COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

«С барского плеча». Как делать бизнес под видом заботы о народе

«С барского плеча». Как делать бизнес под видом заботы о народе

В прессе, лояльной к сбежавшему из Республики Молдова бизнесмену Илану Шору, без конца только и слышно, какой он благодетель, как (даже, несмотря на то, что является одним из фигурантов уголовного дела по краже миллиарда евро из банковский системы страны) заботится о народе, открывает для них социальные магазины и продаёт там товары первой необходимости со скидкой аж... в 5%.

Ах да, бывают редкие периоды, когда эти продукты дешевеют якобы и на 15-20%. На самом ли деле в сети социальных магазинов MeriŞOR, даже в названии которой фигурирует имя их основателя, такие ощутимые скидки, что позволяет пенсионерам и другим категориям социально незащищённых граждан выжить на их небольшие пенсии? И неужели они созданы исключительно для поддержки малоимущих, даже в ущерб бизнес-интересам?

Программа партии


На сайте Партии ШОР открытие социальных магазинов выделено в отдельную программу. Как следует из информации, описывающей проект, услугами этих торговых точек могут пользоваться пенсионеры, ветераны, люди с особыми потребностями и нуждающиеся. Но, как выясняется, купить продукты может не каждый, а только учтённый партией социально незащищённый гражданин молдавского общества.

Чтобы получить доступ к товарам в этом соцмагазине, недостаточно зайти туда с соответствующим удостоверением ветерана, пенсионера или лица с ограниченными возможностями и предъявить его продавцу. Необходимо ещё зарегистрироваться и получить членскую карточку с соответствующей символикой партии, возглавляемой Иланом Шором.

Если верить самой свежей информации, распространяемой периодическим изданием Партии ШОР «Для народа», за пять лет, минувших с момента открытия в 2015 году первого социального магазина, по всей стране запустили около 130 таких торговых точек и мобильных пунктов. И опять же, по утверждению этой же газеты, услугами данных магазинов якобы пользуются более 300 тыс. человек, относящихся к числу социально уязвимых. То есть, получается, что почти половина малоимущих граждан страны выживают только потому, что их якобы «облагодетельствовали» продуктами со скидкой в 5%.

И, конечно же, здесь же в материале в подтверждение слов «благодетеля» приводится несколько мнений - пенсионера, какой-то жительницы Оргеева многодетной матери Марии М., лица с ограниченными возможностями по имени Ион, - которым якобы хватает пенсии только потому, что они покупают продукты в этих самых соцмагазинах MeriŞOR.

Читаешь эти мнения и понимаешь, что автор у них один – сам журналист. «Мы едва справляемся с расходами. Мы не можем позволить себе даже самое необходимое для детей. Наше единственное спасение - в социальных магазинах. Здесь мы покупаем продукты первой необходимости дешевле, чем везде. В основном всё, что нам нужно для питания и для дома, мы берём в местном социальном магазине. Это единственный способ выжить. Я не знаю, что бы мы делали, если бы ни они», - это якобы говорит многодетная Мария М. «По сути, государство приговорило меня к голодной смерти. Для таких людей, как я, открытие социальных магазинов стало глотком свежего воздуха», - вторит многодетной Марии инвалид Ион. «Спасибо, что оставили эти социальные магазины для нас», - в тему подпевает безымянная жительница Оргеева. «Большое спасибо за заботу о нас. Иначе с нашими пенсиями мы бы не смогли выжить. Это такая удача, этот магазин просто спасает меня. Я купил здесь две буханки хлеба, булочку и литр молока всего за десять леев», - приводятся слова благодарного пенсионера.

С пенсионером, который за 10 леев купил себе такой набор продуктов, журналист явно перегнул. Даже если предположить, что хлеб по 2 лея (о нём, как о главном достижении этой торговой сети, упоминается во всех пресс-релизах политформирования и в речах его лидера) в соцмагазине можно найти в любое время его работы, что маловероятно, то молоко по 5 леев за литр – это перебор. Таких цен просто не бывает. Разве что за просроченное или с истекающим сроком годности.

Если не ценой, то качеством?

На самом деле, если даже и есть разница в ценах на продукты, предлагаемые в социальных магазинах, то она не такая ощутимая, чтобы малоимущий, получающий небольшую пенсию, реально смог за счёт этой скидки выжить.

Уже не одно средство массовой информации анализировало цены на продукты первой необходимости и другие товары, которые продаются в сети MeriŞOR. Так, журналисты издания ZdG ещё в 2017 году пришли к выводу, что «социальные» продукты в этой сети дороже, чем на рынке. Они тщательно изучили все цены на продукты в тот период и убедились, что людей вводят в заблуждение. «За исключением хлеба, однако, продукты, которые значительно дешевле, чем в других магазинах или на рынке, можно пересчитать на пальцах, в то время как цена на большинство продуктов сопоставима с рыночной, разница в цене часто незначительная», - заключает автор материала.

На просьбу журналиста объяснить, с чем всё-таки связана эта разница в ценах, давались просто смешные ответы. Так, на вопрос, почему в соцмагазине сахар, который выставлен в мешках и упаковывается на месте в пакеты по 1 кг, продаётся по 14,40 леев, в то время как на Центральном рынке в Кишинёве аналогичный товар можно купить за 14,25 леев, был дан ответ: «У нас консистенция сахарозы выше, чем у других производителей. Это тоже много значит». А на другие товары, как следовало из объяснений представителей пресс-службы политформирования, разница возникала по причине «качества продуктов, их способа хранения и других норм, которые нарушаются экономическими агентами, торгующими на рынке».

То есть, людей сначала уверяли, что в соцмагазинах дешевле, чем в других торговых точках, но, когда стало понятно, что это не совсем так, объяснили более высокие цены лучшим качеством продукции. А всё остальное, что продаётся за пределами этой торговой сети, получается, без какой-либо экспертизы было автоматически отнесено к некачественной.

Такая же картина с ценами наблюдается в этих «социальных» торговых точках и сегодня. Ознакомившись с ценниками, автор этих строк с уверенностью может сказать, что покупает в разных магазинах продукты дешевле. Один пожилой знакомый, проживающий на юге страны, заходит в торговую точку своего населённого пункта за сладкими сырками. Мол, раньше они продавались в обычном магазине, а потом их перестали туда завозить. В MeriŞOR они на 30 банов дороже, чем были в той торговой точке, но знакомый их всё равно берёт, так как они ему нравятся. На просьбу рассказать, насколько цены разнятся с соседним, не социальным магазином, и что он там ещё покупает, он ответил, что ничего не покупает, так как для этого нужна членская карточка. А согласиться зарегистрироваться для её получения и покупать продукты со скидкой, значит, автоматически стать членом этой партии, убеждён пенсионер, чего он категорически делать не собирается.

- Я сделал недавно выборку, сравнив цены в обычном и социальном магазине, и убедился, что никаких огромных скидок в последнем нет, - делится своими выводами собеседник. – Они говорят, что продаётся хлеб по 2 лея. Мне такой не попадался. Возможно из-за того, что привозят небольшую партию и её быстро разбирают. Самый дешёвый, который можно там найти, - кукурузный по 3.30 лея. Да, молоко, оказалось на 15 банов дешевле. Но насколько нас, пенсионеров, эти 15 банов спасут? И кто из пенсионеров пьёт столько молока, чтобы мы сэкономили на нём большую сумму? Да, есть в социальном магазине сосиски за 40 леев, пельмени за 27 леев, я, хоть и без скидок, купил как-то на пробу и то, и другое. Мне было интересно, какого вкуса эти продукты, сделанные якобы с мясом. Сосиски были очень солёными и с большим количеством специй. Пельмени на вкус оказались неплохими. Но я могу предположить, из каких они ингредиентов, ведь у нас цены на мясо достаточно высокие, поэтому наличие настоящего мяса, а не шкурок, сала, обрезков, не может продаваться так дёшево, при всём желании предпринимателя помочь людям. Из колбас ни разу ничего не брал, так как там нет продукции ни одного известного мне крупного молдавского производителя мясных и колбасных изделий. Насколько я осведомлён, товар привозят прямиком из Оргеева. Видимо, своё производство там, которое и обеспечивает всю сеть продукцией.

Из разговора с этим пожилым мужчиной также выяснилось, что многие пенсионеры, особенно женщины, на все лады расхваливают лидера Партии ШОР так как он, особенно в предвыборные периоды, организует различные мероприятия для людей старшего возраста, где раздаёт по бутылке шампанского, по коробке конфет по случаю какого-нибудь праздника. Так как все данные пенсионеров, зарегистрированных для получения членской карточки, в базе данных политформирования есть, то практикуется и такой вариант приручения женщин третьего возраста, зачастую лишённых заботы и внимания окружающих, как вручение букета цветов и бутылки шампанского в день рождения.

О том, что многие пожилые женщины готовы оправдать и поддержать соучастника кражи миллиарда евро из банков Молдовы, удалось убедиться лично. Недавно стала

свидетелем разговора молодого руководителя и её подчинённой - женщины старшего возраста. Они спорили по поводу того, благодетель Илан Шор или вор. Молодая женщина говорила, что у этого предпринимателя нет ничего общего с благотворителями, а её сотрудница была убеждена в обратном. «Ну, как он может быть благодетелем, если украл у всех, в том числе и у вас, деньги?» - не успокаивалась директор. Ответ подчинённой её сильно удивил: «Ну, он же делится, вкладывая эти деньги в развитие инфраструктуры, в подарки малоимущим, в открытие социальных магазинов». «Это всё равно, что я бы себе присваивала вашу зарплату, а периодически дарила бы то килограмм сахара, то бутылку шампанского, то пакет какой-то самой дешёвой крупы, но вы же на меня за это рассердились бы, ещё бы и в суд подали, не так ли?», - пыталась втолковать представительница младшего поколения старшей по возрасту сотруднице. Но это было бесполезно. Пример женского электората старшего возраста, участвующего в акциях протеста от Партии ШОР, - тому подтверждение.

Не затратный метод «партийной работы»

Вопросом о том, социальные магазины – это реальная помощь малоимущим или ячейки партии, пару лет назад задавались и журналисты газеты «Молдавские ведомости». В июне 2018 года в аналитическом материале этого периодического издания «Паутина Шора: магазины, как ячейки партии», авторы отмечают, что база данных избирателей партии Шора формируется не в её территориальных организациях, а в сети социальных магазинов. «Имея конкретные адреса, можно делать почтовую рассылку, обзванивать клиентов по телефону, приглашать на митинги... Главный метод пропагандистского воздействия – продовольственная корзина от Шора. Легко сравнить затраты на содержание территориальной партийной организации и на содержание социального магазина. В первом случае партия тратится на зарплаты, транспортные, канцелярские и прочие расходы, но ощутимых политических дивидендов может и не получить. Во втором имеет и политическую, и финансовую прибыль – и никаких убытков. Выгода очевидна. Всё это хорошо рассчитал Илан Шор, который изобрёл и поставил на поток незатратный метод «партийной работы», - написано в материале.

Хоть Илан Шор и вещает из-за границы, что открывает социальные магазины только потому, что думает о народе, но на самом деле факты говорят о тесной их привязке к делам партийным, как заметили коллеги из «МВ». Вспомнить хотя бы случай с Тараклией. Как Партия ШОР окучивала этот город: вот вам социальный магазин, а вот ещё и «ОрхейЛэнд». Якобы всё для блага малоимущих, многодетных. Но как только на парламентских выборах в феврале 2019 года кандидат от Партии ШОР по одномандатному округу потерпел поражение, а само политформирование набрало менее 7% голосов избирателей, буквально на второй день и аттракционы свернули, и магазин закрыли. Тогда ещё экс-кандидат в депутаты Вячеслав Кунев, опубликовав на своей странице в Фейсбуке фотографии демонтажа «ОрхейЛэнда» и закрытый соцмагазин прокомментировал: «Как я и говорил, в полночь карета превратилась в тыкву. На первом фото — закрытый социальный магазин. На второй — сворачивающийся ТараклияЛенд».

Социальные магазины в мае 2019 года оказались в центре скандала, разгоревшегося на уровне властей сельских населённых пунктов нескольких районов. Следует отметить, что помимо торговых точек MeriŞOR, размещённых в стационарных помещениях, продуктовые и промышленные товары реализуются и «с колёс». По сельским населённым пунктам Молдовы разъезжают передвижные автолавки, предлагающие людям продукты питания и моющие средства. В начале мая 2019 года Партия ШОР сообщила о временном прекращении продажи с колёс, назвав в качестве причины – высокие местные сборы (больше 50 тыс. в год), установленные сельскими советами ряда населённых пунктов Каларашского, Криулянского, Теленештского и Единецкого районов. Как выяснилось, местные власти решили обложить налогами автолавки, которые приезжали в сёла, составляя конкуренцию местным магазинам.

Тогда newsmaker.md опросил всех примаров сельских населённых пунктов, которые фигурировали в пресс-релизе политформирования как установившие якобы непомерные сборы. Из разговора с примарами этих сёл выяснилось, что сельские советы установили эти сборы для приезжающих к ним автолавок, чтобы все торговые точки были в одинаковых условиях, то есть платили налоги. А так как у автолавок выручки большие, то и налоги у них должны быть повыше, чем у местных торговых точек, решили на местах.

Вместе с тем, все примары в один голос заявили, что хоть сбор и был установлен с начала года, на момент того скандала в мае к ним в бюджеты эти налоги не поступили. А один из руководителей сельской примэрии пожаловался, что автолавки «местным предпринимателям ставят палки в колёса. Они говорят, что магазины социальные, но там только хлеб подешевле». И получалось, что человек покупал хлеб, а заодно уже и другие продукты, которые в местных магазинах не дороже.

Собственно, местная власть имела полное право установить для приезжих автолавок налоговые сборы, учитывая, что населённые пункты живут и развиваются в основном на собранные внутри финансовые средства. Да и понятно всем, что политическая составляющая здесь играет не последнее место.

Себе – не в убыток

Но подойдём к рассмотрению этого вопроса с другой стороны. Предположим, что дела партийные здесь ни при чём, а человеком, участвовавшим в краже миллиарда, движет исключительно любовь к людям и желание им помочь, поэтому он снижает цены на все социально значимые товары. Возникает естественный вопрос: а что это за товары, которые назвали социально значимыми, как много их, что говорится по поводу наценки на них в молдавском законодательстве, «делают ли они погоду» доходам магазинов и может ли выжить бизнес, который всё время работает себе в убыток?

В Приложении к Положению о формировании продажных цен социально значимых товаров, утверждённому Постановлением правительства № 774 от 20 июня 2016 года «О продажных ценах социально значимых товаров» указывается, что в перечень этот входят: 1) хлеб весом до 600 г, 2) два калача до 330 г, 3) молоко коровье питьевое с содержанием жира до 2,5% включительно (за исключением ультрапастеризованного молока); 4) кефир с содержанием жира до 1,0% включительно; 5) творог коровий с содержанием жира до 5% включительно, без добавок; 6) сметана из коровьего молока с содержанием жира до 10% включительно; 7) масло из коровьего молока с содержанием жира до 79,0% включительно; 8) масло подсолнечное, за исключением масла дезодорированного; 9) мука пшеничная, за исключением муки из твёрдых сортов пшеницы; 10) рис, за исключением специального риса (басмати, жасмин, дикий, чёрный, красный, смешанный (многоцветный), карнароли, арборио); 11) гречка; 12) крупы, включительно манка и овсяные хлопья; 13) питание для младенцев и детей младшего возраста. Если коротко, то хлеб, молочка, крупы, мука и масло подсолнечное. На этом всё.

В п. 4 а) этого Положения говорится, что на внутреннем рынке социально значимые товары реализуются по закупочным/отпускным ценам с применением торговой надбавки, не превышающей 20%, за исключением хлеба и калачей, для которых применённая торговая надбавка не превышает 10%. В п. 4 б) узаконено, что социально значимые товары как импортные, так и отечественные, подлежащие переработке в коммерческих единицах, реализуются с применением совокупной торговой надбавки, которая не превышает 40% от закупочной/отпускной цены.

По мнению экономического аналитика Дмитрия Барбалата, подпункт б) п. 4 Постановления правительства № 774 от 20 июня 2016 года позволяет экономическим агентам осуществлять махинации и с этой немногочисленной группой социально значимых товаров. Если магазин закупает сахар или какие-то крупы оптом, в мешках, а потом сортирует по килограмму, то, исходя из коммерческой терминологии, происходит изменение торгового кода, то есть, товар был переработан. И в таких случаях торговые точки смело применяют торговую надбавку в 40% даже для социально значимых товаров.

Поэтому, как можно сделать вывод и после обсуждения данной темы с рядом других экспертов по вопросам экономики, в торговой сети MeriŞOR спокойно могут, сначала применив 40% надбавку, потом щедро её снизить и до 20% на все товары, не оставшись внакладе.

Экономический эксперт IDIS «Viitorul» Вячеслав Ионицэ в комментарии Noi.md заметил, что магазины в Молдове спокойно могут обеспечивать скидки на продукцию на 20-40% и в том случае, если она закупается большим оптом. Но вместе с тем эксперт заметил, что социальные магазины открываются не от доброты душевной предпринимателя Илана Шора.

- Социальные магазины Шора – это политический проект, - считает Вячеслав Ионицэ. - Его цель – не получить прибыль, а обеспечить работу сети, чтобы предлагать продукты по более низкой цене, но чтобы экономически при этом можно было выжить.

Как следовало из комментария экономического эксперта, социальные магазины могут делать выручку не обязательно на социально значимых товарах, которых не так много, а на остальной продукции, реализуемой через эту торговую сеть.

- В экономике есть такое понятие, как якорный продукт, - разъясняет эксперт Ионицэ. – Суть его заключается в том, что человек, пришедший в магазин за каким-то более дешёвым товаром, в придачу покупает и другие продукты, которые по цене могут незначительно отличаться от аналогичных в других торговых сетях.

Эксперт предполагает, что покупателей этим соцмагазинам в какой-то мере обеспечивает и психологический фактор.

- Многие малоимущие не могут преодолеть психологический барьер, чтобы зайти в супермаркет или гипермаркет, потому что им кажется, что там высокие цены на товары, - рассуждает Вячеслав Ионицэ. – Хотя зачастую происходит наоборот, в маленьких магазинчиках цены выше, чем в больших. Но людям комфортней покупать продукты в торговых точках у их подъездов или в передвижных машинах, чем заставлять себя заходить в супермаркеты.

Вариации на тему скидок

Эксперты, давшие нашему сайту комментарии на данную тему, выделяют несколько версий целесообразности и экономической выгоды деятельности торговой сети MeriŞOR. Есть версия, что это никакая не забота о людях, а игра в скидки, при которой делается вид, что бизнес социально ответственный, но не без ущерба для бизнеса. Одним словом, это политический пиар. Он, безусловно, не бесплатен для того, кто этот пиар осуществляет, но не так дорог, как если просто раздавать прохожим на улице, скажем, гречку.

Вторая версия перекликается с уже озвученной экспертом Вячеславом Ионицэ – об оптовой закупке. Для более яркого представления покажем это на примере той же гречки. Эти злаки у нас не выращивают, а импортируют. Предположим, что закупочная цена гречки - 5 леев за 1 килограмм, а в Молдове она уже стоит 9 леев, включая торговую наценку, упаковку, которые влекут за собой ценовые накрутки. В социальных магазинах эту крупу могут продавать по более низкой цене, допустим, по 7 леев, так как есть, куда убавлять, но при этом продавец не будет в любом случае в накладе, если учесть, что закупочная цена гречки не 9, а 5 леев.

Что касается цены на хлеб в 2 лея, эксперты выдвинули версию, что это может быть волевое решение лидера Партии ШОР. С учётом активности этого политформирования в конкретном районе нашей страны, аналитики предполагают, что существуют какие-то пекарни, которые продают хлеб по себестоимости или ниже её. Это когда покупается товар у производителей за счёт каких-то своих фондов ниже себестоимости. Но если не поддержать такие предприятия, не осуществлять финансовые вливания, они рано или поздно разорятся. В качестве примера можно вспомнить «Франзелуцу», которую в 2003-2004 году, в период засухи, когда был недостаток пшеницы, власти обязали продавать так называемый социальный хлеб. Продажа почти в течение года хлебных изделий себе в убыток привела к тому, что это предприятие из прибыльного превратилось в убыточное. Тогда государство думало не о госпредприятии, а о населении. Спустя время, оно, конечно, помогло «Франзелуце» восстановиться. Но это было потом. То есть, такие манипуляции, при которых товары продаются ниже себестоимости, убивают любой бизнес. Отсюда следует, что производство дешёвого хлеба для торговой сети MeriŞOR поддерживается из каких-то средств. Интересно, из каких?

По поводу дешёвых продуктов питания, таких, например, как сосиски за 40 леев, пельмени – за 27 (по членской карточке они вообще по 22 лея), у экспертов тоже есть своё объяснение. Они сходятся во мнении, что это может и не противоречить закону, потому что «качество товара определяет потребитель». Задача производителя расписать правдиво на этикетке все входящие в состав продукта ингредиенты, а уже выбор потребителя после того, как он ознакомится с информацией, употреблять ему это в пищу или нет. А потребитель должен прочесть этикетку, быть умным и понять, что не могут ни настоящие пельмени, ни сосиски, если они действительно из мяса, быть такими дешёвыми.

Шор – не Робин Гуд!

Обман покупателей социальных магазинов волнует и представителей законодательного органа страны. 19 мая, буквально на следующий день после того, как генеральный прокурор Молдовы Александр Стояногло назвал настоящих бенефициаров кражи миллиарда евро из банковской системы страны, народный избранник от Партии социалистов Владимир Односталко направил в его адрес депутатский запрос, чтобы получить ответ на важный вопрос – на какие деньги открываются социальные магазины?

На своей странице в Фейсбуке избранник народа написал: «В свете заявлений генерального прокурора об имеющихся у прокуратуры неопровержимых доказательствах соорганизации кражи миллиардов из государственного банка, подготовил запрос в Генеральную прокуратуру с просьбой разъяснить, использовались ли деньги, украденные Шором, для организации «электорального инструмента» - социальные магазины? Гражданин Шор и его компаньоны (партийцы) при каждом случае преподносят эти магазины как манну небесную для пенсионеров Молдовы. Исходя из астрономических сумм, выведенных из банков гражданином Шором, можно предположить, что деньги, украденные у всех граждан страны, использовались для организации, в том числе и коммерческой сети – социальные магазины. То есть, Шор – не Робин Гуд, он эти деньги не раздавал! … Он продавал и продаёт продукты (не в ущерб себе, нарциссу) пенсионерам и инвалидам, которых своими преступными действиями довёл до нищеты».

Ждём ответа из Генеральной прокуратуры. Но и без него понятно, что социальные магазины придуманы для того, чтобы приносить политические дивиденды их инициаторам. А способов, как и партию собрать, и бизнес не потерять, всегда найдётся много.

Ну и в завершение, приводим мнения пользователей Фейсбука под разными постами, в которых обсуждалась тема открытия социальных магазинов в Молдове.

Иван Юрчишин: «Умные люди помнят и понимают, что до того, как Шора взяли, никакой благотворительностью он не занимался, а начал открывать магазинчики после того, как против него завели уголовное дело, посадили под домашний арест. И тогда он сделал ход конём: выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Оргеева, так как это был единственный способ на данный момент избежать пока суда над ним и закрытия. И он открыл магазинчики, ОрхейЛэнд, своим агитаторам - пенсионерам за пропаганду его партии платил по 500 леев в месяц. И всё это - за украденные деньги народа. А некоторые люди повелись».

Антон М.: «Наглядное пособие по тому, как украсть миллиард и кидать малоимущим дешевый хлеб, одновременно преподнося это как милость с барского плеча!»

Ирина Петровна С.: «Стоимость товаров выше, чем на рынке, кроме прославленного хлеба, который разбирают за 10 минут. Небольшая партия такого хлеба на 10 минут в день и есть вся помощь неимущим? Это бизнес Шора под эгидой помощи неимущим. Перед парламентскими выборами стали поздравлять пенсионеров с днём рождения и привозить сладкие подарки в фирменной упаковке его партии».

С. Ропот: «А что дешевле в этих социальных магазинах? Только хлеб. Все остальные товары разнятся в цене на пару банов, а некоторые даже дороже чем в супермаркетах.
Макароны одной марки и одинакового веса стоят даже дороже, чем в Линелле. Недавно Шор сказал, что всё подешевело, это лукавство. Наоборот многое подорожало - мороженое, томатная паста, масло растительное и сливочное».

Светлана Алексеевна: «Покупатели возмущены обманом, ценами и продавщицами-грубиянками. Работают не спеша, а покупателей дёргают и подгоняют. Ценники написаны мелко, не видно, а на многое товары упали куда-то».

Наталья Русу: «Давно пора проверить эти магазины, которые имеют цель подкупить пожилых людей. Качество продукции ужасное. Особенно замороженные окорочка, рыба - сухая, колбасы с просроченным сроком. Более не менее молочка дешевле, но по сроку годности обычно остаётся один день. А пенсионеры глупые хвалят и не смотрят, что рядом в супермаркетах цены намного дешевле».

Лидия Чебан

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load