ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Игорь Унтилэ: «Мы должны дать возможность каждому стать звездой молдавского бокса»

Игорь Унтилэ: «Мы должны дать возможность каждому стать звездой молдавского бокса»

Недавно главным  тренером Национальной сборной по боксу стал  37-летний Игорь Унтилэ. На этом посту он сменил Петра Кадука, возглавлявшего сборную много лет. 


Игорь Унтилэ родом из города Хынчешты, профессионально занимался боксом,  становился  двукратным вице-чемпионом мира К1.  Четыре года работал директором Хынчештской районной спортивной школы. С 2014 года является членом европейской комиссии тренеров EUBC. В 2018 году награжден медалью «За гражданские заслуги». В 2017 году работал главным тренером молодежной сборной Испании. В качестве тренера он завоевал со своими воспитанниками 8 медалей на европейских чемпионатах среди кадетов, юниоров, молодежи, U 22. Подготовил ряд национальных и международных чемпионов разных возрастных категорий.  С 2014 по 2019 годы был тренером молодежной команды и команды U 22. Женат, отец троих детей. Образование высшее, владеет четырьмя языками. В интервью для Noi.md новый тренер рассказал о том,  чего начал свою работу и какие цели перед собой ставит, и может ли молдавский бокс добиться  успехов на международном уровне.


С чего вы начали свою работу на новом посту? Какие были первые шаги?


В первую очередь я предложил действующим тренерам собраться и обсудить ситуацию. И сказал им так: «Я не творю чудеса, но  я верю в чудеса! Только в команде мы можем достичь больших высот. Потому что сам по себе я ограничен в своих действиях, а когда мы действуем вместе, то и  результаты совсем другие». Если мы соберем совет тренеров и будем обсуждать проблемы, будем обсуждать, как готовить ребят, какие у нас общие цели, то и дело пойдет лучше. Да, я главный тренер, ставлю последнюю точку в каком-то решении,  но приходим к этому решению вместе. У нас очень мудрый президент Федерации бокса, Василий Афанасьевич Киртока,  с которым  всегда можно посоветоваться. Мы тоже с ним встречались и обсуждали ситуацию. Ему я сказал то же самое, что  и тренерам: «Если вы мне доверили эту функцию, я готов ее выполнять, я не боюсь сложных задач, но мне понадобится ваша помощь, чтобы мы делали конкретные шаги».  Некоторые шаги будут трудными, придется чем-то жертвовать, но думаю, что справимся.  


Наверняка у вас уже есть план – задача-минимум и задача-максимум. В чем  они заключаются?


Первоочередная задача  сейчас – готовиться к чемпионату мира, который состоится в сентябре. Срок для подготовки – очень маленький. Предстоит  тренировочный сбор по ОФП,  то есть по общефизической подготовке,  потом  будет технический сбор. Конечно, я знаю всех спортсменов, но перед таким важным событием, как чемпионат мира, хочу понять ребят, посмотреть, чем они дышат. Потому что каждый боксер – это индивидуальность. Мы не можем всех стричь под одну гребенку и думать, что все должны быть одинаковы как роботы. Один – мудрый, другой – сильный, третий – нерешительный, четвертый  – излишне храбрый, пятый – быстро устает, шестой - не знает  усталости. И к каждому нужен свой подход.


Как хорошо, что вы чувствуете эти тонкости!


Это, наверное, потому, что я люблю читать. Особенно – о великих людях, которые что-то сделали, и не только в спорте, а вообще в жизни. Если я сумею понять мысли и чувства боксера, то шансы на успех многократно возрастут.  Просто надо, чтобы человек сам хотел чего-то добиться. Чтобы  он понял, что работает не для меня, не для Федерации бокса, а  именно для своего блага. Если он добьется каких-то значительных высот, то улучшит свой имидж, повысит свой статус, его семья уже будет жить по-другому, в том числе финансово, и будет им гордиться.


А если говорить о задаче-максимум, то сейчас она заключается в том,  чтобы мы взяли квоту на Олимпийские игры. Вторая задача – завоевать олимпийскую медаль.


Игорь, а как приняла вас сборная?


Думаю, 90 процентов членов сборной были рады. Там и раньше все время говорили -  «надо что-то  менять». Кое-кто, у кого были до сих пор  некие особые преференции, полагаю, воспринял мое назначение несколько болезненно. Но я постараюсь выстроить с ними коллегиальные отношения, чтобы они поняли, что лучше не мешать друг другу, а помогать. И еще надо понять, что в этой жизни все не вечно, все меняется – президенты, премьеры, и главные тренеры в том числе.  Придет время, когда и я, наверное,  исчерпаю себя в этом качестве, и уступлю это место кому-то другому. Я должен  сделать максимум, на что  способен, дойти до своего пика, воспитать достойного преемника и  потом уйти сам.


Готов ли я к критике в свой адрес? Конечно!  Меня уже критикуют, чуть ли не с первого дня  новой работы. Но я придерживаюсь такого мнения: если тебя не критикуют, значит, ты не идешь по правильной дороге.   


Какая обстановка в сборной была в последние годы на сборах в Гримэнкэуцах?


Тренировки были очень хорошие, продуктивные,  а вот что касается обстановки… есть еще над чем работать. Не было единства, к сожалению. Все чувствовали, что  есть боксеры  из Гримэнкэуц (т.е. там, где тренером был одновременно и Петр Кадук – прим.ред.) и есть все остальные. Вот эта обстановка очень мешала, и хотелось, чтобы вся сборная команда поняла, что она – сборная команда Республики Молдова, а не Хынчешт или  какого-то другого города. Когда мы выезжаем за пределы республики, то  представляем на чемпионатах, соревнованиях  всю страну,  а не одного человека, и должны чувствовать эту ответственность.


А как вы могли бы охарактеризовать обстановку в команде на международных турнирах и на чемпионатах?


Здесь было то же самое. Любому человеку было заметно, что у нас нет единства, нет общей цели. Но ребята – чудесные, и уверен, что с ними мы все изменим к лучшему!


Для меня атмосфера в сборной, - это как атмосфера в семье: если есть  взаимоуважение и гармония, то ребенок развивается гораздо лучше, чем  там, где все время конфликты и ссоры. Вот такие принципы хочется перенести и в работу.


Чему вы научились у прежнего главного тренера, Петра Кадука, принимая участие в сборах и соревнованиях? Какие методы его работы вы не хотели бы перенимать?


Я не могу сравнивать себя с предыдущим тренером, - у него огромный опыт, я отношусь к нему  с большим уважением и ценю все то, что он сделал для развития бокса, для получения медалей на Олимпийских играх.


У него можно поучиться трудолюбию и упорству. Вот эти методы и буду перенимать. Остальное – буду пытаться усовершенствовать, ведь методики  постоянно меняются.


Как я уже говорил, я много читаю специализированной литературы, - труды по психологии, по личностному развитию.


много общаюсь с зарубежными коллегами. Ведь мы растем, когда взаимодействуем с коллегами из других стран, когда у нас есть возможность видеть их уровень на международных соревнованиях. И не надо изобретать велосипед, надо перенимать лучшее у тех стран, где бокс хорошо развит – в России, Украине, Грузии, Армении…Особенно учитывая, что сотрудничество с этими странами удобно -  мы все знаем русский язык и общаемся без проблем,  понимаем друг друга.


Как мне видится, капитан корабля должен задавать  курс – куда и как плыть, он контролирует общий процесс, но в деталях работает экипаж. Так и старший тренер должен работать. Он должен видеть, с какими трудностями сталкивается тренер того или иного  спортсмена, должен работать с ним в унисон и понять, чем может помочь.


Мне в чем-то легче, чем предыдущему главному тренеру - мне есть, к чему стремиться. А он был лучшим в стране, и ему уже не на кого было равняться.  


Кстати, на тему «на кого равняться». Кто из выдающихся мировых спортсменов или тренеров, прошлого или настоящего, является для вас примером и почему?


Для меня, как спортсмена, примером являются наши соседи – украинцы Василий Ломаченко и  Александр Усик. Когда смотришь их бокс, - просто наслаждаешься. Там нет драки, там есть ум и искусство. Ведь бокс – это искусство. Надо думать, надо двигаться, надо знать, когда защищаться и когда бить. И эти двое все это умеют, - и умно и дружелюбно общаться, и профессионально боксировать. Что касается тренеров, то я могу назвать много имен, но объединяет их одно: это тренеры, которые работают в команде. Потому что быть старшим тренером - это командное дело.  


Кто из ваших воспитанников, кроме Дорина Букши, входили в состав сборных команд страны по разным возрастам?


У Дорина Букши есть еще два двоюродных брата. Один – чемпион республики среди молодежи, второй – чемпион республики в возрасте 19-22. Так что у них целая плеяда чемпионов. Все, кстати, из Хынчешт. И все трое -  большие трудяги. Есть еще Игорь Мошнягуцэ, по профессионалам боксирует. Больше двадцати ребят, которые  были в сборной,  и в молодежной брали медали.


Как вы оцениваете перспективы молдавского бокса?


В жизни нет ничего невозможного. Бронзовая медаль  на Олимпийских играх – это замечательно.  Но мы можем больше! Мы можем привезти и серебро, и даже золото, почему нет?! И если двое ребят из села принесли медали своей сборной, то ведь есть и другие села у нас в республике, выходцы из которых  могут принести и две, и три медали. Есть столица, в конце концов. Надо просто оживить процесс.


Надо отбирать талантливых подростков по школам и  секциям, - это задача тренеров. А моя задача – хорошо сотрудничать с тренерами и быть объективным. Что я  имею в виду? Вот, я допустим, из Хынчешт.  Но это не значит, что я должен тянуть только своих хынчештских воспитанников. Я должен видеть перспективных парней из Кагула, Кишинева или Тирасполя. Мы должны искать тех, кто станет звездами.  Должны вкладывать в них, в их развитие.  Есть много молодых перспективных  ребят. У них горят глаза, они хотят идти дальше, они не устали от пьедестала. И если мы с ними поработаем психологически, тактически и технически, то, уверен, получим хорошие результаты.  Они должны знать, что у них есть высокая цель, - к примеру, Олимпийские игры, ради которой нужно чем-то жертвовать. Рано вставать и рано ложиться, знать меру во всем, быть готовым к самоограничению, соблюдать режим дня и  еще многое, многое… 


Некоторое время вы проработали в Испании,  были тренером молодежной сборной, но затем решили вернуться в Молдову. Как там работалось и почему вернулись?


Это был очень интересный опыт. В Испанию я попал после того, как меня увидели на соревнованиях, и, видимо, оценили положительно. Испанский я знаю, потому что в 18 лет я уехал в эту страну, решил попробовать себя там. Заключил контракт на три года с профессиональным боксерским клубом,  там и боксировал. Чувствовал себя очень хорошо, в первую очередь – материально. Но через три года понял, что хочу вернуться в Молдову и перейти  на тренерскую работу. Тянуло домой. Я понял, что Молдова – это, то, что есть у всех нас в сердце. Это  семья, друзья, это наш менталитет. Я понял, что и я нуждаюсь в своей Молдове, и она нуждается во мне. Да, в Испании все было хорошо, даже отлично, но мое место  - здесь.


И вот вернулся, и ни минуты не жалею об этом, чувствую себя, как рыба в воде. Почти сразу женился, потому что никогда не боялся ответственности. Начал тренерскую карьеру. Брал детей с улицы, работал и с криминальными элементами, и с беспризорниками, и с наркоманами. Тяжело, конечно, но их надо было спасать. А не все заинтересованы в том, чтобы вытаскивать мальчишек из дурных компаний и плохой среды. Так что были и сопротивление. Но помогло хорошее сотрудничество с мэрией Хынчешт, райсоветом, правоохранительными органами.  И результат получился очень хорошим, смогли воспитать чемпионов, выступать в К1. Вообще, Хынчешты – город, где много спортивных талантов: боксеров, дзюдоистов. Знаменитый Тудор Касапу, наш олимпийский чемпион, тоже ведь родом из Хынчешт. Для меня он навсегда останется примером для подражания: если он смог, то почему я не смогу?!


Расскажите немного  о своей семье. Кто в семье главный – вы или жена? Учите ли вы своих детей боксу, какие качества им прививаете?


Конечно, я главный! Но у нас не диктатура, - у нас демократия. Мы  любое решение обсуждаем вместе,  я всегда прислушиваюсь к  мнению жены, и если для блага семьи ее предложение оказывается лучшим, то именно оно и принимается.


Мы  - самая что ни на есть спортивная семья.  Жена – тренер по гимнастике и аэробике. У нас две дочери и сын, так что боксу я могу учить только сына, и то не сразу. Ему сейчас семь лет, он вместе со мной приходит в зал, тренируется. Я учу его,  как делать растяжку, какие физические упражнения ему нужны,  чтобы  развивались мышцы и координация движений. Нельзя сразу заниматься боксом. Если его с малых лет начнут бить по голове, то будут проблемы.  Так что я не поддерживаю такую политику,  когда мальчиков сразу ставят драться. Парень должен развиваться  и физически и интеллектуально. 


Дети знают, что папа всегда их защитит, гордятся мною, знают, что папа никогда не сделает и не скажет ничего плохого или глупого. Знают, что если папа им что-то обещает, то слово свое сдержит. И от них требует того же самого.


А вы сами с  детства мечтали о спортивной карьере или были и другие планы?


Да, я с детства хотел стать чемпионом страны, и стал им в молодежной категории. Когда я еще только начал тренироваться, то постоянно слышал: чтобы ехать на соревнования, нужны деньги. А я – мальчик из Хынчешт, из обычной  семьи, и лишних денег не было, тем более тогда, в 90-е. И у меня была мечта: если я стану тренером, то буду стараться для своих учеников искать любую  возможность, чтобы они не думали о том, где взять деньги на поездки, на форму, на экипировку. У меня в юности даже не было хорошего спортивного костюма, я постоянно мечтал иметь  мастерку с надписью  «Молдова». И в чем-то моя мечта сбылась. Все мои ребята в сборной одеты в хорошую форму, когда они едут на зарубежные соревнования, то их родители не ищут деньги. Ключевые турниры финансируются Федерацией бокса, Министерством образования, плюс есть хорошие спонсоры.


Еще мечтал о том, что когда стану тренером, у меня будет хороший зал – с туалетом, душем. Потому что тогда приходилось заниматься без всяких удобств. Не поверите - после тренировок мылись водой из бутылки... И эта  мечта – чтобы у мальчишек был хороший зал -  тоже осуществилась. Будете в Хынчештах – обязательно посмотрите. Вместе с нашим районным советом я выиграл проект на 3,5 миллионов леев и  построили зал для тренировок. Там и мини-гостиница,  и отличный душ, и все, что нужно.


Тогда мне было 32 года, и вроде бы цель достигнута, но как я сейчас вижу – это была слишком маленькая цель. Сейчас мне 37, и я не боюсь ставить перед собой большие  цели. Большие цели дают импульс к жизни, открывают в человеке новые, порой ему самому неведомые возможности.


Вопросы задавала Светлана Деревщикова


Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load