ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Николай Гибу: Я, как творческий человек, служу своему государству. И этого не нужно стесняться

Николай Гибу: Я, как творческий человек, служу своему государству. И этого не нужно стесняться

Недавно мы отметили 75-летие Ясско-Кишинёвской операции. А 40 лет назад начались съёмки культового кинофильма об этом этапе Великой Отечественной -  «Кодовое название “Южный гром”». Сама картина вышла на экраны в конце 1980 года.


Суровые критики (а в советское время приверед было немало) дали фильму очень высокую оценку и назвали одним из самых ярких явлений советского кинематографа. Для Молдавии эта картина особенно ценна. Не так много работ кинорежиссёров было посвящено военным событиям, прошедшим на территории нашей страны и здесь же снятым. Сегодня кинорежиссёр, Народный артист Республики Молдова Николай Гибу вспоминает о том, как создавалась эта картина.


В вашем арсенале художественных картин «Кодовое название “Южный гром”» - единственный фильм, который полностью посвящён Великой Отечественной войне, точнее, одному из её важнейших эпизодов. Как вы пришли к этой теме?


Тема войны у меня была отражена в картинах «Найди на счастье подкову», «И поклонимся», «Последний поклон» (Украина). А картина «Кодовое название “Южный гром”» состоялась благодаря доброму знакомству с драматургом Евгением Оноприенко, который стал автором сценария. Он, фронтовик, любил военную тему – это многогранная, интересная и святая тема. Как-то при нашей встрече зашёл разговор о том, что можно было бы снять такой фильм. Мотив Ясско-Кишиневской операции был определён сразу, но вначале не предполагалось, что она станет центральным узлом. В ходе работы сценарий неоднократно корректировался, тема прорисовывалась, обретала чёткие зримые контуры. Рабочее название картины – «Шёл третий год войны». Ведь Ясско-Кишинёвская операция не случилась просто так. Подготовка к ней началась ещё в марте 1943 года. Она вошла в историю как одна из самых удачных советских операций периода Великой Отечественной войны и входит в число «десяти сталинских ударов».


 Как проходили съёмки?


В осенне-зимнюю пору мы работали в двух павильонах «Молдова-фильм», где были выстроены необходимые декорации. Весной начались съёмки на натуре. Мы снимали в болотистых местах. Оператор Павел Балан со своей группой работал на плоте, актёры периодически подогревались водочкой, а я, как режиссёр, постоянно бултыхался по пояс в холодной воде. Именно тогда я и заработал свою астму. Расплачиваюсь по сей день… В те годы было снято много фильмов о войне, во время съёмок я даже не думал о том, что картина станет культовой.


Важен был и подбор актёров...


Все актёры блистательные, причём они согласились сниматься, не читая сценария. Главную роль должна была играть Клара Лучко – мой добрый друг и великая актриса, которая снималась во всех моих фильмах. Но Клара – актриса лирического плана, а главная героиня «Кодового…» – сотрудник СМЕРШа, должна была быть более жёсткой. Я предлагал эту роль Алле Демидовой, но её не совсем устраивал материал и время съёмок. Маргарите Тереховой роль понравилась, но она тоже была больше лирической актрисой. Аллу Покровскую, которая сыграла майора Зинаиду Чумакову, предложил Олег Николаевич Ефремов, который должен был сниматься в роли генерала Берёзова, и она великолепно справилась с этой ролью.


В картине снималось много молдавских актёров…


В «Кодовом названии “Южный гром”» было много дебютантов, среди них Вячеслав Мадан, Илья Гуцу, Всеволод Гаврилов, Игорь Чирков и ряд других. Уже позже я специально писал для них роли. Наши актёры украсили картину. Тема потребовала своих героев.



На съемках фильма «Кодовое  название “Южный гром”»


Музыку к фильму написал композитор Максим Дунаевский, но до этого вы больше работали с Евгением Догой. Как получилось, что вы сменили композитора?


Мы были знакомы с Дунаевским ещё до съемок этого фильма, я ему предложил написать музыку, и он сразу согласился. Евгения Догу никем заменить невозможно. Он выдающийся композитор. Мне кажется, что Дога до сих пор помнит и таит обиду на меня, что тогда я работал с Дунаевским. На самом деле Дога – композитор лирический, он создаёт потрясающие мелодии, а мне нужно было что-то иное. Это была моя первая картина о войне, где предполагалась довольно суровая музыка - всегда разная, но всегда хорошая. Дунаевский настолько блистательно справился с работой, что Центральное телевидение две песни, одна из которых романс, из фильма изъяло, поскольку они были слишком нежны и романтичны для военного кино.


К началу 80-х годов прошлого века тема СМЕРШа была достаточно закрытой. Фильм снимался по заказу Государственного комитета по телевидению и радиовещанию, а, значит, подвергался определённой цензуре. Как удалось продвинуть тему, и откуда черпался материал?


Нам не рекомендовали применять слово СМЕРШ, а ограничиваться названием – контрразведка. Но в период озвучивания фильма это название всё-таки всплыло. Контрразведка как раз была создана в 1943 году, в тот период, о котором идёт речь в фильме.


А где вы брали материалы? К военным архивам не очень-то подпускали.


У меня был потрясающий консультант из Киева – генерал разведки и контрразведки, смершевец Михаил Артемьевич Белоусов, участник Ясско-Кишинёвской операции. По военным вопросам - генерал Безнощенко. Так что сюжет основан на реальных событиях. И майор Чумакова – реальный персонаж, работник СМЕРШа. Правда, в фильме фамилия изменена, назвали только имя. Герой Вячеслава Шалевича – генерал Берёзов – это советский военачальник Николай Берзарин (когда-то одна из кишиневских улиц носила его имя). Слава Шалевич был моим хорошим другом, он до этого в нескольких моих фильмах снимался, поэтому мне было легко лепить его образ.


Российские телевизионные каналы часто показывают «Кодовое название “Южный гром”», а в Молдове, где непосредственно происходили отражённые в фильме события, о нём забывают… Почему?


Надеюсь, что случайно забывают! А вообще об этом надо спрашивать у тех, кто формирует редакционную политику телеканалов.


«Кодовое название “Южный гром”» мог бы стать хорошим подспорьем в проведении патриотической работы…


Да. Потому что он отражает нашу историю, повторяю, нашу, молдавскую историю Великой Отечественной войны. Именно Великой Отечественной, которая шла на территории СССР, а не Второй мировой, которая шла в Европе. Об этом различии нужно помнить, особенно новоявленным историкам, которые временно взяли на себя смелость и ответственность переписать историю о войне. Быть арбитрами в истории. Наша картина - о Великой Отечественной войне и о великой армии, освободившей Европу.  


Фильмы о войне без компьютерных спецэффектов молодым людям кажутся упрощёнными…


Я очень рад, что в то время не было компьютерных наворотов, иначе была бы картинка, но не было бы фильма или он был бы иным. Хотя у нас были свои спецэффекты, те, что действительно вписываются в картину. Фильмы с визуальными искусственными вставками токсичны. Они хороши для жанра фэнтэзи, от которого я далёк. Даже Сергей Федорович Бондарчук умудрился в своём фильме «Сталинград» переборщить со спецэффектами, чем многим навредил, если не погубил картину. Война – это не красивая картинка, а мрачное полотно, это ужасное явление, несущее смерть, огненный ураган, смерч. Это борьба солдата с самим собой в этой войне.   


Современные режиссёры, в том числе и западные, пытаются экспериментировать с военной темой, но далеко не всегда удачно. Описывая нелепые приказы командиров, они ставят под сомнение героизм солдат, погибших при исполнении этих приказов.


Они просто младенцы, не понимают, что фильмы о той войне должны иметь своё лицо, сохранить особую эстетичность и суть происходящего. Существует эстетика темы и исполнения. А если смотреть глубже, то такие режиссёры просто слепо исполняют чей-то заказ, подменяя истинные факты ложными домыслами. Это сегодня бизнес! Перед ними ставят задачу за неплохие «бабки» очернить великую страну Советский Союз, которая одержала Великую Победу. Это уже вопрос борьбы идеологий. Политики делают своё  дело,  искажают мировоззрение человека. А если человек ещё и не образован, ломается его внутренняя структура. И кино стало мощным инструментом в политике и в жизни политиков. Они многое достигнутое в жизни народов разрушают.


Если вдруг случится чудо и в Молдове появится молодой кинорежиссёр, который захочет снять фильм о войне, что вы ему посоветуете?


Читать первые книги о войне, где была изложена правда, и идти за правдивыми фактами в архивы. И ещё – не выполнять чьих-то пожеланий, заказов и просьб. Это криминал… он не заслуживает культовости истории…


В прошлом году президент Республики Молдова присвоил вам звание Народного артиста РМ. Вы ожидали, что заслуженное звание всё-таки вас найдёт?


Нет, не ожидал, потому что я никогда не был близок ко двору. Хотя на самом деле, это ожидание где-то таилось. Ведь всё-таки есть какие-то заслуги. Я отработал отмеченные временем картины. Но я никогда никого ни о чём не просил, не форсировал события. В нынешнее время подхалимов очень много, а я не хочу быть в их числе. Я человек своего двора, кухни, заваленной рукописями, и квартиры, которая превратилась в библиотеку. 


Вы были удостоены звания Народного артиста, цитирую советника президента по вопросам образования Корнелиу Поповича «за успехи в творческой работе, вклад в развитие культурных и моральных ценностей и высокое профессиональное мастерство». Что для вас значит понятие «культурные и моральные ценности»?  


Если коротко, то это продвижение имиджа родной страны. Не может быть страны без морали. Ценность ей придают, в том числе, и люди творчества. Мы – государевы служилые, в том смысле, что служим государству, а не отдельным личностям. Это не значит, что я хожу холопом перед государем, перед каким-то начальником. Повторяю, как творческий человек, я служу государству, людям. И этого не надо стесняться.


Как долго вы работали на киностудии «Молдова-фильм»? 


С 1963 по 2009 год, но много документальных фильмов снимал на Украине. В кинематографе я условно с 1956 года. Тогда я первый раз снялся в крохотном эпизоде у великого мастера, режиссёра мирового значения Бориса Васильевича Барнета в фильме «Поэт». В 1965 году дебютировал как сценарист на Одесской киностудии с фильмом «Девчонка с буксира». У меня более 60 художественных и документальных фильмов, где я выступаю как режиссёр или сценарист. Среди них: «Офицер запаса», «Зарубки на память», «Гнев», «Корень жизни», «Кодовое название “Южный гром”», «Найди на счастье подкову», «Ваш специальный корреспондент», «Игра в смерть, или Посторонний», «Виновата ли я» и др. Я написал много статей о молдавском кино. В последние годы я не снимаю, но, несмотря на пережитый инсульт, продолжаю много работать.


Темой патриотизма пронизаны все ваши работы. Она звучит и в сценарии фильма «Смерш», над которым вы продолжаете работу, и в и мирном повествовании вашей энциклопедии «Сонеты Дуная», первый том которой выйдет в сентябре. На ваш взгляд, быть патриотом – это обязанность каждого гражданина или духовная потребность?


Для меня – это духовная потребность. И здесь всё: и мой патриотизм, и моя боль, и моя гордость за край, за своё Отечество. Я живу в «потустороннем» мире, замкнуто, среди тысяч книг. Я верен своему духовному миру. И верую в духовную мощь Молдовы, моего государства.


Интервью подготовила Лидия Чебан


 


Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load