COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Онлайн-обучение: почему оно хуже традиционного?

Онлайн-обучение: почему оно хуже традиционного?

Выражение «коронавирус внес свои коррективы» уже набило оскомину. Но он внес. И май 2020 впервые останется без школьных линеек с последним звонком, без слез расставания с любимыми друзьями и учителями, без стаек нарядно одетых выпускников на улицах городов и сел.

Не только в Молдове, - по данным ЮНЕСКО более, чем в 100 странах мира - COVID-19 бесцеремонно прервал в самом разгаре привычный учебный процесс в школах и вузах, поставив правительства и социум перед необходимостью без подготовки и в спешном порядке тотально переходить на онлайн обучение. И опять-таки, не только в Молдове, - в ряде стран вначале в этой сфере царили хаос и неразбериха, но мало-помалу все успокоилось, и процесс, как говорится, пошел. Вот только и дети, и родители, и педагоги, и эксперты находят в этом онлайн процессе значительно больше минусов, чем плюсов. Попробуем разобраться, почему.

Игра словами


Сначала попробуем разобраться с терминами. Одни специалисты говорят об онлайн обучении, другие – о дистанционном. Это не совсем одно и то же. Дистанционное обучение предполагает, что преподаватель и ученик (студент) взаимодействуют на расстоянии с помощью информационных технологий, при этом учащиеся занимаются самостоятельно по разработанной программе, а с преподавателем консультируется в чате, периодически отправляя ему на проверку свои работы. По этой технологии работает большинство онлайн курсов и программ повышения квалификации от престижных университетов.

Онлайн обучение считается логическим продолжением дистанционного. Но идет оно в режиме «здесь и сейчас»: учащиеся смотрят лекции в видеозаписи или прямой трансляции, параллельно обмениваясь файлами с преподавателями, участвуя в семинарах, общаясь с одноклассниками и одногруппниками, как это было бы на обычном занятии в реале. И как утверждают специалисты, такое обучение позволяет в большей степени погрузиться в образовательную среду и успешно учиться.

Сегодня мы не можем говорить о той или иной системе образования в чистом виде. Это микс, который связан с форс-мажорными обстоятельствами, когда практически без всякой подготовки пришлось уйти из классов и вузовских аудиторий и засесть за домашние компьютеры. Но в любом случае, этот микс выявил массу проблем – социальных, педагогических, психологических, решение которых, в случае крайне нежелательного развития ситуации, требует длительного времени.

Почему бросают курсы

Американский физик и активный популяризатор науки, автор книг-бестселлеров, профессор Митио Каку уверен, что за онлайн образованием будущее. Через 50 лет, как предположил он в одном из своих интервью, «университеты сохранятся, но это будут преимущественно виртуальные вузы, обучение в которых основано на облачной системе. Тех, кто посещает лекции в традиционных учебных заведениях, будут считать неудачниками. О них будут говорить: «Он не смог сам сконструировать свое образование». При этом он согласен, что процент бросивших учебу на университетских онлайн программах «пока очень велик». По статистике, сегодня только 20-25% студентов такой формы обучения проходят курс до конца. И это мотивированных студентов, записавшихся на курсы для получения другой специальности, повышения квалификации, повышения общего уровня знаний и т.д. Что уж говорить о школьниках, которым еще далеко до взрослой жизни!

Как пишет преподаватель Государственного института имени русского языка Александра Матрусова (Москва), «из 50 студентов, которым я задавала вопрос о том, насколько им нравится учиться удаленно, положительно ситуацию оценил только один. Все остальные дружно сказали, что хотят назад, в аудиторию». По ее мнению, «студентам и школьникам недостает человеческого общения, и если в школе общение вне класса нечасто посвящено изучаемым предметам, то в вузе в коридорах гораздо чаще обсуждают вопросы, связанные с читаемыми дисциплинами, с услышанным на лекции, с тем, что сказал или не сказал преподаватель. Многим знакома картина — лекция закончилась, а студенты толпятся рядом с преподавателем, задавая какие-то вопросы, а иногда просто делясь своими соображениями, воспоминаниями и даже рассказывая анекдоты». Более того, напоминает она, «современные ученые, у которых есть возможность общаться по скайпу хоть каждый день, много раз подчеркивали — онлайн можно многократно обсуждать текущие вопросы, возможные эксперименты и направление исследований, но настоящие прорывы происходят, когда все собрались в одной лаборатории».

То же самое происходит и в школьном классе, когда вдруг какой-то факт, или чей-то ответ, или чье-то замечание вызывает оживленную дискуссию по предмету, и ученикам открывается новая истина. Но самое главное, считает педагог и психолог Аллан Гуггенбюль, «для детей и подростков школа - это прежде всего пространство, где они встречаются со сверстниками и пытаются стать самостоятельными. С одноклассниками можно обмениваться новостями, сплетничать, флиртовать, дурачиться, обсуждать учителей и родителей - или просто проводить вместе время. ... Незаметно для взрослых в школьных классах и коридорах разыгрываются разнообразные и противоречивые миры и вселенные, которые так важны для развития личности. ... Именно в этом качестве школа помогает многим подросткам найти эмоциональную стабильность. ... Дистанционное обучение и контакты онлайн - это временная помощь, однако её подростку недостаточно для того, чтобы пережить это непростое время. Тинейджеров надо поддерживать и в психо-эмоциональном плане».

Кроме этого, детям и молодежи нужны поводы для того, чтобы оторваться от компьютера, перемещаться по населенному пункту, пойти с друзьями на спортплощадку или в прак, получая необходимую физическую нагрузку.

Равенство – это утопия

Пока адепты онлайн обучения расхваливают его плюсы и сулят радужные перспективы, педагоги и социологи во всем мире бьют тревогу: такой подход к образованию усугубляет бедность. «Дистанционное обучение не охватывает значительную часть малоимущих семей - а значит, оцениваться будет успеваемость и освоение учебного материала, доступ к которому был у школьников неравным. Игнорировать этот факт - значит закрывать глаза на растущую пропасть в системе образования», - утверждает председатель испанского профсоюза школьников Коралль Латоре. «Утопия цифрового обучения, которая должна была стать утопией равенства, уходит корнями в весьма буржуазные представления о мире, которые абсолютно не учитывают социального и экономического неравенства», - вторит ему профессор Вильнюсского университета Наталия Арлаускайте. И это говорится о странах, которые в экономическом смысле живут куда лучше, чем Молдова.

Проблема отсутствия технических возможностей для онлайн обучения на дому в первые недели карантина живо обсуждалась в соцсетях. Во множестве групп звучали призывы отдать ненужные или устаревшие компьютеры в семьи, где есть дети. Но ведь при этом нужно, чтобы эти семьи могли подключиться к интернету и платить за него. По данным Министерства образования и культуры РМ, в стране около 20 тысяч детей и 3 тысяч педагогов не имеют доступа к компьютерам. Об этом сообщил глава ведомства Игорь Шаров на пресс-конференции в Кишиневе 4 мая. «Проблема оснащения компьютерными технологиями является одной из самых нестабильных в Республике Молдова, и пандемия подчеркнула это», - заявил он. При этом, отмечается на сайте министерства, ученики без компьютеров не остались в стороне от учебного процесса. «Преподаватели в сотрудничестве с администрацией образовательных учреждений определяют решения для подключения учащихся в учебный процесс: консультирование

учащихся и родителей с помощью стационарной телефонии; распространение размноженных материалов у ворот студентами; обучение родителей участию в учебном процессе, когда они возвращаются с работы», сообщается в пресс-релизе. Но в реальности дело обстоит по-другому. Чаще всего такие дети вообще выключены из процесса, и говорить об их качественном образовании не приходится. Профильное министерство, по словам Шарова, намерено «ликвидировать этот пробел и обеспечить всех, у кого нет компьютеров, компьютерными технологиями». На приобретение оборудования правительство выделило 20 млн леев.

Когда в доме есть компьютер

Но и наличие в доме компьютера или любого другого гаджета не всегда решает проблему с доступом к образованию. Например, если речь идет о многодетной семье и одном ноутбуке на всех. Занятия проходят в одно и то же время, и как в этой ситуации детям не пропускать уроки? А ведь нужно еще проконтролировать, чтобы, получив доступ в интернет, они занимались, а не сидели в соцсетях или не играли в игры. Для отца двоих детей, журналиста Александра Стахурского самая большая проблема онлайн обучения – техническая. «Необходимо отдать свою почту ребенку и гаджет/ПК для работы. Также надо сидеть с ним дома, контролировать. Один из родителей выпадает из рабочего графика», говорит он в комментарии для noi.md.

Жительница Кишинева Софья Гитешнтейн обращает внимание на то, что вынужденный переход на онлайн обучение должен бы повлечь за собой изменения в оценке знаний и вообще в отношениях учитель-ученик. Но не повлек. «У кого-то неисправен компьютер, сети перегружены, интернет выбивает. Сразу двойка либо пропуск. Если отправил с опозданием на пять минут - сразу 2, без разговоров. Недопонял материал - твои проблемы, изволь сделать и отправить вовремя. Словом, что бы тебе ни помешало - это твои проблемы. И это было бы правильно! Если бы не одно «но»: это все же не был выбор родителей и учеников! И где-то можно было бы относиться и лояльнее! Возможно, в других учебных заведениях другая ситуация, но в нашей школе так», - говорит женщина. По ее мнению, «закончат дети полугодие плохо. Кто-то сейчас срочно нанимает репетиторов, кому важен аттестат или зачетка. Но все ли могут себе это позволить в период двухмесячной безработицы?».

Дети не рады

После эйфории первых недель – ура! не нужно ходить в школу, можно высыпаться! – и дети заговорили о проблемах, с которыми им приходится сталкиваться при онлайн обучении. Самая главная из них – заданий стало гораздо больше, а вот знаний вряд ли.

«Чтобы присутствовать на всех уроках и полноценно выполнять все задания, нам пришлось бы проводить у компьютера по 12-14 часов. Осознав это, мы на многое просто махнули рукой», - говорит восьмиклассница кишиневского частного лицея. «Сюрпризом было, что из «плюса» что можно подольше поспать, вышел минус - сбился полностью режим, не могу заснуть до глубокой ночи. Уроки заканчиваются гораздо позже, чем раньше, свободное время, которое раньше тратилось на тренировки и репетиторов, практически исчезло. Некоторые учителя дают какие-то абсурдные задания. Физрук уже четвёртую неделю требует: напишите брошюру о здоровом образе жизни, сделайте упражнения на камеру. Серьезно? Подростки будут отжиматься на камеру? Трудовичка уроки не проводит, но задания требует присылать», - перечисляет она в беседе с корреспондентом noi.md.

Но сложнее всего сейчас приходится двенадцатиклассникам. В любом случае, проголосуют депутаты за отмену бакалаврских экзаменов или нет, выпускникам нужно набрать баллы и освежить знания за последние три года, чтобы поступать в вузы. Только сделать им это сейчас труднее, чем предыдущим поколениям выпускников. «Я не считаю дистанционное обучение эффективным, по крайней мере, в 12 классе, – говорит двенадцатиклассница другого кишиневского лицея. - Учителя иногда не знают меры в объемах задаваемых заданий, а большинство уроков проводятся по схеме «дети, вот вам задание, пришлите затем выполненное на почту». Изучение материалов становится практически полностью самостоятельным. Ещё мы заметили, что некоторые тесты (на «выборку») были взяты преподавателями прямиком из интернета, а значит, может быть даже не проработаны ими самостоятельно. При этом учителя осведомлены, что имеют возможность проводить уроки в Discord или Zoom, но даже те уроки, которые проходят, не могут сравниться с «обычными». Так как нет какого-то общего ориентира в работе (ученика у доски), невозможно понять сколько у тебя времени на выполнение задания. Воспринимать математику, химию или физику на слух очень сложно. Также, несмотря на рекомендованную ВОЗ продолжительность урока в 25-30 минут, где-то нас могут держать и целый час. В целом, домашняя обстановка как-никак располагает к тому, чтобы расслабиться, и если первые несколько недель, когда мы думали, что карантин вот-вот закончится, была мотивация работать, то когда мы поняли, что как минимум предтестирование проводиться не будет, мы начали задаваться вопросом «зачем?». В общем, становится банально лень работать, если и ты не понимаешь чего от тебя хотят, и вышестоящие органы, и люди не понимают того же. Таким образом, дистанционное обучение может быть альтернативой обычному режиму, если его устройство стандартизировано и приведено в порядок, что понимает и ученик, и учитель. В наших же условиях, когда один преподаватель с вами связывается во Вконтакте, другой в Viber, а третий в Discord, и все имеют разные стили работы, ничего продуктивного не выходит».

Как в ядерном реакторе

При всех претензиях детей и их родителей, надо понимать, что и на учителей нагрузка выросла в разы. В одном из интервью местной прессе преподавательница биологии из Дрокии остроумно сравнила теперешнее положение преподавателей с нахождением внутри ядерного реактора. И дело не только в том, что далеко не все учителя «на ты» с компьютерными технологиями, но и в том, что преподаватели должны были в крайне сжатые сроки освоить совершенно новые для них платформы и методы дистанционного обучения. Это сложно и молодым, что уж говорить о педагогах старшего возраста, которых у нас большинство (кстати, по прогнозам Минобразования, к 2021 году доля учителей-пенсионеров достигнет в системе 41 %)? Плюс – никто не отменял их обычные обязанности. То есть, проведение уроков, оценки, заполнение документации… Директор теоретического лицея имени Мошкова в Чадыр-Лунге Любовь Терзинова сетует, что только на проверку домашних заданий и их отправку ученикам у нее уходит 3-4 часа.

О высокой загруженности говорит и преподаватель колледжа Наталья Вицинская: «Когда у тебя учеников больше 100, предметов фактически 7, т.к. история 1-2-3 курс - это разные эпохи, плюс тоже самое с гражданским воспитанием, а еще этика, психология... А в планах, кроме основного курса, предусмотрены еще и индивидуальные работы, оценивать которые ты обязан. Цунами! На преподавателя ложится ответственность еще и заполнения не только электронных журналов, но и еженедельных отчетов! И, как вишенка на торте, классные руководители, чтобы им не сняли оплату за классное руководство, обязаны проводить классные часы онлайн и отчитываться за это».

Доктор архитектуры, доцент Технического университета РМ Татьяна Буймистру считает, что онлайн обучение – стресс для студентов и преподавателей. Но полностью исключать его из процесса нецелесообразно. «Это неплохо для чтения лекций. Они могут быть записаны однажды для 2-3 университетов и потом обновляться. Неплохо для контроля на экзаменах. Если возникает какая-то ситуация, в которой нужно разобраться, всегда можно проверить по записи. Но вот проводить практические занятия, особенно по творческим дисциплинам, очень сложно». Возможно, как считают многие опрошенные noi.md, Татьяна Буймистру и права, но только для постуниверситетского образования. Что касается школьного и университетского образования, то оно, по мнению подавляющего большинства должно быть традиционным.

Подводя итог: по крайней мере, в обозримом будущем, онлайн образование в Молдове приведет к снижению качества знаний и усугубит социальное неравенство. Но уже сегодня необходимо задуматься над тем, как снизить его негативные последствия в случае возможного форс-мажора (правительство обещает открыть школы 1 сентября, но некоторые специалисты говорят о том, что осенью нас ждет новая волна пандемии коронавируса). Наверное, уже сейчас нужно задуматься и о корректировке в куррикулумах, и об изменении критерия оценки, и о правилах проведения онлайн контрольных, экзаменах и зачетах, и о новых требованиях к учащимся и педагогам. Кто подготовлен - тот вооружен.

Лидия Чебан

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load