ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Елена Левицкая-Пахомова: «Необходимо противостоять той лжи, которая появилась вокруг Великой Отечественной»

Елена Левицкая-Пахомова: «Необходимо противостоять той лжи, которая появилась вокруг Великой Отечественной»

«Ясско-Кишиневская операция. История Молдовы» - премьерный показ фильм под таким названием состоится в августе, когда Республика Молдова будет отмечать 75-ю годовщину этого важного исторического события. О том, как идет работа над проектом, сайту Noi.md рассказала сценарист фильма, тележурналист Елена Левицкая-Пахомова.


Лена, в вашем творческом арсенале только за последние два года – несколько масштабных проектов. Фильм «История Молдовы» в трех частях, исторический фильм «Штефан»… И вот теперь – еще один фильм, к 75-летию Ясско-Кишиневской  операции, который  создается под патронатом президента Молдовы. Насколько я понимаю, президентский заказ совпал с велением души и вашими внутренними убеждениями?


У меня во всех  проектах совпадают веление души и актуальность темы. Потому что до «Истории Молдовы» был еще фильм «Бессарабия. 1918», постоянно выходит мой авторский проект «След в истории».


Но сейчас мне кажется,  как раз самое время снимать именно такой фильм, и дело не в годовщине освобождения Молдавии, а  в той лжи, которая появилась вокруг Великой Отечественной. Уходят ветераны, уходит традиция общения молодежи с пожилыми  людьми, и в этот момент могут подсовывать просто фантастическую ложь, от которой у людей, хотя бы что-то читавших о Великой Отечественной, волосы встают дыбом, и возмущение просто переполняет.     


Да, желание пересмотреть итоги Второй мировой, принизить роль Советского Союза в победе над нацизмом  почему-то в последнее время овладевает все большим количеством людей…Понятно, что одним фильмом тревожную тенденцию не переломить. Нужен комплекс мер. Что, на ваш взгляд, надо бы сделать в первую очередь?


Прежде всего, нужно изменить систему образования и ввести новый  школьный предмет. Вот есть прекрасная новость о том, что  у нас будет введен предмет «История Холокоста», но это  факультативный курс! Его выберут далеко не все. Это такая «галочка», которую, конечно, поставят для себя в правительстве, - да мы выполнили некую общечеловеческую норму. Но почему мы говорим только о катастрофе, которая коснулась еврейского народа? Катастрофа коснулась всех  народов и всего населения тех территорий, где шла война!  Убивали вне зависимости от национальности, - убивали за подозрение в том,  что ты кому-то сочувствуешь, за то, что ты говоришь не на том языке, за то, что не так себя ведешь… Конечно, что касается еврейского народа, то это было истребление тотальное.


Так что фильм – это очень хорошо, это значимо, потому что это доступная информация, но начать нужно с воспитания в школе. Как бы ни была важна роль семьи, но я, например,  сталкиваюсь с тем, что во многих семьях вообще не разговаривают с детьми на эту тему, и внуки тех же ветеранов  порой говорят весьма странные вещи. Может быть, считают, что они умнее своих дедушек и бабушек.  


Комментируя этот проект, президент сообщил, что «фильм основывается на ранее неизданных видеоматериалах из архивов стран бывшего СССР и других государств». Как и где вы искали эти материалы? Кто помогал в их поиске?


Наверное, нужно рассказать о самом процессе поиска, потому что до написания сценария работа начинается с исторического драфта. Исторический драфт – это огромное количество встреч, невероятное количество литературы, которую необходимо прочитать. Ее необходимо исследовать для того, чтобы  понять атмосферу того периода. Ведь нужны не только факты, - нужно и понимание первопричин всех этих процессов.


В этом фильме нас  консультируют поисковик, глава комитета «Победа» Алексей Петрович, историк Петр Шорников, очень много бесед с ветеранами, чтение воспоминаний. Нам помогает Российский  архив , так как в Молдове, к  сожалению, нет такого большого архива по Великой Отечественной и по Второй мировой.  Основные материалы все-таки остались в Москве,  и мы фактически первые представители Молдовы, кто  делает туда запросы – сначала  по «Истории Молдовы», сейчас – по этому проекту. Огромная благодарность российскому  журналисту и телеведущему Леониду  Млечину  - за то, что предоставил своего редактора, который занимается архивом, дал нужные контакты, и благодаря этому человеку работа несколько облегчается. Видеоархив – это одна  часть, вторая часть, - это, разумеется, книги: документы и воспоминания. При всем обилии таких документов, не так много литературы, где авторы мыслят глобально и анализируют процессы, а не просто излагают факты. Есть какие-то очень узкие исследования, но они не дают представления об общей картине.


Еще одно направление – работа с Историческим музеем Молдовы, за что его сотрудникам огромная благодарность. Когда я работала в фондах музея, то мне предоставили душераздирающие письма с фронта и на фронт… Когда ты их фотографируешь, отсматриваешь, то есть работаешь с ними, как журналист, - это одно. А потом, когда начинаешь вчитываться, вникать в их содержание, - это совершенно другое! Я в какие-то моменты не могла сдерживаться. В фильме будет рассказана история одного парня, - это одессит Владимир Иванов.  Он был призван в армию в Одессе, и писал своей маме, в каких условиях призывали, потому что как раз был тот момент, когда фронт остановился и когда просто не успевали людей ни одевать, ни обувать, ни кормить. Наступление остановилось на несколько месяцев, до августа, и в своем последнем письме он пишет «Может быть, мы не свидимся никогда, мама, никому не пиши, здравствуй и прощай». И дней через десять пришло извещение о том, что он погиб. Я читала и письма его сестры. У них в семье было два брата, и оба погибли. Один – на территории Румынии, второй – на территории Белоруссии. В одном из писем о том, как погиб Владимир Иванов и как его хоронили, есть указание населенного пункта. И сейчас, во время поездки в Румынию мы выяснили, что населенный пункт, где он погиб и был захоронен, в письме указан неправильно, – не Оравица, а Моравица. Все остальные данные абсолютно совпадают – и год рождения, и все остальное говорит о том, что речь идет именно о нашем герое. Так получилось, что в годы войны и в послевоенные годы было распоряжение: на обелисках указывать только пять имен, а дальше писали «И так  далее». И таким образом потерялось огромное количество имен людей. Вот то, чем сейчас занимаются поисковики, то, чем сейчас занимаются министерства обороны в странах, где поисковое движение не так развито, - это поиск таких воинов. Мы узнали, что Владимир Иванов был перезахоронен в Тимишоаре, и теперь, благодаря нашему фильму, его имя,  возможно, появится на гранитной плите воинского мемориала.


Это очень достойно!


Да, это очень важно, и это действительно живой пример, живой результат, когда ты понимаешь, что история – вещь вполне осязаемая. Постараюсь найти его родственников, связаться с ними, надеюсь, что кто-то из потомков его сестры живет в Одессе, и  мы сможем им сообщить, где он захоронен.


Бухарест. Мемориал. Захоронение советских военных.

Но, повторю, работа в архиве, работа с документами – это очень сложно. Вчитываясь в старые письма, начинаешь совершенно по-другому воспринимать этих людей, особенно, когда понимаешь, что твоему сыну – 17 лет, а здесь пишут ребята 18-19-ти лет, то есть ровесники твоего сына! Это твой сын так же мог бы писать маме «Здравствуй и прощай». Понимаешь, что это люди какого-то особого склада, особого характера, из какого-то особого теста…


Да, то было удивительное поколение, равному которого нет и, видимо, не будет… Лена, расскажите о вашей команде. Вы работаете как сценарист, а кто еще занят в работе над проектом?


Команда у нас большая - по нашим меркам, но совсем небольшая по меркам телевизионных проектов тех стран, где существуют большие телеканалы. Всех не смогу перечислить, лишь основных. Продюсер и режиссер, как и в прежних проектах, - Наталья Анисимова, операторы – Евгений Дедков и Сергей Мардари, монтажер – Александр Дедков, есть еще большая команда графиков. За графику отдельный низкий поклон ребятам, потому что это такой большой новый шаг в документалистике,  и действительно очень качественно сделано.


Кроме того, особенность нашего проекта в том, что мы выверяем каждую букву, каждое слово, для того, чтобы действительно информация была взвешенной, и чтобы не было перекосов ни в одну сторону. У нас есть факты, у нас есть судьбы, и о событиях мы рассказываем, исходя из этого. Отличие этого фильма от других, рассказывающих о Ясско-Кишиневской операции, в том, что обычно они заканчиваются на том, что освободили Молдавию, и все. (Кстати,  сразу предупреждаю, что в фильме мы будем использовать название Молдавия: именно так назывался этот регион в тот исторический период). Так вот, наш проект больше рассказывает о значимости Ясско-Кишиневской операции в ходе всей войны. Наравне с операцией «Багратион» она вывела советские войска к рубежам Европы, за пределы Советского Союза, и началось освобождение Европы от нацизма. Так что, предваряя вопрос о территории наших съемок, скажу, что  конечная точка в съемочном процессе – это Берлин. Ведь наши, молдавские воины в составе Красной Армии дошли до Берлина! Один из танков, который стоит за Бранденбургскими воротами, - это танк из колонны «От трудящихся Молдавии», созданной на деньги жителей Молдавии. И это только одна колонна, а их было намного больше! Вообще, эта тема заслуживает отдельного проекта, - то, какой вклад в Победу внесли люди, находящиеся в оккупации, как они хотели освободиться от нацистского ига. Это ведь действительно было настоящее иго, - политика искоренения целых народов и «очищения» территории, и мириться с этим никто не хотел. И если есть люди, которые считают, что война могла завершиться другим образом, и это было бы благо, то я им очень соболезную, потому что они  или безграмотны или антигуманны.        


Логично, что рассказ о Ясско-Кишиневской операции не ограничивается Кишиневом, а затрагивает и Яссы. Несколько дней назад вы как раз вернулись оттуда. Удалось найти что-то интересное?


Мы были не только в Яссах, у нас была большая поездка по Румынии: Яссы, Плоешты, Бухарест и Фокшанские ворота, с очень жестким съемочным графиком. Были съемки в Приднестровье, и огромная благодарность тем, кто оказал помощь в их проведении. Вообще, в каждой стране, регионе кто-то нам помогал.


Предстоят  съемки и в России. Так много стран задействовано потому, что мы снимаем не только то, что касается нас, нашего края, этот проект направлен на общее видение историков на весь ход Второй Мировой войны. Меня, например, жгуче интересует вопрос, в чем же «обаяние» нацизма, что столько людей поддалось ему?  Еще мне было интересно найти ответ, почему именно  Транснистрия, Заднестровье было выбрано в качестве территории гетто, именно  туда депортировали, а потом уничтожали евреев. Нашли ответ, и он  прозвучит в  фильме, в одном из интервью.


На своей странице я выкладываю некоторые фрагменты, вернее – рассказы, передающие атмосферу съемок, но не показываю ни одного интервью. Они будут представлены в день премьеры, и поверьте, мы беседуем с людьми, пользующимися большим доверием в обществе, в международном историческом сообществе, это профессионалы с большой буквы. У нас есть известные ученые, есть участники  Парада Победы 1945-го, есть люди, пережившие Холокост…


Очень интересно было говорить и даже спорить с историками об их видении не только того периода, а того, как он сейчас воспринимаются. В каждой стране мы сталкивались с разным отношением. Например, гораздо более близкое отношение к тому, как мы это видим, существует в Берлине.  Когда я вкратце рассказала сотрудникам Германо-российского музея, как у нас освещается тема Второй Мировой в школьной программе, и что есть мнения, что было бы неплохо, если бы победили другие,  они были поражены.  «У нас такое вообще не возможно, это просто недопустимо», - говорили немцы. Я обещала им выслать наши учебники, чтобы они моги изучить, сравнить, и понять, что Молдова должна быть в фокусе их внимания. 


Германо-российский музей. В этом здании был подписан Акт о капитуляции Германии

В Румынии очень интересно было, когда историк пытался рассказать мне о моем «русском имперском духе», а я ему объясняла, сколько во мне намешано кровей, и непонятно, какая же из них «имперская».  Объясняла про праздник 9 Мая, который у нас стал поистине народным, а не является кем-то организованным мероприятием. И что русскоязычные в Молдове никакие не «носители имперского духа»,  они любят свою страну также, как ее любят молдаване и представители других наций. Но это не значит, что они откажутся от Победы для того, чтобы быть в одной струе с представителями радикальных сил.  И я увидела, как в глазах у собеседника появляется интерес, - ведь он себе представлял все совсем не так.    


Возвращаясь к теме о постах в соцсети. С теплой ностальгией прочитала ваш пост в соцсети о том, что пришлось вам ходить и «партизанскими тропами» -  в село Сесены,  где в годы войны размещался партизанский отряд «Журналистул» и где в восьмидесятые годы прошлого века размещался студенческий отряд нашего журфака, и мне эти места хорошо знакомы. Что это за история с  лопатой? Что копали?


(Смеется). Я не копала, я шла отбиваться.  Действительно, в соцсетях я выкладываю сюжеты  и о самом проекте «История Молдовы. Ясско-Кишиневская  операция», и  побочную информацию, которая не попадет в фильм. Так бывает с каждым фильмом – не все помещается. Эта беда, думаю, знакома всем журналистам – когда ты так много узнал информации, что выбирать бывает очень трудно. И тогда я либо использую эти материалы для сюжетов в  своей программе «Механизм действия»,  либо выкладываю в соцсеть.


А с отрядом «Журналист» получилась целая эпопея. Когда в газете «Timpul» появилась статья о том, что  среди партизан этого отряда были русские бандиты, и что, оказывается, 18-летние девчонки не с врагами воевали, а  обслуживали  партизан в интимных целях, я была мало сказать, - возмущена. Это просто оскорбление памяти тех людей. Прискорбно, что газеты позволяют себе такие вещи - выдавать непроверенные факты, которые при ближайшем  рассмотрении оказались просто ложью. Это как раз из тех самых попыток уничтожить историческую правду.  Я не могла остаться в стороне, и решила не ограничиться комментариями в сети, а поехала на место высадки, действия отряда. Побывала в музее, там работает потрясающая женщина, - Элеонора Назария. Фантастический сельский музей, в который все жители села приносят какие-то вещи, она сама очень бережно к этому относится. Очень хороший мемориал, в хорошем состоянии, за что нужно сказать спасибо общественной организации «Вече». А потом искала место стоянки отряда, а лопата нужна была просто для уверенности в себе. Все-таки вечер, лес, одинокая женщина…   Кстати, в фильм история про партизан не попадет.   


Сесены. Один из экспонатов музея, посвященный партизанскому отряду «Журналистул»

Но после этого я для себя решила: когда еще где-то будут появляться сомнительные публикации, входящие в круг моих интересов, я не поленюсь и каждый раз буду выяснять на месте, как же все было на самом деле. Может быть, когда авторы этих статей второй, третий, пятый раз увидят противодействие, причем фактами и аргументами, это заставит их не так оголтело лгать.      


Кроме фильма о Ясско-Кишиневской операции, насколько я знаю, вы  планируете и фильм о советском периоде Молдовы. Уверена, что его выхода ждут с большим интересом и нетерпением. На какой стадии он находится?


Да, действительно, некоторое время назад президент заявил о том, что одним из следующих фильмов будет фильм, посвященный  периоду советской Молдавии. Пока это только планы, но я уже начала работу над историческим драфтом. Собираю информацию, ее уже накопилось много, но необходимо главное: нащупать, что ты должен рассказать, как ты должен это сделать. Так что идет подготовительный этап. И я очень надеюсь, что этот фильм состоится, потому что МССР – это тоже такой период, о котором говорится и пишется много клеветы. Я еще столкнулась и с тем, что некоторые люди проецируют этот период не на Молдову, а на Румынию. Особенно молодежь, которая закончила румынские вузы. Но для  румын послевоенные годы – это нелегкий период, особенно правления Чаушеску, а у нас-то 60-80-е – это период процветания! У нас был Иван Иванович Бодюл, нам благоволил Брежнев, и сюда делались колоссальные вливания. Да и выходцы из Молдовы, профессионально состоявшиеся в Москве, не забывали малую родину. Инвестировать в Молдавию было оправдано – здесь очень трудолюбивые люди, с мозгами, хороший потенциал,  приезжало много специалистов, сумевших создать образование высочайшего уровня. Соответственно, было подготовлено много специалистов, которые могли любую идею претворить в жизнь. Высокотехнологичное производство было сконцентрировано именно здесь.  


Вот вся эта информация собирается, осмысливается и ждет своего момента, потому что действительно нужно противопоставлять правду всяческим измышлениям и искажениям. Например, в учебниках истории написано, что в советское время в Молдавии притесняли интеллигенцию. У меня к этой интеллигенции, особенно к писателям и композиторам, один вопрос: пусть они огласят данные о своих авторских гонорарах. И пусть расскажут, в каком количестве театров по всей стране ставились молдавские пьесы. Да, диссиденты были, и случаи притеснения были, но о притеснениях сейчас говорят те, кто не был диссидентом, а получал Госпремии…                 


Раз уж мы заговорили о потенциале, то следующий вопрос такой. Когда-то наша страна славилась талантливыми, самобытными кинематографистами, работавшими как в художественном, так и в документальном кино (кстати, о хорошем уровне молдавских документалистов говорил еще великий Тарковский). Затем долгое время было относительное затишье – что-то где-то снималось, но широкого резонанса не получало. И вот за последнее время такой мощный залп – один фильм, второй, готовится третий… Есть ли потенциал у молдавской кинодокументалистики или это частный случай?    


О художественном кино мне сложно говорить, что касается документального кино, то все-таки «История Молдовы» - это не документальное кино в полном смысле слова.  Есть телевизионная документалистика, а есть документалистика в чистом виде, иногда сродни художественному кино. И хотя этот жанр не слишком популярен, его приверженцам удается создать очень интересные вещи. Что касается телевизионной документалистики, то у нас это скорее авторские программы. Которые, кстати, иногда интереснее, чем высокая эстетская документалистика. В этом году у нас как раз пройдет фестиваль «Тэфи. Содружество», где будут показаны телевизионные проекты стран СНГ. И по опыту  предыдущих лет могу сказать, что год от года уровень работ повышается. Так что я рекомендую коллегам с разных телеканалов прийти и посмотреть стилистику, способы подачи.  Потрясающе интересные белорусские проекты, украинские, узбекские, казахские...


Еще одно новое направление – интернет-проекты, у которых хорошие перспективы. Они не требуют больших вложений, людей, техники, спецэффектов, но могут быть очень интересные с точки зрения личностного подхода. Это, можно сказать,  журналистика сопереживания, новый этап, где можно экспериментировать, при этом с пиететом относясь к выдающимся мастерам прошлого.


А как удалось заполучить в Кишинев такой престижный фестиваль  как «Тэфи. Содружество»?


Это результат договоренности Игоря Николаевича Додона с российским представителями. Это действительно честь для нашей республики, и не только честь проведения, но и возможность показать нашу страну как туристически привлекательную. К сожалению, со всеми нашими политическими скандалами мы потеряли многочисленного российского  туриста. А ведь у нашей страны есть потенциал в этом плане, и наша задача – за три фестивальных дня  максимально рассказать о наших традициях, праздниках, музыке, о том, какие народы населяют нашу страну, показать ее культурное разнообразие, познакомить с молдавской кухней, с сувенирной продукцией. Ведь наша страна действительно достойна того, чтобы вновь стать объектом не только обсуждения политических реалий, но и  туристическим объектом, достойна  интереса к людям – очень добрым, открытым, трудолюбивым.


Вопросы задавала  Светлана Деревщикова     


Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load