COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Владимир Пуришкевич: консервативный революционер или ярый реакционер? Часть 1

Юго-западная окраина Российской империи - Бессарабская губерния, уютно расположенная под теплым южным солнцем, взрастила на своих плодороднейших землях не одно поколение величайших деятелей России. Дмитрий Кантемир, Николай Зелинский, Пантелеймон Синадино, род Крупенских и Кантакузенов и многие другие вышли из этой романтичной земли, на всю свою жизнь сохранив в сердцах память об этом крае.

Однако среди этой плеяды знаменитых и значительных людей были люди и весьма неоднозначные, но сыгравшие важную роль в отечественной истории. Среди них Владимир Пуришкевич, которому в этом году исполняется 150 лет. С одной стороны - патриот империи, монархист, человек, ценивший и почитавший молдавские православные и этнические традиции, с другой - ярый реакционер, крайне правый политик, антисемит и человек, искавший радикального самовыражения и политического столкновения на всех фронтах. Относиться к нему однозначно невозможно. Он оставил яркий след в истории и России и Молдавии (Бессарабии) и он же проявлял удивительную агрессию к оппонентам, исповедовал реакционные, порой нездорово радикальные взгляды. Мы можем и должны его осудить во многих направлениях; начиная от антисемитизма и поддержки наиболее реакционных идеологий, с другой стороны, мы не можем не учитывать его след в истории России начала прошлого века.

Потомок дворянского рода

Родился Владимир Митрофанович Пуришкевич 12 августа (24) 1870 г. в г. Кишиневе в семье не столько родовитой, сколько имевшей имя честное и незапятнанное. Семья была традиционной, православной не только по глубокому' религиозному духу, царившему в доме, но и по своему происхождению. Дед Пуришкевича Василий - кладбищенский священник, затем протоиерей Кишиневского кафедрального собора и член Кишиневской духовной консистории был человеком, преданным Богу, Царю и Отечеству, что, видимо, передалось его потомкам. За свою честную службу он был награжден орденом Святого Владимира, одновременно с которым получил право на наследственное дворянство. С этого момента началась история дворянского рода Пуришкевичей.

Сын его, Митрофан Владимирович родился от простой крестьянки из расположенного в 4-х верстах от Кишинева села Дурлешты. Есть мнение, что по своему этническому происхождению эта женщина была молдаванкой. Вообще следует заметить, что по многим данным в В.М. Пуришкевиче было много молдавской крови, что не мешало ему, как гражданину России, искренне любить свою страну и почитать российскую монархию. Митрофан Васильевич унаследовал дворянство отца. Обладая недюжинным природным умом и трудолюбием, он сумел добиться весьма существенных продвижений по службе, сделав неплохую карьеру на гражданском поприще. Он был мировым судьей, занимал кресло в губернаторском присутствии, дослужился до весьма высокого по тем временам чина - действительного статского советника. При этом стал крупнейшим бессарабским земледельцем, чем создал солидную экономическую базу для становления личности будущего сына.


Пуришкевичи пользовались большим влиянием в Бессарабской губернии. До нас дошло большое количество статистического материала, собранного Митрофаном Васильевичем Пуришкевичем и о посещении им святых мест в Палестине, и материалы, собранные им как гласным Бессарабского губернского земства о землях, находящихся в Бессарабской губернии, и многое другое.

У Владимира – первенца - было еще две сестры и брат, которым отец с матерью оставили в общей сложности 2 400 десятин земли, не считая хорошего каменного дома в Кишиневе.

Владимир Митрофанович получив в детстве прекрасное воспитание, проявив немалые склонности к учебе. Закончил курс в Императорском Новороссийском университете в Одессе, получив за написание дипломной работы "История олигархических переворотов в Афинах" золотую медаль. Затем заканчивает курс в Санкт-Петербургском историко-филологическом институте. Поэтому к началу гражданской службы он подошел с колоссальным запасом знаний.

И вот человек со столь блестящими перспективами отъезжает из столицы на службу в провинциальный Аккерман, где был избран в должность почетного мирового судьи по Аккерманскому уезду на трехлетие, с 1894 г.

Молодой и амбициозный

На этой должности Пуришкевич много сделал для разрешения тех многочисленных земельных, наследственных и других споров, которыми было занято раздираемое противоречиями бессарабское дворянство. Он проявил себя довольно энергичным человеком, что позволило ему получить возможности для дальнейшего продвижения по службе. В 1897 г. он был снова переизбран на эту должность на новое трехлетие, а на проходивших в 1897 г очередных выборах в уездное земское собрание Владимир Митрофанович был избран на должность председателя Аккерманской уездной земской управы на трехлетие с 1897 года.

В этот же период Владимир Митрофанович состоял сверхштатным преподавателем латинского языка в Одесской четвертой гимназии без содержания.

Началась и общественная деятельность Пуришкевича тоже в Аккенрмане, нынешнем Белгороде-Днестровском, в древнем Четатя-Албэ, который великий молдавский поэт Александр Хиждеу назвал первопрестольным градом Молдавии. Впрочем, в описываемое нами время от былого величия средневекового города мало что осталось.

Начало гражданской деятельности Пуришкевича было столь активно и плодотворно, что по распоряжению Светлейшего правительствующего Синода за заслуги по духовному ведомству Пуришкевич был награжден Библией. Общество, клир, губернатор высоко ценили этого перспективного молодого человека, поэтому в 1900 г. Владимир Пуришкевич был избран почетным попечителем Аккерманской мужской гимназии, помимо этого он был в очередной раз избран на должность почетного мирового судьи на новое трехлетие с 10 октября 1899 г.

Блестящий карьерист

Изучая формулярные списки бессарабских дворян, редко можно встретить среди людей столь молодого возраста такие высокие достижения. Пуришкевича весьма высоко ценили и за преданность государю и за его самоотверженность в трудные для губернии и уезда моменты, когда другие чиновники терялись и не находили выхода. Одним из проявлений этих заложенных в нем качеств была борьба с голодом в уезде и губернии в 1900 г. Вскоре после выхода из сложной ситуации, что стало возможным при активном участии Пуришкевича, "Уездным земским собранием 4 октября 1900 г. постановлено в благодарность за особую выдающуюся деятельность по борьбе с голодом установить навсегда портрет В.М. Пуришкевича в зале заседаний собрания." Также Владимир Митрофанович был избран на должность председателя уездной земской управы на трехлетие с 1900 г.

С этого времени Пуришкевича, имя которого столь часто появлялось в списках, поданных в Правительствующий Синод, заметили и в столицах. Особенно личность энергичного чиновника и земского деятеля заинтересовала Министерство внутренних дел. В связи с чем Пуришкевич был определен на службу в это Министерство, а также назначен младшим ревизором Страхового отдела Хозяйственного департамента. С этого времени начинается столичная деятельность Пуришкевича, позволившая ему в дальнейшем получить поддержку в высших кругах столичного общества.

После того, как Пуришкевич был замечен в высоких сферах, дела его пошли еще лучше. Теми же высочайшими указами он производился поочередно: в титулярные советники за выслугу лет со старшинством с 1897 г., за выслугу лет в коллежские асессоры со старшинством с 1900 г. Своеобразным итогом периода становления Владимира Митрофановича Пуришкевича стал 1903 г., когда он был награжден орденом Святого Станислава 2-й степени.

В 1907 г. Владимир Пуришкевич был избран членом второй Государственной думы от Бессарабской губернии. Деятельность его здесь была плодотворной, но из-за небольшого количества правых фракций, тогда именовавших себя "умеренными", ему не хватало простора для маневра.

В 1907 г. он был повторно избран членом уже третьей Государственной Думы от Бессарабской губернии, а на следующий год избран на должность депутата Бессарабского дворянского депутатского собрания.

Монархист

Несомненно, наиболее полно Владимир Пуришкевич раскрылся как основатель, руководитель и один из крупнейших деятелей правого монархического движения, сформированного под его руководством в начале XX века. Это была последняя попытка спасти и реформировать самодержавную монархию и огромную разношёрстную империю. Движение это обычно характеризуется в исторических трудах, относящихся к тому времени, как русское националистическое движение, выступающее с позиций спасения династии и монархии. Однако при первом же беглом анализе выявляется этническая характерность этого движения: у руля правых и националистических движений стояло множество людей других национальностей.

После первой российской революции и русско-японской войны самодержавие пошло на уступки в области парламентаризма. Активизировалось революционное движение. В противовес ему сформировалось и государственно-охранительное движение, начало которому было положено в первые годы XX века.

В 1908 году политик и судебный оратор П.Ф. Булацель в своем сборнике "Борьба за Правду" писал: "Российская Империя видимо катится под гору. Все силы ада как будто в заговоре против России, но ни одна из стихийных сил не причинит Русскому народу столько зла, сколько Конституционно - масонский строй, если только он утвердится в России...Поэтому борьбу с конституционалистами нельзя называть иначе, как борьбу с злом". Вот на каком фоне это время появляется с одной стороны монархический, патриотический, а с другой стороны крайне реакционный Союз русского народа (СНР). В него вошел и Пуришкевич.

Эта организация появилась на свет в ноябре 1905 г. 28 ноября вышел первый номер газеты Союза "Русское знамя". Партия была создана по инициативе доктора А.И. Дубровина, одного из наиболее активных крайне правых деятелей России, вокруг которого сформировался кружок единомышленников. Среди них были художник A.A. Майков (сын поэта), профессор римского права Б. Никольский и другие. Сам Дубровин стал председателем Союза, а его заместителями - А.И. Тришатский и В.М. Пуришкевич. В уставе общества было записано: "Союз русского народа постановляет себе основной целью объединение русских людей всех сословий и состояний для общей работы на пользу дорогого нашего Отечества - России единой и неделимой".

Из девяти членов совета было 2 дворянина, 4 купца, 1 личный почётный гражданин. 2 крестьянина (по происхождению).

Идеологическим стержнем программы Союза русского народа были три постулата - "православие, самодержавие, народность". К 1906 году Союз насчитывал около 200 местных организаций. Наибольшее количество отделов и подотделов располагалось в юго-западных губерниях (Киевской, Подольской, Бессарабской). Вскоре в Союзе русского народа произошел раскол и Пуришкевич в конце 1907 вышел и этой организации.

Реакционер

Это ключевой момент в биографии исследуемого нами политического деятеля. Он выбирает свой самостоятельный, но не менее реакционный и радикальный путь. Путь, приведший его на дорогу консервативного революционера, реакционного повстанца, патриота и подрывника в одном лице.

В 1907 г. Пуришкевич создал новую монархическую организацию Русский народный союз Михаила Архангела. (Не путать с Союзом Михаила Архангела, позже созданным в Румынии легионерами).

В общем, эта организация мало чем отличалась от СРН, но появились и изменения. В ее уставе говорилось, что партия будет бороться за изменение положения о выборах в Думу, за русскую национальную политику и идеалы монархии. Люди, разошедшиеся с Дубровиным, а также новые члены, видевшие опасность в набирающих силу революционных настроениях, объединились вокруг Пуришкевича и вошли в руководство организации - для отстаивания жестких, порой крайне правых монархических традиций.

В этой связи отметим, что Союз Михаила Архангела довольно скоро стал достаточно сильной организацией, и по количеству членов мог быть сравним со столь влиятельной силой как "октябристы", но уступал кадетам (70 тыс. членов) и СРН (100 тыс. членов). Всего в организацию входило 25 тысяч человек, что было по тем временам весьма внушительной цифрой для партии, только начавшей парламентскую и политическую борьбу.

Социальный состав этой партии также несколько отличался от СРН. в ней было меньше представителей низших слоев населения и гораздо больше духовенства. Типичным в данном отношении, по мнению известного советского историка Л.М.Спирина, являлось Владивостокское отделение СМА. председателем его был священник кафедрального собора, секретарем - псаломщик, казначеем - купец. Членами отделения состояли 9 служителей культа, 1 купец, 1 дворянин, 1 учитель, 1 мещанин и трое крестьян.

Активная общественная деятельность Пуришкевича была настолько заметна, что в высших эшелонах власти уже поговаривали о нем, как о перспективном политическом деятеле. Обращал на него внимание и царь, правда, им довелось познакомиться еще раньше, причем в весьма интересной форме.

Один из лидеров прогрессивных националистов В. Шульгин приводит в своих воспоминаниях этот случай. Шел 1907 год «Началось все с того, что поддерживающих царя на голосованиях в Государственной Думе депутатов пригласили на прием к государю. Это был чудный весенний день... Рядом со мной стоял проф. Г.Е. Рейн, и потом Пуришкевич. Я следил за государем, как он переходил от одного к другому, но говорил он так тихо и ответы были такие тихие, что я их не слышал. Но я ясно слышал его разговор с Пуришкевичем. Нервно дергаясь, как это было ему свойственно, Пуришкевич, - я видел, - накалялся. Государь подвинулся к нему, так как он имел видимо привычку, так сказать, скользя вбок по парапету. Кто-то назвал Владимира Митрофановича. Впрочем, государь видимо знал его в лицо, ибо обладал, как говорили удивительной памятью лица. Нас всех живейшим образом интересовало - скоро ли распустят Государственную Думу, ибо Думу народного гнева и невежества мы ненавидели так же страстно, как она ненавидела правительство. Этим настроением Пуришкевич был проникнут более, чем кто-либо другой и поэтому, когда государь приблизился к нему и спросил его что-то, он не выдержал: - Ваше величество, мы все ждем, не дождемся, когда окончится это позорище. Это собрание изменников и предателей, которое революционизирует народ... Это гнездо разбойников, заседавшее в Таврическом дворце. Мы страстно ждем приказа Вашего Императорского Величества о роспуске Государственной Думы.

Пуришкевич весь дергался, делая неимоверные усилия, чтобы не пустить в ход жестикуляцию рук, что ему удалось, но браслетка, которую он всегда носил на руке, все же зазвенела. На лице государя появилась как бы четверть улыбки. Последовала маленькая пауза, после которой государь ответил весьма отчетливо не громким, но уверенным голосом, которого трудно было ожидать от общей его внешности:

- Благодарю Вас за Вашу всегдашнюю преданность престолу и Родине, но этот вопрос предоставьте мне». (В.В. Шульгин Годы., М.).

Да, действительно, Владимир Пуришкевич был человеком редким, очень вспыльчивым и радикальным в суждениях и выводах, как говорится, не лез за словом в карман. Иногда его реплики были весьма уместны, но преподносились в довольно жесткой и даже грубоватой форме. При этом он был весьма отходчивым человеком, умевшим прощать других, и как мы увидим далее, всегда легко шел на перемирие. Но, как показала встреча Пуришкевича с царем, свои взгляды он высказывал и отстаивал их в самых высоких сферах, даже перед государем. С другими он был еще жестче, если вспомнить его столкновение с влиятельным в Бессарабии родом Крупенских, но это тема отдельного исследования.

Вячеслав Матвеев

(окончание следует)

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load