COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

НПО для “ребятишек из Гарварда”

НПО для “ребятишек из Гарварда”

В парламенте возник очередной очаг напряженности. Это новый закон о некоммерческих организациях.

Принятие данного законопроекта называется одним из условий предоставления Молдове макрофинансовой помощи от Европейского союза в размере 30 млн евро. Причём время поджимает — документ должен быть принят до 1 июля. Однако президент Игорь Додон уже заявил, что не будет подписывать проект закона об НКО в нынешней редакции в случае, если парламент примет его во втором чтении. Свою позицию он объяснил тем, что документ “полностью не отвечает интересам Республики Молдова” и направлен на “внешнее вмешательство в политическую жизнь страны”.

От “угрозы гражданскому обществу” до “надежды гражданского общества”


Новый закон о некоммерческих организациях должен заменить закон об общественных объединениях, который был принят ещё 24 года назад и, по мнению авторов проекта закона, безнадежно устарел.

Четыре года назад группа организаций гражданского общества решила обновить законодательство, регулирующее деятельность неправительственных организаций (НПО). Весной 2016 года тогдашний министр юстиции Владимир Чеботарь дал ей разрешение начать работу над новым законом в сотрудничестве с представителями Министерства юстиции. Параллельно рабочая группа представителей НПО сотрудничала и с управлением Верховного комиссара ООН по правам человека. Результатом этой работы стал новый законопроект, который, как говорили тогда, был создан в условиях полной независимости и свободы от любого политического давления, и полностью соответствовал международным стандартам и лучшим образцам из мировой практики.

Проект закона о некоммерческих организациях образца 2016 года был изучен международными экспертами и прошёл общественные слушания. Однако прежде чем дать ему ход, летом 2017 года Министерство юстиции предложило внести в новую редакцию закона три дополнительные поправки.

Изменения касались НПО, принимающих участие в политических процессах и законотворчестве. Согласно дополнениям Минюста, такие организации не смогли бы получать финансирование и материальные ценности из-за пределов Республики Молдова. То есть, в политической жизни страны могли участвовать только те неправительственные организации, которые не пользуются финансированием из-за рубежа.

Также Минюст предлагал обязать некоммерческие организации, которые получают финансирование из иностранных источников, подавать отчёты не только в налоговую службу, но и в Министерство юстиции и Центризбирком. Согласно поправкам, НПО, финансируемые из-за рубежа, должны были публиковать отчёты, подтверждающие происхождение средств и доходов организации, а также её руководства, и подавать в Минюст и ЦИК письменные декларации о доходах и расходах в области “политической деятельности”. За нарушение этих правил полагались штрафы и санкции – вплоть до ликвидации организации по решению суда.

Инициатива Министерства юстиции вызвала большой скандал в среде гражданского общества. 72 НПО выступили с заявлением против предложенных поправок, назвав их “угрозой гражданскому обществу Молдовы”. В заявлении говорилось, что как минимум 90% неправительственных организаций Республики Молдова получают иностранное финансирование, и если эти изменения будут приняты, то НПО просто не смогут работать.

Представители общественных организаций тогда утверждали, что Минюст решил закрутить гайки неспроста: его законодательная инициатива появилась как раз в период нарастающей политической конфронтации, вызванной изменением избирательной системы с пропорциональной на смешанную. 14 мая 2017 года перед парламентом прошёл митинг против изменения избирательной системы. Его поддержали пять оппозиционных партий, а организаторами выступили несколько влиятельных НПО, среди которых были Институт публичной политики, Transparency International Moldova, Promo-LEX, Центр юридических ресурсов.

Программный директор Центра политик и реформ Штефан Глигор тогда отмечал, что власти пытаются создать инструмент борьбы с неугодными неправительственными организациями, и проект Министерства юстиции “нацелен на удобное его использование против тех НПО, которые будут слишком активно излагать свою точку зрения, идущую вразрез с позицией нынешней власти”.

Со своим заявлением по поводу действий властей выступила правозащитная организация Amnesty International, которая утверждала, что “ряд неправительственных организаций Молдовы рискуют столкнуться с репрессиями или даже с полным закрытием в том случае, если поправки к закону об НПО, предложенные правительством, будут утверждены”. А в сентябре 2017 года официальному Кишинёву досталось от международных структур. Выступая на открытии 36-й сессии Совета ООН по правам человека, верховный комиссар ООН в этой сфере Зейд Раад аль-Хусейн выразил обеспокоенность по поводу сообщений о нарушениях прав человека в Молдове и попытках молдавских властей на законодательном уровне ограничить деятельность неправительственных организаций. По его словам, некоторые из предлагаемых в этой стране поправок к закону об НКО “могут значительно затруднить деятельность организаций гражданского общества”.

В итоге под давлением молдавской и международной общественности власти отказались от инициативы о запрете внешнего финансирования для ряда общественных организаций. В марте 2018 года правительство Павла Филипа одобрило проект закона о некоммерческих организациях, изъяв из него скандальные нормы Минюста. А в мае 2018 года парламент принял документ в первом чтении.

Потом о законопроекте о некоммерческих организациях забыли на целых два года. И вот о нём опять вспомнили. И опять он вызвал скандал.

Не коммерческое это дело. Плюсы нового закона об НКО

Нынешний вариант закона о некоммерческих организациях вызывает неоднозначную реакцию у самих НПО. Как написала в соцсетях председатель общественной ассоциации “Активный гражданин” Ольга Антонова, одни неправительственные организации его полностью поддерживают, другие – поддерживают, но с поправками, третьи считают, что документ направлен на поддержку определённых организаций.

Несомненным плюсом документа его сторонники называют то, что законопроект упрощает процедуру регистрации неправительственных организаций и снимает ряд ограничений на членство или участие в НПО.

Так, срок регистрации некоммерческих организаций сокращается с 30 до 15 дней. В то же время срок предоставления учредительных документов в государственный регистрационный орган увеличивается с 30 дней до трёх месяцев. При этом проект обязывает орган государственной регистрации уведомлять заявителей о недостатках в поданной документации из-за чего регистрация невозможна, с предоставлением срока для их устранения.

Аннулированы ограничения на учреждение НПО для государственных служащих. Теперь они могут быть учредителями, членами или руководителями некоммерческих организаций. Это относится и к юридическим лицам и нерезидентам. До сих пор правом создавать НПО обладали юридические лица – общественные объединения. Нынешней версией законопроекта обеспечивается такая возможность для всех физических и юридических лиц, независимо от гражданства и организационно-правовой формы. Как заявил юрисконсульт Центра юридических ресурсов Илие Киртоакэ в интервью изданию Newsmaker, эта норма упростит создание различных ассоциаций производителей, которые смогут объединяться и защищать свои интересы. Сейчас патронатные ассоциации действуют как союзы юридических лиц.

Также новый закон упрощает положения, касающиеся административных советов при НПО. Если действующее законодательство требует наличие полноценного админсовета в любой неправительственной организации, вне зависимости от количества работающих в ней сотрудников, то новый законопроект оставит это требование только для крупных некоммерческих организаций.

Проект закона об НКО также устанавливает возможность некоммерческим организациям проводить любой вид деятельности, не запрещенный законом, в том числе и экономическую деятельность. Однако она должна осуществляться только для достижения уставных целей. Документ запрещает распределять прибыль организации между её членами, учредителями и прочими лицами. По мнению авторов законопроекта, это положение исключит возможность того, чтобы под видом некоммерческих организаций проводилась экономическая деятельность в целях получения прибыли.

Значительным плюсом документа некоторые эксперты называют ограничение возможности вмешательства государства в деятельность некоммерческих организаций. И главное – он не ограничивает внешнее финансирование.

Согласно проведенному в 2015 году по инициативе центра “Contact” опросу, около 83% доходов молдавских неправительственных организаций состоят из ресурсов внешних грантов. Организации гражданского общества Республики Молдова – одни из самых зависимых от внешних источников финансирования. Согласно исследованиям финансовой устойчивости НПО, в целом ряде европейских стран (Венгрия, Румыния, Польша, Чехия, Словакия) большая часть финансовых ресурсов неправительственных организаций (около 43%) формируется за счёт самогенерирующихся доходов, в том числе за счёт членских взносов, хозяйственной деятельности или платных услуг. Порядка 35% доходов НПО в указанных странах составляет доля от поддержки публичного сектора и 22% - частные благотворительные источники.

Не коммерческое это дело. Минусы нового закона об НКО

Ещё два года назад, когда правительство Павла Филипа одобрило проект закона о некоммерческих организациях, а парламент принял его в первом чтении, эксперты Национального центра по борьбе с коррупцией, проведя обязательную антикоррупционную экспертизу, пришли к выводу, что новый законопроект содержит много пробелов и не обеспечивает безопасность государства.

Внимание экспертов привлекли несколько статей этого документа. Например, одно из положений ст.3: “… Лица могут объединяться, не будучи обязанными регистрировать организацию”. В НЦБК считают, что такая формулировка позволит неформальным ассоциациям частных лиц уходить в тень. А так как при отсутствии официальной регистрации не требуется устав, следовательно, будет невозможно проверить законность целей вновь созданной некоммерческой организации.

При этом если в действующем законе об общественных объединениях имеются определённые ограничения при создании и деятельности НПО (запрещено создавать общественные объединения, ставящие своей целью нарушение целостности территории РМ, насильственное изменение конституционного строя, пропаганду войны, насилия и жестокости, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, посягающие на права и законные интересы граждан, здоровье людей, общественную мораль и т.д.), то в новом варианте закона таких ограничений не предусмотрено. Разве что написано, что некоммерческая организация может быть принудительно ликвидирована по запросу Министерства юстиции, если вдруг Минюст обнаружит, что её деятельность угрожает национальной или общественной безопасности, защите здоровья, нравственности или каких-то прав и свобод. Но как это обнаружить, если регистрация некоммерческой организации, согласно законопроекту, не обязательна?

Поэтому специалисты НЦБК в своей экспертизе двухлетней давности и указали, что существующие в документе пробелы, по сути, позволяют создавать на территории страны любую организацию, в том числе религиозную, экстремистскую или террористическую, которая будет свободно финансироваться из-за рубежа.

“Самое интересное, что данный закон открывает настежь ворота чему угодно и кому угодно вообще без всяких ограничений. Любое объединение может считаться НПО без всякой регистрации и объявления о своих уставных целях, и получать финансовую поддержку из-за рубежа. В принципе, по этому закону обычная воровская сходка тоже может рассматриваться как НПО”, — написал в соцсетях экономист, экс-вице-премьер Александр Муравский.

Определенные вопросы у некоторых представителей НПО также вызывает положение проекта, разрешающее некоммерческим организациям вести экономическую деятельность, в том числе социальное предпринимательство. Либо непосредственно самой некоммерческой организацией, либо путём создания отдельного специализированного юрлица. При этом согласно ст.52 Налогового кодекса некоммерческие организации освобождаются от уплаты подоходного налога.

“По нашему мнению, здесь создаётся ситуация, когда НПО могут создать конкуренцию бизнесу, и это, скорее всего, отвлечёт некоммерческие организации от уставной деятельности. Например, “Клуб любителей пива” откроет пивной ресторан, доходы которого на 100% будут использоваться для продвижения пива и административных расходов. Поэтому, чтобы избежать нелояльной конкуренции бизнесу, мы предлагаем ограничить области экономической деятельности НПО в соответствии с уставными целями. Для ведения других видов деятельности неправительственные организации могут учредить ООО согласно действующему законодательству”, — говорится в перечне предложений к проекту закона о некоммерческих организациях, направленному в юридическую комиссию парламента экологической организацией Eco-Tiras.

По мнению председателя Eco-Tiras Ильи Тромбицкого, в данном законопроекте также не совсем чётко прописана процедура сертификации, которую всё-таки лучше проводить раз в пять лет, а не в три года. Не совсем понятно для него и почему “льгота закона в 2%” (физлица Республики Молдова имеют право выбрать получателя и перечислить ему 2% своего подоходного налога) доступна всем некоммерческим организациям, а не только общественно-полезным. “Это не соответствует традициям стран с развитой демократией – США, Великобритания, Канада и др. Следует лимитировать доступ к 2% только общественно-полезным НКО на основе процедуры сертификации”, - написал Илья Тромбицкий на своей странице в соцсети.

Но, пожалуй, самой скандальной статьёй проекта закона о некоммерческих организациях оказалась ст.6, в которой регламентируется участие НПО в деятельности, которую можно рассматривать как политическую.

С одной стороны, законопроект вроде как запрещает некоммерческим организациям поддерживать материально (прямо или косвенно) политические партии. С другой стороны, согласно ст.6 п.4 “неправительственные организации, учрежденные партиями и общественно-политическими организациями, могут оказывать бесплатные услуги политическим партиям и общественно-политическим организациям для укрепления их организационных способностей”.

Данное положение проекта, считают эксперты, может привести к тому, что в некоторые молдавские политформирования через посредников – НПО – из-за рубежа станут вливаться значительные финансовые средства для расширения их влияния, повышения популярности и увеличения электоральных шансов. И всё это будет преподнесено как “помощь в укреплении организационных способностей политической партии”.

Как это будет происходить, было описано в комментарии в одной из групп Facebook:

“НПО получает финансирование, допустим, из фонда Конрада Аденауэра. Или того же USAID, например (Агентство США по международному развитию. – Прим. ред.). После этого бесплатно начинает выполнять для той или иной партии все те услуги, которые нынче партия оплачивает самостоятельно: информационное освещение, создание и распространение агитматериалов, сайты, ролики... При этом формально партия не тратит ни копейки ни на что, и может в голубом европейском глазу рассказывать о том, как они “живут исключительно на пожертвования”. Сможет ли кто-то из политических местных партий соперничать на должном уровне с вливающими финансы в НПО фондами-посредниками Госдепартамента США? Всего лишь одного этого пункта из законопроекта уже достаточно, чтобы не только его отвергнуть, но ещё и авторов взять под контроль как иностранных агентов, подрывающих безопасность государства”, - говорится в комментарии.

Впрочем, по сути данным положением ст.6 авторы законопроекта об НКО предлагают узаконить уже существующие в Молдове “практики”.

Когда в 2015 году экс-премьер Юрий Лянкэ вышел из ЛДПМ и объявил о запуске нового политического проекта, он заявил, что денег на создание новой партии у него нет, и что он надеется на поддержку электората не только в политическом, но и в финансовом плане. Комментируя это, и прочие аналогичные заявления некоторых лидеров правого фланга, директор Института дипломатических, политических исследований и вопросов безопасности Валерий Осталеп отметил, что финансовое положение т.н. партий проевропейской альтернативы на самом деле не так плачевно, как пытаются представить их лидеры. И что сетования на безденежье – это, скорее, игра на публику. “Я считаю достаточно лицемерным ситуацию, когда некоторые политики выходят с бледными лицами и говорят, что денег нет, в то время как деньги уже поступили. Поинтересуйтесь у г-на Лянкэ про финансирование его Института европейских политик и реформ”, - заявил тогда Осталеп.

Дилемма для демократов

На прошлой неделе парламентская комиссия по вопросам права, назначениям и иммунитету провела онлайн-заседание (в связи с карантином), рассмотрела более 100 поправок, представленных депутатами и гражданским обществом, и одобрила законопроект о некоммерческих организациях для рассмотрения во втором чтении. Представители оппозиции настаивают на принятии документа до 1 июля, увязывая это с предоставлением макрофинансовой помощи от Европейского союза в размере 30 млн евро.

Однако сначала премьер-министр Ион Кику, а затем и президент Игорь Додон заявили, что законопроект об НКО не может быть принят в текущей редакции и должен быть изменён.

Глава государства сказал, что не подпишет проект данного закона, если парламент примет его в окончательном чтении, потому что он противоречит интересам Молдовы и направлен на “внешнее вмешательство в политическую жизнь страны”.

“Сейчас все наши оппоненты и западные партнёры настаивают на принятии этого закона. Объясню почему. Потому что в этом законе чётко прописано, что НПО могут оказывать услуги политическим партиям и получать финансирование из-за рубежа. Это значит, что кто-то из ребятишек из Гарварда открывает НПО, выделяет на его работу пару миллионов долларов. А потом это НПО вместе с партией Нэстасе, Санду или любой другой начинает политическую деятельность. То есть, с одной стороны, у партии официально никаких доходов нет, как, например, сейчас у Pro Moldova – они сидят в офисе, который им представила какая-то НПО. Это означает внешнее вмешательство в молдавскую политику. Помните, как в ЕС говорили, что дадут нам 70-80 млн евро? После этого мы узнали, что эти деньги пойдут НПО, а не в бюджет. Мы во что превращаемся, в банановую республику, где несколько десятков НПО управляют страной? Вот что они хотят сделать с помощью этого закона”, – заявил президент в эфире одного из телеканалов, подчеркнув, что “на таких условиях не нужно нам это финансирование”.

Тогда же Игорь Додон сказал, что Партия социалистов не станет голосовать за законопроект о некоммерческих организациях и предупредил, что если фракция Демократической партии проголосует за него вместе с оппозицией, это будет означать разрыв коалиционного соглашения с ПСРМ.

Так что демократы оказались перед дилеммой. С одной стороны, не хочется ссориться с политическими союзниками и провоцировать политический кризис перед очередной избирательной кампанией, с другой -– законопроект о некоммерческих организациях был разработан и одобрен правительством Павла Филипа. Впрочем, когда в марте 2018 года кабмин, возглавляемый нынешним председателем ДПМ, рассматривал этот скандальный документ, премьер-министр Павел Филип подчеркнул, что даже одобренный правительством вариант законопроекта не предполагает консенсус в целом.

На сегодняшний день в Реестре некоммерческих организаций Республики Молдова зарегистрировано более 8,8 тыс. общественных объединений, фондов, учреждений и союзов юридических лиц.

Ксения Флоря

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load