COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Владимир Пуришкевич: ярый реакционер или консервативный революционер? Часть 2

В первой частинашего исследования мы говорили о наиболее значимых моментах биографии нашего земляка, Владимира Пуришкевича, которому в этом году исполняется 150 лет, и который сыграл важную роль в истории Российского государства начала ХХ века. Сегодня мы говорим о том, как и почему формировались и трансформировались его политические взгляды.

«Наши нападки - нападки доброжелателей»

Пуришкевич, несомненно, занимал значительное положение в политической жизни предреволюционной России. Начиная со второй Государственной думы этот человек был одним из самых влиятельных политиков в российском парламенте.

Начав рядовым депутатом, он стал лидером правых и крайне правых и закончил свое пребывание в Думе на посту председателя Временного комитета Государственной думы в трудные для страны времена – последние годы русского самодержавия.


Первая Дума во многом оказалась под контролем левых партий. Поэтому, как выразился известный российский политический деятель Сергей Витте, эксперимент со второй Думой имел целью создать парламентскую поддержку "для будущего бонапартистского курса", проводимого премьером Петром Столыпиным. С этого момента и начинается парламентская деятельность депутата от Бессарабии Владимира Митрофановича Пуришкевича.

Однако состав второй Думы лишь усилил поляризацию общества, работать при которой не было никакой возможности. И когда Столыпин потребовал удалить из Думы 55 социал-демократов, а 16 лишить неприкосновенности, это стало началом конца второй Думы. Царским манифестом от 3 июля 1907 г. она была распущена.

Отметим, что политика Столыпина во многих аспектах находила поддержку у правых. Столыпина особенно поддерживал лидер националистов Василий Шульгин. В области политической реформы, реформы села, права, умиротворения страны их взгляды были схожи. Поначалу поддерживал Столыпина и Пуришкевич, особенно в области аграрных реформ. Правые патриотические круги сознавали необходимость реформ на селе. В этом плане интересна реакция лидера большевиков В.И. Ленина (Ульянова) на т.н. "аграрные тезисы" Пуришкевича: "черносотенцы становятся вполне на почву капиталистического развития, рисуют программу, безусловно, экономически-прогрессивную, европейскую, это необходимо особенно подчеркнуть потому что у нас очень распространен вульгарный и упрощенный подход и взгляд на характер реакционной политики помещиков".

Правые также поддерживали реформы Столыпина в области права, в том числе провозглашенную им в качестве первоочередной задачи борьбу с революцией. В этой связи Пуришкевич в своих выступлениях часто поддерживал кабинет.

Крайне правые взгляды Пуришкевича не мешали ему иногда менять свои установки и требовать с холодным умом отказа от гонки вооружений. Так, по поводу ассигнований Военного министерства на постройку броненосцев Пуришкевич заявил: "Наши нападки - нападки доброжелателей. Положение таково, что мы можем сказать "Стой!" до той поры, пока мы не убедимся, что результаты войны, что тяжелый опыт научил чему-нибудь это ведомство и повел его на путь реформ и улучшений…Россия второй Цусимы пережить не может... Вторая Цусима в России - это революция, это полное уничтожение того стержня на котором мы создались". Предчувствие новой волны революционных выступлений проявлялось в каждом выступлении Пуришкевича, и свой долг он видел в том, чтобы уберечь Россию от них.

«Когда требуется наибольшее напряжение правых сил»

После периода поддержки некоторых реформ Столыпина, Пуришкевич постепенно вступил с премьером в жесткую полемику. Шульгин в своих воспоминаниях пишет о нем так: "Несомненно, что в истории России не забудется имя этого заблуждающегося и мятущегося, страстного политического деятеля последних бурных лет и трагических годов крушения империи. А эта его речь показывает, насколько потрясены были устои шатающейся власти актом 14 марта 1911 г. Эта речь показала, почему Пуришкевич, будучи ярым монархистом, пошел все же на убийство Распутина, которого боготворила царская семья. Дискуссия возникла из-за желания Столыпина дать земские учреждения западным губерниям России. Во время речи Пуришкевичу бурно аплодировали слева, но это его не смутило и не остановило". (Шульгин. В.В., «Годы», М., стр. 79.)

Знаменитая речь, о которой говорит Шульгин, касалась Столыпина и его реформ и показывает в развернутом виде кризис власти в России. Вот что говорил Пуришкевич: «В такой момент, когда требуется наибольшее напряжение правых сил Империи, в момент, когда Империя находится накануне, может быть, глубоких внешних и внутренних потрясений, Председатель Совета Министров из чувства личной, не государственной, надобности позволяет себе кричать всюду о законности, сосчитываясь с председателем правых Государственного Совета П.И. Дурново. Националисты правой партии кричат: "Ой, ой, ой!", но господа националисты прятались по норам в годы смуты, когда П.И. Дурново, которому Россия фактически обязана своим успокоением, работал, как вол, над разбитием революционных сил, и добился в этом отношении блестящих результатов. Не тот националист, который кричит о том, что он националист, а тот националист истинный, который работает в духе сохранения русских традиционных начал».

Проведенные осенью 1912 года выборы в четвертую Государственную Думу дали следующий результат. Из 442 депутатов сформировалось два сильных блока - правые-октябристы (283 голоса) и октябристы-кадеты (226 голосов). Крайне левых уже не было. То есть наблюдалось некоторое поправение общества.

Это дало возможность Пуришкевичу оставаться на волне высокой политической популярности. Его непрекращающиеся частые радикально- патриотические выступления то и дело сотрясали стены Таврического дворца. Доставалось всем, и председателю Думы Родзянко, и председателю Совета министров Штюрмеру, и левым, и верхам общества, на которые обратился гнев Пуришкевича.

В эти предвоенные годы при активном содействии правых лидеров широко развернула свою деятельность пресса патриотического, монархического направления - не менее 80 журналов и газет. В работе многих изданий этого толка принимает участие и Пуришкевич. Союз Русского народа издавал "Русское Знамя" и "Объединение", а после раскола 1909 года начинает выходить "Вестник Союза Русского Народа" под редакцией Н.Е. Маркова и его же "Земщина". Продолжают выходить "Колоколъ" и "Вече". Регулярно выходят "Черный Сокол" и "Народный Голос" Башмакова, "Русское Дело" С. Шарапова, еженедельник "Маяк", "Московский листок", журнал "Русский Вестник", газета "Московские Ведомости" Грингмута. Выходят издания подобного направления в Одессе, Саратове, Киеве, Санкт-Петербурге, Казани, Ярославле, Самаре… В Кишиневе тот же Пуришкевич выпускает издание "Друг", а в Курске при его участии выходит "Курская быль".

Но, как покажут дальнейшие события, на ход истории эти газеты уже повлиять никак не могли.

« А мне осточертело»

1914 год принес России войну, которой было суждено сыграть решающую роль в истории перемен русской государственности. Эта война была невыгодна России, которая еще не вполне оправилась от войны с Японией и революции 1905 года. Но ей пришлось воевать за интересы союзников по Антанте (Англии и Франции). В то же время Российская держава не могла бросить маленькую, смелую и дружественную Сербию и братскую Черногорию. Вместе с Россией в эту военно-историческую драму были втянуты Германия и Австро-Венгрия.

В России известие о войне было встречено с ура- патриотическими настроениями. Народ готовился к реваншу за 1905 год. Отношение Пуришкевича к верхам в этот период изменяется, активная критика которых приводит его к согласию с той частью общества, которая была ориентирована на реформирование страны. Он превращается в более самостоятельную и более крупную фигуру на правом фланге. В этих условиях Пуришкевич согласился идти на реформы, однако прежде всего он стремился к спасению России от внешнего врага. Нельзя было реформировать страну в условиях войны на нескольких фронтах, нельзя было отвлекаться от главного, от стремления к победе.

В это же время Пуришкевич - один из немногих правых, кто начинает активно критиковать некоторых приближенных к трону. Он вначале не называет имен, но в более поздних речах проявляется его открытое неприятие Распутина и митрополита Питирима. Он выражает возмущение тем, что высший иерарх церкви окружен сомнительными дельцами и находится под влиянием" всякого рода гришек".

Пуришкевич в этот период активно критикует правительство за " быстро прерывающуюся министерскую чехарду" и одновременно решается обратиться к тем, кого считает своими врагами, т.е. к левым партиям, которым предлагает только одно - спасти Россию и, дождавшись победы, вместе реформировать страну, не разрушая то положительное, что есть в ее устройстве.

В первые годы войны многие депутаты принимают активное участие в помощи фронту. Одни идут в кадровые войска, другие оказывают посильную благотворительность фронту. Вот что пишет Шульгин: «некоторые члены Государственной думы надели повязки с красным крестом на руку и работают на гуманитарном поприще. Например, В.М. Пуришкевич организовывал великолепный поезд для тяжелораненых. Их с фронта доставляли прямо в Москву и Петроград. Попасть в поезд Пуришкевича было мечтой». А однажды, в 1916 г., Пуришкевич подал заявление об отпуске в форме четверостишия: "Предпочитаю слову дело. Я покидаю Петроград. Здесь в Думе только говорят, А это мне осточертело ".

«Вынес сор из избы»

Что еще происходит в это время? Главное - раскол Пуришкевича с черносотенцами и радикальными монархистами. Для монархистов, готовивших к этому времени свой съезд, это было большой потерей. Как писал в одной из своих работ по истории профессор Леонид Спирин, в их лагере произошел сильнейший раскол, вызванный "действиями наиболее умного и хитрого из них, Пуришкевича".

После отхода Пуришкевича от ортодоксальной линии некоторые бывшие сподвижники обвинили его в измене монархическим идеалам и правому движению. В частности в том, что вместо изложения своих мыслей во "всеподданнейшей челобитной" царю, он "вынес сор из избы" и "возвел клевету на лиц стоящих близко к престолу".

В ответ Главная палата Союза Михаила Архангела разослала в свои местные организации специальный циркуляр, в котором одобрялись действия Пуришкевича. В нем говорилось, что каждый монархист должен высказывать правду и этим оберегать царя: "Надо правдой служить царю, говорить ему смело о людях, которые не оправдывают его доверие и приносят вред государству".

Вскоре фракция правых в Думе вообще раскололась. Из нее выделились "независимые правые". Это показатель, что не только верхи, но и все общество находилось в состоянии кризиса. Что касается Пуришкевича, то он изменил тактику, но не изменил своим монархическим убеждениям. Пуришкевич считал Распутина "злым демоном заката России", пагубно влиявшим на государя. Это и многое другое подтолкнуло его к принятию крайних мер, от которых во многом зависело будущее России. Весь свой гнев Пуришкевич направляет против Распутина.

«Так жить нельзя! Все равно мы идем к концу. Хуже не будет. Убью его как собаку!» - пишет он. (Пуришкевич. В.М. «Дневник. Как я убил Распутина». М., 1990. Стр.57.).

«Убью как собаку»

На наш взгляд, прозорливость Пуришкевича заключалась в том, что он одним из первых осознал историческую ущербность, политическую деградацию старой властной элиты и призвал к чистке верхов. Распознав реалии нового века, в целях спасения страны он, так сказать, призвал к хирургическому вмешательству, каковым считал убийство Распутина. Борьба с Распутиным противопоставила Пуришкевича как царской династии, так и правительству.

С этого периода его можно назвать не крайне правым политиком, а лидером консервативных революционеров. Правая революционная идея захватывает Пуришкевича, и это определяет его дальнейший жизненный и политический путь.

19 ноября 1916 года на трибуну Государственной Думы поднялся Владимир Пуришкевич, взорвавший зал своей исторической речью. Вот выдержки из ее стенограммы: «Господа, я с невыразимым душевным волнением сегодня выхожу на эту трибуну. И не потому, что я покинул ряды правых, ибо я самый правый, быть может, из всех, кто сидит в этом лагере… Бывают, однако, моменты, господа, когда должно быть принесено в жертву все, когда нельзя позволить себе говорить взобравшись на уездную или губернскую колокольню, а нужно бить в набат взойдя на колокольню Ивана Великого, откуда видно все то, что творится на нашей матушке России».

Далее Пуришкевич обвинял известные круги в том, что они стремятся к сепаратному миру. Он обвинял правительство в разобщенности и несогласованности в работе министерств. Обращаясь к министрам, он призывает: «Господа, надо просить Государя и Вам. Его верноподданные слуги должны его просить: Да, не будет Гришка Распутин руководителем русской внутренней общественной мысли!»

Эта заключительная фраза, как свидетельствует стенограмма, вызвала бурные и продолжительные рукоплескания и выкрики «Браво!». Речь Пуришкевича получила широкий резонанс прежде всего в правых кругах, но не только.

Тему, поднятую им во время своей речи 19 ноября, Пуришкевич продолжает развивать на страницах своего дневника. Этот существенный источник позволяет наиболее четко воссоздать ход его мыслей накануне убийства Распутина. Здесь он пишет: «и только сегодня я позволил себе нарушить обет молчания, и нарушил его не для политической борьбы, не для сведения счётов с партиями других убеждений, а только для того, что бы дать возможность докатиться к подножию трона тем думам русских народных масс и той горечи, обиды великого русского фронта, которые растут и наполняются, и растут с каждым днем на всем протяжении России, не видящей исхода из положения, в которое ее поставили царские министры, обратившиеся в марионеток, нити от коих прочно забрали в руки Гришка Распутин и Императрица Александра Федоровна, этот злой гений России и Царя».

Как развивались события далее?

После нашумевшей речи к Владимиру Пуришкевичу напросился приехать молодой высокопоставленный человек. Им оказался князь Феликс Юсупов, представитель древнего рода. Князь учился в Оксфордском университете и даже считался "самым красивым молодым человеком в Европе". Он был поклонником Оскара Уайльда, и вообще слыл весьма интеллектуальным аристократом.

Выяснив общность интересов, они отыскали себе других союзников для готовящейся акции. Этими людьми стали великий князь Дмитрий Павлович, доктор Лазаверт и некий поручик С. Помимо них, Пуришкевича и Юсупова поддерживали многие, но в самом убийстве принимали участие только вышеперечисленные лица.

Распутин интересовался некой петербургской красавицей и желал познакомиться с ней через Юсупова. Это и было выбрано за зацепку. Юсупов обещал Распутину свести его с этой дамой у себя во дворце, где в процессе угощения Распутин должен был быть отравлен мадерой и пирожным.

Для того, чтобы совершить этот акт, Пуришкевичу пришлось порвать со многими старыми товарищами, несмотря на их просьбы о возвращении в стан правых.

Итак, вернемся к дому Юсупова на Мойке. Распутин, явившись туда, в конце концов после долгих перипетий был убит из пистолета Пуришкевичем. Дело было сделано. Как писал по этому поводу посол Франции в России Морис Палеолог в своем дневнике: "Великий князь Дмитрий, по высочайшему повелению, отправлен в Персию, в Казвин, где он будет состоять при главном штабе одной из действующих армий. Князь Феликс Юсупов выслан в свое имение в Курскую губернию. Что касается Пуришкевича, то престиж, которым он пользовался среди крестьян, влияние его в реакционной партии, как одного из вождей "черных сотен", привели императора к мысли, что его опасно было бы трогать; он оставлен на свободе" (Морис Палеолог. Царская Россия накануне революции». М., 1991. Стр.4.). Пуришкевич, после содеянного, не стал задерживаться в Петрограде и на своем поезде уехал в Яссы.

Пришли иные времена

Но надежды заговорщиков на то, что с устранением Распутина можно спасти дом Романовых, не оправдались. В феврале 1917 года произошла буржуазная революция, изменившая все политические реалии в России. Правительства князя Львова и Александра Керенского не смогли остановить процессы, разрушавшие империю.

Пуришкевич обрушивается с критикой на "преступный", с его точки зрения, Совет рабочих и солдатских депутатов. Он говорил по этому поводу: «До тех пор, пока Петроград не будет оздоровлен, пока Совет рабочих и солдатских депутатов не будет поставлен на свое место... до тех пор, господа, нельзя ожидать ничего в будущем… У временного правительства нет власти». Он взывает уже к любой силе, которая способна спасти Россию. Поэтому можно сказать, что в это время Пуришкевич больше государственник, чем правый монархист. Снова предчувствую очередной кризис, он говорит: «Керенский фактически мертв». Так и произошло: в октябре большевики берут Зимний и власть, а Керенский бежит из страны.

В это время Пуришкевич пытается организовать переворот. Он собирает вокруг себя офицеров, дворян, священников, пытаясь свергнуть большевиков. Но - безуспешно. Его арестовывают. Над ним и его сподвижниками начинается судебный процесс, в результате которого Пуришкевич был приговорен к принудительным общественным работам при тюрьме сроком на 4 года условно.

Через 2 месяца, в апреле 1918 г. Феликс Дзержинский с комиссаром юстиции Н. Крестинским согласились временно освободить Пуришкевича, взяв с него слово не участвовать в политической деятельности на время отлучки, т.к. у него заболел и нуждался в уходе сын.

А 1 мая 1918 г. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов издал декрет об амнистии всех арестованных по политическим делам. Пуришкевича освободили, считая, что он "исправился", но он не изменился и не изменил своим убеждениям. После освобождения Пуришкевич перебрался на Юг и перешел в стан белых.

После революции на некоторое время центром правого движения стали Яссы, где правые начали концентрировать свои силы. Осенью 1917 г. находившиеся в Румынии русские офицеры создали монархическую организацию, поставившую своей целью объединения офицерства и солдат для создания будущей армии, которая была призвана вернуться в Россию и возвести на престол царевича Алексея. Позже была создана бригада М.Г. Дроздовского, установившая связь с подпольем в Москве и Петербурге, а затем и с Добровольческой армией.

Не получив помощи от Англии и Франции, правые в 1918г. обратились к германскому командованию. Получив согласие немцев на монархическое правительство, они перебираются из Ясс в Киев, где образовывают монархический блок, в состав которого вошли Союз Русского Народа, Союз Михаила Архангела, Партия русских людей и различные движения. Вскоре в Киев приехал и Пуришкевич.

Затем он начинает свою поездку по Югу России с выступлениями: Ростов-на-Дону, Новороссийск, Кубань. Его выступления на Кубани 13 и 14 марта 1919 г. вызвали переполох в тогдашней Законодательной Раде. Часть белого руководства выступила против его промонархических лекций и их запретили.

Судьба перестала быть благосклонной к Владимиру Митрофановичу, ибо наступала другая эпоха, в которой личностям типа Пуришкевича не было места. В это время он переезжает в Новороссийск, где заболевает сыпным тифом. 11 января 1920 года в возрасте 49 лет Владимир Пуришкевич сгорел от тифозной горячки. Кубанская беспартийная газета "Казачьи думы" сухо сообщила от 16 января о кончине "известного всей России бывшего члена Государственной думы В.М. Пуришкевича". 13 января состоялись скромные похороны.

***

Завершая статью отметим, что Пуришкевич, при всей сложности и неоднозначности его фигуры, был не просто лидером крайне правых, руководителем последнего органа Государственной Думы - Временного комитета государственной Думы. Этот реакционер и крайне правый политик, при всех своих ошибках и политической зашоренности, при всей своей радикальности и антисемитизме, все же восстал против монархической системы и стал единственным за всю историю России начала ХХ века консервативным революционером. Сожаление вызывает, что он не был сдержан и не способен к восприятию новых реалий, но его фанатизм есть отражение состояния российского общества - поляризованного и радикального, ибо многие чувствовали, что страна, сформировавшая их, их мир и общество, исчезает, но как ее спасти, не знали. Пуришкевич был уверен, что знает, но его воззрения были неприемлемы для значительной части общества и не учитывали те грядущие вызовы, что ждут Россию и мир в ХХ веке.

Вячеслав Матвеев

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load