ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

У вас все еще есть наличные? Тогда мы идем к вам!

За переход на безналичную систему расчетов Молдове придется заплатить наличными

Впервые с риском при использовании банковских карт мне пришлось столкнуться еще пять лет назад, когда путешествуя по Европе, решил, что наличные в кармане — это вчерашний день, и небезопасно. Совсем другое дело, когда у тебя на руках две пластиковые карты международных платежных систем MasterCard и Visa.

Однако банкомат в центре Парижа, кстати, коммерческого банка с головным офисом в столице Франции, и отделением в Кишиневе, в котором, как вы понимаете, и были открыты два счета, отказал мне выдавать наличные. На экране черным по белому было написано: «Карта не идентифицирована. Повторите запрос». И тут уж действительно — лучше 100 евро в кармане, чем пару тысяч на карте.

Без права на выбор

Приведенный выше пример только на первый взгляд может показаться уж слишком банальным, бытовым. С тех пор эра цифровых технологий шагнула намного вперед, и конечно же не могла не отразиться на системах оплаты и денежных переводов. Но если этот простой пример перевести на общую картину, которую пытаются сегодня навязать лоббисты отказа от наличных денег в мировом масштабе, то риски очевидные не только для граждан в отдельности, но для национальных экономик в целом.

При этом глобальное лобби по созданию безналичного общества настолько сильно, что не считаться с ним невозможно. Страны, которые частично или почти полностью перешли на безналичный расчет, считаются прогрессивными в сравнении с остальными. Переход на безналичный расчет преподносится как способность той или иной развитой страны применять современные знания и высокие технологии. Словосочетание «развитая страна» в пропагандировании безнала ключевое. Если хотите, чтобы вас считали развитыми, будьте добры.


Нас подталкивают жить по их примеру «прогресса». Делают это местами грубо, с явным ущемлением права на выбор, но обязательно под благовидным предлогом «заботы о населении». Но мало кто говорит, что безналичный расчет — это в первую очередь, полная зависимость от электронной системы, отсутствие контроля над финансами и уязвимость перед теми кредитно-финансовыми структурами, которые этой системой управляют. А главное: кто реально будет владеть нашими с вами сбережениями после полного перехода на безналичный расчет?

«Нас крайне волнуют деньги ваших бедных»

Молдова к отказу от физических денег начала стремиться с 2015 года, взяв на себя обязательство ввести электронную систему оплаты всех государственных услуг к 2020 году. Чтобы доказать свою приверженность к теории построения безналичного общества, наша страна даже вступила в Альянс «Лучше, чем наличные» (BTCA). С такой инициативой о присоединении к ВТСА, как указано на официальном сайте Агентства Электронного Управления (https://www.egov.md), выступил в бытность премьер-министром, выдвиженец ЛДПМ Валерий Стрелец.

В сообщении для прессы отмечалось, что Альянс предоставит правительству Молдовы доступ к инструментам, знаниям и сообществам по обмену опытом для ускорения финансовой интеграции посредством электронных платежей. И все это «для улучшения жизни миллионов людей, особенно неимущих слоев населения и женщин».

А вот еще одна весьма интересная формулировка. Помимо того, что электронные услуги в сфере финансов должны укрепить молдавскую экономику, это еще «поможет большему количеству людей накапливать сбережения». То есть, если опираться на официальные заявления самого ВТСА, «поможет» тем самым «неимущим слоям населения» и «женщинам» становиться богаче. С чего бы это западным финансовым корпорациям, а именно они в числе основателей Альянса, так заботиться о гражданах Молдовы? К декларируемым и преследуемым целям ВТСА мы еще вернемся.

Три точки зрения — одна неизбежность

Специалисты неоднозначно высказываются о необходимости перехода на безналичный расчет. И этот вопрос рассматривают как минимум с двух точек зрения.

Первая — это быстро, удобно, эффективно. Да, действительно, переход на электронные платежи ускоряет оборот денег, в большинстве транзакции по безналу удобные в оформлении, перевод денег из одной точки света в другую практически мгновенный. Некоторые эксперты даже называют безналичный расчет локомотивом мировой экономики.

Вторая точка зрения — это отсутствие права выбора, большой риск потери контроля над финансами. В сравнении с преимуществами, перечисленными выше, риски, связанные с потерей контроля над финансами более, чем весомый аргумент не в пользу отказа от физических денег. Ведь переход на безналичный расчет по сути лишает владельца средств экономической свободы, но главное — дает неограниченные права и доступ к частным ресурсам кредитно-финансовым учреждениям и правительственным структурам.

Высказывается и третья точка зрения— самая скандальная и неудобная для лоббистов отказа от физических денег. Переход на безналичные операции по всему миру дает возможность заинтересованным кругам через тотальный контроль над мировыми финансами манипулировать правительствами Еврозоны, а также стран на постсоветском пространстве, навязывая им свою политическую и экономическую повестку. Главная цель — прибыль. Да, именно прибыль, на тех самых «уязвимых слоях населения». Чем больше населения вовлечено в безналичный расчет, тем больше объема транзакций, и даже мизерный комиссион на большом объеме в купе дает хорошую прибыль.

Все три точки зрения до сих пор дискутируются, и пока что экспертное сообщество не пришло к единому мнению.

Молдова в этом процессе пока что на начальном этапе. Образно говоря, мы реализуем на практике первую точку зрения, когда на всех уровнях системы популяризируем «быстроту, удобство и эффективность» использования электронных платежей. И даже добились некоторых успехов, например, в процессе внедрения безналичного расчета при оплате госуслуг. На сегодняшний день через систему электронных платежей MPay мы оплачиваем налоги, штрафы, делаем отчисления в систему медстрахования, оплачиваем визы. Также государство делает перечисления заработных плат и пенсий на банковские карты, другие социальные выплаты по категориям.

По данным Национального банка Молдовы (НБМ) в 2019 году на четырех граждан нашей страны приходилось три банковские карты. При этом у 75% граждан есть банковские карты, но почти 40% из 2 млн. карт не активны. Около 80% из всех осуществляемых операций приходится на снятие наличных. О чем это говорит? О том, что в большинстве случаев потребители используют банковские карты для снятия заработной платы или пенсии. А все остальные платежи, такие как коммунальные, налоговые продолжают делать традиционным способом — наличкой. Лишь небольшой процент использует возможности безналичного расчета. В последние несколько лет с развитием платежной инфраструктуры выросли потребительские безналичные платежи посредством бесконтактных терминалов, которые сегодня есть практически в каждом магазине или торговом центре — в прошлом году показатель вырос более, чем на 47%.

Однако нужно признать, преимуществами безналичных платежей с помощью банковских карт в основном пользуется молодое и среднее поколение. Пенсионеры не являются активными потребителями банковских услуг. Следовательно, при полном отказе от наличных средств эта категория населения окажется в ущемленном положении. Это же касается и других категорий граждан, которые в силу состояния здоровья не могут осуществлять безналичные платежи, например, инвалиды, люди с ограниченными физическими потребностями.

В прошлом году в одном из интервью профильному журналу «Банки и финансы» глава НБМ Октавиан Армашу заявил, что «постепенный переход на электронные платежи — это неизбежный процесс, который требует времени». По его словам, НБМ прилагает много усилий для создания условий, необходимых для стимулирования интереса населения к безналичным расчетам. «Мы должны быть открыты для инноваций. У НБМ есть некоторые инициативы по развитию инфраструктуры платежных систем, но это зависит от поведения участников рынка и уровня финансового образования населения», — подчеркнул он.

Судя по последней статистике, согласно которой банковские карты чаще используются для снятия налички, с уровнем финансового образования у населения не все так хорошо, как хотелось бы. А может, дело совсем не в этом?

Может ,дело в отсутствии доверия к банковской системе среди населения, которая, несмотря на современные средства защиты персональных данных, не может на 100 процентов гарантировать их сохранность? Прибавьте к этому принятые на законодательном уровне существенные ограничения при оплате крупных приобретений. А с введением обязательства банков предоставлять всю имеющуюся информацию по осуществляемым сделкам клиентов контролирующим органам, о сохранении конфиденциальности речи уже не идет.

Было ваше — стало наше

Другими словами, все, что вы покупаете, берете в кредит, получаете в наследство или продаете на том же рынке недвижимости, или просто покупаете в продуктовом магазине, всё как открытая карта. Ваше финансовое обеспечение и благосостояние (кстати, существует понятие отложенного благосостояния — это когда вы, получив в наследство движимое или недвижимое имущество, можете распорядиться им в обозримом будущем, и это обозримое будущее под пристальным вниманием контролирующих органов), под чутким контролем. Основная составляющая этого контроля не в самой сделке кэшем или безнале, а в происхождении средств, на которые вы это осуществляете.

Прозрачность, однозначно. Барьер для махинаций и возможно дополнительный фильтр для легализации средств, добытых незаконным путем. Но в таком случае, в Молдове этот фильтр даже на первоначальной стадии научились умело обходить. Иначе как объяснить тот факт и отсутствие по нему же реальных открытых дел в случае, когда функционер на окладе в 10 тысяч леев является обладателем люксовой недвижимости, предметов роскоши в виде дорогого авто и отдыха на фешенебельных курортах. Законодательство в их случае не работает эффективно. Зато оно работает в случае простого среднестатистического потребителя или законопослушного экономического агента.

Директор Института рыночной экономики Роман Киркэ в комментарии для noi.md на вопрос «Можно ли отказаться от безналичного расчета и вообще, зачем нам это?» подчеркнул, что здесь много и плюсов и минусов, которые нужно обстоятельно рассматривать в отдельности.

«Можно, конечно, отказаться от безналичного расчета, но есть в этом вопросе огромное количество и плюсов и минусов. В чем разница между наличными и безналичными деньгами. Во-первых, при наличных деньгах — это анонимное владение деньгами. Это реальное ежеминутное владение деньгами. При безналичном расчете или переводе денег на счета, вы должны понимать, что безналичные деньги — это не ваши деньги. Вы только владеете обязательством банка выдать в случае необходимости вам эти деньги», — подчеркнул эксперт.

Но ведь это же транспарентность процесса, разве не к этому мы стремимся, чтобы исключить махинации?

«Да, это открытость, с одной стороны. С другой, она приводит к концентрации излишней власти в определенных кругах. Причем речь идет и о банковских кругах, и о государственных структурах. Когда мы пользуемся наличными деньгами, о них, об их объеме и движении знаем только мы. При наличии денег на счетах даже при современных средствах защиты персональных данных, все равно может возникнуть утечка этих данных, которые впоследствии могут оказаться в руках у определенного круга людей. И где гарантия, что потом они не используют их в своих целях? В этом главное противоречие между сторонниками и противниками введения полного безналичного расчета», — считает Роман Киркэ.

От себя добавим – главная угроза отказа от наличных денег даже не в том, что власть может излишне концентрироваться в государственных структурах. Главная угроза в том, что эта излишняя концентрация власти переходит к надгосударственным, наднациональным структурам и глобальным корпорациям.

Эксперт признает очевидные плюсы безналичной системы платежей, которая увеличивает скорость обращения денег, а это при современной глобальной экономике - важный фактор. Так какой же выход?

По мнению Романа Киркэ, выход - в сочетании нескольких систем, а именно двойной.

«Думаю, что нужно создать двойную систему, когда определенное количество сделок осуществляется наличными расчетами, и одновременно с этим должна быть система и безналичного расчета. Важно, чтобы работала так называемая опция клиента — владельца денежных средств. Что он предпочитает: оплачивать наличными (пусть при определенных условиях), или по безналичному расчету. Но, такая двойная система не снимала бы ответственности за отмывание денег, за отсутствие транспарентности», — считает собеседник noi.md.

На вопрос, как Роман Киркэ относится к тому, что такие государственные учреждения, как например, Агентство публичных услуг переходит на безналичный расчет, эксперт обратил внимание на то, что это однозначно шаг к прозрачности осуществляемых сделок:

«Это хорошо, намного удобнее. Больше создается открытости, минимизирует риск мошенничества, исключается большой риск коррупции в первую очередь со стороны госучреждений. Экономических агентов это тоже дисциплинирует. В таком формате безналичные расчеты осуществляются быстрее, то есть оборот увеличивается. Но опять-таки, важный момент — отказ от кэша передает огромную власть в определенные системы, структуры, которые не до конца являются транспарентными, не до конца способны защитить вас, как собственника денежных средств, от перехвата этих данных. И здесь большой вопрос — насколько функционер в полной мере осуществляет свои обязательства по защите этих данных».

По словам эксперта, даже в странах Еврозоны с этим возникают проблемы. То есть процесс перехода на безналичный расчет и вообще денежная политика находится на стадии становления в новых реалиях. Доходит до странных вещей, когда, например, европейский Центробанк выпускает определенные банкноты в обращение и в то же самое время ставит ограничения по их обороту. Делается это в целях борьбы с отмыванием денег и с применением различных мошеннических схем. Но получается парадокс: не выпускайте тогда такие банкноты в обращение, либо изымайте из обращения. Но когда вы гарант эмиссий определенных банкнот и одновременно выступаете как ограничитель (как например, с банкнотой в 500 евро, которой практически невозможно расплатиться на территории некоторых европейских стран), то логики в этом маловато.

Пока в Европе разбираются со своей традиционной монетарной политикой на высшем уровне, свои позиции постепенно закрепляет криптовалюта. И ее вариантов к 2020 году уже появилось множество. По мнению Романа Киркэ, несмотря на то, что этот сегмент новый для Молдовы, и не только для нее (многие страны только пытаются понять, как с ней работать и изучают, насколько она безобидна для развития национальных экономик), мир, скорее всего, будет идти по пути использования криптовалюты одновременно с переходом на безналичный расчет. Эта та реальность, которая уже постучала в наши двери. И от нас зависит, насколько мы сможем эффективно, быстро и без потерь к ней адаптироваться.

«Глобальная забота» за ваши деньги

Теперь вернемся к декларируемым и преследуемым целям ВТСА, к которому Молдову присоединили несколько лет назад. То, что это присоединение было сделано в угоду политической конъюнктуре, сегодня мало у кого вызывает сомнения. О реальном техническом прогрессе речь здесь явно меньше, еще меньше - о реальной заботе о повышении качества финансового благосостояния нашего населения. И вот почему.

Для начала посмотрим, какие организации стоят за этим Альянсом «Лучше, чем наличные», и кто его режиссеры. Дальше, выводы делайте сами.

Помните, в начале статьи, мы привели цитату из пресс-релиза для СМИ из официального сайта нашего Агентства Электронного Управления, где было сказано о том, что Альянс всячески посодействует Молдове для ускорения финансовой интеграции посредством электронных платежей. И все это, дескать, «для улучшения жизни миллионов людей, особенно неимущих слоев населения и женщин». Кстати, почему женщин выделили в отдельную категорию, поначалу автору статьи было непонятно. Но когда я заглянул в список стран, присоединенных наряду с Молдовой к Альянсу, многое прояснилось.

Итак, Молдова расположена на официальном сайте «Лучше, чем наличные» между Мексикой и Непалом. Возможно, это чисто технический, алфавитный порядок, но не уверен. Достаточно проанализировать общее соседство с такими странами, как Афганистан, который вообще лидирует в списке. За ним следует Бангладеш, Бенин, Колумбия, Доминиканская Республика. То есть Молдова не вошла даже в первую пятерку стран. Мы лишь на 15 месте, возможно, по срокам присоединения к этому сообществу. Папуа – Новая Гвинея следует после Молдовы за Непалом и Пакистаном. Замыкает список присоединившихся стран по состоянию на 2016 год, то есть через год после подписания нашей страной обязательств в рамках ВТСА Уругвай и Вьетнам. Кстати, о «женщинах». Думаю, что тяжелое социальное положение женщин в Папуа– Новая Гвинея заслуживает большего и пристального внимания западных экспертов в части соблюдения прав человека, нежели в Молдове.

Вопрос — а что произошло бы, если бы Молдова не присоединилась к этому Альянсу, а наряду с развитыми или другими развивающимися странами просто бы внедряла высокие технологии, позволяющие применять безналичный расчет? Да ничего катастрофического! Как вы заметили, в этом списке — не просто развивающиеся страны, а страны с отсталой экономикой (и это не мои констатации, это официальная классификация со стороны Запада). Так, чтобы развеять пролиберальный и прозападный фольклор, которым нас, молдаван, кормят лидеры правых партий в Молдове, достаточно посмотреть, что на сайте Департамента США в Молдове пишут о Молдове в части рекомендаций для граждан США. На тот случай, если они, граждане США, вдруг захотят посетить Молдову и не дай Бог открыть здесь свой бизнес, то есть инвестировать свой американский капитал — крайне не рекомендуемая страна для постоянного проживания и открытия бизнеса на деньги американских налогоплательщиков. Страна с непредсказуемой инвестиционной и налоговой политикой. Вот такого они о нас мнения.

При этом страна американских налогоплательщиков весьма охотно подсаживает нашу Молдову на свою политику, из которой в долгосрочной перспективе намерена получать дивиденды. Их выгода понята. Но как объяснить такое беспрекословное согласию с молдавской стороны? Для любого суверенного государства во главе угла должны стоять национальные интересы. Чьи угодно интересы может отстаивать данная организация под названием «Лучше, чем наличные», но точно, не наши, молдавские.

Альянс Better Than Cash был создан в сентябре 2012 года. Он был запущен Фондом капитального развития Организации Объединенных Наций, Агентством США по международному развитию, финансируется Фондом Билла и Мелинды Гейтс, Citigroup, Фондом Форда, USAID, Omidyar Network, Visa Inc. и MasterCard. Базирующийся в ООН Альянс тесно сотрудничает с другими глобальными организациями и является партнером-исполнителем Глобального партнерства G20 за доступ к финансовым услугам.

Еще в 2015 на ресурсе moneymetals.com появилась статья известного финансового эксперта Сета Мейсона (Seth Mason) под названием ««Лучше, чем наличные» и его зловещие планы», в которой автор открыто заявил, что конечная цель Альянса — это построение экономической системы, в которой все — мужчины, женщины, дети — для любых покупок должны будут использовать корпоративную, управляемую государством электронную систему: «Реальный план: обогащение банкиров Уолл-стрит при усилении власти правительства. 12 национальных правительств, которые сейчас поддерживают BTCA (в том числе США) делают это потому, что безналичное общество позволит им отслеживать и облагать налогами каждую покупку и продажу в государственной валюте в их границах.

…Помимо создания нового источника дохода для банков и правительств, платёжная система повысит возможности социальной инженерии для политиков. Правительства могут принудить потребителей покупать товары и услуги только у организаций, имеющих правительственную лицензию».

За последние пять лет эта «зловещая», по мнению автора, тенденция лишь усилилась.

А если свет отключат?

Швеция всегда была на передовой в переходе на безналичный расчет. Первоначально планировалось, что страна полностью откажется от физических денег к 2023 году. По последней статистике чуть более 1% населения пользуется наличными деньгами. Но пандемия внесла свои коррективы — и Швеция, похоже, досрочно выполнит поставленную задачу. Правда, на днях шведский премьер признал, что после официального объявления о полном отказе его страны от наличного оборота средств, все-таки неплохо было бы в закромах попридержать немного наличности. На случай форс-мажора, так сказать. А вдруг свет отключат.

Если уж прогрессивная Швеция задумалась, не наломала ли она дров, отказавшись от бумажных денег, то может и нам не стоит торопиться переходить на виртуальные леи? Обратного хода ведь уже не будет…

Евгений Оженов

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load