ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Василий Киртока: «Каждый наш проект – это инвестиции в будущее». Часть 2

Василий Киртока: «Каждый наш проект – это инвестиции в будущее». Часть 2

(Окончание.  Начало читайте 13.05.2019)

В этом месяце сразу несколько компаний, входящих в холдинг DAAC, отмечают юбилей. Круглая дата – хороший повод подвести итоги и наметить планы на будущее. О том, какой путь проделан за 30 лет,  о новых проектах и  перспективах сайту Noi.md рассказывает основатель и президент  группы компаний DAAC Василий Киртока.

 «Люди приходят скандалить в мэрию, когда нарушена их среда обитания»

С каждым годом ситуация меняется, жизнь предъявляет новые требования, приходят новые технологии. Как успеваете их осваивать и где берете специалистов, способных работать с новыми технологиями?

Очень важно то, что костяк нашей команды неизменен на протяжении 25 лет. Это касается, в первую очередь, руководителей основных направлений и моих партнеров. Много тех, кто трудится 20 и более лет. На наших промышленных предприятиях есть специалисты, которые трудятся 30, 40 и 50 лет. Большую помощь мне оказывает супруга Валентина, которая работает в компании больше 20 лет, а также уже и дети, Алексей и Владислав.

Так, если посмотреть, то костяк у нас весь с девяностых. Тогда они были еще очень молодыми, а сегодня уже умудренные опытом, но при этом для этих людей важно и ценно все то, что с ними случилось в последние 20 с чем-то лет. Это люди, которые формируют основу, мы понимаем, что друг друга не предадим, потому что это все равно, что предать себя. У моих партнеров, как мне кажется, есть достаточно стимулов для того, чтобы эту компанию развивать, и они этим занимаются.

Мне кажется, вот это важно.  Но и сейчас у нас тоже  есть определенная система отбора, тестирования, и много хороших ребят приходит к нам.     

Приходилось ли отказываться от каких-то направлений, которые оказывались бесперспективными  и мгновенно переориентироваться на другие?

Ну, это не мгновенно происходило. Направления, от которых мы отказывались, были. Мы их просто продавали, а вырученные средства инвестировали в те направления, которые считали более перспективными. Это машиностроение это, к примеру, парфюмерно-косметический бизнес, это сельское хозяйство, это наши рыбхозы, которые тоже были в долгах. Сегодня  это достаточно хорошие предприятия, на каждом из которых у нас запланированы большие туристические проекты.

В наши планы входит и создание сети пятизвездочных отелей, которые будут находиться в живописных местах, и где люди будут получать не только хорошие условия для отдыха, для спорта, для хорошего времяпровождения, но также для оздоровления. Принципы этого оздоровления мы пока до конца не сформулировали, но мы примерно понимаем, как это будет выглядеть. Это тоже связано с природой, со свежей растительной пищей, с особенными массажами, которые мы обсуждаем сегодня с соответствующими врачами. У нас есть такие участки на берегу Днестра, включая Варницу, в том числе и наши рыбхозы.

Мы и средства, которые получали от продажи бесперспективных с нашей точки зрения  направлений,  инвестировали в машиностроительные предприятия. Вот, к примеру, «Аgromasina». Мы имели 11% акций, сейчас – 55%. На Hidroimpex начали с  20% акций, сейчас у нас 75%. Pilart, который, к сожалению, как промышленный комплекс оказался не перспективным, -обладали 19%, сегодня уже  более 80%. На ««Viоrica» у нас 97%.

Очень вы заинтересовали рассказом о перспективах новых  туристических проектов. А в какие сроки можно ожидать их появления?

Это  связано со многими факторами. У нас проектов достаточно много, и мы понимаем, как их делать, но пока откладываем. Главное - это  отсутствие достаточного качественного финансирования в молдавских леях. Мы можем, конечно, найти деньги, но те проценты, которые надо будет платить, и те небольшие сроки, которые банки могут нам дать таковы, что возникают большие риски.  А у нас сегодня задача заключается в том, чтобы рисков избегать. Но мы верим в то, что наша финансовая система станет такой, что сможет финансировать молдавский бизнес. И мы видим, что понимание этого постепенно приходит – к примеру, процентные ставки снижаются, еще какие-то вещи происходят… Но пока все делается не совсем так, как можно и надо было бы быстро сделать и «рвануть» всей стране... 

Одной из самых серьезных проблем отечественной экономики является ее теневой сектор. А вы работаете исключительно прозрачно и ведете весь бизнес по белому. Как это удается?

Не только мы: по белому работает уже весь крупный бизнес. Сейчас иначе нельзя.  Может быть,  где-то в небольших компаниях еще химичат и пытаются что-то прятать, я этого не знаю, но в крупном бизнесе это просто технически невозможно. Кроме того, когда мы достигли определенного уровня, - это было лет 20 назад, поняли, что, во-первых, нас сотрудники не  очень-то поймут, если мы будем заниматься схемами. Потому что людям надо накапливать пенсии, получать хорошие зарплаты, людям надо обращаться за кредитами, - там тоже справки требуют. А, во-вторых, кто-то должен платить налоги. Наши дети ходят в детские сады, в школы, надо все это финансировать. Поэтому мы принципиально не участвуем ни в каких схемах, и других призываем к этому.

То есть это и есть социальная ответственность бизнеса?

Ну, давайте так скажем. Но социальная ответственность бизнеса  выражается не только в этом. У нас есть большие разнообразные благотворительные программы. Ежегодный бюджет благотворительности составляет 7-8 миллионов леев. Мы и спорт поддерживаем, как вы знаете. Поддерживали и детские дома, пока их не уничтожили. Сегодня продолжаем поддерживать кишиневскую школу-интернат № 3, и, как муниципальные советники, вместе с моим коллегой Геннадием Ботнару,  подготовили проект решения, направленный на то, чтобы эту школу не уничтожили. Потому что первый класс туда не набрали уже. Опять под видом того, что детей надо передавать каким-то  непонятным «профессиональным родителям», кто-то хочет  уничтожить и эту школу. Но, судя по всему, это у них  не получится.

Следующий вопрос – как раз о том, что  руководство компании  оказывает большое влияние на жизнь столицы, участвуя в работе муниципального совета.  За последние три года  вместе с Геннадием Ботнару вам удалось внести немалый вклад в прекращение многих безобразий, творящихся в городе и продвинуть проекты, направленные на развитие Кишинева. Это и отмена невыгодного контракта о платных парковках,  и решение вопроса о складировании отходов, и запрет на строительство внутри жилых кварталов и в зеленых зонах, и много другое. Трудно было?

Конечно, это было непросто. Для того, чтобы проводить какие-то решения или останавливать какие-то безобразия, для этого нужно очень четко сформулировать: первое - почему это является безобразием, и второе - что мы все получим от того, если все эти безобразия будут ликвидированы. Потому что многие коллеги по мунсовету просто не обращали внимания на какие-то вещи, а великий наш вице-примар всех убеждал, что это норма.  Представьте, человек живет в доме 30-40 лет, он в этом доме родился, там жили его родители. И вот однажды он проснулся, а во дворе – забор! И на месте спортплощадки или скверика вырастает что-то. Казалось бы - ну и что? Земли в городе мало, уплотняется застройка… Но ведь дворы домов - это среда обитания людей, это часть их жизни, причем наиважнейшая. И что когда они сносят заборы или приходят в мэрию жаловаться, то это не потому, что  они скандальные,  а потому, что это касается важнейшей части их жизни! Это их дом. И в этот дом вдруг кто-то внедряется. Ну и что, что это принадлежит муниципию? Человек, когда получил или купил там квартиру и думать не думал, что через несколько десятков лет там построят какой-то дом и огородят его забором, а  ему закроют возможность видеть солнце,  гулять там, где он привык это делать, и играть с детьми на детской площадке, а старикам - отдыхать в скверике на скамейке. И когда мы говорили об этом  во второй, в третий раз, то постепенно понимание этого пришло и к другим нашим коллегам по мунсовету, и нас поддержали с этим решением –  в июле 2017 года за него проголосовали большинством голосов.

Это же касается и ограничений в строительстве вдоль улиц в зеленых зонах, между домами и тротуарами: тоже нас поддержали. Кое-что еще строится, но это связано с тем, что руководство мэрии  выдало подобные разрешения до того, как было принято  решение об ограничении строительства и всячески защищает эти свои решения. Поэтому суды приняли сторону застройщика и кое-где еще есть такие стройки. Но в целом мы сумели это прекратить. Когда профессионально объясняешь людям, почему это не в интересах города,  в том числе нашим коллегам,  они нормально воспринимают и поддерживают нас.                 

Кроме этих, еще какие-то проекты до конца вашего мандата будут реализованы?

Конечно, будут. Мы сейчас готовим проект по школе-интернату №3, о котором уже шла речь. Еще один вопрос касается  качества отделочных материалов для кишиневских тротуаров. Ведь что такое лицо города? Это зеленые зоны, это здания и это тротуары. Те тротуары, которые делают у нас –  из хороших вариантов самый худший. Вы  наверняка видели тротуары в городах Европы, включая бывший СССР  (в той же  Москве, в Питере), и в других странах. Это обычно гранит или другой натуральный камень в центральной части города, и такие  тротуары сотни лет стоят. А если это плитка, то в ней очень большая доля гранитных включений, она полируются соответствующим образом, долговечна и имеет хороший эстетический вид. Вот такого рода проект решения мы подготовили.

И еще один вопрос постараемся решить в ближайшее время. Есть целый список  земельных участков (несколько сотен),  которые каким-то образом перешли в частную собственность, либо сданы в аренду, и которые находятся в зеленых зонах, но зелеными зонами эти участки не числятся. Так вот, мы подготовили  проект решения, чтобы эти участки вошли в  категорию зеленых зон, с соответствующими ограничениями на строительство. Да, это как-то заденет людей, которые каким-то образом эти участки получили, но это будет в интересах большинства. Поэтому мы предусмотрели средства на выкуп таких участков в интересах города. Есть еще несколько проектов решений, которые мы обязательно  постараемся довести до конца. 

«Платить будут не за роботов, а за чистый воздух»

Возвращаясь к бизнесу. Все-таки бизнес -  вещь  достаточно жесткая, и предполагает наличие конкуренции. У вас есть конкуренты? Вы с ними боретесь или партнерствуете?

У нас есть конкуренты, конечно, и мы с этими конкурентами сотрудничаем. Потому что есть же общие интересы. К примеру, мы являемся членами соответствующей профессиональной Ассоциации авторизированных импортеров автомобилей. Мы собрались для того, чтобы попытаться убедить законодателей в том, что  автомобили должны быть чистыми, и что надо запретить ввозить в страну автомобили старше 7 лет. Однако, к сожалению, иногда уровень лиц, принимающих решения пока характеризуется одной фразой: «Это им надо…». То есть они не разбираются в сути предложений, в аргументах, для них важно, что с инициативой выступают те, кто, по их мнению, рассчитывает за счет этого развить свой бизнес. Особенно таким подходом отличались представители Либеральной партии. В итоге, Молдавия является единственной в Европе страной, где не установлены нормы на экологичность ввозимого транспорта даже на уровне «Евро 0», при том, что даже на Украине такие нормы есть. Надеемся, что в конце концов и у нас это получится.

Кроме того, у нас есть такой принцип: мы сильнее и конкурентов не боимся, но при этом мы их любим и уважаем. Если конкурент вырывается вперед – анализируем, делаем выводы и стремимся обогнать. 

Ресурсы нашей страны довольно ограничены: у нее нет ни больших территорий, ни выхода к морю, ни полезных ископаемых. А какие, на ваш взгляд, направления могли бы дать шанс для рывка молдавской экономики?

Мы считаем, что в нашей стране можно развивать очень многие направления. В Советском Союзе, если вы помните, здесь было много разнообразных предприятий: текстильные, швейные, машиностроительные, предприятия электронной промышленности, стекольное производство, ковровое производство, и так далее, и так далее, список большой. Кое-что из этого осталось. Мало кто знает, что у нас, например, делают приборы неразрушающего контроля, позволяющие проводить диагностику  металлических конструкций. Эта компания занимает солидную часть рынка СНГ. Есть  еще другая частная компания, которая производит разнообразные электронные счетчики – для воды, для газа, и продает их по всей Европе. Производят  у нас и хорошие насосы, сельскохозяйственную технику.

Не забудьте, что у нас есть Технический университет, который готовит инженеров. Сегодня из десяти выпускников  можно выбрать несколько хороших ребят. А если будет спрос больше, то соответственно, они и будут готовить больше. Поэтому у нас можно очень многие вещи производить, главное, - чтобы они не вредили окружающей среде. Можно создать перечень таких продуктов,  и если их производство не развито в стране, то предложить  инвесторам, скажем, 25 лет не платить налоги на прибыль, но чтобы они разместили такое производство. Даже может быть, через десять лет можно будет вернуть им все деньги. Потому что государство сторицей окупит затраты -  хотя бы за счет того, чтоб будут созданы рабочие места, и при условии, что зарплаты  не меньше 400 евро, пойдут налоговые отчисления на зарплату. Плюс - создать условия для размещения этих производств в провинции.

Но самое главное, мне кажется, где мы сможем выиграть, это если мы свою страну будем очищать от разнообразного мусора и реализовывать мощные экологические проекты, - типа тех, которые делает наша компания. Когда мы создадим прецедент в этой области, - а «Виопарк» уже вырисовывается, - когда мы создадим первое экопоселение, вы увидите, насколько будет велик интерес к такого рода явлению. Мы постепенно все села превратим в такие экопоселения.  Чем интересны миру подобные экопоселения? При расходах материальных ресурсов на порядок ниже, чем  у обычного современного потребителя, человек получает условии для жизни существенно выше среднего европейца. Вот он живет на своем гектаре, у него растения, которые живут по принципам пермакультуры Хольцера,  они сами растут, их не надо обрабатывать. Задача – посеять урожай,  собрать и реализовать. Это же представляете, какая продукция?! Суперчистая, вкусная. При этом, такие экопоселения, практически не производят мусор.

При проектировании экопоселений  мы предусматриваем пункты сбора излишков сельхозпродукции, их переработки, упаковки и реализации.  Все это можно поставлять в рестораны и  отели, которые откроются при каждом экопоселении. Это будет очень интересно. Я предвижу бум этого всего…

Я считаю, что чистота все больше и больше будет популярна, и все больше и больше за нее будут платить – не  за роботов, не за непонятно какие дома на сто тысяч жителей, которые сегодня проектируются в некоторых странах, а будут платить за природу, за чистую пищу, за чистый воздух.

Ну при этом и промышленность не помешает, особенно, я считаю, машиностроение – отрасль интересная и перспективная.     

И последний вопрос. Сегодня, 30 лет спустя, можете ли вы сказать, что значит DAAC – для государства, для его сотрудников и для вас лично? 

Что для государства сегодня DAAC? Это маленькая часть того, чем оно будет в будущем. Если говорить о сотрудниках, то я считаю, что у всех сотрудников есть все основания гордиться тем, что они работают в этой компании, у них есть хорошие перспективы. Сегодня мы  действительно инвестируем в будущее компании, и, я думаю, что с каждым годом сотрудникам будет все интереснее работать, и они смогут больше зарабатывать. Это очень важно.

Что такое DAAC для меня лично? Кроме семьи, это главное, что удалось создать, все, чем я живу, и это все, что, я надеюсь, будет продлевать жизнь  - и мою, и окружающих тоже.      

Вопросы задавала Светлана Деревщикова

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load