COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 832 171  БОЛЬНЫХ 317 899(+1370)   ВЫЛЕЧИЛИСЬ 297 796     УМЕРЛО 7273(+32) Подробнее
Цены на топливо новостей: 196
Президент новостей: 2950
Власть новостей: 6736
ГМО и прививки новостей: 1237

Про “новую модель экономического развития”. Снова

2 авг. 10:00 (обновлено 2 авг. 18:00)   Аналитика
6038 2

Выступая перед новыми депутатами на учредительном заседании парламента XI созыва, президент Майя Санду заявила, что будущее правительство, которое появится очень скоро, должно построить новую модель экономического роста Молдовы.

Переосмысление этой самой модели, сказала глава государства, потребует усилий со стороны всех игроков, а также стратегических решений со стороны государства. Ну а пока стратегические решения ещё не придуманы, Майя Санду обратилась к молдавскому бизнесу с призывом “Давайте жить дружно!”. “Уважаемые деловые люди! Мы предлагаем вам честное партнёрство: уважительно относитесь к государству и гражданину, и к вам будут относиться так же”, - сказала она с парламентской трибуны.

В поисках новой модели

Сказать - проще, чем сделать. Официальный Кишинёв уже больше двух десятков лет пытается найти подходящую для страны нишу в мировом разделении труда и ту экономическую модель, которая могла бы стать основой будущего процветания Республики Молдова. Но все немногочисленные попытки что-то сделать в этом направлении, очень быстро сходили на нет. В том числе и стараниями западных партнёров.

Например, в конце 1990-х гг. в Молдове серьёзно обсуждалась идея превращения республики в офшорный центр. Причём звучала она на самом высоком уровне: в 1997 году на встрече с деловыми людьми эту мысль высказал президент Пётр Лучинский. В качестве примера для подражания предлагалось взять либо Кипр, где налог на прибыль для офшорных компаний составлял 4,25% (это уже после вступления острова в ЕС в 2004 году он поднялся до 10%), либо Ирландию (на тот момент признанный офшорный финансовый центр благодаря великолепному банковскому обслуживанию, отличной инфраструктуре, нулевой регистрационной пошлине для нерезидентов и полноправному членству в ЕС).


Впрочем, в то время идея “офшоризации” экономики бродила в умах не только молдавских руководителей - она была в тренде по всему региону. Тогда рынок офшорных услуг переживал настоящий бум: в середине 1990-х гг. до половины всего объема мировых валютных операций проходило через офшорные центры. Поэтому сначала Венгрия в 1994 году ввела у себя режим офшорной компании: налог на доходы здесь составлял всего 4% и представлял собой единственный налог с корпораций. Потом Румыния разработала свой законопроект о внедрении офшора, который предлагал установить налог на прибыль в 6% для нерезидентов и 4% на дивиденды, а регистрационную пошлину установить в размере 200 евро для коммерческих фирм и 3500 евро – для банков и страховых компаний.

В Молдове в то время тоже был разработан проект закона, позволяющий внедрить в стране элементы офшорного бизнеса. К сожалению, его подробности не известны. Автором документа стал председатель Высшего экономического совета при президенте Владимир Бабий. Но на его офшорной разработке пришлось поставить крест. По одной версии - из-за позиции МВФ и Всемирного банка. По другой - резко против “офшоризации” республики выступили американцы. В общем, офшорной зоны из Молдовы не получилось.

В 2004 году официальный Кишинёв предложил другую модель построения “новой молдавской экономики”. Летом 2004-го, выступая перед парламентом на закрытии очередной сессии, президент Владимир Воронин объявил о создании в Молдове особого налогового и регистрационного режима – своеобразного “налогового рая”, который послужит магнитом для инвестиций и станет скачком в “совершенно новое экономическое измерение”. Пожалуй, это была одна из самых удачных разработок властей в попытке построить новую модель молдавского экономического развития.

На первом этапе её внедрения правительство ввело регистрацию экономических агентов в “одном окне”, были в разы сокращены лицензионные виды деятельности, пресловутая “гильотина” отправила в утиль целый ряд законов, директив и постановлений, с помощью которых кормились чиновники. Одновременно была запущена реформа в науке и образовании. Ну а апогеем этой реформы стал так называемый “либеральный пакет” экономических инициатив 2007 года. Экономическое будущее страны было предложено строить революционными методами: через легализацию капитала (за 5% от заявленной суммы), списание всех долгов по налогам, накопившимся к началу 2007 года, и нулевую ставку налога на реинвестируемую прибыль, которая вступила в силу с 1 января 2008 года.

Власти надеялись, что легализация капитала принесёт в казну не менее 1 млрд. выведенных из тени леев. Списание долгов предприятий перед бюджетом в 2 млрд. леев “очистит” их. А нулевая ставка налога на прибыль будет способствовать их модернизации, экономическому росту и приходу в экономику инвестиций. Подводя итоги 2007 года, президент Воронин объявил, что Молдова находится на пороге инвестиционного бума. Но в 2008 году так некстати разразившийся мировой финансово-экономический кризис свёл все усилия официального Кишинёва по внедрению новой модели экономического роста на нет. А в 2012 году по настоянию МВФ находящийся у власти “Альянс за евроинтеграцию” отменил нулевую ставку налога на реинвестируемую прибыль. Проект “Налоговый рай” тоже не удался.

Среди других моделей построения “новой экономики”, предлагаемых в разные годы, были превращение Республики Молдова в “Силиконовую долину” Восточной Европы (такие предложения звучали на инвестфорумах в 2003-2004 гг. и власти, увлекшись идеей построения инновационного общества, в 2005-м, а потом 2010 году даже предоставили некоторые налоговые льготы для компаний, занимающихся разработкой программного обеспечения), а также идея объявить Молдову свободной экономической зоной между СНГ и ЕС.

Данную модель экономического роста уже много лет продвигает лидер СДПМ Виктор Шелин. Он считает, что “отмена налогов при импорте в страну и последующем реэкспорте импортных товаров превратит Республику Молдова в международный центр логистики грузов между ЕС и СНГ, а также грузов из Китая в ЕС и СНГ”. В итоге, уверен он, взаимные экономические интересы государств Евросоюза и СНГ на территории Молдовы “обеспечат политическую стабильность и равноудаленность от каждой из стран, пытающихся получить геополитический контроль над нашей страной”, и снимут геополитическое напряжение в регионе.

В следующий раз про построение “новой экономики” власти заговорили в мае 2018 года. Тогда, участвуя в общем собрании Национальной конфедерации патронатов Молдовы, премьер-министр Павел Филип пообещал более ста присутствующим на встрече бизнесменам, что в республике в ближайшее время будет создана “новая экономическая модель, основанная на импорте инвестиций и экспорте продукции”. И опять мимо.

И вот руководство страны вновь подняло вопрос о новой модели экономического роста, которую по поручению президента Майи Санду должно построить будущее правительство Натальи Гаврилицы.

Молдова в “окне возможностей”

Доктор экономики, директор Центра стратегических исследований и реформ (CISR) Галина Шеларь считает, что в постпандемическом мире у Республики Молдова появились определенные шансы на построение новой экономической модели. Главное - грамотно распорядится появившимися перспективами.

“С точки зрения построения - сейчас действительно то время, когда у нас появилось окно возможностей. Здесь я с Майей Санду абсолютно согласна. По одной простой причине: весь мир точно понимает, что то, как было до, условно говоря, 1 января 2020 года – так больше не будет. Того мира, к которому мы привыкли, его уже не будет. И иллюзий на этот счёт нет ни у кого. Но и понимания того, как выстраивать этот новый постковидный мир – его тоже пока ещё нет. Ответ на этот вопрос ищут все: ищет Международный валютный фонд, ищет Евросоюз, как интеграционное объединение, и каждая страна, как член этого объединения, ищут США, ищет Россия, ищет Китай, ищут все. А мы – нет”, - говорит эксперт.

Экономический аналитик Вячеслав Ионицэ считает, что этот поиск - вообще одна из главных задач будущего правительства, поскольку “если вы посмотрите по нашему экспорту и нашему развитию, вы увидите, что Молдова исчерпала свои возможности роста”.

Однако эксперты скептически смотрят на те ориентиры построения будущей модели “новой экономики”, которые указала в своём обращении к парламенту Майя Санду.

“Будущее правительство должно построить новую модель экономического роста для Молдовы, основанную на создании рабочих мест, экономической диверсификации, интеграции и устойчивом развитии, а также более справедливой фискальной политике”, - заявила президент, поручив будущему правительству разработать “эффективную политику реиндустриализации страны”.

“Первое, что не понимает Майя Санду и ее команда, что любое производство в экономической модели имеет смысл только в том случае, если есть кому продать, - говорит доктор экономики Михаил Пойсик. - Когда у нас говорят о реиндустриализации, новой индустриализации, открытии предприятий в каждом районе для создания новых рабочих мест или чтобы фермеры имели рынки сбыта для своей продукции, прежде всего надо ответить на вопрос – кому ты потом будешь продавать готовую продукцию этих предприятий и какая у тебя для этого создана база? А база сегодня у нас потеряна. Мы производили микропровод – американцы освоили это производство только через 15 лет, это была супертехнология. Где сейчас завод “Микропровод”? Но даже если восстановить – кому продавать?”, - задаётся вопросом эксперт.

Если говорить о западном векторе развития (а именно на него нацелена нынешняя партия власти) то, как отмечает Михаил Пойсик, мы технологически от Запада страшно отстали, сегодня наша продукция там неконкурентоспособна. Да и, по большому счёту, не пустят нас на этот рынок.

“Половина продукции, которую мы отправляем сегодня на запад, в Евросоюз прежде всего, это продукция из давальческого сырья. А из второй половины 2/3 это примитивное сырьё – пшеница фуражная, кукуруза, подсолнечник, орехи. Остается 1/6 часть из общего количества – это немножко вина, немножко сахара, подсолнечного масла, концентрированных соков – так, по мелочам. Но на этом мы экономику не построим. Да, это рабочие места, это экспорт, это важно, но это минимальная добавленная стоимость. Чтобы страна могла развиваться, нужен не просто экономический рост, он должен быть качественным, когда одновременно развиваются и производство, и образование, и наука. А у нас основная статья экспорта - продукция из давальческого сырья, здесь ни образование не нужно, ни наука. Чтобы шить по чужим лекалам трусы, резать кабель или выращивать фуражную пшеницу особого образования не нужно. Вот такая модель Запад как раз устраивает”, - говорит Михаил Пойсик.

По его словам, если мы действительно хотим в перспективе обеспечить качественный рост экономики, нужно наступить на горло своим идеологическим принципам и научиться маневрировать, пользуясь теми шансами, которые представляет, в том числе, глобальное противостояние.

“Россия сейчас под санкциями и эти санкции ужесточаются. И Россия заинтересована в том, чтобы размещать здесь производство, инвестировать сюда, чтобы под видом молдавской эта продукция уходила на Запад. И в этом отношении молодцы власти Гагаузии. Насколько я знаю, у них прорабатывался большой проект на 100 млн долларов по строительству завода светотехнических изделий. Этот проект предусматривает не только вложение денег в производство, но и обучение местной молодежи в России, чтобы они потом работали на этом производстве”, - говорит Михаил Пойсик.

В общем, резюмирует он, реиндустриализация Молдове, конечно, необходима, но начинать надо не с лозунгов, а с конкретных мер. Сначала нужно определиться с рынками, с инвесторами - как их завлечь, что мы будем производить, после чего – какие кадры под это будем готовить и как развивать науку. Кроме того, нужно быть готовым к тому, что это дело не одного дня и что этот процесс займёт как минимум десятилетие.

“Это возможно, но чтобы что-то создать – это уже поколение. Тем более что сегодня мир так быстро меняется, что подготовить того же инженера на учебниках, которые опубликованы даже в прошлом году, уже невозможно, поскольку они написаны на материалах 10-15-летней давности, и в них много чисто материального шума, но нет практического опыта. По-настоящему квалифицированные кадры сегодня невозможно подготовить в колледжах или вузах, их можно подготовить только на производстве. Недаром многие крупные компании, особенно в IT-секторе, начинают охотиться за талантливой молодежью не в вузах, а со школьной скамьи – им проще научить, чем переучить”, - говорит Михаил Пойсик.

Ну а поскольку построение новой модели экономического роста – дело не одного дня и даже не четырёх лет (минимальный срок, на который к власти приходит та или иная партия), а десятилетий, другое важное условие для ее реализации – полный консенсус.

“Вот пока эта новая модель не станет нашей общей целью – моей, вашей, госпожи президента, всех депутатов парламента, большинства граждан страны – всё это так и останется на уровне лозунгов. Этот путь должен устраивать всех, в том числе партнёров по развитию, чтобы они не вставляли палки в колёса. Мы говорим: через 20 лет Молдова будет вот такой, при этом первые три года мы делаем это, потому что…, на второй этапе – вот это и это, и планомерно, целеустремленно к этому идём. И консенсус тут самое главное. Независимо от того, какова фамилия президента, какая партия взяла большинство в парламенте, мы вместе строим этот консенсусный дом, только так мы можем его выстроить. В противном случае и через десять, и через двадцать лет мы всё так же будем говорить, что Республике Молдова крайне необходимо построить новую модель экономического роста. Если это время у нас, конечно, будет”, - отмечает доктор экономики Галина Шеларь.

И ещё одно немаловажное условие для построения “новой экономики” – приостановка миграционного процесса, который с каждым годом только нарастает.

Если в 2014-2015 гг. страну в год покидало порядка 20 тыс. граждан, то в прошлом году этот показатель составил 46,8 тыс., несмотря на все пандемические ограничения. Это население целого района республики. Например, в Бессарабском районе, согласно официальным данным, проживает чуть более 28 тыс. человек, в Дубоссарском – 35 тыс., а Шолданештском – 41 тыс. А ведь уезжают из страны, как правило, либо наиболее квалифицированные кадры, либо активное трудоспособное население. То есть как раз те люди, на которых президент в своей речи в парламенте и сделала ставку, говоря о переосмыслении экономической модели и реиндустриализации республики.

Про альпинистов и горы

Соглашаясь с тем, что переосмыслить экономическую модель нам давно пора, поскольку Молдова уже исчерпала свои возможности роста, экономический эксперт Вячеслав Ионицэ всё-таки не советует будущему правительству зацикливаться именно на процессе реиндустриализации.

“Новая индустриализация – это, конечно, звучит красиво, мы можем много об этом говорить, но я вам дам две цифры, и мы успокоимся. Создание одного конкурентного рабочего места при реальной индустриализации стоит где-то 150 тыс. долларов. По крайней мере, в соседней Румынии. Это средний показатель. А высокотехнологическое одно рабочее место в Румынии стоит 500 тыс. долларов. В Молдове где-то 900 тыс. граждан находятся за рубежом. 900 тыс. умножить на 150 тыс. – чтобы создать реальную индустриализацию и вернуть людей в страну, потому что уезжает наиболее работоспособное и квалифицированное население, получается 135 млрд. долларов инвестиций. Нереальная для нас цифра”, - говорит Вячеслав Ионицэ.

Обеспечение экономического роста он сравнивает с альпинистом, поднимающимся в гору: взял высоту, зафиксировал, пошел дальше.

“Сейчас мы должны взять те высоты, которые реально можем при своих возможностях. Потому что провозглашать, что вот мы поборем коррупцию, создадим хорошие условия для бизнеса, к нам придут большие инвестиции, мы откроем современные производства - это просто разговоры. А я говорю про то, что мы можем сделать сейчас, реально: где у нас есть и ресурсы, и люди, и рынок сбыта, и потенциал, и финансовые возможности. А после того, как мы возьмем эти высоты, мы можем говорить о новых”, - отмечает Вячеслав Ионицэ.

Так какие же “высоты” он предлагает взять на первом этапе?

В первую очередь - развитие сектора IT-услуг. Это самая быстро растущая и высокопроизводительная сфера национальной экономики, с самой высокой экспортной отдачей. “Десять лет назад экспорт IT-услуг у нас был на уровне 20 млн долларов, в прошлом году было 260 млн – в 13 раз больше. У нас нет ни одной отрасли, которая росла бы так быстро. Даже в условиях пандемии, когда всё падало, экспорт IT-услуг вырос на 50 млн долларов, то есть на двадцать с чем-то процентов. Это просто огромный потенциал экспорта. А всё потому, что в своё время мы сделали две умные вещи – предоставили налоговые льготы для IT-сектора, чтобы если не предотвратить, то хотя бы приостановить утечку мозгов, и создали IT-парки”, - говорит эксперт.

Вторая отрасль, на которую новое правительство должно обратить пристальное внимание, по мнению Вячеслава Ионицэ, - транспортная. Она сильно пострадала в прошлом году от локдауна и пандемических ограничений, но у неё всё ещё высокий экспортный потенциал. В лучшие годы он составлял 400-450 млн долларов.

Третья сфера – туризм. “Вы знаете, что туристы приносят самый большой дефицит торгового баланса? Мы экспортируем вино на 120 млн долларов, а наши люди в год отдыхают за рубежом где-то на 800 млн долларов. То есть, мы должны шесть лет экспортировать вино, чтобы один год отдохнуть. На одного туриста, приезжающего в Молдову, приходится пятнадцать отъезжающих. Из 175 стран, по которым есть данные по туризму – какой объем дохода в этой сфере в ВВП, Молдова находится на 171 месте. То есть мы располагаемся в самом конце”, - говорит Вячеслав Ионицэ.

Нынешнее пандемическое время с его перманентными локдаунами и закрытием границ, считает эксперт, - хорошее время для развития, прежде всего, внутреннего туризма.

“Вы знаете, кто в агротуризме в основном отдыхает? Более 80% отдыхающих – это местное население. Поэтому мы должны создавать брендированные места. В Молдове единственное реальное брендированное место – и в этом нам в том числе помогли партнёры по развитию, спасибо им за это – это Орхеюл Векь. Лет 10-15 назад такого бренда ещё не было и туда мало кто ездил, а сегодня сложно найти человека, который там не побывал хотя бы один раз. Это была огромная работа с огромными деньгами. Мы должны создать в стране ещё как минимум 2-3 таких бренда. А на следующем этапе вместе с Румынией и Украиной сосредоточиться на так называемом cross-border tourism или трансграничном туризме, потому что мы маленькая страна и нам сложно привлекать туристов, у нас нет моря, но мы вполне можем организовывать туры, когда турист в течение 2-3 дней посещает две или три страны. Вот сейчас активно развивается направление Сороки-Ямполь, скоро там обещают построить мост через Днестр, современную трассу, но мало кто знает, что в том направлении, где-то в 200 км от границы с Молдовой находится один из древнейших скальных языческих храмов с удивительным барельефом в стене. Или возьмите юг Молдовы на границе с Румынией - дельта Дуная, Прут – красота просто изумительная, но люди мало знают про это место, почему бы и его не брендировать?”, - говорит Вячеслав Ионицэ.

Так же, по его мнению, в Молдове можно развивать ещё такие направления, как производство деталей для машин (в том числе в плане импортозамещения, чтобы не ввозить комплектующие из-за рубежа) и экспорт злаковых. И сейчас экспорт пшеницы, кукурузы, подсолнечника, рапса составляет существенную часть молдавского экспорта. Но этот рынок, отмечает Вячеслав Ионицэ, нужно упорядочить. “Если бы меня спросили, как можно развить эту отрасль, я бы сказал – демонополизация и создание, как было предусмотрено, Совета по ценам. Почему? Потому что если такого органа не будет, фермеры и дальше будут получать издевательские цены за свою продукцию, и мы не будем развиваться, потому что здесь главное не только продавать, но и производить”, - говорит эксперт.

Это, подчеркивает Вячеслав Ионицэ, только несколько примеров, где “мы можем нащупать реальные точки роста”. Нащупает ли их новое правительство?

“Экономика - не инженерное сооружение типа самолёта, что можно сидеть и, глядя в потолок, рассматривать разные модели. То, что красиво в речах и теоретических рассуждениях, весьма далеко от суровой реальности. Так что давайте дождёмся нового правительства. Если оно будет в той же структуре – то это первый сигнал к тому, что никаких особых реформ не будет. Второе – посмотрим программу. Тогда ситуация немного прояснится. Ну а потом будем смотреть на конкретные действия”, - предлагает бывший вице-премьер и министр экономики Александр Муравский.

Ксения Флоря

0
Поделиться:

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Добавить комментарий

Отстранение от должности и арест генпрокурора Александра Стояногло вызвал неоднозначную реакцию в обществе. Как, на ваш взгляд, будут развиваться события?
🔽🔽