ПОМОЩЬ БЕЖЕНЦАМ В МОЛДОВЕ  СТАТИСТИКА:   Въехали 471 287   Выехали 387 046  Остались 84 241     Подробнее
Война в Украине новостей: 2734
Дело Додона новостей: 51
Цены на топливо новостей: 496
Дело Шора новостей: 403

Закон о прокуратуре: Власти снова наступают на грабли

21 янв. 10:00 (обновлено 21 янв. 18:00)   Аналитика
6991

На одном из первых заседаний весенней сессии парламента, которая стартует 1 февраля, депутаты планируют рассмотреть во втором чтении поправки в Закон о прокуратуре, формирующие новые правила для претендентов на ключевые должности в этой системе.

Нововведения касаются кандидатов, желающих занять кресло генпрокурора или руководителя специализированной прокуратуры, а также изменяют порядок прекращения временного исполнения обязанностей генерального прокурора. Проект создает предпосылки для введения неопределенного срока, в течение которого ведомством может управлять руководитель с приставкой «врио». При этом реформаторы обошли стороной рекомендации Венецианской комиссии Совета Европы, озвученные в декабре минувшего года.

«Проблемные» поправки были подвергнуты критике экспертным сообществом и депутатами от оппозиции, которые за действиями властей увидели намерение политизировать кадровые процессы в прокуратуре. Кроме того, говорится об отсутствии прогресса в реформировании правосудия и сомнительном качестве последних назначений, предпринятых в секторе юстиции. Многие комментаторы сходятся во мнении, что, когда законопроект попадет в повестку дня Венецианской комиссии, ее заключение будет предсказуемо негативным.

Конкурс по особым правилам

В первом чтении поправки в Закон о прокуратуре были поддержаны в конце декабря голосами 54 депутатов от Партии «Действие и солидарность» (ПДС). Накануне они получили положительное заключение со стороны Комиссии по вопросам права, назначениям и иммунитету. Авторы поправок утверждают, что нововведения помогут назначить на ключевые должности в органах прокуратуры независимых людей, обладающих признанным профессиональным опытом, полученным как внутри страны, так и за ее пределами.


Законопроект, в частности, предусматривает привлечение к конкурсам специалистов, работающих длительный период времени за пределами страны. Согласно поправкам, лица, получившие профессиональный опыт в правовой сфере за рубежом, как и кандидаты из Молдовы, смогут претендовать на кресло генпрокурора или руководителя специализированной прокуратуры. Минимальный стаж при этом составляет 10 лет – для кандидатов, строивших свою карьеру в Молдове или в других странах.

Эксперты отмечают, что разработка и принятие законопроекта вписывается в давние планы властей по расширению круга возможных участников конкурсов на ключевые должности в секторе юстиции за счет кандидатов из-за рубежа. Эта инициатива продвигается Майей Санду с 2019 г., когда, будучи премьер-министром, она предложила отменить часть ограничений для желающих занять пост генпрокурора в пользу кандидатов из других стран. Тем самым, по ее мнению, можно активизировать антикоррупционную деятельность прокуратуры. В декабре 2021 г., уже в качестве президента, Санду приветствовала расширение круга потенциальных кандидатов.

Инициатива также предусматривает создание особой комиссии по отбору претендентов на должности глав специализированных прокуратур. В ее состав войдут три члена, назначенных Высшим советом прокуроров (ВСП), и по одному представителю Министерства юстиции и президента страны. Комиссия будет изучать досье кандидатов, проводить собеседования, проверять их добросовестность. В то же время, как следует из законопроекта, фавориты конкурса, получившие наивысшие баллы в комиссии, могут не дойти до финала.

Главная роль в этом процессе отводится Высшему совету прокуроров, куда будет передаваться полный список претендентов с набранными баллами и результатами оценивания. ВСП будет иметь возможность самостоятельно оценить кандидатов и, соответственно, выбрать того из них, кого представят генпрокурору для назначения на должность. Финалистом может стать кандидат, которого ВСП посчитает наиболее достойным, даже если им окажется не победитель конкурса, проведенного специальной комиссией.

Проект также создает предпосылки для установления неопределенного срока, в течение которого Генпрокуратурой может управлять временный руководитель. Он изменяет порядок прекращения временного исполнения обязанностей генерального прокурора. Сегодня, напомним, этот период может продолжаться не более 12 месяцев. Согласно поправкам, по истечении 12 месяцев с момента назначения врио генпрокурора, если не был проведен конкурс для назначения генерального прокурора, ВСП сможет предложить президенту страны нового кандидата для временного исполнения обязанностей.

«Венецианская комиссия даст леща»

Мнения о том, что законопроект вступает в противоречие с рекомендациями ведущих европейских экспертов, озвучили многие комментаторы. При этом 11 декабря минувшего года Венецианская комиссия уже вынесла заключение, в котором была подвергнута критике обновленная редакция Закона о прокуратуре. Вопросы вызвали, прежде всего, политизированные подходы к решению кадровых вопросов и формированию ВСП, а также произвольная процедура оценки генпрокурора, в которой отсутствуют какие-либо четкие правила, направленные на достижение справедливого и объективного результата. В декабре Венецианская комиссия отдельно высказалась о способах продвижения поправок к Закону о прокуратуре, практикуемых властями, которые она считает непрозрачными и недемократичными.

Несмотря на критику со стороны авторитетной структуры Совета Европы, власти дали понять, что отказываться от своих планов не намерены. Министр юстиции Сергей Литвиненко заявил, что мнение Венецианской комиссии носит рекомендательный характер, а спикер парламента Игорь Гросу сообщил, что оценка генерального прокурора будет продолжена, независимо от позиции Венецианская комиссии. О намерении придерживаться этой позиции в определенной степени свидетельствуют и новые поправки в Закон о прокуратуре, в которых мнение Венецианской комиссии не учитывается.

Нынешний законопроект был подвергнут критике депутатами от оппозиции, которые обвинили власти в намерении политизировать кадровые процессы в прокуратуре. «После того, как вы захватили Высший совет прокуроров, устранили генпрокурора, возбудив уголовные дела против него, вы хотите назначить собственных начальников в специализированные прокуратуры. Этот способ неконституционен, а конкретно – назначение их путем участия в отборочном процессе двух представителей политического класса: от министра юстиции и от президента», - заявил депутат ПСРМ Василий Боля.

По его словам, действия властей противоречат Конституции и фактически повторяют то, что было во времена режима Плахотнюка. Боля отмечает, что оппозиция запросит у Венецианской комиссии заключение относительно нового законопроекта. «Есть определенные принципы, которыми руководствуются все международные структуры, а вы просто на них наплевали. Но Венецианская комиссия вам в очередной раз даст леща», - говорит депутат.

Экс-министр юстиции Фадей Нагачевский обращает внимание, что обновление законодательства о деятельности прокуратуры продвигается в Молдове при поддержке Конституционного суда (КС), который молчаливо соглашается со всеми инициативами правительства в этой области. Он напоминает о лете 2019 г., когда Венецианская комиссия раскритиковала противоречащие верховенству закона решения КС, ввергнувшие страну в беспрецедентный политический кризис из-за неправильного толкования Конституции.

Венецианская комиссия напомнила, что важнейшая роль КС заключается в сохранении равной дистанции от государственной власти и в том, чтобы действовать в качестве беспристрастного арбитра в столкновении интересов. «Одна из целей любой Конституции – поддерживать конституционный порядок, а одна из основных функций КС – поддерживать функционирование конституционной системы. Именно в этом решении Комиссия заявила, что согласилась оценивать акты КС в виде исключения», - пишет Нагачевский на своей странице в соцсети.

Он напоминает, что в июне 2019 г. старый состав КС подал в отставку, в то время как сегодняшний КС «хранит молчание, подогревая подозрения, что он находится под защитой государства и действует политически». Нагачевский сожалеет, что в результате неудач правительства авторитет и легитимность государственных институтов разрушаются, а внешнее доверие к стране снижается. «Не знаю, способны ли нынешнее правительство, министр Литвиненко и другие извлечь уроки и понять, что без широкого консенсуса, без быстрых и мудрых действий по исправлению положения невозможно избежать неудач. Люди знают, что такое свобода и демократия, и не откажутся от них ни в каком виде, независимо от упаковки», - говорит экс-министр юстиции.

Могут последовать и другие «сюрпризы»

Многие комментаторы сходятся во мнении, что, когда новые поправки в Закон о прокуратуре попадут в повестку дня Венецианской комиссии, ее заключение будет предсказуемо негативным. «Правительство изначально знает, что ни один настоящий эксперт в области права, который является беспристрастным, не поддержит новые аспекты закона, которые позволяют политизировать уголовное преследование», - уверен политолог Дионис Ченуша. По его словам, если правительство не обеспечит прозрачность принятия решений и верховенство закона в целом, то со стороны европейских институтов могут последовать и другие подобные «сюрпризы».

Эксперт выражает недоумение в связи с тем, что президент Майя Санду продолжает оправдывать действия парламента по изменению Закона о прокуратуре, несмотря на озвученное ранее критическое мнение Венецианской комиссии, в котором содержатся опасения относительно политического фактора. Он обращает внимание на отсутствие оснований для ускорения принятия «проблемного» закона, считая, что его утверждение с отклонениями и без одобрения Венецианской комиссии только дискредитирует власти. В такой ситуации, по его мнению, официальным лицам будет сложно найти объяснения действиям властей и вызвать доверие в Страсбурге.

Последние реформаторские попытки подверг критике и отстраненный от должности генеральный прокурор Александр Стояногло, написавший в соцсети, что «нынешнюю власть ждет очередной провал, который обратит вспять функциональность всей системы юстиции». Он напомнил, что еще четыре месяца назад предложил власти пакет антикоррупционных мер, которые существенно бы снизили уровень коррупции в стране, однако эта инициатива осталась неуслышанной.

«Для некоторых такие эксперименты – просто очередной проект, щедро оплачиваемый донорами. У нас есть богатый опыт, как распределить между собой средства и сделать отчеты об успешности реформы. Достаточно вспомнить реформу прокуратуры 2014-2015 гг., когда «шустрые ребята» поделили между собой 3 млн евро, а страна получила корпоративную и слабо функциональную прокуратуру, институционально слабого генерального прокурора, невиданный уровень коррупции, значительное снижение защиты прав наиболее уязвимых категорий граждан, включая детей, инвалидов, стариков, военнослужащих», - отметил Стояногло.

По его мнению, действия властей в секторе юстиции очевидно политизированы. В качестве примера Александр Стояногло приводит законодательные изменения, которыми была введена процедура оценки генпрокурора: «За неделю приняли законы, которые изначально содержали антиконституционные нормы. Был политизирован и захвачен Высший совет прокуроров, установлены критерии оценки, которые должны быть применены в ретроактивном порядке, установлена практически полная зависимость генпрокурора от президента страны».

Председатель Партии перемен Штефан Глигор утверждает, что власти не предпринимают мер в направлении реформирования системы юстиции, в результате отсутствует прогресс в процессе очистки судебных и правоохранительных органов. Он обращает внимание на сомнительное качество назначений, предпринятых обновленным составом Высшего совета прокуроров, «в результате чего мы оказались в тупике».

«То, что происходит сейчас в прокуратуре, абсолютно недопустимо. Нет никакой прозрачности или ясности. Нет никакого процесса по оценке и увольнению прокуроров, не соответствующих должности. Одиозные фигуры просто уходят из системы, в лучшем случае уходят, но есть много случаев, когда они остаются в системе и не имеют проблем. В то же время есть внутренняя борьба в прокуратуре между кланами, прикрывающими коррупционные процессы. Учитывая то, что мы видим сегодня, ни о какой реформе не может быть и речи, а ответственность за это лежит на нынешнем парламентском большинстве», - говорит Глигор.

Виктор Суружиу

1

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Что на ваш взгляд, должно быть предпринято для наиболее эффективного обеспечения самозащиты Молдовы вы настоящее время?
Родовая книгаКатрук Валерий
Баллады о предкахСандуляк Владислав