ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

«Твоей молвой наполнен сей предел»

«Твоей молвой наполнен сей предел»

Россия отреставрирует Дом-музей Пушкина в Кишинёве. В следующем году исполняется 200 лет cо дня приезда поэта в наши края.

Россия поможет правительству Молдовы реставрировать дом-музей Пушкина в Кишинёве. Об этом стало известно в начале ноября, когда во время заседания Совета по русскому языку при президенте РФ Владимир Путин пообещал поддержку молдавскому музею.

«Обещаю вам, указ такой выпустим. Я его подпишу. Что касается тех объектов, которые находятся за границей – с властями Молдавии переговорим, если нужна им помощь, мы даже готовы будем оказать финансовую помощь», –  заявил глава Российского государства.

Кишинёвская общественность встретила новость с воодушевлением. Музейный комплекс давно уже нуждается в реставрации, тем более что дом купца Наумова – одно из двух сохранившихся в мире исторических зданий, стены которых помнят дух великого поэта (второе, находящееся в Санкт-Петербурге на Мойке,12, включено в список культурного наследия ЮНЕСКО). А в сентябре 2020 года исполняется 200 лет с того дня, как Пушкин отправился в бессарабскую ссылку.

В поисках следов

Приехав тёплым вечером 21 сентября 1820 года в столицу недавно образованной Бессарабской губернии, юный Александр Пушкин остановился в заезжем доме Ивана Николаевича Наумова — русского переселенца, мещанина, «одетого, как говорится, в европейское платье», как писал о нём один из кишинёвских приятелей поэта, военный историк, генерал-майор Российской армии Иван Липранди. Чистотой и европейским лоском отличалась и наумовская гостиница, где селились в основном представители «высшего класса». Здесь почти два месяца прожил и Александр Сергеевич. Но этот короткий промежуток времени дал Наумову пищу для разговоров до конца жизни: по свидетельству современников, подробности из жизни поэта сильно интересовали чиновников областного правления.

В небольшом флигеле на пыльной Антоньевской улице (теперь она носит имя Антона Панна) Пушкин написал знаменитую «Чёрную шаль», послание «Дочери Карагеоргия» и продолжил работу над первой южной поэмой, впоследствии получившей название «Кавказский пленник». В 1898 году, в канун столетнего юбилея поэта, газета «Бессарабец» писала, что в Кишинёве есть дом,  в котором жил Пушкин, но где он находится, «никто не знает, так как никто не давал себе труда отыскать его... и сохранить».

На самом деле автор газетной заметки был не слишком любопытным. Старожилы знали, где располагается дом Наумова. Исследователь жизни и творчества поэта А. Яцимирский писал в своей работе «Пушкин в Бессарабии» (1908 г.): «Домик этот находится в третьем полицейском участке, в том месте, где Антоновская и Прункуловская улицы, идущие вниз от Андреевской по направлению к бывшему дому Прункула, скрещиваются под острым углом во дворе под № 19. Это небольшой домик из трёх комнат с кухней и сенями. Теперь фасад этого домика, значительно против прежнего изменённый со стороны Антоновской улицы, закрыт отчасти дощатым забором и новым флигелем, в котором помещается мелочная лавка».

Сразу после Великой Отечественной войны дом Наумова отыскал в Кишинёве учёный-филолог Борис Алексеевич Трубецкой. Местные жители, рассказал он впоследствии в книге «Пушкин в Молдавии», показали ему «домик Пушкина», но вид здания «был ужасен»: «Провалившаяся крыша, ветхие двери, окна и полы, грязь и руины зданий, находящихся близ него... Нужны были срочные меры, чтобы сохранить этот дом». И меры были приняты. Здание отреставрировали, и 10 февраля 1948 года здесь открылся мемориальный дом-музей поэта. Борис Трубецкой стал его первым директором. С 1987 года здесь размещается мемориально-бытовая экспозиция, рассказывающая о первых месяцах пребывания Пушкина в Бессарабии.

В конце 70-х годов прошлого века было принято решение восстановить старый облик исторической части Кишинёва: вокруг дома-музея создать пешеходную зону, разместить там ремесленные лавочки, где работали бы народные мастера. Но идее этой так и не суждено было воплотиться в жизнь.

Цены и ценности

В начале 90-х, когда горе-националисты в очередной раз пытались «сбросить Пушкина с корабля современности», гадили на его памятник в главном парке молдавской столицы, который долгие годы носил имя поэта, дом-музей не трогали, о нём как бы забыли. Вероятно, сказалось его местоположение: он не на виду, спрятан в глубине квартала. В начале 2010-х годов  этот приятный тихий островок облюбовала одна из строительных компаний – для возведения очередного элитного жилого комплекса из пяти многоэтажных зданий.

Сотрудники музея, общественность, деятели культуры забили тревогу ещё до начала работ. СМИ писали о том, что стройка представляет реальную опасность для музея: от непрерывной вибрации земли под колёсами тяжёлых грузовиков, подвозящих стройматериалы, от работы машин на строительной площадке по его ветхим стенам и потолкам пошли трещины. Сообщалось, что  «фирма-застройщик ни юридически, ни финансово не гарантирует сохранность здания дома-музея, признавая при этом, что "ветхое строение XIX века" может полностью разрушиться в результате строительных работ».

Нюанс: согласно молдавскому законодательству, строительство в исторической части города должно быть согласовано с Министерством культуры. Ещё в 2008 году проект здесь обсуждался дважды, но принят не был, так как фирма-застройщик не внесла в план требуемых изменений. Тем не менее разрешение было подписано экс-министром культуры Артуром Козмой 28 декабря 2008 года, хотя ещё за три недели до этого он был отстранен от своей должности.

Гражданские активисты устраивали пикеты, депутаты приходили с инспекцией, выражало обеспокоенность посольство РФ в Кишинёве. Всё тщетно. Здания поднялись. Заморожен только участок прямо напротив входа в музей. Но не факт, что работы не продолжатся и там. В наше время в борьбе между ценами и ценностями побеждают первые. Ходили даже слухи, что прежние демократические власти под шумок хотели вообще избавиться от музея, передав его фонды в Национальный музей, а здания – частным инвесторам. Сейчас нет возможности подтвердить эти факты, но жизнь показывает, что возможно всякое.

Культура пополам с латанием дыр

Уникальный музей затерялся среди многоэтажек и строительных площадок, и найти его сегодня без карты Google не так-то легко. Тем не менее – находят. Сюда приходят все больше и больше туристов.

–  Может быть, кого-то не очень впечатлит эта цифра – 12-13 тыс. посетителей в год, но я считаю, что такие музеи, как наш, не могут быть массовыми, –  рассказывает директор комплекса Татьяна Никулайско. –  Сюда приходят люди, которые интересуются. Очень много неорганизованных посетителей, которые приходят сами, а не в составе экскурсионных групп, много иностранцев из европейских стран, США, Канады, я уже не говорю про Китай и Турцию. Иногда стыдно становится, что музей сегодня в таком состоянии.

Фонды располагаются в неприспособленных помещениях. Старинные экспонаты атакуют плесень и грибок, на борьбу с которыми уходят неимоверные силы. Музей нуждается в современном оборудовании, которое поддерживало бы в демонстрационных залах нужную температуру и влажность. Однако его установка без полного ремонта помещений  бессмысленна.

После масштабной реконструкции 1987 года косметический ремонт здесь делался лишь однажды – в 2002 году в рамках социальных проектов молдавского отделения российской нефтяной компании «Лукойл».

–  Но с тех пор много воды утекло, –  сетует Татьяна Никулайско. – Здания комплекса  ветшают год от года. Нужно менять электропроводку, трубы, санузлы, перекрывать крыши. Когда на флигель Наумова упал семидесятилетний дуб, который рос во дворе, дом от разрушения спасло только то, что нижним слоем покрытия крыши шла оцинковка. Но пострадала дранка, поэтому крыша у нас теперь с проплешинами. Найти такую дранку в Молдове по приемлемым ценам невозможно: её привозят аж из Канады. Да и в любом случае, денег на нее пока нет.  

Тем временем уже готов проект реставрации музея и определена предварительная смета – 3 млн 236 тыс. леев. Поэтому, по словам  Татьяны Никулайско, «российская помощь будет очень кстати, планы у нас большие – и внешняя, и внутренняя отделка, и перенос фондов в другое помещение, которое надо готовить, и строительство летней эстрады для проведения культурно-просветительских мероприятий». Кроме того,  необходимо подготовить новую современную концепцию музея.

– В наших условиях, когда общество разделено по геополитическому принципу, нужно показать людям, что Пушкин никогда не был врагом никакому народу. И «проклятый город Кишинёв» он написал только потому, что приехал сюда совсем молодым человеком, не по своей воле. Ему был только 21 год, когда его выслали из блестящего Санкт-Петербурга, и он вынужден был полностью изменить жизнь. Он должен был радоваться ссылке? – задает риторический вопрос директор комплекса.

Достояние республики

В Молдове Дом-музей Пушкина имеет статус национального памятника, но это ещё и один из старейших мемориалов бывшего СССР, посвящённых жизни и творчеству поэта, а с 2012 года входит в мировое Сообщество пушкинских музеев. Несмотря на столь почтенные титулы, отношение государства к этому учреждению менялось в зависимости от того, кто был у руля – «евроинтеграторы» или «пророссийские силы».

– Демократические власти практически прекратили финансирование, – вспоминает Ольга Батаева, которая много лет заведовала экспозиционным отделом дома-музея. – Деньги выделялись лишь на оплату коммунальных услуг и зарплаты сотрудникам. Музею всё труднее было выживать. Спасибо коллегам из Сообщества музеев, Евгению Богатырёву –  директору Государственного музея А.С. Пушкина в Москве, который на встрече с российским президентом Владимиром Путиным попросил помочь Кишинёву. Спасибо российскому  посольству в Молдове,  президенту Игорю Додону за поддержку.

По словам нынешнего министра образования, культуры и исследований Корнелиу Поповича, «есть ряд проблем, которые могут быть разрешены при финансовой поддержке из-за рубежа, потому что Молдова не имеет соответствующих средств. Поэтому мы обратились за поддержкой к Российской Федерации». Попович считает, что реконструкцию музея нельзя откладывать в долгий ящик. Если начать ее в ближайшее время, то она может быть завершена уже в следующем году.

Лидия Чебан

 

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load