ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

План «Б», или Привет из советского прошлого

Как коронавирус заставил многие страны задуматься о необходимости внедрения механизмов системы плановой экономики, существовавшей в Советском Союзе

Еще в 2007-2008 годах экономические эксперты били тревогу по поводу того, что Молдова становится нетто-импортером продуктов питания. С тех пор наша страна еще больше стала зависимой от продовольственного импорта. А сегодня в условиях карантина из-за пандемии вопрос продовольственной безопасности требует кардинально новых подходов в решении. А может быть, новое – это хорошо забытое старое?

Спасительная ниточка?

Сегодня стало очевидным, что без развития внутреннего аграрного сектора и налаживания четкой системы планирования, включая сектор госзакупок при интенсивной поддержке приоритетных отраслей, продовольственная безопасность постоянно будет находиться в зоне риска.

Почему? Ведь власти заявляют, что угрозы нет, и продовольствия хватит на всех? Однако сейчас никто не может ответить на вопрос, что будет, если карантин продлится, к примеру, еще месяц, или если осенью нас накроет новая волна заболеваний? Что может произойти со странами-экспортерами продовольствия в Молдову, и что мы предпримем в случае, если правительства этих стран примут решение в целях собственной продовольственной безопасности полностью приостановить экспортные поставки в другие страны?


Эксперты в странах ЕС заявляют, что сегодня предпринимаются все меры к тому, чтобы не допустить такого сценария развития событий. Все понимают, что доходная часть бюджета от экспорта в любой стране, тем более с учетом экономической модели, характерной для современного мира, основанной на взаимозависимости и интеграции, - это шанс на спасение экономик, та ниточка, за которую будут держаться до последнего. Но этот шанс есть у больших и развитых экономик при хорошо развитом внутреннем производстве. Можно ли говорить о том, что молдавский экспорт такая же спасительная ниточка для Молдовы? На сегодняшний день до 70% экспортной продукции из нашей страны приходится на страны ЕС. Но если посмотреть на структуру молдавского экспорта, то можно с большой долей уверенности говорить о том, что без нее страны ЕС вполне могут обойтись, заместив ее своим внутренним производством. С другой стороны, доходы от экспортной составляющей в молдавском бюджете в масштабах региональной экономики более чем скромные.

Простой пример самой богатой экономики ЕС и одной из самых пострадавших от коронавируса – Германии. На минимизацию последствий от пандемии эта страна выделила 60% от своего годового ВВП. Больше ни одна из стран-лидеров ЕС не смогла себе этого позволить. Примечательно, что меры поддержки бизнеса и населения здесь применяются самые точечные и что называется ощутимые. В других странах ЕС, особенно в тех, что не в ходят в зону евро (как например, Румыния и Венгрия) удивляются: как же так, ведь экономика Германии по оценкам экономических экспертов не досчитается 3-4 процентных пункта роста ВВП к концу текущего года.

Да, так и есть, но экономика Германии, несмотря на всю свою интегрированность с другими экономиками стран еврозоны, а также зависимость от сырьевых поставок из Китая для промышленного производства, все-таки самодостаточная, и если и не будет в прогнозируемом до сих пор плюсе, но при этом не уйдет и в минус. Когда мы говорим «самодостаточная», то предполагаем, что жизненно важные отрасли, такие как пищевая промышленность и сельское хозяйство, в этой стране в первую очередь работают на внутренний рынок. В Германии, в отличие даже от Франции, удалось максимально сохранить и развить аграрный сектор, несмотря на аграрную политику Брюсселя, которая привела по сути к уничтожению в ряде стран сельскохозяйственной отрасли, сделав ее полностью зависимой от внешнего управления. Другими словами, немцы смогут обеспечить себя продовольствием на период кризиса.

Экономический патриотизм ЕС: каждый за себя

Как заявила в газете Welt am Sonntag глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен странам ЕС в условиях пандемии необходим новый «план Маршала». Чтобы предотвратить катастрофу в будущем, сегодня необходимо инвестировать на последствия от коронавируса миллиарды евро, что по ее мнению, сплотит ЕС и его народы.

Однако коронавирус показал и настолько очевидно, что солидарность стран ЕС – показательная история для самих членов Европейского союза, которые растут в одной семье, но в условиях кризиса, выживают поодиночке, когда каждый сам за себя. Похоже, у каждой в отдельности страны ЕС появится свой «новый план Маршала». Не случайно в рамках работы Еврокомиссии сейчас наблюдаются такие жаркие дебаты, в которых все чаще слышны нотки сомнения – а настолько ли ЕС един и не рушим, настолько ли принцип солидарности и взаимопомощи безоговорочный, когда речь заходит о необходимости применения плана мер по выходу из кризиса, как оказалось, не для всех стран-членов ЕС, а избирательно.

Характерный штрих: сегодня главным образом вопрос выживания актуален в большей степени для развивающихся экономик, и как бы парадоксально это ни звучало, но именно политика Брюсселя, которая и предполагала инвестиционные вливания в эти экономики сотен миллионов евро, но так и не дала ощутимых результатов стабильного роста, как говорят сами эксперты, в том числе из-за пробелов в системе администрирования расходования средств еврофондов. По директивам из Брюсселя живет и наша страна не одно десятилетие.

Но чего Молдова добилась в итоге? Отрасли по большей части разрознены, смежных производств не так уж много. Некогда приоритетные направления выживают в «собственной системе координат». Приоритетным стало все, что дает высокую добавленную стоимость, но даже в масштабах страны нет ни одной прорывной деятельности, кроме роста в структуре ВВП сферы услуг, и та с трудом дотягивает до европейских стандартов. У нас вряд ли появится свой «Голливуд» или «Силиконовая долина», мы вряд ли построим супер-мега мобиль или самый высокий небоскреб, в котором будет размещен самый современный кластер, к которому будут вести все дороги Европы.

Давайте будем реалистами. У Молдовы есть одно безоговорочное богатство, которым не многие развитые страны могут похвастать – у нас плодородные почвы, которые нас в первую очередь должны кормить. Именно за счет развития сельского хозяйства, которое может обеспечить сотни новых рабочих мест, наша страна может выйти из экономического тупика. Но мы так много времени потеряли на то, чтобы избавиться от псевдо унизительной синтагмы «аграрная», хотя Молдавия конца 80-х годов прошлого столетия была не просто аграрной страной, а аграрно-промышленной, что вместе с этим рискуем растерять все то, что приносило процветание и давало повод для гордости. Может, пришло время вернуться к своим корням, к своей земле и ценить то, что еще есть у нас?

Фактор выживания для Молдовы

Теперь в условиях пандемии спрос и предложение в их классическом понимании и с учетом потребностей современного человека претерпели существенные изменения, к которым общество потребления не было готово. Человечество пришло к простой схеме выживания – еда, кров, элементарный заработок, который помог бы обеспечить эту простейшую цепочку.

В этой связи рост на агропродукцию стал определяющим фактором во всем мире. И для того, чтобы страны могли выжить, им придется менять свою логистику в сторону развития внутреннего сельхоз производства. Причем основные ставки делаются на развитие экологически чистого сельского хозяйства. Те страны, которые озаботились этим давно, переживут нынешний кризис с наименьшими потерями.

Эксперты говорят, что внутренним производством невозможно в нынешних условиях удовлетворить все потребности потребителей, но когда речь идет о том, чтобы, мягко говоря, не протянуть ноги, наверное, можно отказаться от сладкого импортированного шоколадного батончика, в пользу овощей и фруктов отечественного производства. Переход этот, понятно уже, будет болезненным, и не только потому, что потребители будут ограничены в выборе, так как внутренний рынок не сможет обеспечить разнообразие импортного производства. Речь идет о том, что доходы от экспорта в бюджет, на который в течение десятилетий и делались ставки в силу его выгодности, сократятся, и правительству придется думать, как компенсировать их недостаток. Развитием внутреннего рынка на первом этапе точно компенсировать эти потери невозможно, зато вопрос продовольственной безопасности для населения решается однозначно.

И здесь сразу возникает другая проблема. Как переориентировать местное производство на потребности внутреннего рынка. Дать экономическим агентам перспективу, заинтересовать их, причем задать четкое направление в развитии. На этот счет государство должно выступить и инициатором, и, что важно, гарантом. Представить новую экономическую модель, в которой будут определены приоритеты и эффект на краткосрочную и долгосрочную перспективу. Проявить «экономический патриотизм» сверху, тогда низы подтянуться.

За годы независимости в Молдове разными правительствами разрабатывались различные экономические стратегии, реформы и прочее. Но всегда возникала одна и та же проблема – ни одна из этих стратегий или реформ (за редким исключением) не была доведена до конца. Как только сменялось старое правительство на новое, появлялись новые идеи и проекты, а прежние забывались. Не было преемственности (да и если хотите, патриотизма) в управлении экономикой.

В условиях нынешнего карантина у многих наблюдается выжидательная позиция, и это может стать большой ошибкой уже в ближайшие пару месяцев. Меры, предложенные молдавскими властями в поддержку бизнеса и населения, пока что носят сиюминутный характер. Но будем надеяться, что вырабатываются и другие, рассчитанные на перспективу. Иначе проблем не избежать. Например: молдавские фермеры бьют тревогу, что не могут сбыть урожай овощей, и даже грозятся его попросту выбросить на обочину. И это происходит в то время, как правительство пытается выкроить из бюджета и внешних кредитов финансовую помощь бедным слоям населения, которое не может себе позволить даже элементарный рацион питания.

О чем это говорит? Как минимум об отсутствии логистики внутри молдавского рынка. То есть, каждый сельхозпроизводитель действует по собственному разумению, без анализа оценки ситуации на перспективу. Если урожай плохой – плачем, что вложенные средства не окупятся. Если урожай выдался богатым – сетуем на отсутствие рынка сбыта. В данном случае принято считать, что это рыночные отношения, и выживает сильнейший. Однако в условиях риска продовольственной безопасности выбрасывать урожай на дорогу – непростительная расточительность. И в данном вопросе, именно правительство должно выступить не просто регулятором в этих взаимоотношениях «государство-бизнес», а стать инициатором создания логистической системы, которая бы гарантировала спрос и предложение, прозрачную, понятную всем, и главное, справедливую систему госзакупок.

Если совсем упрощенно: мы дошли до состояния, когда следует понять: что можно вырастить на одной грядке, другой грядке не подходит. Мы должны понять очень простую, казалось бы, вещь – что может выращивать наша страна, используя свои сельхоз площади. И речь не о том, что правительство «с потолка» вдруг называет одну отрасль приоритетной и начинает активно помогает ей развиваться. Так было много лет подряд, когда в ущерб одним фермерам, поддерживались другие, и то эта поддержка была недостаточной, не продуманной, не постоянной. В итоге, пришли к тому, что Молдова не в состоянии обеспечить себя овощами и фруктами в полном объеме. Сами фермеры признаются, что сельское хозяйство у нас ведется без применения высоких технологий, которые позволили бы удешевить производственные затраты. К счастью, в последние годы стали восстанавливать оросительные системы, вновь создавать заготовительные базы, и этот процесс нужно продолжить.

Переходим к плану «Б»?

Вообще сегодня предстоит сделать многое. Провести анализ (инвентаризацию) имеющихся аграрных хозяйств во всех районах страны. Определиться по районам с направлениями сельскохозяйственного производства. Вернуться к вопросу необходимости консолидации разрозненных земель (эта реформа так и не была завершена к осени 2009 года, а затем и вовсе заброшена).

Государство могло бы выступить инициатором приобретения у частников земельных наделов, которые не обрабатываются годами и попросту простаивают. Каждый год площади необрабатываемых пахотных земель только увеличиваются, в то время как их можно было использовать с пользой. Государство должно наложить мораторий на все инициативы по продаже земли иностранцам. Поддержать не на словах, а конкретными мерами имеющихся сельхоз производителей солидарно, то есть независимо от направления деятельности, объемов и категории произведенной продукции.

Другая важная мера - государство может выступить с инициативой перед банками о списании процентов по займам экономическим агентам в аграрном секторе, к примеру, на период не только карантина, но до конца текущего года, с учетом, что предстоит осенняя посевная, и требуются инвестиции. Это было бы реальной поддержкой.

Некоторые стратегические направления в аграрном секторе государство могло бы взять под непосредственный контроль. Это может быть форма частно-государственного партнерства, либо государство и вовсе может выступить монополистом в определенном сегменте. Пример Китая в этом смысле показательный. В том, что государство-монополист и развивает с учетом потребностей всего общества определенное направление, нет ничего плохого. Это один из элементов плановой экономики, который гарантирует выживание на внутреннем рынке жизненно важных сегментов. Таким образом государство может гарантировать продовольственную безопасность, к тому же обеспечить занятость населения.

Фонд субсидирования сельского хозяйства должен стать одной из основных статей расхода из госбюджета и пополняться не по остаточному принципу.

Государство должно предложить конкретную программу по занятости оставшихся без работы граждан (преимущественно молдавских гастарбайтеров, которые вынуждены были из-за карантина вернуться в Молдову). Аграрный сектор предоставляет возможность сезонной занятости.

Можно долго рассуждать о том, что взятие под госконтроль некоторых стратегических областей экономики ведет к уничтожению конкуренции и тем самым не дает сектору развиваться. Однако как показывает практика, время свободного рынка в западном понимании прошло, будущее за рыночными отношениями, в которых уже нет иллюзий относительно «экономик без границ» и «свободной конкуренции», которая в итоге обернулась обогащением крупных мировых корпораций и потерей экономического суверенитета стран ЕС. Роль государства в лице национальных правительств многократно возросла перед угрозой продовольственной безопасности. Главное, чтобы при этом у молдавского правительства был свой «план Маршала» с учетом наших национальных интересов.

Евгений Оженов

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load