Война в Украине новостей: 3066
Акция протеста новостей: 1199
Президент новостей: 3233
Власть новостей: 7326
Объектив Европа новостей: 283

Диана Воевуцкая: «Во время пандемии мы не понимали, как мы счастливы!»

30 мар. 18:01   Интервью
4559

В 2017 году мы рассказали вам историю жизни Дианы Воевуцкой - одного из наших самых любимых дизайнеров вечерних и свадебных платьев. Сильная женщина, которая в 25 лет осталась с 10-месячным ребенком на руках. Жизнь Дианы резко изменилась, когда ее муж, вместе с которым она мечтала встретить старость, погиб в серьезной автокатастрофе.

Сегодня, спустя пять лет, Диана продолжает создавать платья, но помимо часов, проведенных в творческой мастерской, находит время помогать украинским беженцам, прибывшим в нашу страну после 24 февраля, когда они проснулись совсем в другой реальности – в кошмаре войны.

Диана Воевуцкая родилась в Оргееве и в детстве была «гадким утенком», незаметной в школе маленькой девочкой, которая с годами превратилась в сильного лебедя, самостоятельно проложившего путь к успеху.

Как день 24 февраля 2022 года изменил ее жизнь, о чем она сожалеет, что для нее значит ее семья и дети - вы можете узнать в приведенном ниже интервью.

Как изменилась жизнь за последний месяц?


Жизнь повернула в другую колею. Хотя я говорила, что после пандемии жизнь никогда не будет прежней, вспомнились чьи-то очень правильные слова: «Мы были счастливы, но даже не знали, насколько мы счастливы». Сейчас мы видим совсем другую реальность, и я понимаю, что не могу в полной мере насладиться всем. Я по-прежнему радуюсь своим детям, я счастлива, что могу заниматься тем, что мне нравится, но стараюсь по-другому расставить приоритеты и начать делать что-то по-другому. Я начинаю понимать, что многое из того, за чем мы гонимся сегодня, так эфемерно и так неважно! Ты осознаешь, что самое главное — это воспоминания, это дети, это люди, даже дом, который ты обустраиваешь всю жизнь, и в один миг можешь остаться без него. Все изменилось, потому что мы начали понимать вещи по-другому, мы увидели наш народ по-другому, и с лучших сторон, но иногда и не с очень хороших. Я поняла, что все может измениться в одно мгновение, хотя знала это много лет. Я поняла, что очень трудно жить в неопределенности и ожидании, и я поняла, что действительно важны здоровье и мир, потому что все остальное действительно можно сделать.

Каким тебе запомнилось утро 24 февраля?

Я отвела детей в школу, где-то остановилась и начала читать новости. Я ничего не слышала, нашла эту новость в своей ленте. В тот момент я приняла решение, что буду участвовать, что буду волонтером, но не думала, что это займет месяц. Я думала, что все очень скоро закончится, у всех нас были какие-то надежды, что это скоро закончится, и мы проснемся от этого кошмара и что жизнь прекрасна. У меня были большие планы на март, я должна была открыть свой салон, уже подготовила новую коллекцию платьев. Другими словами, я жила в своем пузыре счастья, и все изменилось, когда поняла, что там есть люди, дети, которые страдают.

Была ли ты готова к тому, что тебя ждало на этом пути?

Мне нравится помогать людям, и это обычно рождается у кого-то в душе, когда он что-то теряет. Когда ты знаешь, что значит начинать с нуля, когда у тебя были детские травмы, трудности в жизни, тогда ты начинаешь посвящать себя другим. После событий, которые произошли утром 24 февраля, часть меня стала более чувствительной, и тогда я стала помогать окружающим. Правда, в этом месяце мне не раз приходили сообщения: «Диана, тебе удается собирать людей вокруг себя, может быть, это начало?» И да, наверное, это только начало, и у меня уже есть на примете женский фонд. Так что это начало для меня.

Были ли моменты, когда ты хотела сдаться?

Да! Во-первых, у меня было два дня физической неподвижности, потому что я работала на довольно холодном складе, было очень холодно, и, сидя там с утра до ночи, я сильно простудилась и не могла двигаться. В тот момент я была уверена, что сдамся, думала, что, наверное, со мной происходит что-то нехорошее, волновалась и приходили всякие мысли. Но когда я посмотрела новости и увидела матерей, которые приехали с детьми, я поняла, что я зрелый человек, у которого хотя бы есть возможность пойти домой, принять ванну и вернуться, а у них такой возможности нет. Они там, бездомные, лишились всего, и это заставило меня встать и идти дальше. Не скажу сейчас, что я герой, потому что я им не являюсь, но я, наверное, герой, как и каждый молдаванин, который пытался что-то сделать, только вот как-то невольно выскочил вперед. Мы все пытаемся принять участие, несмотря ни на что, может быть, размещая посты в нужное время, привозя какую-то одежду, готовя горячие обеды. Это все еще означает героизм, и я думаю, что каждый человек, который что-то сделал, является героем.

Кто помогал тебе все это время?

В первую очередь моя мама, у которой хватает терпения оставаться с детьми, потому что я очень отдалилась от них в этот период. Богдан (сын) мне очень помогал и готовил обеды вместе со своим другом. За это время мы лучше узнали друг друга и, возможно, в будущем у нас будут прекрасное сотрудничество с шеф-поваром Романом Батиным. Ко мне также присоединились многие из тех, кто до сих пор является волонтером. Они оставили свои семьи, чтобы помочь. Я никогда не обращалась за государственной помощью, я не пытаюсь высказывать свое мнение, потому что действительно не знаю деталей. Но я уверена, что мы многое сделали на своем уровне. Мы, независимые волонтеры, что-то сделали.

Были ли истории, которые на тебя особенно повлияли?

Сейчас я работаю с женщиной, у которой четверо детей, двое из них малыши до года, две дочери. Сначала она попросила меня о помощи, и я дала ей одежду и еду, а затем она предложила помочь нам. Она приезжает уже несколько дней подряд, мы вместе отбираем, делаем пакеты и передаем беженцам. За это время я узнала ее историю. В ноябре они начали строить свой дом, но пришлось все бросить и приехать в Молдову. А вообще у каждого своя история, за одними слежу очень внимательно, за другими меньше, но каждая история оставляет что-то в душе. Как нация, как народ, украинцы смогли настолько сплотиться, что стали символом современного героизма.

Кто или что может заставить тебя сдаться?

Мир! Я хочу мира, я хочу этого так сильно, и думаю, что каждый человек хочет мира в такие моменты. Хорошо, мы показали, что мы можем сделать. Покончим со всем этим кошмаром и вернемся к миру, когда можно строить планы, снова можно путешествовать. Это то, чего хочет каждый из нас сегодня.

Как обстоят дела с твоим главным занятием?

Оно в режиме ожидания. Я говорила, что 1 марта хотела открыть салон одежды, который во время пандемии был практически закрытым. За два дня до 24 февраля я говорила маме, что, наконец, должно произойти что-то хорошее, ничто не должно нас останавливать! За два года пандемии мы все устали. Ничто не может нас остановить, и мы должны наладить бизнес в Молдове, чтобы снова жить нормальной жизнью. И смотрите, что произошло – нечто гораздо худшее, чем пандемия! Я очень надеюсь, что смогу открыть этот салон, потому что у меня очень красивые платья. 4 марта я получила приглашение на ярмарку свадебных платьев в Яссы, но пришлось отказаться из-за этой неопределенности. Что если я уеду из страны и не смогу вернуться, а моя семья останется? Что если что-то случится за эти два дня, и ты ничего не сможешь контролировать?

Иностранцы стали смотреть на нас по-другому. Как это изменит Республику Молдова?

По крайней мере о нас говорят, говорят хорошо, и я думаю, что если Украина – это символ единства, то мы – символ гостеприимства. И это очень приятно, ведь нам удалось показать всему миру, какие мы. О гостеприимных и приветливых молдаванах написаны книги, но в этот раз мы продемонстрировали это конкретными делами. Принять столько людей в такой измученной, бедной стране, в начале пути, – это очень достойно. Думаю, мы заслуживаем всеобщего уважения.

Кто или что внушило тебе чувство гордости в этот период?

Люди! Я видела так много людей, которые приносили то малое, что у них есть, которые пришли с добрым словом, с посланием поддержки. Хотя я уже говорила, что я не герой, я делаю не больше других, я решила посвятить этот месяц беженцам не для того, чтобы меня хвалили. Думаю, каждый из нас пытался вложить свой кирпичик, из того немногого, что у него есть, чтобы кому-то помочь. Знаешь, мне нравится, что мы были соседями, какими и должны были быть. Это та же ситуация, когда у тебя скандальные соседи, а муж приходит домой и бьет своих детей. Женщина стучит в твою дверь и просит позаботиться о ее детях. И ты можешь выбрать – принять их под свое крыло или закрыть дверь. Мы сделали это, мы приняли этих людей и стараемся быть рядом с ними. Это то, что должен делать каждый. Я просто не понимаю тех, кто настроен скептически и думает, что это не война – они, вероятно, не очень осведомлены. И я не понимаю тех людей, которые остаются равнодушными и продолжают жить как ни в чем не бывало. Так не может продолжаться! Ты не можешь путешествовать или показывать свое тело в Instagram, когда другие люди публикуют фотографии детей, извлеченных из-под завалов. Время выставить свою жизнь и тело на своей странице в Instagram и показать миру, что ты путешествуешь, еще будет, но сейчас мы должны сделать все возможное для достижения мира.

Были ли у тебя сожаления?

Да, что не могу сделать больше!

Молдова – это…

Самая лучшая страна в мире!

Дети – это…

Боже, все!

Семья – это…

Все! Я не оригинальна!

Будущее…

Конечно, оно будет!

Мир…

Абсолютно необходим!

Интервью провела Кристина Моисей

1

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

© Бизнес

Молдова, наряду с Украиной, получила статус страны-кандидата в ЕС. Как, на ваш взгляд, изменится жизнь молдаван после этого решения?
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав