньги как раз ой как пригодились бы для спасения того же малого и среднего бизнеса! Так что прежде, чем заниматься другими делами, нужно решать вот эту, глобальную проблему.

Увы, у нас очень коррумпированный парламент. А так не должно быть. Мы очень зависимы и находимся под большим прессом различных структур. И не только внешних. Часть депутатов, попавших в парламент, даже близко не живут проблемами простых людей. Даже близко! Это миллиардеры, это люди, которые взаимодействуют с разными крупными бизнес-корпорациями, и их совершенно не интересует, как живут избравшие их граждане, и никогда не будут им помогать. Все их действия имеют одну цель – спасение своих корпораций. Все, что делают группа Шора и Pro Moldova, они делают просто для того, чтобы спасти своих лидеров-олигархов и самих себя. Всеми методами.

И мне искренне жаль тех людей, которые их избрали. Потому что они даже не осознают, что тот бесплатный кусок сыра или колбасы, тот пресловутый хлеб за два лея, обойдется им в тысячу раз дороже – через повышение цен и тарифов на коммунальные услуги, низкие пенсии и так далее. Все-таки и самим надо иметь хоть какое-то представление о политической культуре. Понимать, что пролезшие в парламент мошенники всячески тормозят процесс демократизации страны, и прилагают для этого все свои силы. И сейчас, находясь в парламенте, я убеждаюсь в этом все больше.

Раньше у меня были какие-то иллюзии, какие-то представления о том, как мы должны видеть политические формирования – как некую матрицу будущего нашего государства. Но без решения всех этих проблем мы не сможем ничего сделать! Какой молдавский язык, молдавская история или молдовенизм, когда нам разрушили финансовый пояс Молдовы! Ударили в святая святых – в казну Молдовы! Можем ли мы себе представить, чтобы при Штефане чел Маре казна государства находилась не в Сучаве, а в Стамбуле?! А сейчас так оно и есть. У нас в Национальном банке Молдовы более 3 миллиардов долларов, которые мы в период пандемии не можем использовать так, как считаем нужным. А это наши деньги, нашего народа, каждого из нас. Над нами издеваются не по-человечески. Мы, как нация, проходим через такой стыд…

И самое интересное, что те международные структуры и корпорации, которые бьют по нашему государству, они же и приходят с инициативами. Декоммунизации, денационализации, пересмотра истории. Для них победа в Великой Отечественной войне – это уже не победа, а поражение. То есть они нас за наши же деньги просто оболванивают! Если видят, что не могут добиться этого через пиар и через пропаганду, потому что оболванивать не всегда получается - к примеру, за нынешнего президента Молдовы проголосовало большинство, - так вот, если не получается оболванивать, то они покупают людей. Для мафиозных структур деньги – не проблема, и через них они пытаются обделывать свои дела.

Честно говоря, я даже удивлен, что мы еще держимся, еще противостоим этому натиску. Та команда, с которой я работаю, с неимоверным трудом сопротивляется всем этим феноменам. Сами видели - наших коллег пытались и пытаются подкупить. Ко мне приходили с предложением больших денег.

Почему вы не заявили об этом в прокуратуру?

Объясняю. Я заявил в компетентные органы, но вы должны понимать - эти люди используют такие методы, что вам очень трудно с ними бороться. Они используют шантаж, они используют деньги, они используют все источники влияния, чтобы выполнить свои политические заказы. Они подошлют вам кого-то из родственников, кого-то из самых близких друзей, на которых тоже оказывают колоссальное давление… И как вы можете заявить на своих любимых и близких в прокуратуру? Они работают, как матерые агенты спецслужб, используют самые изощренные приемы.

Это первое. Второе. У нас очень много тех, кто откровенно саботирует любые попытки четного и беспристрастного расследования. Кражу миллиарда расследовали пять или шесть прокуроров, которые делали все возможное, чтобы спрятать концы в воду. А что делали с бизнесменами? Помните дело Андрея Транги? Им занималось 50 прокуроров! Его практически держали в заложниках, чтобы отжать у него бизнес. К счастью, это сделать не удалось.

Но вообще – страшно. Страшно за будущее нашей страны. При том, что Молдова – богатая страна. Очень красивая страна. Но как много мы уже потеряли! И чтобы не потерять ее окончательно, народ должен понимать: на выборах не надо голосовать за тех, кто вас обкрадывает.

Так вроде бы у группы Шора и у группы Канду и нет шансов попасть в следующий парламент…

Не скажите! Я смотрю, что творится в территориях, и вижу, что они как раз рассчитывают на успех. И я боюсь, что у них есть все шансы попасть в парламент. Потому что уже сейчас в их раскрутку вбрасываются бешеные деньги, в политтехнологов, в пропаганду, в прессу. Там работают систематически.

Ну, если несмотря ни на что, они все-таки опять попадут в парламент, то это уже вопросы не к качеству депутатов, а к избирателям. Если они раз за разом выбирают таких людей, то к кому потом претензии?

Да, я с вами согласен. И именно поэтому я – в этой фракции и поддерживаю президента. Сколько бы на социалистов и Додона ни давили, сколько бы ни очерняли, но на сегодняшний день именно в них – шанс на спасение Молдовы.

Объясню, почему я так вижу. Додон открыто выступил против Плахотнюка. Додон – один из тех, кто вышвырнул Плахотнюка из власти и пытается разрушить его систему. Они, конечно, этого не ожидали, и теперь яростно сопротивляются. Но все эти «сливы» записей с Додоном, на самом деле гроша ломаного не стоят. Если взять каждую политическую партию и копнуть поглубже, мы там увидим столько нового и неожиданного для нашего избирателя, что даже фантазии не хватит.

Но в своих коллегах по ПСРМ я уверен. Многих из них я давно знаю, это настоящие парни, крепкие, сильные, надежные, которые сражаются и не боятся. Они и против Плахотнюка сражались, и сейчас борются с его наследием. И смотрите, сколько всего изменилось за последний год. То, что бизнесменов больше не бросают в тюрьмы, то, что нет такой огромной коррупции в госстурктурах, то, что у нас наладились отношения с Россией, то, что притихли неонацистские и унионистские организации – это же не само по себе делается. Люди должны это видеть и понимать. Бабушки не должны поддаваться на дешевую буханку хлеба. Конечно, пусть покупают, если она действительно дешевле, пусть берут его подарки, потому что они куплены на украденные у пенсионеров деньги, но это не значит, что нужно голосовать за Шора!

Вы уже побывали на нескольких заседаниях парламента. Ваши первые впечатления? Отличается ли атмосфера законодательного органа, если находиться внутри, а не наблюдать по телевизору? Как общаются между собой депутаты из разных фракций? На самом ли деле они между собой настолько непримиримы, или это лишь игра на публику, а вне парламента они – добрые коллеги и знакомые?

Конечно, очень большая разница между тем, когда смотришь заседание по телевизору и когда находишься в зале. Но дело даже не в этом. Находясь в парламенте, осознаешь, какая громадная ответственность лежит на представителях законодательного органа – за всю страну, за каждого ее гражданина. И все проклятия сторону парламента и правительства, на самом деле должны сыпаться на тех конкретных людей, которые зная об этой ответственности, плюют на нее, для которых главное занятие это предательство, подкуп, лоббирование выгодных им законов.

Как происходит общение между разными фракциями? По-разному. Но на трибуне и перед телекамерами все, конечно, честные, хорошие и справедливые. Есть такие талантливые артисты - сам Станиславский воскликнул бы «Верю!». Когда, например, выходит Канду и начинает упрекать правительство Кику в том, что меньше, чем за один год оно не исправило ситуацию, а мы знаем, сколько до этого натворил сам Канду… Это такой невероятный цинизм!

Все-таки миссия депутата не в бесконечной погоне за деньгами и властью. На самом деле это высокая миссия. Она в том, чтобы помогать людям, делать их жизнь лучше. А у нас сейчас как: на тебя – шквал критики, а ты в этом пожаре пытаешься кого-то спасти. Да не кого-то, а самих критикующих! Вот как тот же Додон. Он во время Чрезвычайного положения не сидел дома с семьей, а ездил по всей стране, лично хотел убедиться, что все нормально. Или Кику, который ночевал в правительстве целый месяц, домой не ходил, поскольку работал почти круглосуточно. А кто об этом знает?! И мне обидно, когда на него обрушивается вал критики и недовольства.

Но и президент, и кабинет министров, и наша фракция понимают, какая ответственность на них лежит, понимают, что нужно спасать страну, и работают, несмотря на критику.

Николай, вы пришли в парламент, когда в нем еще сохранялось правящее большинство. Теперь его больше нет. Что поменялось в вашей фракции? Вырабатывается ли какая-то новая стратегия в связи с изменившимися обстоятельствами?

Я не могу говорить про дальнейшую стратегию, но я верю президенту, верю тому, что он делает, и что он найдет наилучший выход. Меня одно смущает: что он действует слишком демократично, у него есть совесть, и он многое прощает. А у этих людей совести нет! Вообще нет ничего святого, и с ними нужны другие методы, жесткие. Надо срочно и жестко пресекать этот внутренний саботаж.

Когда нас спрашивают – почему вы не делаете то-то и то-то, вы же все можете, я отвечаю: поверьте, мы не все можем. Это очень трудно. И президент не все может. Ему, может быть, вообще сложнее, чем кому бы то ни было. Вы думаете, почему его противники только одно и говорят: «наша главная цель – смести Додона»? Потому что этого больше всего хочет Плахотнюк. Вот и подумайте, кому и зачем это выгодно.

Ряд политиков и экспертов считают, что нынешний состав парламента не отражает настоящего расклада политических сил и общественных настроений в стране, и должен быть распущен. Что вы об этом думаете? Не жаль будет расставаться с депутатским креслом, в которое только-только сели?

Нет, мне не жаль будет уходить, я же не родился в парламенте, и уж точно найду, чем заняться. Но, по моему мнению, роспуск парламента – это не самая большая проблема на сегодняшний день. У нас есть более серьезные проблемы, на решении которых нужно сконцентрироваться. Это и пандемия коронавируса, и приднестровский вопрос – нужно подключаться, чтобы помочь им в этой ситуации. Есть и международные отношения с разными партнерами. Потом – бизнес. Если мы сейчас упустим бизнес, то потом можем потерять очень много. Есть пакет законов в поддержку бизнеса, требующий срочного принятия.

Говорите, нужны досрочные выборы? А не факт, что после еще одних выборов эти одиозные личности не попадут в парламент. Проблема не в самом факте выборов – проблема в механизме, в саботаже со стороны многих государственных институтов. И пока мы эти проблемы не решим, пока не создадим истинно демократический строй у нас в стране – чтобы на десять баллов работали суды и прокуратура, спецслужбы, орган по борьбе с коррупцией, - мы дальше не пойдем. Мы будем спотыкаться о каждый камень.

Существует огромное сопротивление коррумпированного внутреннего врага. Вот с чем нужно бороться.

Да, если создастся возможность идти на досрочные выборы, то надо идти. Но люди должны понимать, что миллиарды леев будут вложены в масс-медиа, в пропаганду, в очернение президента и депутатов, которые сопротивляются этому коррумпированному спруту. И выбирать люди должны, исходя из понимания этого. Они не должны воспринимать политику, как шоу, как сериал. Это шоу потом отразится на жизни каждого из них и их близких.

Я раньше не задумывался об этом, а сейчас понял: то, что происходит в парламенте, напрямую бьет по каждому человеку. То, что сейчас президент и премьер держат эту волну, это цунами, которое может накрыть абсолютно всех, - я даже не знаю, как им это удается. Каких усилий стоит.

И последний вопрос. Изменилась ли ваша жизнь с обретением нового статуса?

Моя жизнь особо не изменилась, кроме того, что у меня забрали все мое время, даже то, которое раньше шло на спорт и чтение. Теперь все мое время уходит на работу. Поскольку я работаю в комиссии по правам человека и межэтническим отношениям, то много езжу по районам, рассматриваю жалобы, поступившие в парламент от граждан. А жалоб очень много! Бедные наши люди, сколько несправедливости и произвола им порой приходится терпеть. Всем помочь я не могу, но где вижу малейшую возможность помочь – делаю это максимально.

Ну и езжу, общаюсь с избирателями в «своих» районах – Чимишлийском, Ниспоренском. Очень интересные районы, где живут замечательные люди. Стараюсь больше времени проводить в территориях, чтобы почувствовать настроения людей.

Вопросы задавала Светлана Деревщикова

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load