ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Ион Чебан: Деньги в столице есть, главное – как их распределять

Ион Чебан: Деньги в столице есть, главное – как их распределять

Наступила самая горячая пора – последняя неделя перед вторым туром местных выборов, когда  кандидаты делают самые важные заявления, а избиратели окончательно определяют свой выбор. Несмотря на плотный график, кандидат в мэры столицы Ион Чебан нашел время, чтобы ответить на вопросы сайта Noi.md.


Первый вопрос такой: зачем вам это нужно, Иван Васильевич? Зачем менять относительно спокойную и солидную должность вице-спикера парламента на предвыборную нервотрепку, а в случае положительного результата – на тяжелую, нервную и неблагодарную должность мэра столицы?


Во-первых, я очень люблю этот город. Здесь я родился, причём мы жили в исторической части города, на улице Заикина, здесь  вся моя семья, мои родители, мои друзья. И мне, конечно, небезразлично, что многие годы город просто разрушается, причем целенаправленно. Это первое.


Второе. Проблемы  города я знаю не понаслышке. Я уверен, что у меня   есть всё для того чтобы изменить ситуацию к лучшему: опыт, знания, хорошая команда и замечательная программа.  И я знаю, что будет трудно, но  мы справимся. Обещаю.


Третье. Конечно, ко всему тому,  что мы собираемся сделать, мы хотим исключительно профессионального подхода.  Я не хочу и не допускаю мысли, чтобы в главе нашего города находился человек, который вообще ничего не понимает  в делах города. У нас уже были такие эксперименты. И благодаря этим экспериментам город, как и вся страна,  переживает сегодня очень глубокий экономический, социальный и демографический кризис. Если мы и дальше продолжим эти эксперименты, то, как шутили  две недели назад, сегодня нет избирателей, а  через четыре года не будет и кандидатов. Я уже приводил эту статистику: десять лет назад, когда я был замминистра образования, у нас было 122 тысячи студентов, сегодня практически в два с половиной раза меньше. Это катастрофа для нашей страны. Будем ее усугублять или остановим?


Ваш конкурент по второму туру Андрей Нэстасе уже объявил, что он будет делать в случае проигрыша – уедет к семье в Германию. А что  будете в случае проигрыша делать вы?


Вы знаете, если  бы я хотел уехать, то  мог бы уехать уже давно и много раз. У меня были очень хорошие предложения: и в Штаты, и в Российскою Федерацию, и в Европу. У меня   широкое образование,  много образовательных модулей и факультетов, которые я заканчивал: в Москве, где я закончил Академию публичного управления при президенте Российской Федерации и где сейчас учусь в  аспирантуре на факультете государственного управления в Российской академии народного хозяйства,  в Берлине – в школе управления, в Париже - в Национальной школе управления при президенте Франции, в Лондоне…


Я не собираюсь никуда уезжать. Я хочу, чтобы моя старость и старость  моих сверстников проходила здесь, в Кишинёве. Я хочу, чтобы наши дети – все дети, абсолютно всех жителей этого города, - выбирали Кишинёв, а не другие города. Чтобы Кишинёв стал комфортным абсолютно для всех, от мала до велика. Я знаю, что это возможно, что для этого есть все предпосылки. Да, ситуация  очень сложная, но общими усилиями  мы можем сделать так, чтобы этот город был  красивым, зелёным,  чистым и  безопасным.


Наблюдатели признают, что  вы вели эту избирательную кампанию максимально корректно – не позволяли себе никаких агрессивных и оскорбительных выпадов в адрес оппонента. А вот он, наоборот, зачастую  играл на грани фола. Не было желания перенять  его риторику?


Несколько дней назад, когда мы были на теледебатах,   именно об этом я спросил своего оппонента: зачем он это делает, учитывая, что у нас есть еще и соглашение о сотрудничестве? Мне кажется, что раз мы создали коалицию, то надо вести себя как минимум корректно.  Да, мы разные. Да, нам  многое друг в друге не нравится, но у нас есть общие цели, а у народа есть ожидания, связанные с этими целями.  И ожидания эти в том, чтобы улучшить ситуацию, и чем быстрее, тем лучше.


Я и дальше не собираюсь никого критиковать - ни его, ни других коллег,  которые участвуют в этой избирательной кампании. А его стиль поведения, думаю,  просто от отсутствия видения развития этого города, от отсутствия четкой и конкретной программы того, что нужно делать по разным направлениям. А может быть,  и  от желания каким-то образом наэлектризовать ситуацию, включить опять политический и геополитический характер выборов, сыграть на эмоциональной стороне этого вопроса. К большому сожалению, мой коллега очень  интенсивно  играет на этом поле, разделяя общество на правых и левых. Причём здесь правые и левые в городе? Воняет для всех одинаково. Все одинаково ездят в общественном транспорте и по тем же дорогам,  стоят в пробках,  водят детей в те же детские сады и одинаково стоят в очередях в поликлиники, к каждому приезжает «скорая» с теми же задержками– и к левым, и к правым.  Поэтому не остается ничего другого, как решать эти проблемы. Поэтому я  предложил коллекционный формат в будущем муниципальном совете, четко отмечая, что есть вопросы, которые нужно решать сегодня и сейчас,  незамедлительно. Это, к примеру, подготовка к зиме, это регламент о компенсациях.


Кстати, я был  очень удивлен, услышав позицию Андрея Андреевича о том, что компенсации на тепло  не нужны. По-моему, это очень безответственное заявление, потому что на сегодняшний день у нас очень много людей, для которых отмена компенсаций станет большим ударом. Кто получает компенсации? Пенсионеры, многодетные семьи, одинокие мамы, люди с ограниченными возможностями, молодые  специалисты. И что – лишить их всех компенсаций? Я думаю, этого допустить  нельзя. 


Ну, я помню, при правительстве Зинаиды Гречаной вообще всему населению города компенсировалось сорок процентов счетов на отопление…


Тогда был совсем другой подход к формированию тарифов. Тогда  город  мог существенно участвовать в этом вопросе, но затем он был передан в компетенцию  НАРЭ. Теперь город  не может влиять каким-то  образом на тарифы. Вот здесь, кстати, опять уловка со стороны моего оппонента. Например, в его тезисах говорится, что он, став мэром, повлияет на тариф. Но это невозможно! На тарифы влияет НАРЭ, а не местные власти. Зачем вводить людей в заблуждение? Или от незнания или от попытки сделать  популистские заявления.


Другое дело - городской администратор может повлиять иными средствами. Если есть у нас  доходы, перераспределить их в качестве компенсации для того чтобы помочь самым неимущим.  Может быть, просто человек не знает, насколько сложно, когда пенсия  - 1000-1500 леев, а в зимнее время надо  платить 2 500 за коммунальные услуги.  А надо еще на  что-то жить – питаться, лечиться, одеваться… И это касается не только пенсионеров, хотя здесь самая удручающая ситуация, но в том числе это касается молодых семей. Ведь мы сейчас существенно повысили количество получателей компенсаций, увеличив порог до 3 000 леев дохода на члена семьи, и  под эти льготы теперь попадают молодые семьи с маленькими детьми. И мы должны помогать этим людям, потому что иначе что происходит? Они чуть ли не нищенствуют, а потом  принимают решение собрать чемоданы и уехать отсюда навсегда. Так что вопрос компенсаций – это не вопрос денет, это вопрос будущего нашей столицы. И здесь я категорически не разделяю мнения своего оппонента, и более того, ещё раз хочу сказать, - осуждаю его. Нельзя делать  заявления такого характера, нельзя совершать какие-то действия, просто находясь в кабинете. Надо выходить к людям, разговаривать с ними, смотреть, каковы их реальные  нужды.


Я уже говорил,  что ко мне, как к главе фракции в мунсовете, только за прошлый год поступило около 12 000 петиций самого разного характера  - от социальной защиты горожан и заканчивая инфраструктурой (дороги, тротуары,  ЖКХ,  текущие крыши, детские площадки). И всё что, мы строим и за что мы боремся в Кишинёве, исходит исключительно из классификации проблем, с которыми сталкиваются люди, и социальная политика у нас является приоритетом, кто бы что ни говорил. И она будет оставаться приоритетом  до тех пор, пока  у нас есть люди, которые недоедают, у которых  нет возможности покрывать свои минимальные потребности. В любом случае,  мы должны помогать, развивать, заботиться  - и это наши приоритеты.


Обычно пожилые люди очень дисциплинированно приходят на избирательные участки, а в этот раз явка была довольно низкой. Приходилось слышать от пенсионеров – «Вот пусть сделает нам так же, как в Оргееве, тогда и будем за него голосовать». Сделаете, «как в Оргееве», Иван Васильевич?  


Во-первых, при всем уважении  к соотечественникам, которые там проживают, нельзя сравнивать этот небольшой городок  с Кишиневом. Там достаточно благоустроить две улицы, на которые не обращали внимание раньше… Несмотря на все проблемные участки, Кишинёв уже становится городом-миллионником.  Да, очень многие отсюда уезжают,  но очень многие и приезжают из других  населенных пунктов. Кстати, это тоже трагедия для тех населенных пунктов,  откуда они тянутся в столицу, потому что молдавское село, к большому сожалению для всех нас, вымирает. Тому было много предпосылок. Во-первых, низкие доходы, во-вторых - отсутствие той самой социальной поддержки, в-третьих -  отсутствие экономических проектов, которые помогали бы давать людям работу с хорошим заработком. И перед тем, как уехать за рубеж, люди концентрируются в Кишиневе, который  становится перевалочной базой.


Поэтому нельзя никоим образом сравнивать два этих города, их потребности и расходы.  Но при этом,  хочу вам сказать, что на сегодняшний день только в Кишинёве есть внятная социальная политика, и это как раз наши проекты, наши инициативы. Нигде больше нет такой поддержки пенсионеров, как здесь. При всей бюрократии, при всей тяжелой неповоротливой чиновничьей машине.  Мы, кстати, как раз и собираемся  убрать эту бюрократию, потому что не должны люди ходить и собирать всякого рода бумажки для того, чтобы получить эту компенсацию или  какую-то социальную услугу. Есть интегрированные базы данных, и – пожалуйста, пусть управление соцобеспечения работает с ЖКХ, с  «Режистру», с  другими базами о доходах и так далее. И на базе этого просто ежегодно обновлять имеющийся списочный состав, и людей не мучить. Я это сделаю вместе с новым мунсоветом, и надеюсь, большинство коллег из ACUM поддержит наши начинания.  Я понимаю, что сейчас предвыборная горячка и всех кидает на разного рода заявления, но мы должны отдавать себе отчет, что у нас нет времени, нет возможности его бесплодно терять. Нам нужно сегодня решительно ставить эти вопросы на повестку дня и незамедлительно решать их.


Так вот, возвращаясь к теме социальной политики. Мы выделяем на нее  сотни миллионов.  Больше, чем в любом другом  городе страны. Но в маленьком городке даже небольшие суммы выглядят эффектнее.  


Понятно, что люди до того нищие, что соглашаются на  любые, скажем так, подарки, и я даже не осуждаю их,  не имею права. Даже если деньги на эти подарки украдены у государства, т.е. у тех же людей. Но ведь на самом деле всё это -  социальные магазины или другие виды помощи, денежные или в пакетах, - это должно делать государство. И мы в Кишинёве  предложили  очень хорошее решение, начиная от увеличения количества социальных столовых до увеличения  количества потребителей  социальных услуг.  Создание социальной карты Кишинева – это когда  абсолютно все экономические агенты будут участвовать в том, чтобы помогать малоимущим. Это могут быть скидки по разным направлениям - от фармацевтики  до рынков, которых в Кишиневе десятки. Мы уже говорили с директорами рынков о том, как идентифицировать самых малообеспеченных людей  и помогать им на постоянной основе. У нас есть очень  много конкретных проектов,  некоторые уже реализуем, некоторые только предстоит.  Причем многое из того, что  мы сегодня делаем, к большому сожалению, вообще не делались долгое  время. Всегда говорили, что денег нет. И сегодня денег не хватает, но воруют меньше. А можно воровать еще меньше, а лучше  вообще не  воровать. Конечно, полностью избавиться от коррупции невозможно, и я даже не берусь обещать, что мы полностью искореним этот бессмертный человеческий порок, но можно максимально снизить ее уровень. И мы знаем, как это сделать. Только  через электронные услуги мы можем очень много сэкономить. Электронные  госзакупки, электронные единые окна по обработке тех или иных документов.


Вы столкнетесь с большим противодействием со стороны тех, кто кормился этим…


Вы знаете, я очень решительный человек, и меня не интересует противодействие. Будут прописаны четкие правила. Или вы этим правилам будете следовать, или есть законодательство. Не хотите соответствовать – пожалуйста, освобождайте место, придут новые люди, которые смогут  это делать.


Я поэтому и хочу, чтобы мы как можно быстрее перешли на электронные, цифровые платформы предоставления услуг. Здесь действительно предпочтительнее поручить это машине. Если в программе четко прописаны критерии, машину  невозможно ни подкупить, ни обмануть. А людей направим туда, где их невозможно заменить, и где потребность в них крайне велика, - это социальные работники, педагоги и так далее.   


Ваши проекты очень заманчивы, но откуда собираетесь брать деньги на их воплощение? У Андрея Нэстасе есть чудодейственный рецепт: попросить за границей. А у вас есть рецепт? 


Разговоры о том, что в городе нет денег - это от незнания ситуации. У нас на сегодняшний день только на реабилитацию очистных сооружений выделено 24 млн  евро...


И где они? Просто лежат?


Просто разворовываются. Они расходуются, а работа не делается. Что это значит? Это значит, что надо менять руководителя, это значит, надо менять проектный состав, а вовсе не то, что нет денег.  24 млн евро - это 500 млн леев, полмиллиарда! Это огромные деньги для Кишинева! На проекты, связанные с водоснабжением и канализацией выделено 62 млн евро.  Это тоже очень большие деньги. Но почему-то на сегодняшний день всё это не решается. На дороги миллионы евро потратили, и в каком состоянии сегодня дороги?  Да, денег всегда не хватает, но у нас нет кризиса в том, что  денег прямо совсем нет. Деньги есть, просто  нужно правильно администрировать.


К 4 млрд бюджетных денег есть много других  ресурсов. И когда  говорят, что деньги надо брать за рубежом… Ну, пусть говорят. У нас сегодня налажены хорошие отношения с Бухарестом, оттуда дают деньги на некоторые проекты, в частности – на реконструкцию улицы Алба-Юлия. Помогают Яссы, другие города, с которыми у нас хорошее сотрудничество. И поверьте, ваш покорный слуга неоднократно поднимал руку, голосуя за эти проекты, и говорю спасибо всем тем, кто нам помогает, и будем обращаться абсолютно ко всем – и к востоку, и к западу. Есть  много других проектов, в которых  заинтересованы и в Азии. Пожалуйста, мы открыты для всех! Так что давайте для начала с умом использовать все те средства, которые у нас уже имеются, а потом думать, надо ли просить где-то еще.


Тем более что при правильном подходе к организации городского хозяйства город может значительно больше зарабатывать и сам. В связи с этим другая проблема - это просто примитивная экономика, которая сформировалась в Кишиневе. Почему в Яссах, Черновцах,  Одессе есть большие компании, которые могут предоставлять молодым людям нормальные зарплаты, а у нас нету? Причем это не столичные города, я сейчас не ориентируюсь на Киев или Бухарест, Москву или Санкт-Петербург, Берлин или Париж. Нет, до них нам вообще далеко. Но Кишинёв сегодня теряет любую конкуренцию по сравнению не только со столичными городами Европы, но и просто с крупными городами. Почему? Потому что нет политической воли, потому что нет открытости, потому что мы не даем экономическим агентам здесь развиваться. А тем, кто  хочет прийти и инвестировать, мы просто не объясняем,  во что нужно инвестировать.  Кризис не в деньгах,  кризис - в мозгах, в  управленческом потенциале.


А те  проекты, которые есть, не работают, потому что некому управлять.  Потому что нужно снизить коррупцию  по максимуму. Все вопросы, касающиеся муниципальной земли, должны решаться на аукционах, а не голосованием в мэрии. Мы четыре года на этом настаивали, и показали первые результаты. Недавно прошли первые торги по муниципальным землям, и там, где раньше собирали 84 тысячи леев, сейчас собрали 20 миллионов. Большая разница? А на 20 миллионов в год можно отреставрировать, скажем, одну шестую или одну пятую часть города, те же исторические здания, например, которые разрушаются просто на глазах…


Никакой, даже самый лучший мэр не сможет ничего сделать без крепкой и сильной команды. Судя по всему,  команда у вас хорошая. Например, я была приятно удивлена, обнаружив в этом списке прославленного режиссера, художественного руководителя театра «С улицы Роз» Юрия Аркадьевича Хармелина…


Не просто хорошая - у нас замечательная команда! Во-первых, это люди с огромным опытом. Даже у самых молодых наших коллег уже есть как минимум шести-восьмилетний опыт работы на разных должностях, в разных профессиях. И у нас покрыт абсолютно весь спектр направлений, чего нельзя сказать ни про одну другую команду вообще по стране. Говорю абсолютно честно: с нашими людьми в других населенных пунктах мы сегодня вне конкуренции. У нас есть люди, которые хорошо разбираются в культуре. У нас есть люди, которые хорошо разбираются в образовании. У нас есть люди, которые замечательно разбираются в здравоохранении, экономике, архитектуре, жилищно-коммунальном хозяйстве, в энергетике, в вопросах транспорта и дорожного строительства. Покажите мне другую такую команду! Я горд этой командой. Почему наша программа сегодня, как все говорят, самая  лучшая? Потому что не я сам ее разрабатывал. Это делали специалисты, каждый в своей области.  И когда мы делаем что-то, то должны обращаться  в первую очередь к ним, а не рисовать  какие-то удивительные  истории.


Теперь немножко поговорим о вас. Как строится сейчас, в период предвыборной кампании, ваш рабочий день? Подъем – в пять утра?


Подъем у меня уже давно в пять утра, я уже и забыл, когда вставал позже. И при этом я действительно очень поздно ложусь, что, наверное, не очень хорошо, но пока не влияет на моё состояние здоровья. Конечно, человеку нужен отдых, и мозгу нужен отдых, чтобы сохранить продуктивность. Но сейчас такой период времени, избирательная кампания, и я, к сожалению, не могу себе позволить такую роскошь, как поспать подольше, даже в выходные дни.  Очень много встреч, по десять-двенадцать  в день, телепередачи, дебаты…


Для всего этого нужен колоссальный запас энергии. Где вы его берете?


За это нужно сказать спасибо моим близким,  в первую очередь моей семье.  Они прекрасно понимают, что это такое, и слава Богу не было ни разу ни одного слова упрека, наоборот, только поддержка. Естественно, это моя команда, которая живет со мной в одном ритме, естественно, это люди, с которыми мы встречаемся. Ожидания очень большие, и я очень хочу соответствовать и я буду соответствовать этим ожиданиям. Вот это вот желание изменить к лучшему, я думаю, и заставляет не расслабляться ни на секунду. Ну, плюс к тому я достаточно молод. По паспорту – 39, но я этого возраста не чувствую.


В вашу сторону летит много критических стрел, а иногда даже не стрел, а  увесистых топориков. Как вы относитесь к критике? Болезненно? 


Я очень хорошо отношусь к критике. У меня замечательное чувство юмора. Но когда мы решаем идти на такие должности, то должны понимать, что надо нарабатывать иммунитет. Потому что и  положительной энергии много,  и негативной энергии тоже много, к большому сожалению. Это к теме расколотого общества. Потому что вместо того, чтобы созидать вместе, людей натравливают на то, чтобы ненавидеть. Да, нас в стране разъединяет несколько принципиальных тем, они общеизвестны…


…И  иррациональны.


Нет, почему же, не надо так говорить. Они вполне рациональны. Так сложились у нас, что у разных людей разное воспитание, разная среда общения, разная среда рабочего места. Все это нас формирует как личностей, но нам надо перестать ненавидеть друг друга. А тех, кто провоцирует ненависть,  я считаю, нужно наказывать.


Всегда, веками здесь жили в согласии и дружбе разные этносы. Ходили друг к другу на свадьбы, на похороны, сидели за одним столом.  Вообще вы мало стран найдёте на европейском континенте, где на протяжении 400 километров от юга до севера и каких-то нескольких десятков километров от востока до запада соседствует столько культур. Поезжайте в Гагаузию, насколько там все  интересно. Рядом – Тараклия, болгары. На севере – ромы, много украинцев и русских. А армяне, евреи… И все это переплетено с замечательной, очень богатой молдавской культурой.  Какое богатство культур! И  очень обидно, когда людей  целенаправленно сталкивают лбами, эксплуатируя самые чувствительные нотки души.  Я думаю, что нам пора с этим заканчивать.


Когда нынешняя коалиция была создана на центральном уровне, у меня, как и у всех людей, действительно появились большие ожидания, на то, что мы может достичь хороших результатов. Причем на городском уровне это сделать намного проще, даже если проблем больше, потому что они не связаны с политической составляющей, вообще не связаны. Если на центральном уровне какой-то вопрос, к примеру, языкового характера до того разъединяет, что два человека не могут сидеть рядом за одним столом, то в городе нет такой проблемы. Город - это про канализации,  город - это про дороги,   город – это про  детский сад, про парковки. И здесь нужно только объединять усилия.


И последние два вопроса. Ваш главный недостаток?


Об этом надо спросить у моей жены.


А ваше главное достоинство?


Совесть. Как говорил мой отец, «совесть – лучший контролер».  


Вопросы задавала Светлана Деревщикова


 


Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load