ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Николай Лебедев: «Я не тиран, я просто знаю, чего хочу»

Николай Лебедев: «Я не тиран, я просто знаю, чего хочу»

Наш край удивительно щедр на таланы – трудно сосчитать, сколько выдающихся людей , наших земляков, проявили себя в разных качествах и в разных странах.

Один из них – кинорежиссер и сценарист Николай Лебедев, дважды лауреат Госпремии России – за фильмы «Звезда», посвященный героям Великой Отечественной и за фильм «Легенда № 17» о знаменитом советском хоккеисте Валерии Харламове. Несмотря на безмерную занятость и плотный график, Николай не забывает родные места и время от времени приезжает в Кишинев. В эти дни Николай вновь посетил Молдову: здесь проходили съемки документального фильма, рассказывающего о его творчестве – снималась часть фильма, посвященная кишиневскому периоду его биографии.


16 ноября Николай празднует день рождения. В качестве подарка от земляков публикуем это интервью, сделанное в прошлый его приезд нашей коллегой Светланой Деревщиковой для журнала InStyle.

ххх

То, что Коля Лебедев далеко пойдет, было как-то сразу понятно и совершенно очевидно еще тогда, когда он учился на журфаке Кишиневского Госуниверситета и работал в газете «Молодежь Молдавии». Уж очень он отличался от остальных, а талант его уже тогда сиял так, что перед открытием газетных киосков выстраивались очереди, чтобы купить газету с его статьей.

И вот в начале 90-х Коля уехал из Кишинева, окончил ВГИК. Снял «Змеиный источник». Снял «Звезду». Получил Госпремию России. Стал академиком Российской киноакадемии «Ника». Получил «Золотого Орла». Работал в США, Австралии, Испании, Великобритании, Италии, Швеции, Словакии… Снял «Волкодава из рода Серых псов». Купил квартиру в Испании. Снял «Легенду № 17». Получил вторую Госпремию России. Снял «Экипаж».

Все это время мы гордились им, радовались его успехам – вот, мол, какая из наших рядов выросла звезда и знаменитость! Как будто мы тоже причастны к его славе и таланту, и отсвет его славы невольно падает и на нас, его провинциальных земляков.

И вот Николай Лебедев приехал в Кишинев. И не просто приехал, а привез с собой новый «Экипаж», премьера которого в Москве уже успела наделать много шуму.

Всем было интересно: какой он, наш Коля? Все тот же, прежний, славный, простой и обаятельный? Не «зазвездился» ли? Не забыл ли земляков? И наш Коля не подвел. Оказался все тем же, прежним, ничуть не изменившимся и не просто не постаревшим, а даже, кажется, помолодел. Земляков не забыл, в общении был прост и приветлив. Ну, а то, что между делом мог сказать – «Рассказывает мне как-то Никита Михалков…» или, сидя за кофе на террасе вдруг отвлечься – «Ой, извини, мне Филипп звонит… Какой-какой – Киркоров, конечно», - так что ж тут удивительного: это его мир, его среда общения.

Коля, вот ты дружишь с Киркоровым, делаешь селфи с Пугачевой. У обывателя, издалека, складывается впечатление, что весь этот мир – гламурный, бомондный, звездный – немножко сумасшедший и ненормальный. А ты в нем как существуешь?

С Филиппом – да, дружу. Аллу Борисовну – обожаю, и если бы ты знала, насколько она не соответствует тому образу, который мы представляем. На самом деле это удивительно деликатный, интеллигентный человек. Не говоря уже о том, что это великая певица и яркая, сильная, глубокая личность. Я счастлив тем, что у меня есть возможность общаться с ней. А если речь идет о шоу-бизнесе в целом, то я к нему прямого отношения не имею и судить, насколько он сумасшедший, не могу.

А мир кино?

Они все такие труженики! Вот меня до этого спрашивали про Вову Машкова – как ты с ним работаешь, он же такой сложный? Да он потрясающий! Он такой трудяга! И такой надежный человек, это такой тыл, такая защита. Кроме того, что он замечательный артист, он такой не капризный. А Даня Козловский какой фантастический трудяга! У него можно поучиться тому, как он каждый день сражается со своей ленью. Сражается он следующим образом. Когда мы познакомились на «Легенде», он в течение полугода приезжал ко мне несколько раз в неделю из Питера на репетиции. Целый день мы с ним репетировали, при этом он умудрялся параллельно каждый день ходить утром в спортзал, вечером – на каток, параллельно заканчивал сниматься в других картинах, играл и репетировал в театре. У него за полгода был единственный выходной! Он совершенно фантастически выложился и в этой картине.

Мы знаем тебя как исключительно интеллигентного, тонкого, мягкого, деликатного человека. Но с таким набором качеств невозможно выстроить и держать такую сложную махину как съемочное производство, а себе в картину залучить актеров первой величины. Как тебе все это удается? Признайся, Коля, ты – тиран?

Нет, я не тиран. Просто я знаю, чего я хочу. Орать, бросаться стульями - это проявление режиссерской слабости, а не силы. Самое главное в профессии, и не только режиссерской, – быть очень серьезно уверенным в том, что ты делаешь. А для этого необходимо тщательно готовиться. Поэтому перед началом съемок того или иного фильма я беру паузу месяца на три, забираю сценарий и уезжаю. И возвращаюсь уже с полным режиссерским пакетом, с проектом, разработанным во всех деталях, с точным ответом на любой вопрос. Поэтому мне доверяют. Конечно, меня когда-то проверяли на прочность. И до сих пор проверяют. Например, Владимир Меньшов, с которым мы в прекрасных отношениях, но на съемочной площадке он меня проверял ого-го как. Но если режиссер знает, чего он хочет, если он понимает, куда он ведет, то актеры с радостью идут за ним и вместе с ним. Да и не только актеры – вся группа. На «Экипаже» я ни разу голоса не поднял, хотя картина сложнейшая.

Впрочем, одни раз я все-таки орал, было дело. На «Легенде» мы снимали сцену, как после матча, сыграв вничью, хоккеисты возвращаются в раздевалку. По сценарию они должны ругаться, выяснять отношения. Но артисты ругаются как-то вяло, неубедительно. Думаю – что делать? И придумал. Влетел в раздевалку, и ка-а-ак заору! Я сам не думал, что такие слова знаю. Они, эти видавшие виды бугаи-хоккеисты, просто застыли на месте от неожиданности. И в итоге я их так завел, что потом они ругались так, что стены дрожали. И эпизод был снят, как надо. Но это было сделано специально, чтобы ввести артистов в нужное состояние. А так-то - чего мне орать на людей, которые и без того стараются.

Кроме того, актерская свобода зависит вовсе не от того, что позволяет или не позволяет режиссер. Есть гораздо более жесткий диктат – и это диктат операторский. Есть операторы, которые требуют, чтобы артист встал только на ту или иную точку. И артист вместо того, чтобы жить в кадре, вместо того, чтобы чувствовать себя свободным, начинает механически переставлять тело в кадре. Оператор, с которым я сейчас работаю – поляк, живет и работает в Голливуде. И у него совершенно другая школа. Он наблюдает за актером и позволяет ему делать все, что угодно. А дальше выставляет соответствующий свет. И мы можем менять положение камеры так, чтобы было удобно актеру, чтобы мы подхватывали актерский импульс. Именно это дает свободу – когда актер не чувствует себя в жесточайших рамках, которые искусственно перед ним выставляют режиссер и оператор.

Ты очень много работаешь. Но при этом вид у тебя не только не изможденный, а просто цветущий. Как тебе удается так неправдоподобно молодо выглядеть?

Самое главное - надо высыпаться. Было время, например, в период работы над «Волкодавом», когда приходилось спать по три-четыре часа в сутки. Но когда я снимал «Легенду», то уже понимал, что если не буду выспаться, то просто слажаю. В итоге я приходил домой, отключал телефон, интернет, закрывался и высыпался.

Не пью практически – так, очень редко могу пригубить глоток вина, и то скорее для того, чтобы понять вкус. Не курю. Стараюсь общаться с приятными интересными мне людьми и получать от этого радость.

Есть ли люди, которыми ты восхищаешься?

Да, есть. Феллини. Эдит Пиаф. Микеланджело. Шекспир. Спилберг. Хичкок. Рязанов. Пугачева. Учусь у Михалкова. У Митты. У нас так много людей, у которых можно почерпнуть что-то хорошее, интересное, замечательное, и я стараюсь это делать!

Вопрос про твой последний фильм, про «Экипаж». Там мы с удивлением увидели и эпизод, где ты играешь сотрудника авиакомпании. Зачем тебе понадобилось самому лезть в кадр? Что ты хотел этим сказать?

Это гэг! Шутка! Я хотел появиться в фильме вместе с Миттой. В тот день, когда Данила (Козловский – ред.) впервые оказывается в большом блистающем аэропорту Внуково, я собирался тоже пройти навстречу в кителе пилота, а рядом должен был идти Александр Митта. И вот шли бы два режиссера двух фильмов «Экипаж», переговариваясь между собой о самолетах и происшествиях в воздухе … Мне показалось, что это была бы отличная ироничная шутка. Но Александр Иванович умудрился именно в это время улететь на какой-то фестиваль. Поэтому пришлось придумать другие появления-камео , и мы с Миттой снялись в один день на двух соседствующих объектах. Он тоже играет в эпизоде, - наблюдает за бултыхающимся авиастимулятором, в котором Гущин проходит экзамен в авиакомпанию.

У тебя в этой картине в экстремальной ситуации все герои ведут себя исключительно мужественно и умеют собраться. Все кругом горит, а они знают, что делать. Никто не паникует, никто не впадает в ступор, не проявляет слабость. А есть ли у тебя реальный опыт, как ведут себя люди в таких ситуациях?

Я верю в хорошее в человеке. Мне кажется, что если человек хороший, он достойно проявляет себя даже в минуты слабости, он сразу собирается и проявляет в себе что-то совершенно неожиданное. Я видел очень много людей, которые совершали невероятные вещи, не успев подумать об этом. У меня на съемочной площадке, в фильме «Волкодав из рода Серых Псов», был мальчишка, которого с большим трудом взяли стажером. В момент пожара актриса упала с мостков и плашмя летела на тротуар, и он был единственным, кто подхватил ее на руки. И спас и ее, и меня, и картину – всех! Я был свидетелем такой ситуации. Таких людей очень много, я в них верю, я их люблю.

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load