ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Поле битвы – Европа

Поле битвы – Европа

Сегодняшняя Европа  далека от благостного спокойствия.  «Прогрессисты» вступили в жестокую схватку с  традиционалистами. От исхода этой схватки зависят не только итоги предстоящих выборов в Европарламент – возможно, от того, на чьей стороне окажется победа, зависит будущее всего континента.

Противостояние

В последнее время в Европе обозначился новый политический тренд. Имя ему «макронизм». Именно президент Франции Эммануэль Макрон сегодня позиционирует себя в качестве основного лидера прогрессистского направления на европейском политическом поле.  На данный момент  Макрон четко обозначил свои приоритеты и планы по реформированию Европейского союза. Наиболее важную задачу он определяет как противостояние евроскептикам и крайне правым. Да и действительно, - что остается делать этому ставленнику династии Ротшильдов, которого из заштатного политика буквально за несколько лет превратили в  лидера крупнейшей демократии Европы? Нужно понимать, что приход Макрона к власти во Франции - это только первый этап его становления, в реальности он должен стать лидером реформирования Европы и лидером тех сил, которые противостоят евроскептикам и правым, то есть национально настроенным европейским элитам.

Прогрессивизм, как известно, направлен на пропаганду и осуществление социальных и политических реформ сверху, то есть правительством, и нередко противопоставляется консерватизму и традиционализму. Но что такое французский прогрессизм Макрона? Это в первую очередь лавирование между правым и левым политическим полем.

В чем суть этого замысла? В том, чтобы довести до хаоса и перевернуть европейское политическое пространство. Это не очередное шатание европейских политипических элит, а осознанное разрушение политической карты Европы. Внести хаос в сознание масс, в политическую картину Европы, континента, где сегодня решается будущее нашей цивилизации, - вот задача мировой закулисы. Когда будет внесено осознанное  и регулируемое деформирование политической традиции Европы, ее можно будет раскачать путем появления непонятных избирателю деструктивных сил. Они будут выступать и на правом и на левом фланге, но в действительности это будут демагоги, задача которых - под прикрытием высокопарных слов  лишить европейские элиты своей идентичности. А затем последует второй этап, знаменующий  подготовку к революции. Началом станет снижение политической активности традиционных элит, ибо им не на кого будет положиться, а потом - приведение к власти маргинальных группировок,  и снизу - дестабилизация положения руками крайне левых и поддерживающих их террористов из числа мигрантов.

Но прежде чем  начать этот «проект», нужно избавиться от евроскептиков и правых национальных партий, которые сегодня поистине  как ком в горле для инфернальной элиты мира. Ведь силы, объединяющие Европу в единое целое, и силы мирового правительства, - это разные политические и сакральные полюса мира. Пока черная закулиса не уничтожит эти политические очаги сопротивления, она не может начать реальную трансформацию Европы.

По принципу «разделяй и властвуй»

Другая важная цель этой трансформации - объединение Европы с Африкой в единое политическое и экономическое пространство. Почему? Ответ прост. Чтобы уничтожить Европу, ее нужно растворить в инородной массе. Но Европа - это не ЮАР и не Бразилия,  где белое население и его власть были уничтожены в гигантском плавильном котле. В Европе совсем другая реальность. Она представляет собой наиболее чистый вид континуитета цивилизации, не затронутой другими культурными влияниями. Предложенному Европе проекту союза со странами Африки противостоят те, кто считают, что Европа это не просто континент, а цивилизация от Дублина до Владивостока, и постсоветское пространство вместе с Россией и Украиной, Беларусью и Молдовой должно войти в Единую и Великую Европейскую Федерацию.

Понятно, что такому  проекту противятся те, кто считает необходимым уничтожение европейской идентичности и европейской цивилизации. И вот почему «сильным мира сего» просто необходимо историческое столкновение между Россией и Европой. Для этого был развязан  и сознательно обостряется конфликт в восточных регионах Украины. По замыслу его авторов, необходимо  столкнуть лбами и  повязать кровью историю этих братских народов, чтобы злоба и ненависть между ними  росли и  стали в конце концов  рядовым явлением, желательно – необратимым. Проект этот обкатан на Югославской Федерации, где два братских народа, сербы и хорваты, ненавидят друг друга и уже, кажется, забыли конкретно, - за что... Такое же противостояние внедряется на постсоветском пространстве. И, судя по всему, так будет продолжаться долгие годы, поскольку победа ни одной из сил не выгодна мировой закулисе. А в результате планируется, что  никакое сближение с постсоветским пространством невозможно,  невозможна интеграция этих  государств ни в состав Европы, ни в состав Евразийского союза. Россию же, по плану, загонят в Азию и после ее изоляции и экономической деградации последуют массовые протесты и свержение режима, с одновременной оккупацией ее восточных областей Китаем.

Одновременно с этим, как уже говорилось, Европу  будут подкладывать по африканский континент. Когда это произойдёт? Обратите внимание на возраст мигрантов: в большинстве своем это  молодые люди  призывного возраста. Значит, это произойдет не позднее того времени, когда мигранты выйдут из призывного возраста.  Но это все в будущем. Пока же их интегрируют и адаптируют. В попытках интегрировать эти в основной своей массе деструктивные толпы мигрантов, европейские СМИ систематически  внушают читателям и зрителям, как эти люди страдали в своих странах и как  трудно им было пересечь Средиземное море. Показывают душераздирающие кадры и постановочные шоу, где молодые парни с новейшими телефонами страдают от средиземноморского климата - и это после жизни  в тропической Африке!

Кстати, непонятно,  кто им мешал жить у себя на родине. Им хотелось, что бы им дали независимость, -  им ее дали, и вполне благополучные  страны,  с богатыми полезными ископаемыми, стали нищими. Каннибализм, трайбализм, как крайняя форма племенной и национальной замкнутости, племенная вражда, постоянные религиозные и межнациональные войны, клановость и дикость остались частью наследия этих стран и стали их действительностью, политической и социальной. Стоило уйти европейским колонизаторам, и многие африканские страны буквально скатились в средневековье. Сегодня в них создаются центры для перемещения лиц в Европу, причем главным образом лиц,  способных носить оружие. А в Европе  готовят пространство лидеры определенного плана,  вроде  Николя Саркози, который этот проект начал, и Макрона, который его продолжает, но под иными лозунгами и несколько иными средствами. В этой связи отметим, что бывший президент Франции Саркози еще в 2008 году интенсивно лоббировал сближение не России и Европы, а Европы и Африки.

Идущие налево

В июле 2008 г. в Париже по инициативе Франции, председательствующей в ЕС, состоялся учредительный саммит обновленного Евро-Средиземноморского партнерства, получившего официальное название «Барселонский процесс: Союз для Средиземноморья». В этой встрече приняли участие все без исключения 27 стран — членов ЕС, пять европейских государств, не входящих в Евросоюз, но имеющих непосредственное отношение к региону (Албания, Босния-Герцеговина, Монако, Черногория и Хорватия), и 11 стран юга Средиземноморья (Алжир, Египет, Израиль, Ливан, Марокко, Сирия, Тунис, Турция, ПНА, Иордания и Мавритания). Проведение подобной встречи на высшем уровне явилось итогом развития инициативы Союза, впервые озвученной в ходе предвыборной кампании французского президента Николя  Саркози в 2007 г. Еще тогда на встрече с избирателями в Тулоне, расположенном  на берегу Средиземного моря,  Саркози заявил, что «будущее французов разыгрывается здесь, в Средиземноморье… Наша большая ошибка состоит в том, что мы долго, слишком долго пренебрегали Средиземноморьем…Отворачиваясь от Средиземноморья, Европа и Франция полагали, что они отворачиваются от своего прошлого. На самом деле, они отвернулись от своего будущего. Поскольку будущее Европы находится на юге».

Тогда против этого проекта  активно выступил ливийский лидер Муаммар Каддафи, видевший африканский континент единым политическим целым, но без европейского влияния. Это обошлось ему весьма дорого. Вскоре его режим был уничтожен, а страна расколота и  на долгие десятилетия погрузилась в хаос. Затем проект немного изменили. Вызвано это было противодействием Германии и некоторыми другими европейскими странами.

Когда в мировом правительстве поняли, что с наскока Европу не уничтожишь, стали искать новые  пути, причем даже более радикальные, чем планировал Николя  Саркози. Вспомнили проект  представителей так называемой франкфуртской школы Теодора Адорно и Макса Хоркхаймера. На основе  этой философской теории  крайне левые элиты мира разрабатывали план,  осуществление которого привело бы к  полному размыванию  европейской идентичности, а фактически -  и европейской цивилизации, которая сегодня сузилась до континентальных рамок Европы, а еще вчера, в начале  ХХ века контролировала Африку, часть Азии, Полинезию, Микронезию и другие регионы планеты.

Последние четверть века именно представители крайне левых, троцкистских течений мировой «прогрессивной мысли» заняты переформатированием традиционного европейского  культурного уклада и политического сознания. Ответ на вопрос, что произошло за последние 20-25 лет с европейским марксизмом, дают его  критики, и прежде всего американский политик и политолог Пэт Бьюкенен. В своей работе «Смерть Запада», он описывает атаку на «буржуазную мораль Запада», предпринятую немецкими иммигрантами-коммунистами, последователями  франкфуртской школы, как новую и опасную фазу войны марксизма против христианского общества Запада. По мнению Бьюкенена, Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Герберт Маркузе и Эрих Фромм были немецкими радикалами, превратившими марксизм из экономической доктрины в инструмент ниспровержения традиционной западной морали.

«В 1950-е годы Франкфуртской школе недоставало человека, способного популяризовать идеи, заключенные в тягучих рассуждениях Хоркхаймера и Адорно. И тут очень кстати появился Герберт Маркузе, отставной офицер, профессор философии, который стремился из человека слова стать человеком революционного дела. Маркузе дал ответ на вопрос Хоркхаймера, кто сыграет роль пролетариата в грядущей культурной революции. По мнению Маркузе, кандидатов несколько: радикальные молодежные группировки, феминистки, черные, гомосексуалисты, маргиналы, революционеры из стран третьего мира и прочие "жертвы" Запада. Таков новый пролетариат, которому предстоит свергнуть западную культуру…час Маркузе настал. Студенты буквально проглатывали его книги, сам он превратился в культовую фигуру. Во время парижского восстания 1968 года студенты несли транспаранты с надписью: "Маркс, Мао и Маркузе"…Рассуждая о смерти Запада, мы должны рассматриватьФранкфуртскую школу как главного обвиняемого в этом преступлении», - пишет Бьюкенен.

Впрочем, он не единственный, кто говорит о современных проектах разрушения Европы. К примеру,  этому посвящен роман Жана Распая «Лагерь святош» (1972), где идет речь о вторжении во Францию толп отчаявшихся из стран «третьего мира». Европа, парализованная своими рассуждениями о свободе, равенстве и братстве, бессильна остановить вторжение. Европа не в состоянии остановить иммиграцию и помешать пришлым занимать рабочие места, освобождающиеся по мере того, как сходит с исторической сцены послевоенное поколение. В Европу вливаются миллионы людей из Северной Африки и с Ближнего Востока; эти люди несут с собой арабскую и мусульманскую культуры, традицию, веру и создают копии родного мира в самом сердце Запада. Ассимилируются ли они или останутся чужаками, «непереваренными кусками» Африки и арабских территорий в христианском пространстве? Достаточно сравнить их численность с численностью европейцев, и мы легко ответим на этот вопрос. Так писал Жан Распай в своем романе, во многом оказавшимся пророческим. 

И вот сегодня мы наблюдаем апогей трагического европейского шоу. Уже не нужен Средиземноморский союз, не нужен Барселонский процесс, не нужен переходник в виде бербера Каддафи. Не нужны цивилизованные народно-социалистические страны Магриба, Африки и Ближнего Востока. Видимо, кто-то посчитал, что европейцы больше не способны сопротивляться грядущей бойне и хаосу.

Взращенный банком Ротшильдов

Однако не все оказалось так просто: неожиданно старая Европа, что называется, показала  зубы. Правые в Австрии и Венгрии, Польше и во Франции стали теснить своих давних оппонентов. Вот тут-то на помощь  приходит новый французский президент Эммануэль Макрон. Он и правый и не правый. Он и левый и не левый. Он и патриот, чуть ли не бонапартист и одновременно сторонник растворения французской идентичности в европейском политическом пространстве. Он главный государственник и одновременно главный защитник мигрантов в Европе. Так кто же вы, месье Макрон?

Вот что пишет зарубежная пресса о том, как складывалась карьера самого молодого в истории французского президента. Он закончил одно из самых престижных учебных заведений Франции — парижский Институт политических исследований Sciences-Po, а затем кузницу кадров французской политической элиты — Национальную школу администрации ENA. Макрон проявил способности и к финансам. В 2008 году он пришел на работу в банк Rothschild & Cie, где через два года стал управляющим партнером. За время работы в банке Макрон заработал свыше трех миллионов евро, после чего его политическая карьера резко пошла в гору, и уже в 2012 году он стал заместителем генерального секретаря при президенте Франсуа Олланде. Спустя два года он покинул и этот пост, чтобы в 36 лет стать уже министром экономики, промышленности и цифровых технологий Франции.

Исследователи истории семьи Ротшильдов пишут, что Rothschild & Cie Banque окрестили «президентским банком», имея в виду, что он внедрял выпестованных им «птенцов» в окружение главы государства. Так, сводный брат барона Давида, Эдуард де Ротшильд  поддерживал давние отношения с президентом Николя Саркози и его первой женой Сесиль, после того, как Саркози стал президентом, заместителем генерального секретаря его администрации сделали бывшего сотрудника Rothschild & Cie Франсуа Пероля и так далее. Однако выражение «президентский банк» страдает неточностью. Гораздо точнее назвать парижский банк Ротшильдов «банком-изготовителем» президентов. Это питомник тех, кого предназначают управлять Францией и французами.  Таким образом, видно как данная банкирская династия изготовляет президентов во Франции от Жоржа Помпиду до Макрона.

А теперь посмотрим, кого же Макрон берет себе в советники. Одним из первых специальным советником  президента был назначен 30-летний Исмаэль Эмильен, который ранее занимался стратегией кампании движения «Вперед». В 2013 году он был частью команды Havas, связанной с Николасом Мадуро, президентом  Венесуэлы, и, как заявил депутат движения «Непокорившаяся Франция» Алексис Корбьер, Эмильен не просто был связан с Мадуро, а работал на него.  О том, к  чему привело правление Мадуро, говорят последние новости из этой страны: экономика полностью дестабилизирована, а число беженцев достигло миллиона (!) человек. 

Если сопоставить все эти факты, то можно прийти к логичному выводу, что   Макрон – отнюдь не самостоятельная фигура, а лишь  марионетка в чужих руках. Он - часть общества спектакля, массового политического шоу. После ухода Франсуа Миттерана всё во Франции превратилось в спектакль, как и во многих других странах Запада. Президенты, премьеры, министры - это актеры, которые лишь озвучивают планы «мировой закулисы». Такова современная реальность. Страшны не эти лидеры, страшны планы, которые они озвучивают, и те закулисные режиссеры и продюсеры, что создают данную реальность.

Накануне решающего сражения

Итак, нынешний президент Франции  активно позиционирует и внедряет новое политическое течение - французский и, следовательно, общеевропейский прогрессизм. С помощью этой идеологии французские власти намерены дать отпор укреплению националистических настроений в Европе, создав на континенте «альянс прогрессистов». Об этом недавно  заявил официальный представитель правительства, член партии «Вперед, Республика!» Бенжамен Гриво. «Президент республики говорил о ситуации в Европе и на международной арене в связи с тем, что обстановка очевидным образом обостряется. В текущем году, в особенности, в последние недели и месяцы в Европе происходит поразительный рост националистических течений», - сказал Гриво. Он считает, что в такой ситуации Франция должна играть особую роль на европейской арене. По словам Гриво, приоритетными темами, по которым Париж намерен противостоять националистическим партиям в разных странах Евросоюза, станут миграционный кризис, проблема выхода Великобритании из ЕС (Brexit) и подъем популизма и национализма в странах континентальной Европы. «Мы противопоставим этой оси националистов альянс прогрессистов - именно этим занялся текущим летом президент республики», - сказал он, не уточнив, какую форму может принять предполагаемый альянс.

В конце августа газета Le Monde  вынесла на обложку статью о решающем «сражении» президента Макрона на европейском «фронте». Статья вышла 27 августа - в день, когда президент произнес в Елисейском дворце ежегодную речь перед французскими послами, обозначив приоритеты международной политики Франции. Макрон видит своей основной целью борьбу с правыми национальными силами в ЕС. Важнейшей вехой он считает май 2019-го,  когда пройдут выборы в Европарламент. Перестройка Европы, запущенная Макроном, будет аналогом действий Михаила Горбачева по разрушению СССР в восьмидесятые годы ХХ века. Это мина замедленного действия, и к ней Макрон готовится поистине с ожесточением и готовностью к беспощадной схватке, важнейшей для Франции в нынешнем веке. «Президент Франции хотел бы превратить европейские выборы в сражение между националистами и прогрессистами, чтобы в итоге подорвать (силу) европейских правых», — пишет Le Monde, подчеркивая, что победа Макрону вовсе не гарантирована.

Тем не менее, президент Франции вступил в гонку уже на следующий день. 28 августа, во время своего визита в Данию он назвал себя главным противником заместителя премьер-министра Италии Маттео Сальвини и премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. «Я не уступлю перед лицом националистов и тех, кто разжигает ненависть», — заявил он. Эти радикальным заявлением  Макрон фактически начал свой европейский «предвыборный марафон». Днем ранее Виктор Орбан  назвал Эмманюэля Макрона своим главным противником в Европе. «Сейчас Европа поделена на два лагеря, один из них возглавляет Макрон», — заявил венгерский премьер-министр, выступая в Милане. По мнению Орбана, Макрон является «лидером политических сил, поддерживающих миграцию». О главе МВД Италии Маттео Сальвини, который выступает против приема беженцев в Европе, Орбан отозвался как о «герое». В ответ Макрон назвал себя врагом национализма и противником Европы, «разжигающей ненависть и отказывающейся брать на себя ответственность». «В ближайшие дни и месяцы мы должны будем принять решения, которые были бы ответом на миграционный кризис. Мы примем на себя большую ответственность, но при этом останемся верны нашим ценностям и будем соблюдать право мигрантов на убежище», — отметил французский лидер.

Ближайший саммит с участием глав европейских государств пройдет в австрийском Зальцбурге 20 сентября. На нем главы государств обсудят, в том числе миграционный кризис. Из Дании Макрон  отправился в Финляндию, чей премьер тоже «очень осторожно» относится к перспективе европейской «перестройки». Далее — Люксембург и встреча с местным премьером, а также с премьер-министром Бельгии. На 7 сентября запланирована состоялась встреча Макрона с Ангелой Меркель в Марселе Париже, а 20-го он уже намерен отправиться на неформальный саммит глав-государств ЕС в Зальцбурге. «Цель этого турне — убедить партнеров Франции в том, что нужно действовать, так как время наступило тяжелое, — пишет Le Monde. — Если (год с лишним назад) избрание Макрона пробудило ветер надежды среди сторонников единой Европы, то последовавшие затем выборы в других странах охладили их пыл. В Австрии, Италии и в Чехии евроскептики добились политического прогресса и даже пришли к власти».

Проблема в том, что энтузиазм французского президента относительно «перестройки» Европы сегодня фактически некому поддержать.

«Даже Германия не торопится» к нему присоединяться и это показали недавние переговоры с Меркель, которая предпочла больше говорить о суверенитете Европы. Реформа ЕС для властей большинства европейских стран «вовсе не является приоритетным вопросом». «Стратегия французского президента состоит в том, чтобы превратить европейские выборы в референдум против орбановской Европы», — пишет Le Monde.  Так что схватка между евроскептиками и прогрессистами в Европе начинается нешуточная. Европейские лидеры не спешат поддерживать Макрона, но на его стороне закулиса и ее план европейской перестройки, который может наряду с миграционным кризисом стать началом конца европейской цивилизации. Учитывая актуальность схватки, европейские скептики и националисты, сторонники Европы Наций и правые (от монархистов до консерваторов) объединяют свои силы. Начались даже шаги в плане объединения правых Европы и США. Так, стало известно о переезде в Европу бывшего советника Дональда Трампа, «гуру» ультраправых Стивена Бэннона, который должен серьезно укрепит позиции правых в Европе. В Америке с победой Трампа проблема отодвинута в будущее, в Европе она ждет своего решения. Сегодня на повестке дня европейского театра военных действий, сил анархии и «прогресса» против сил традиции и порядка, есть два пути. Или идея Макрона, евро- перестройка, а затем маргинальная ультралевая революция и развал европейской цивилизации, или Европа наций, которая по мнению ряда наблюдателей, даже во взаимодействиях с Россией найдет  новые решения.

В завершение  вновь приведем слова одного из важнейших западных политологов, Пэта Бьюкенена. В одной из своих работ он писал: «С шестнадцатого по двадцатый век великие европейские нации колонизировали большую часть мира…Теперь маховик истории раскручивается в обратном направлении. Великое отступление Запада, начавшееся с гибелью, европейских империй после Второй Мировой войны, достигло своего пика в этом столетии, на фоне захлестнувшей Старый Свет второй исламской волны и стремления народов Центральной Азии и Китая вернуть некогда утраченные земли. К 2050 году Россия потеряет значительную часть Сибири и будет вынуждена уйти с Кавказа. "Если сушу смоет морем,- писал поэт Джон Донн,- Европа будет меньшим из зол, как если бы то был пустынный мыс; другое дело, если бы стоял на нем дом твоего друга или твой собственный... потому не спрашивай, по ком звонит колокол; он звонит по тебе».

Европа, конечно, как сказал бы Николай Гумилев, утратила свою пассионарность и свою историческую энергию. Ее золотой век позади. В истории появляются и умирают цивилизации. Это реальность бытия во времени, реальность эволюции и становления, как сказал бы французский философ-традиционалист Рене Генон. Беда в том, что нынешняя цивилизация, та, что ненсет на себе кармический груз прогресса и развития, это цивилизация европейская. И Россия и США - часть этой цивилизации, вернее, одна из ее геополитических ветвей. У этих цивилизаций есть своя специфика, но в целом они  произрастают от европейского цивилизационного древа, и гибель  европейских традиций приведет и к гибели других ветвей этого некогда могучего древа.  Если общими усилиями, примирив амбиции и разногласия, не спасти Европу, то затем придет конец всему цивилизованному миру.  Придет, по выражению русского писателя Дмитрия Мережковского,  «грядущий хам», который изуродует образ и лик человека и человечества в целом. Тогда поздно будет спрашивать, кто виноват. Останется лишь вспоминать, по ком звонил колокол. Он в сегодняшней Европе звонит по всем нам, людям уставшим и сонным, забывшим, что не только слова и мысли, но и дела определяют человека и не сопротивление злу есть потворство злу, не сопротивление злу есть измена памяти предков и надежде грядущих поколений.

Вячеслав Матвеев

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load