COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

«Синоним беззакония»: Конституционный суд снова потерялся в пространстве

«Синоним беззакония»: Конституционный суд снова потерялся в пространстве

Последние события вокруг Конституционного суда Молдовы (КС) стали еще одним подтверждением тому, что за минувшее десятилетие он превратился в надгосударственный орган, пребывающий вне зоны контроля или ответственности, способный блокировать деятельность правительства и других государственных институтов, а также весьма вольно трактующий и изменяющий Конституцию.

Законодательство, сформированное на протяжении последних лет заинтересованными политическими игроками, оберегает КС от какого-либо вмешательства в его деятельность и оставляет судей безнаказанными при совершении должностных злоупотреблений. Подобный сверх-иммунитет позволят членам Конституционного суда, которые не избраны народом и не опасаться привлечения к ответственности практически в любой ситуации, даже если их позиция очевидно выходит за рамки правового поля.

Вместе с тем, многочисленные спорные и даже абсурдные вердикты свидетельствуют о том, что система конституционной юрисдикции в Молдове нуждается в серьезной «перезагрузке» и реформе, которая сформирует подлинные гарантии верховенства Конституции, соблюдения принципа разделения властей и ответственности государства перед гражданином. Сегодня становится все более очевидным, что действующий в Молдове Конституционный суд потерялся в пространстве между политикой и юстицией и с этими возложенными на него функциями не справляется.


«Надругательство над Конституцией»

КС – единственный в Молдове орган конституционной юрисдикции, он должен быть независим от любой другой публичной власти, подчиняться только Конституции и гарантировать ее верховенство. По крайней мере, таковы требования, зафиксированные в самой Конституции. Однако в последние годы в адрес высокой инстанции постоянно звучат обвинения в поддержке определенных политических интересов и даже в антигосударственной деятельности, несущей существенную угрозу национальной безопасности страны.

В феврале этого года Конституционный суд отметил 25 лет с момента своего основания. Это событие было отпраздновано на широкую ногу, в то же время очень многие политики и эксперты подвергли жесткой критике его деятельность. К примеру, экс-президент Владимир Воронин охарактеризовал торжественные мероприятия по этому поводу как «постыдное зрелище». На сайте ПКРМ было размещено заявление, в котором говорится, что последние 10 лет КС является «синонимом беззакония, важнейшим инструментом в захвате государства, установления в Молдове безобразной олигархической диктатуры», который «с угодливостью трактирного официанта обслуживает мафиозные интересы очередных правителей».

Воронин уверен, что на протяжении многих лет КС занимается «подрывной деятельностью», что зачастую приводит к возникновению абсурдных ситуаций, не имеющих аналогов в европейских странах. Как он считает, «государство сможет выжить, лишь вернувшись в конституционное поле, и Конституция должна вернуться к тому виду, в котором она просуществовала до 2009 г.». По подсчетам бывшего президента, «КС, по сути, 12 раз надругался над Конституцией, минимизировал ее роль в жизни Молдавского государства и общества, вплоть до оправдания любых преступлений власти против политических, демократических, экономических, социальных прав граждан». Похожие характеристики были озвучены многими экспертами и политическими деятелями.

Среди многочисленных примеров, свидетельствующих о превращении КС в инструмент политической борьбы и сведения счетов, часто упоминают серию вердиктов, вынесенных на фоне продолжительного политического кризиса в период 2009 – 2012 гг. Парламент в течение нескольких лет не мог избрать президента, и в ряде случаев развитие ситуации зависело главным образом от позиции КС. Выбор Николая Тимофти в качестве главы государства стал возможным только потому, что КС признал несостоявшейся предыдущую попытку избрания президента из-за нарушения депутатами тайны голосования и демонстрации коллегам своих бюллетеней. Если Конституция в тот период допускала лишь две попытки голосования за кандидата в президенты в парламенте, то благодаря КС число попыток увеличилось вдвое.

Конституционный суд также стал активно вмешиваться в решение кадровых вопросов на уровне важнейших должностей в государстве и в ключевых госучреждениях. Самым ярким и показательным решением стал запрет Владимиру Филату в 2013 г. претендовать на пост премьер-министра из-за отставки возглавляемого им правительства вследствие подозрений в коррупции. Эксперты сошлись во мнении, что КС выполнил политический заказ и нарушил закрепленный в Конституции принцип презумпции невиновности.

Ранее КС решил судьбу Серафима Урекяна, сохранив за ним кресло председателя Счетной палаты, хотя, по мнению авторов запроса – депутатов от ПКРМ, он получил должность незаконно, поскольку не отвечал возрастным ограничениям и предыдущие два года занимал публичный пост. Многие также помнят, как в свое время благодаря поддержке КС Корнелиу Гурин, отправленный парламентом в отставку, вернулся в кресло генерального прокурора. Тем самым контроль над Генпрокуратурой был возвращен в руки ДПМ. КС неоднократно вмешивался и в решение других кадровых вопросов: от отмены отставки директоров Национального агентства по регулированию в энергетике до указания парламенту на необходимость немедленного избрания нового спикера и содействия устранению из главного кресла в законодательном органе неугодных лиц.

Против суверенитета и государственности

В 2013 г. КС вынес скандальное решение о названии государственного языка, подразумевая, что официальный язык РМ – румынский, а не молдавский, как это написано в Основном законе. В своем вердикте КС установил, что текст Декларации о независимости Молдовы, одобренной в 1991 г. как простой органический закон, имеет приоритет по сравнению с текстом Конституции, принятой спустя три года. Решение было вынесено в условиях явного конфликта интересов: как минимум, пятеро из шести судей обладали румынским гражданством и приносили присягу на верность соседнему государству. Большинство экспертов и комментаторов подвергли постановление КС жесткой критике, считая его незаконным, противоречащим не только Конституции, но и историческим реалиям, а также позиции большинства граждан (на тот момент согласно социологическим опросам более 60% жителей Молдовы называли язык молдавским, а не румынским, при этом не утверждая, что речь идет о разных языках). В адрес КС звучали такие эпитеты как «государственная измена», «предательство страны», «угроза национальной безопасности».

В последующие годы КС продолжил продвигать в общество идеи, направленные на разрушение национального суверенитета и молдавской государственности. В 2014 г. он принял постановление о контроле конституционности Соглашения об ассоциации между РМ и Евросоюзом, в котором провозгласил, что «процесс евроинтеграции РМ отвечает идентичности Республики Молдова, а любая другая ориентация априори неконституционна». И в Молдове, и за рубежом неоднократно обращали внимание на откровенную незаконность этого постановления. Данный вердикт не согласуется со ст. 5 Конституции РМ, гарантирующей гражданам политический плюрализм и воспрещающей устанавливать какую-либо идеологию в качестве официальной государственной идеологии. Кроме того, в силу ст. 2 Конституции «национальный суверенитет принадлежит народу Республики Молдова». КС не только ограничил свободу выражения мнений, гарантированную Конституцией и Европейской конвенцией по правам человека, но и право на политический выбор. По сути, он ввел запрет на продвижение ценностей любого другого вектора интеграции, кроме европейской.

В 2016 г. накануне истечения полномочий президента Тимофти КС изменил процедуру избрания главы государства, фактически объявив неконституционной целую главу Конституции. Это решение стало еще одним прецедентом, в нем судьи ссылаются на процедурные нарушения, допущенные 15 лет назад при внесении поправок в Высший закон. Одновременно КС по своей инициативе, в обход парламента и граждан, вернул в Конституцию процедуру выборов президента путем прямого всенародного голосования. При этом был изменен возрастной ценз для потенциальных кандидатов в президенты. По мнению многих экспертов, своим решением КС стремился обеспечить сохранность «захваченного государства», действуя в интересах бывшего главы ДПМ Владимира Плахотнюка.

Впрочем, вскоре выяснилось, что избранный гражданами президент может создавать серьезные препятствия, если он не согласен с действиями парламентского большинства. Игорь Додон неоднократно отказывался промульгировать законы и постановления парламента, и в целях устранения этого барьера КС придумал уникальный и не известный другим странам механизм временного отстранения президента от должности, к которому в Молдове прибегали шесть раз. В Конституции нет ни слова о таком сценарии, но процедурная часть прописана достаточно четко. Из ее текста ясно, что отказ одобрить закон, предложенный для промульгации повторно, является нарушением Конституции. Если правящее большинство не может договориться с главой государства, оно вправе запустить процесс отстранения и отставки президента путем проведения референдума. Поскольку этот механизм довольно сложный и длительный по времени, его решили упростить через подконтрольный КС.

В 2018 г. Конституционный суд признал устаревшим и не соответствующим реалиям Закон о функционировании языков на территории нашей страны, использовав при этом несуществующую в законодательстве процедуру. По мнению конституционных судей, он непригоден для применения, так как Молдова больше не является частью СССР. Многие комментаторы назвали тогда вердикт КС антиконституционным, а президент Игорь Додон охарактеризовал его как «политический демарш со стороны лиц, имеющих гражданство другого государства». Кстати, при рассмотрении этого дела суд пошел против собственной практики: в 2002 г. КС по обращению группы депутатов констатировал, что Закон о функционировании языков обладает особым статусом по сравнению с другими нормативными актами, поэтому признается как действительный и основной по регламентации использования языков на территории страны.

Однако «пальма первенства» среди скандальных решений КС принадлежит, пожалуй, вердиктам, вынесенным с 7 по 9 июня прошлого года. К тому моменту большинство судей, из которых был сформирован тогдашний состав КС, до назначения были членами Демократической партии или депутатами от ДПМ. КС вынес вердикты об изменении сроков роспуска парламента, о признании неконституционными решений нового парламентского большинства и правительства, об отстранении президента Игоря Додона и временной передаче его полномочий премьер-министру для роспуска парламента и назначения досрочных выборов. При этом КС не только пошел против Конституции, но и нарушил собственные процедурные правила, принимая решения в спешке, без фактического изучения произошедших событий и без доступа к документам.

Впоследствии Венецианская комиссия Совета Европы жестко раскритиковала действия КС и подтвердила, что они не основывались на Конституции РМ и собственной юриспруденции суда. Сомнительные юридические толкования привели к возникновению политического и институционального кризиса в Молдове. При этом, как отмечают эксперты, Конституционный суд, хотя и не смог сохранить власть за ДПМ Владимира Плахотнюка в июне 2019 г., но обеспечил запас времени, чтобы подготовить пути для отступления. За неделю фактического двоевластия заинтересованные лица успели «замести следы» и спрятать или уничтожить компрометирующие их материалы. Вскоре после вынесения этой серии решений КС отменил их и в полном составе ушел в отставку. Это произошло впервые за всю историю деятельности Конституционного суда в Молдове.

«Сюрпризы» от нового КС

Многие с оптимизмом восприняли формирование нового КС после смены власти в стране, хотя к процессу отбора конституционных судей было высказано немало претензий, включая обвинения в политической ангажированности кандидатур. У представителей гражданского общества сложилось впечатление, что новые власти отказалась от идеи избрания судей КС на конкурсной основе и разделили большинство мест в КС по партийным критериям. В то же время вопреки ожиданиям общественности действующий состав КС не спешил с пересмотром спорных и противоречивых решений, принятых предшественниками.

После объявления в стране чрезвычайного положения, когда все усилия были направлены на борьбу с пандемией коронавируса, КС неожиданно объявил о неконституционности пакета мер по поддержке предпринимателей и граждан, за который правительство Иона Кику взяло на себя ответственность. Произошло это в начале апреля 2020 г. по обращению депутатов от оппозиции, которые ссылались на несоблюдение процедуры: законопроект не был представлен парламенту, поскольку правящая коалиция не пришла на заседание. Как отмечают юристы и эксперты, КС снова вышел за рамки Конституции, которая предусматривает только два сценария. При первом парламент не выдвигает вотум недоверия правительству в течение определенного срока, и закон вступает в силу. При втором депутаты отправляют кабмин в отставку и закон в силу не вступает. Однако КС изобрел еще один вариант, при котором вся процедура принятия правительством ответственности теряет свой смысл.

Дальнейшие события внесли больше ясности в подоплеку деятельности нынешнего КС. Сначала было объявлено о смещении экс-депутата ПСРМ Владимира Цуркана с должности главы суда под предлогом его недавнего телефонного разговора с президентом Игорем Додоном. Цуркан оспорил свое увольнение, потребовав также аннулирования решения об избрании нового председателя. Это кресло заняла Домника Маноле – бывший кандидат на парламентских выборах 2019 г. по спискам ППДП, в отношении которой до назначения в КС не раз высказывались сомнения относительно неподкупности. После облачения в мантию конституционного судьи она нарушила тайну совещаний и рассказала, как проголосовала на выборах председателя КС. В то же время ее бывший партийный шеф Андрей Нэстасе признавался в одном из телеинтервью, что дает указания судье относительно принятия решений, а также, что обсуждал с Маноле должность председателя КС и дал ей несколько советов.

Через несколько часов после кадровых перестановок КС приостановил действие Соглашения между Россией и РМ о предоставлении кредита на 200 млн евро. На прошлой неделе этот договор был признан неконституционным. Во вторник, 13 мая, КС опубликовал мотивировочную часть своего решения. По мнению бывшего вице-премьера Александра Муравского, оценка положений Соглашения в полной мере зависела от политических предпочтений состава суда. «Суд в другой политической конфигурации вполне мог бы сделать заключение, что имеющиеся отступления от процедуры носили незначительный характер и не дают основания считать Соглашение антиконституционным», - написал он на своей странице в соцсети. Что касается выводов по содержательной части Соглашения, по мнению Муравского, они представляют собой грубейшее вмешательство в содержание международного договора, носящего политико-экономическое значение. «КС взял на себя самовольное право решать вопрос о полезности этого документа, о его целесообразности, о его влиянии на суверенитет и экономическую независимость государства. И хотя все это прикрыто высокопарной юридической демагогией, уши политической ангажированности и пристрастия торчат из каждого предложения»,- считает эксперт.

На подходе – новый вердикт, который, с высокой долей вероятности, может быть направлен на ограничение полномочий главы государства в области национальной безопасности. На этой неделе депутат парламентской группы Pro Moldova Сергей Сырбу объявил в соцсети, что обратился в КС по поводу превышения полномочий Высшим советом безопасности (ВСБ) – консультативным органом, действующим при Аппарате президента РМ. Сырбу усматривает «прямую связь между президентом, деятельностью ВСБ и узурпацией власти». По его словам, речь идет о «последних поправках к Закону о госбезопасности, благодаря которым президент присвоил себе полномочия в ВСБ», превратив его в «надгосударственную структуру, которая под руководством президента координирует другие институты». Сырбу посоветовал президенту страны «знать свое место в государственной системе и не забывать, что Молдова – парламентская республика».

Запрос в КС был направлен накануне очередного заседания ВСБ от 14 мая, в повестке дня которого фигурировали темы кражи миллиарда и концессии Кишиневского аэропорта. Как пишет советник президента Молдовы, политолог Эрнест Варданян, вполне возможно, что КС очень оперативно соберется на заседание, чтобы «опять найти что-нибудь неконституционное» по запросу «депутата парламента от антигосударственной группировки и смотрящего от Плахотнюка за Конституционным судом Сергея Сырбу». Он отмечает, что участники и бенефициары кражи века и концессии аэропорта не заинтересованы в продолжении расследования или даже публичных выступлениях на эту тему, и он не удивится, если «свои люди» в КС «подмахнут Сереже Сырбу по старой дружбе и сделают все красиво».

Пока, на сегодняшний момент КС отклонил прошение Сырбу приостановить полномочия ВСБ до рассмотрения дела по существу. Дату рассмотрения самого запроса КС озвучит дополнительно.

Эксперты не исключают, что в ближайшей перспективе от Конституционного суда можно ожидать еще много «сюрпризов» политического характера. Директор программ Ассоциации Promo-LEX Павел Постика напоминает, что депутаты до сих пор не адаптировали избирательную систему в соответствии с обращениями со стороны КС, направленными в парламент в 2016 г. после президентских выборов. Речь идет о правилах открытия избирательных участков за рубежом, роли и участии церкви в социальной и политической жизни, участии СМИ в освещении выборов и ряде других деликатных вопросов. В таких условиях, без совершенствования электорального процесса, по мнению эксперта, КС может признать будущие выборы недействительными.

Ион Мунтяну

P.S. Окончание читайте 18 мая в аналитической рубрике на сайте Noi.md.

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load