COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Русский язык: по законам или по понятиям?

Скоро наша страна будет отмечать праздник Limba noastră. И это прекрасно, что у молдавского языка есть свой праздник, когда можно еще раз вспомнить, сколько замечательных произведений было написано на этом языке, еще раз почувствовать, как он мелодичен, поговорить о том, что нужно сделать для его развития.

Но поскольку Молдова – страна многонациональная, то рядом с главным, государственным языком, как в большом букете, где каждый цветок является украшением и оттеняет и подчеркивает красоту других цветов, так же и у нас рядом с молдавским есть и другие языки и культуры.

Но как живут эти другие языки? Развиваются ли свободно и органично или что-то им в этом препятствует? После того, как два года назад КС признал Закон о функционировании языков на территории Республики Молдова устаревшим, а нового закона не появилось, статус языков народов, проживающих в Молдове, стал неопределенным.

Теперь - вне закона

4 июня 2018 года Конституционный суд Молдовы признал устаревшим закон «О функционировании языков на территории МССР», принятый 1 сентября 1989 года, согласно которому «русский язык, как язык межнационального общения СССР используется на территории республики наряду с молдавским языком в качестве языка межнационального общения». Тем самым судьи Конституционного суда сделали то, на что не решались молдавские политики в течение почти тридцати лет.


Теперь уже мало кто помнит, что до 1989 года русский язык наряду с молдавским исполнял функцию официального. С введением в действие упомянутого закона 1989 года единственным государственным языком стал молдавский. При этом закон о функционировании языков гарантировал использование языков других этнических групп, живущих на территории республики.

Русский язык по этому закону получил статус языка межнационального общения, что должно было обеспечить соблюдение прав русскоязычного населения республики. Гражданам предоставлялось право в отношениях с органами государственной власти выбирать молдавский или русский язык общения, госслужащих закон обязывал владеть обоими языками, а также закреплял право на обучение на молдавском и русском языках.

За прошедшие десятилетия закон о функционировании языков не претерпел значимых изменений - в него внесли всего три незначительные правки. За всю историю независимости ни один созыв молдавского парламента не решился внести коррективы в статус используемых в Молдове языков.

Сохранила статус-кво и принятая в 1994 году Конституция: необходимость сохранения закона о функционировании языков закрепили в тексте основного закона. И вот два с половиной десятилетия спустя Конституционный суд отменил один из старейший действующих законов за «ненадобностью».

«Устаревший закон. Это как? Этим вопросом, наверное, задавался каждый, кто следил за новостями из КС, - писало тогда издание NewsMaker. - Ни Конституция, ни Кодекс конституционной юрисдикции, ни Закон «О Конституционном суде» не предусматривают процедуры признания закона «устаревшим». А именно эти три закона определяют компетенцию Конституционного суда».

По закону «О законодательных актах», для освобождения законодательства от устаревших норм, положения закона можно признать утратившими силу, приняв другой закон той же или большей юридической силы. А принятие законов, как известно, относится к компетенции парламента.

В решении суда говорится, что оно «эквивалентно отмене» этого закона, при том, что КС не имеет полномочий отменять какие-либо положения законодательства.

Безусловно, закон 1989 года нуждался во внесении поправок и приведении в соответствие с высшим законом страны, но это вряд ли может служить основанием для признания его «бесполезным и устаревшим», тем более изобретенным в КС способом.

Устарел, но не совсем

Реакция на тогдашнее решение КС со стороны общества и части политического класса была достаточно болезненной. Президент страны Игорь Додон осудил его, назвав антинародным и антиконституционным. Он обратил внимание на то, что положения этого закона являются краеугольным камнем общенационального консенсуса в полиэтническом молдавском обществе. «Молдавский язык в качестве государственного и русский язык как язык межнационального общения — это та формула, на которой было построено здание молдавской государственности. Любые попытки разрушить этот исторический консенсус могут привести к самым непоправимым последствиям», — заявил Додон.

Он также подчеркнул, что этот закон продолжает действовать в нашей стране, и пообещал быть гарантом его «незыблемости». «Заверяю всех граждан Молдовы и наших международных партнеров: молдавский язык был и останется государственным языком в Республике Молдова, а русский — языком межнационального общения в нашей стране».

А руководитель информационно-аналитического правозащитного центра при Координационном совете организаций российских соотечественников Молдовы Михаил Сидоров сообщил тогда молдавской прессе, что вопреки появившимся спекуляциям, Закон о функционировании языков от 1989 года, будучи признан КС устаревшим, тем не менее, не теряет своей силы до тех пор, пока не будет принят новый аналогичный законопроект.

Через некоторое время сами конституционные судьи выступили с разъяснениями, которые на самом деле не проясняли, а еще больше запутывали дело. Так, в решении говорилось, что «официальный характер государственного языка Республики Молдова не исключает перевода нормативных документов, принятых или изданных центральными органами власти Республики Молдова, на другие языки, а также гарантирования государством права на обучение на русском языке, публикации нормативных актов, официальных заявлений и другой важной информации, а также названий учреждений и общественных мест на русском языке».

«С этой точки зрения тексты оспариваемых законов не предусматривают публикацию нормативных актов, осуществление образовательного процесса или публикацию названий учреждений и общественных мест исключительно на русском языке, а, в первую очередь, на румынском языке, русский язык является последующим», — отмечено в тексте решения.

То есть, по сути, русский язык хотя и перестал называться языком межнационального общения, но сохранил все его функции, только, выражаясь словами судей КС, называется «последующим после государственного».

Чем заполнить правовой вакуум?

Часть норм, закрепляющих статус русского языка и права русскоговорящих, перекочевали из ныне «устаревшего» закона 1989 года в другие нормативные акты. Поэтому по-прежнему можно будет обращаться в госорганы на русском языке. Государство, как и раньше, обязано предоставить гражданам возможность учиться на русском, а нормативные акты центральных властей по-прежнему будут переводить. А согласно закону «об утверждении Концепции национальной политики Республики Молдова», русский язык по-прежнему остается языком межнационального общения.

Частично компенсируют утерю прежнего языкового статуса еще несколько документов. Это принятый в 2001 году закон «О правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам и о правовом статусе их организаций», в статье 5 которого говорится, что «государство обязуется содействовать созданию необходимых условий для сохранения, развития и выражения этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности лиц, принадлежащим к национальным меньшинствам». Это также принятая правительством Стратегия по укреплению межэтнических отношений 2017-го.

Тем не менее, закон «О функционировании языков на территории Молдавской ССР», хоть и требовал серьезной доработки, но до сих пор оставался базовым, неприкасаемым и в какой-то мере символичным документом, устанавливающим основные принципы языковой политики в Молдове, обеспечивавшим в какой-то мере сохранение языкового и культурного разнообразия в стране. Теперь, когда этот документ признан «устаревшим», гораздо проще будет при наличии политической воли постепенно сокращать сферы использования русского и других языков, на которых говорят в Молдове.

Этим обстоятельством были обеспокоены участники масштабной конференции общественных организаций национальных меньшинств, прошедшей в феврале нынешнего года. Представители гражданского общества, эксперты в сфере межэтнических отношений и руководители нацобщин обсуждали проблемы законодательства Молдовы в области функционирования языков на территории республики.

Участники конференции говорили о том, что исторически сложилось так, что современная Молдова — многоязычное и многонациональное государство. Веками именно русский (славянский) язык был инструментом межэтнического общения, а в средние века и языком молдавской канцелярии, однако в последние годы его статус систематически подвергался нападкам по политическим причинам, из-за чего в первую очередь страдало население. В результате того, что закон 1989 года признан устаревшим, в законодательстве образовался вакуум, который необходимо заполнить, дабы обеспечить равные права представителям всех народностей, проживающим в Молдове.

«Вопросы защиты русского языка, безусловно, остаются актуальными сегодня в Республике Молдова. В первую очередь, потому что, несмотря на наличие многих структур, которые призваны защищать национальные меньшинства и сохранять межэтнический мир в РМ, проблемы, тем не менее, остаются, и они остаются острыми», - высказал свое мнение председатель Координационного совета российских соотечественников РМ Алексей Петрович.

Шла речь о необходимости возврата в правовое поле Закона о функционировании языков.

«Тут есть несколько вариантов. Тут действительно можно ставить вопрос о том, чтобы КС пересмотрел свое постановление от июня 2018-го года, и мы тогда возвращаем закон в правовое поле. Или же парламент принимает новый нормативный акт, в котором учитывает ряд положений предыдущего закона, который действовал. Мы будем на этом настаивать» - отметил эксперт в области прав человека и межэтнических отношений Михаил Сидоров.

Ещё один способ обеспечить равные права представителям всех народностей – ратификация Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств. Документ был подписан Молдовой, но так и не был ратифицирован парламентом, несмотря на то, что на этом неоднократно настаивали европейские структуры, в том числе Совет Европы и местные этнические сообщества.

По итогам конференции была единогласно принята резолюция, призывающая парламент обратить внимание на проблему функционирования языков в республике, а также рассмотреть возможность ратификации Европейской хартии языков и языков меньшинств.

Положить на язык

Один из самых авторитетных законников, экс-председатель Конституционного суда Молдовы Дмитрий Пулбере считает, что русский необходимо сохранить в качестве языка межнационального общения. «Я работал на юге Молдовы, там проживают в основном гагаузы и болгары. Гагаузы между собой общаются на гагаузском, с болгарами общаются на гагаузском или болгарском. Если знают. А если не знают — то единственное спасение — это русский язык для общения с другими нациями, — прокомментировал Пулбере свою точку зрения молдавским СМИ. - Практически все национальности, в своей массе, знают русский язык, поэтому он очень удобен для общения среди граждан, населяющих Молдову». Теперь дело за тем, чтобы действительно был принято новый закон о функционировании языков, и еще – чтобы он соблюдался на практике.

Пока же не всегда носители русского языка могут получить интересующую их информацию на родном языке, даже в госучреждениях. Самая остро обсуждаемая проблема – отсутствие вкладышей на лекарства на русском языке. А ведь это вопрос не праздный – речь идет о здоровье людей. Не всегда посетителям отвечают на русском в поликлиниках, магазинах, даже в некоторых службах такси исчезла услуга на русском для тех, кто обращался на этом языке. Большинство отечественных товаропроизводителей пишут названия своей продукции только на государственном языке – исключение составляют разве что товары, производимые в Гагаузии.

Показатель того, как можно оптимально наладить работу, демонстрирует мэрия Кишинева, самого многонационального города страны. Сайт мэрии, где можно ознакомиться с наиболее важной информацией о работе муниципальных служб ведется на двух языках, и сам Генеральный примар выступает также на двух языках (включая обращение к гражданам по случаю эпидемии коронавируса).

Очень корректную языковую политику ведет и администрация президента Игоря Додона – вся информация о деятельности главы государства оперативно переводится на русский язык.

Некоторое время назад (когда спикером парламента был Андиан Канду), сложилась и вовсе анекдотичная ситуация: сайт парламента Республики Молдова велся на молдавском, английском и французском языках. Но не на русском. Очевидно, по мнению прежнего руководства парламента, людей, читающих Шекспира и Бодлера в оригинале, в Молдове проживает больше, чем носителей языка Пушкина. А скорее всего – информация о принимаемых в Молдове законах была предназначена для внешних партнеров, но не для собственных граждан. То есть значительная часть граждан страны была лишена возможности знать, какие законы принимают избранные ими депутаты и как эти законы отразятся на их жизни. Сейчас это упущение исправлено – на сайте парламента помимо страниц на молдавском, английском и французском, появилась и страница на русском языке. Правда, перевод на ней представлен лишь частично – того, что касается общей информации (например, структуры или руководства законодательного органа). Законодательные акты и законопроекты по-прежнему можно прочитать лишь на государственном языке.

Однако в большинстве случаев тут дело не в намеренном игнорировании чьих-то интересов, а в отсутствии грамотных переводчиков. Очень нелегко подобрать квалифицированных сотрудников, одинаково хорошо владеющих обоими языками и способных точно и четко переводить документы, связанные с юридической и вообще специфической терминологией.

Поэтому, например, когда зимой-весной нынешнего года в Молдову пришла эпидемия коронавируса, Минздрав и Чрезвычайная комиссия общественного здоровья поначалу давал всю информацию только на государственном языке. И не потому, что специально не хотел, чтобы об опасности распространения инфекции и мерах по ее предупреждению не знали русскоговорящие жители страны – во-первых, просто некогда было, поскольку работали в режиме цейтнота, во-вторых, просто некому было организовать перевод. Тогда, по инициативе журналиста Елены Левицкой-Пахомовой была сформирована группа волонтеров – журналистов, юристов, общественных деятелей, которые в режиме нон-стоп переводили и распространяли в соцсетях все решения и распоряжения Минздрава и чрезвычайной комиссии.

Однако на одних волонтерах долго выезжать не удастся. Необходимо какое-то комплексное решение по подготовке переводчиков – как минимум специальные курсы, либо лингвистический центр, который оказывал бы переводческие услуги различным ведомствам.

Кристина Агату

(Окончание читайте 26.08.2020)

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load