COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Сергей Мурейко: «Иной проигрыш более ценен, чем победа»

Сергей Мурейко: «Иной проигрыш более ценен, чем победа»

«Вы думаете, это еще кому-то интересно, такие интервью?» - с сомнением спросил многократный призёр чемпионатов мира и Европы, бронзовый призёр Олимпийских игр 1996 года, один из самых известных отечественных спортсменов. Сергей Мурейко, голубоглазый богатырь, чьи победы в 90-е годы были для молдавских любителей спорта настоящими лучиками радости и надежды. Как живет он сейчас, что думает о перспективах молдавского спорта? Об этом он рассказал в интервью сайту Noi.md.

Сергей Юрьевич, вас называют легендой отечественного спорта, вы на сегодняшний день остаетесь самым титулованным борцом Молдовы. И хотя вы уже не выступаете за сборную, вас помнят, узнают в лицо. Или нет?

Вы знаете, очень часто люди подходят, спрашивают, я это или не я. Многие вспоминают каких-то друзей, товарищей, с которыми вместе я когда-то тренировался, просят с ними сфотографироваться… Это приятно.


Сейчас я работаю в лицее, где также много спортсменов, идет постоянное общение, встречи, и многие меня узнают. А еще мы часто ездим на соревнования, в том числе за рубеж. А там – тоже много старых знакомых, с которыми встречались и выступали в прежние годы.

Может, кто-то уже и забыл, но узнают за счет того, что я вместе с Олимпийскими комитетом участвовал, - и в программе Olimpic Fest, и в Olimpic Day, и в Olimpic Eco. А в Olimpic Eco мы сажаем деревья, и эти акции освещаются в прессе, поэтому многие даже незнакомые люди, например, продавщицы в магазине могут воскликнуть: «А мы вас по телевизору видели!»

Ну вот, а вы говорите – «Кому это нужно?» Оказывается, нужно! Теперь такой вопрос. Ваше имя неразрывно связано с именем Александра Карелина, вся пресса называла вас единственным достойным соперником этого выдающегося спортсмена современности. И сам он очень лестно о вас отзывался. Расскажите, пожалуйста, об этих встречах, о ваших схватках на чемпионатах и олимпийских играх и, если можно, о личных отношениях.

Карелин – это, конечно же, легенда нашего спорта. Он очень много сделал для развития советского спорта, для его популяризации. И хотя он уже не выступает, у него свои депутатские дела, но на данный момент остается легендой.

Первый раз я его увидел, когда мы были в Кисловодске на сборах. Я был еще начинающим, юниором. Он был уже взрослым, и мне уже тогда он показался каким-то нереально большим, великаном. В зарубежной прессе его называли «русский медведь», но тогда он медведем еще не был, он был еще молодым, не вошедшим в полную силу. Потом мы вместе начали тренироваться в сборной Союза, я видел, как он профессионально рос, как стал чемпионом. В 1988-м выиграл Олимпийские игры в Сеуле. Мне тогда было 18 лет, а он уже стал чемпионом.

Что могу сказать? Общение у нас было нормальное, как с основным соперником. Мы ведь часто вместе тренировались, выступали, а тогда уровень подготовки был очень высокий. В 91-м мы вместе готовились к Спартакиаде народов, в Москве, вместе выступали, Я боролся с ним в финале за итоговое первое место. Схватка была очень напряженная. Мы тогда были примерно на одном уровне. А в 92-м мы уже проходили подготовку к Олимпийским играм в Барселоне. Я был вторым номером в сборной. И если бы Карелин, не дай Бог, травмировался бы, я мог бы иметь шанс быть первым.

Начиная с 1993 года уже в составе сборной Молдовы я два раза боролся на чемпионате Европы в одной подгруппе с Карелиным и два раза с ним боролся в финале чемпионата мира. В 1996 году я участвовал в Олимпийский играх в Атланте. После жеребьевки я попал с Карелиным в одну подгруппу. Мы боролись во второй схватке. В первом периоде борьба была равная, меня несколько раз ставили в партер, Карелин ничего не смог сделать. Первый период закончился со счетом ноль-ноль. Во втором периоде схема судейства не изменилась, при равной борьбе меня ставили в партер, уже в конце схватки поставили в партер и Карелина.

После свистка арбитра и начала борьбы в партере мне удалось взять захват и оторвать Карелина от ковра. Но плотно захват взять не получилось. Понимая, что это единственный шанс на победу я решил провести прием, прием не получился, был срыв, но судья почитал иначе и дал Карелину два балла. Так поединок и закончился победой Карелина.

Мне оставалось бороться только за бронзовую медаль. Для этого мне понадобилось выиграть две схватки, в том числе у призера Олимпийских игр из Швеции. За бронзу мне противостоял серьезный соперник, призер чемпионата Европы и мира Петр Каток из Украины, которому я проиграл на Европе 1996г. Мне удалось одержать победу со счетом один-ноль и занять третье место.

Не могу сказать, что с Карелиным мы были особо близкими друзьями. У каждого свой характер. Но когда встречаемся на соревнованиях, чемпионатах мира или Европы – общаемся, разговариваем, вспоминаем былое. Так что у нас нормальные человеческие отношения.

После триумфа 1996 года на родине вы решили покинуть Молдову и некоторое время выступали за сборную Болгарии. Это решение было воспринято болельщиками и спортивными властями как большая потеря для молдавского спорта. С чем оно было связано? Пресловутый «синдром девяностых» - безденежье и отсутствие перспектив или нечто иное?

Все началось с того, что после Олимпиады проводился кубок Мира среди клубных команд. И спонсор клуба из Софии «Славия Литекс» Гриша Ганчев пригласил меня выступать за их клуб и помочь ему попасть в финал. И сразу после Олимпийских игр, практически не отдыхая, я выступал за них. Провел пять-шесть встреч, и в финале наш клуб дважды встретился с московским клубом. По результатам этих двух встреч болгары проиграли, но тем не менее, второе место – это был высокий уровень, и они были довольны, что пригласили меня, и что я своим участием помог им занять достойное второе место.

После этого они предложили мне выступать на их сборную. У них тогда был спад, нужна была «свежая кровь». А благодаря тому, что позвали меня, им удалось заполучить еще одного хорошего спортсмена, - олимпийского чемпиона из Армении Армена Назаряна . И за несколько лет в основном мы с ним и давали результаты. Он стал олимпийским чемпионом, я – чемпионом Европы, выступая за Болгарию. Так что мы свою задачу выполнили – подняли уровень болгарской борьбы.

Но условия для работы обеспечивал нам не столько сам клуб, не руководство Федерации борьбы Болгарии, сколько спонсор. Спонсор вел со мной переговоры, спонсор обещал создать все условия, включая квартиру, машину и хорошую зарплату,

Я согласился на их предложение еще и потому, что здесь у меня после Олимпиады сложилась непонятная ситуация. Менялось руководство Министерства молодежи и спорта, да и вообще менялась жизнь. Было неясно – что дальше. Сами помните, в девяностые было не очень весело…А после такого предложения я решил, что надо попробовать.

Довольно успешно выступая за Болгарию, в 2008 году вы, тем не менее, вернулись, заявив, что хотите поехать на Олимпиаду под флагом Молдовы. Но в итоге в Пекине так и не выступили. Почему вернулись и почему не выступили? Что это за история?

На Олимпиаде в Греции я выступал за Болгарию и занял 8-е место. Как это получилось. У меня была схватка с американцем Рулоном Гарднером, который боролся с Карелиным в финале на Олимпиаде в Сиднее. У нас с ним счет был 1:1, но победу присудили ему.

Почему?

Потому что американец. Потому что олимпийский чемпион. Вот так бывает. В принципе, схватка была равная, но он потом пошел дальше и занял третье место. Мне за мое восьмое место спонсоры никаких премиальных не дали, просто пожали руку и сказали: «Молодец!». Я немного обиделся, поскольку считал, что сделал для Болгарии не так уж мало, и столько лет за нее успешно выступал, и чтобы мне теперь вот так вот...

Да и у спонсора изменилось отношение. Он уже больше внимания уделял футболу, а такой вид спорта как борьба отошел на второй план. Видя все это, я уже понял, что там вряд ли меня ждут какие-то блестящие перспективы. Да и возраст – 34 года – для спорта высоких достижений не совсем подходящий. К тому же поменялась весовая категория: была 130, стала 120 кг. Надо было согнать десяток килограмм, что было довольно сложновато.

Так что, как говорится, везде хорошо, а дома лучше. Вернулся в Молдову. Получил предложение побороться на Олимпиаде. Но не получилось уладить ни финансовые, ни организационные вопросы. А желание выступить под флагом Молдовы было! Но, видать, не судьба…

Даже в пик вашей спортивной карьеры вы практически не давали интервью молдавской прессе. Это скромность или что-то другое?

Дело в том, что журналисты, как правило, спрашивают о тех вещах, которые интересны им, но не спрашивают о том, что интересно самому спортсмену, что у него на душе.

Хорошо, а какие вопросы надо задавать, чтобы получить отклик и резонанс?

Допустим, спортсмена спрашивают – «Почему вы проиграли?» Но никто не спрашивает – «А как вы себя чувствовали в тот момент? Какое у вас было эмоциональное состояние? Может быть, были семейные или другие проблемы?». Это никого не интересует. Для журналистов спорт – это только выиграл или проиграл. А что происходит с этим спортсменом, что у него внутри… От него требуются только результаты. А если ты проявил слабость – никто тебя жалеть не будет.

Да, в этом смысле мир жесток, и не только по отношению к спортсменам. Поверьте, иногда и журналистам приходится нелегко… А у вас есть своя методика, как справляться с проигрышем – и не только в спорте? Как выходить из кризисной ситуации?

Я все попускал через себя и сначала очень сильно переживал. Для меня проигрыш был равносилен концу света. Потом, со временем, начал понимать, что любой проигрыш дает тебе какой-то урок. Надо проанализировать: какие были ошибки? Почему ты их допустил? Чтобы в дальнейшем их не повторять, исправить свои ошибки и выиграть. Надо понимать, что проигрыш так же важен, как и победа. Те, кто проигрывал, потом могут достичь гораздо больших результатов, чем те, кто шел от победы к победе, чувствуя себя самым великим, а потом – сломаться.

Давайте поговорим про вашу нынешнюю работу. Сейчас вы занимаетесь тренерской работой в Республиканском спортивном лицее-интернате. Нравится работа?

Не всякий спортсмен может стать тренером. Но мы с моими мальчишками находим общий язык. Тренирую с 5-го по 12-й класс. Со старшими легче. Им лучше можно объяснить, что от них требуется. Маленьким приходится два, а то и три раза повторять. Так что немного сложнее. Но вообще ребята хорошие.

И мне очень приятно, что я могу передать свой опыт, ведь я столько знаю, видел, как тренируются и выступают выдающиеся спортсмены мира. И, конечно, все это хочется передать молодому поколению, чтобы оно тоже достигло серьезных результатов. Вот у нас тренировался парень, Александрин Гуцу, пришел к нам еще маленьким, в пятом классе. Я тогда говорил, как обычно говорю своим подопечным: «Ребята, надо настраиваться на Олимпийские игры! Ставьте перед собой большие цели. Да, сейчас вы только начинаете, но нет ничего невозможного!»

Я недавно посмотрел видео, посвященное 40-летию того, как через Молдову проносили Олимпийский огонь. Я раньше многого из увиденного не знал. И мне очень понравилось. Такое яркое красивое зрелище – народ с цветами, ликование, лучшие люди Молдовы встречали тех, кто нес факел. Тогда, после Олимпиады-80 мама купила открытки с изображениями разных видов спорта, и на каждой была символика Олимпиады. И вот тогда я смотрела на эти пять колец, и может быть, именно тогда мне подсознательно и захотелось попасть на Олимпиаду, участвовать, занять призовое место…

Так вот, сейчас я пацанам говорю: «Ставьте себе целью попасть на Олимпиаду». И вот этот Александрин Гуцу, тогдашний пятиклассник, слушал-слушал, тренировался-тренировался. И что вы думаете? Вот были юношеские Олимпийские игры, и он становится чемпионом!

Сейчас вы сами растите из мальчишек будущих чемпионов, а кто был вашим наставником? Как вообще вы пришли в спорт?

Сначала мама отвела меня на спортивную гимнастику. Но через какое-то время мне тренер сказал, что я немного тяжеловат для гимнастики. Хотя этим занятиям я благодарен – гимнастика мне дала хорошую растяжку.

Потом в 13-ую школу, где я учился, пришел молодой тренер, Георгий Геннадьевич Бондарь, и набирал ребят на греко-римскую борьбу. Не зная, что это такое, не имея никакого представления об этом виде спорта, я пошел в секцию. Просто пришел в зал и остался. Понравилось. Георгий Геннадьевич был моим первым тренером, и много лет меня тренировал, ездил со мной на соревнования, довел меня до определенного уровня.

Потом моим тренером был Александр Михайлович Козырь. Он приехал из России, это был тренер мирового уровня. Под его руководством я и достиг высокого результата . Он подготовил меня к Олимпийским играм , ездил со мной в Атланту. Он очень помог мне, чтобы я занял третье место. Хочется отметить болгарского тренера, который после моего переезда в Болгарию помог адаптироваться, влиться в коллектив подготовиться и занять первое место на Европе, - это Братан Ценов.

Мне очень нравится фильм «Легенда № 17», который снял наш земляк Николай Лебедев. Это фильм о выдающемся хоккеисте Валерии Харламове. Но фильм не просто про хоккей, он про то, что можно быть талантливым спортсменом, и таких много. Но чтобы стать первым, лучшим, выдающимся, нужно прикладывать сверхусилия и многим жертвовать. Чем приходилось жертвовать вам?

Во-первых, свободным временем. Постоянные тренировки, постоянные сборы, поездки, соревнования. Не принадлежишь себе. И семья, конечно, страдала. Родных видишь реже, чем хочется. А в сборной Союза нас, конечно, готовили очень тщательно. Кто-то может сказать, что была слишком строгая дисциплина, слишком много ограничений. Но для результата это было очень хорошо!

Сейчас люди тренируются по-другому. Они относятся к спорту, как к шоу, как к коммерческому проекту, на котором можно заработать. Важно, не кто лучше, а кто эффектнее выглядит, кто организует мощную пиар-кампанию. В таких условиях показать по-настоящему хорошие результаты гораздо труднее.

Борьба, будь то вольная или классическая, всегда была своего рода стратегическим видом спорта в Молдове. Как вы оцениваете перспективы ее развития на сегодняшний день?

Что касается вольной борьбы, то у нас уже есть участник Олимпийских игр – Анастасия Никита. Чемпионка Европы 2020 Ещё одна выпускница республиканского спортивного лицея интерната. Искренне желаю ей показать в Токио наилучший результат

По греко-римской борьбе у нас еще нет участника. Его вообще не было долгое время – не знаю, с чем это связано. Но, надеюсь, хотя бы сейчас удастся его определить. Впереди – два турнира, и у нас есть два серьезных претендента, это Виктор Чебану и Даниел Катарага, которые могут показать хорошие результаты и попасть на Олимпиаду.

До 2014 года у нас было некоторое затишье: в основном были результаты по кадетам, по молодежи. А после 2014-го у нас появились результаты по взрослым: Дониор Исламов, двукратный призер чемионата Европы, Даниел Катарага, призер чемпионатов Европы и мира, Виктор Чебану, призер чемпионатов Европы, мира, Европейских Олимпийских игр, в 2019 стал чемпионом Европы. Они сейчас вообще подняли греко-римскую борьбу на высокий уровень.

Так что талантливые борцы есть, и перспективы просматриваются.

Как вы наверное знаете, в Ставченах скоро закончится строительство крупного спорткомплекса, так называемой «Кишиневской арены». На ваш взгляд, это способно вывести наш спорт на новый уровень? Или это больше имеет отношения к коммерции, чем к спорту?

Пока непонятно, сколько это будет стоить, и как это будет выглядеть. Но вроде бы должно получиться красиво.

В самом начале, когда строительство началось, мне, как и многим другим молдавским спортсменам, предложили рекламировать «Кишиневскую арену». Я понимал, что это скорее коммерческий проект, но я также понимал, что она нам нужна. Потому что, например, в этом году в Молдове было запланировано проведение чемпионата Европы по кадетам. Приезжал представитель Международной федерации борьбы, оговаривали сроки. Но из-за того, что у нас не было необходимой инфраструктуры, зала международного уровня, то в результате ничего не получилось.

Если бы раньше был построен такой зал, то естественно, у нас можно было бы проводить мероприятия на самом высоком уровне. Провести в Кишиневе чемпионат Европы по кадетам – это не только престижно, это возможность для развития спорта в стране. Так что будем ждать открытия «Кишиневской арены» и надеемся, что с ее появлением начнется лучший этап.

Спорт и политика – как они взаимосвязаны? Мешает ли спорту политический оттенок? Как вы могли бы прокомментировать знаменитый допинговый скандал, когда сборная России не была допущена на Олимпиаду 2018 года?

Скажу так. Еще со времен Советского Союза, всегда, когда мы выступали, к нам относились с опаской - настолько сборная СССР была сильной, непобедимой. А значит, ее надо как-то обыграть. Не получается спортивным способом, мастерством – значит, хитростью. Когда распался Советский Союз, все разъехались по своим странам и выступают отдельно. Но на олимпиадах команда СНГ опять занимала самые высокие места – спортсмены, воспитанные в советской сборной, все равно оставались очень сильными.

Россия также не растеряла свое спортивное мастерство. Вот и думают – как ее обыграть? Какие правила придумать, какие условия выдвинуть, чтобы она не смогла победить? То одно придумают, то другое. Я думаю, что тот скандал, о котором вы говорите – это именно боязнь того, что сборная России настолько сильная, что ее надо как-то нейтрализовать.

Я смотрю на это, и очень понимаю чувства российских спортсменов – ведь люди четыре года готовились к Олимпиаде, а порой это подготовка всей жизни, высока цель, которой подчинено все. И тут – такой чудовищный итог. Их просто не пустили.

У вас семья, дочь школьница. Как вы ее воспитываете? Какие навыки один из сильнейших борцов страны может передать хрупкой маленькой девочке?

Ну, десть лет – не такая уж маленькая. Учится в лицее им. Греку, ходит в хореографический класс. Я ей неоднократно предлагал – давай, займись спортом. Тем более, что она очень хорошо бегает. Но ей пока больше нравятся танцы. Ну, пусть, танцы - это гибкость, это хорошая осанка. В любом случае, это лучше, чем бесконечно сидеть в телефоне, в компьютере.

А качества, которые я могу ей передать, это спортивный режим, чувство ответственности. Духовность тоже прививаю, хожу с ней в церковь. Это тоже, я думаю, немаловажно, чтобы она с детства была приобщена к Богу. Вера помогает во всем – даже спортсмену легче перенести душевные состояния после проигрыша, справиться с психологической травмой. Да и в обычной жизни вера - это такая опора, которая придает нашему существованию совсем иной смысл.

Вопросы задавала Светлана Деревщикова

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load