COVID-19 в Молдове Подробнее

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Молдова между Лиссабоном и Владивостоком

Молдова между Лиссабоном и Владивостоком

ЕС и «не заметил», как у него под носом выросла Большая Европа, которую уже не получится игнорировать

Страны ЕС начинают постепенно выходить из режима карантина, осторожно открывая свои границы при соблюдении мер предосторожности. Для глобальной экономики это хороший знак, хотя уже никто не ожидает чуда – ущерб, нанесенный пандемией, будет ощущаться на много лет вперед и об экономическом росте как внутри ЕС, так и на глобальном уровне придется забыть.

Все усилия сейчас предпринимаются для решения точечных проблем из-за пандемии, а также вырабатываются меры выхода из кризиса. Чиновники ЕС хоть и пытаются сгладить ситуацию, делая оптимистичные заявления и прогнозы, однако с формированием фонда восстановления «ЕС нового поколения» стало понятно, насколько пандемия и передел финансовых потоков в борьбе с ней раскололи страны ЕС на «приближенных» и «второстепенных».

Эксперты пока с большой осторожностью, но все же отмечают, что за громкими заявлениями брюссельской бюрократии о перезагрузке евроинтеграционной жизни внутри стран-членов ЕС, скрывается явная тревога по поводу интенсификации роста экономических связей в рамках ЕврАзЭС. Если еще несколько лет назад идея построения Большой Европы от Лиссабона до Владивостока воспринималась некоторыми еврочиновниками как «утопия» и политический проект Россия-Китай, то теперь это реальная альтернатива построения многополярного мира, без политической и экономической гегемонии США.


Для ЕС, который находится в большой зависимости от американского влияния, в том числе через транснациональные корпорации и финансовые фонды, крепко осевших в странах Европы, проект ЕврАзЭС может принести очевидную экономическую выгоду, несмотря на все политические заявления о якобы прямой угрозе самому существованию союза европейских государств. Согласно оптимистичному прогнозу Еврокомиссии, если не будет второй волны пандемии, то к концу 2020 года экономический спад в ЕС составит 7,7%. В противном случае данный показатель может достичь 16% и как отмечают эксперты – это станет катастрофическим результатом борьбы с экономическим кризисом.

В условиях пандемии ЕС столкнулся с большими проблемами не только экономического плана, но и институциональными, в скорости и адекватности принятия решений. По мнению аналитиков, речь сейчас должна идти не столько об оказании точечной помощи в борьбе с последствиями пандемии (хотя этот вопрос нельзя снимать с повестки дня), сколько о необходимости и способности оптимизации ресурсов, которыми все еще располагают страны. В этом смысле ЕС демонстрирует ограничения и местами отсутствие той самой пресловутой транспарентности и толерантности, в то время как страны ЕврАзЭС реально демонстрируют открытость торговых границ и политики равных возможностей.

Дом один, а крыши порознь

Еврокомиссия (ЕК) намерена потратить на экономическое восстановление Евросоюза после пандемии коронавируса 1,3 триллиона евро в течение следующих 7 лет в дополнение к предложенному на 2021-2027 годы бюджету в размере 1,85 триллиона евро. Как сообщила пресса со ссылкой на заявления первого заместителя главы Еврокомиссии Валдиса Домбровскис, первоначальный объем фонда составит 750 млрд евро. Доступ к средствам фонда после утверждения страны ЕС получат в 2021 году. Это дополнительная поддержка к выделенным ранее в рамках программы противодействия пандемии 540 млрд евро, которая была запущена 1 июня текущего года.

Еврочиновники рассчитывают на то, что эти средства помогут компенсировать потери от снижения торговли и спада производства.

При этом страны-члены ЕС могут рассчитывать на 250 млрд евро в виде грантов, остальное – 500 млрд евро – будет распределяться в виде кредитов. Как отмечают СМИ, руководство Еврокомиссии не спешит раскрывать подробности об источниках пополнения фонда восстановления, большая часть которых - это коммерческие займы, и их придется отдавать с процентами. Согласно официальной информации период погашения этих займов продлиться до 2058 года.

Политика пополнения и распределения средств фонда уже внесла раскол в европейский дом. Как отмечает Газета.ru, напряжение нарастает между югом и севером из-за того, что идея Италии и Испании о создании «коронабондов» (общий долговой инструмент для заимствования средств) не была поддержана Германией и Нидерландами, которые в свою очередь склоняются к применению уже отработанного ранее на Греции механизма стабилизационной политики. Последствия такой политики Греция переживает до сих пор.

Италия, которая, по сути, была брошена на произвол судьбы в условиях пандемии, сегодня ожидает от руководства ЕС большей помощи. Юг ЕС обвиняет Германию в нежелании солидарно оказывать помощь пострадавшим от пандемии членам ЕС. На что канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что «благосостояние Европы - это не просто вопрос солидарности, это вопрос собственных интересов».

Как передает Deutsche Welle, коронавирусный кризис станет центральной темой будущего председательства Германии в Совете ЕС. Это подтвердила Ангела Меркель, заявив на одном из недавних брифингов, что «пандемия заболевания COVID-19 «поставила все с ног на голову» и показала, что ключевые изменения требуют краткосрочных решений с долгосрочными последствиями».

Молдову отформатируют?

С ног на голову пандемия перевернула и первоначальные цели и задачи в рамках программы «Восточного партнерства», в которую входит и Молдова. Сейчас в коридорах ЕС пытаются спешно найти ответ на вопрос – что делать со странами «Восточного партнерства», которые за последние несколько лет, мягко говоря, так и не смогли выполнить поставленные перед ними задачи, несмотря на выделяемую финансовую поддержку. Ярким примером провала политики «Восточного партнерства» стала Украина, которая полностью погрязла в долговых обязательствах перед МВФ и финансовыми структурами ЕС, и оказалась неспособной провести структурные и институциональные реформы. Еще до начала пандемии брюссельские чиновники говорили о необходимости переформатирования сотрудничества, хотя о закрытии программы никто не говорит, но как политический проект ЕС для сдерживания влияния России в регионе, она исчерпала свои возможности. В условиях экономического кризиса ждать выделения существенной финансовой помощи в рамках этого проекта странам-участницам было бы наивно. Европе сейчас не до них в прямом смысле слова. Скорее страны «Восточного партнерства» сегодня для еврочиновников как чемодан без ручки – выбросить жалко, а тащить на себе сил и желания нет. Как отмечают эксперты, если ЕС пойдет по пути конфронтации и продолжит политику изоляции от восточного рынка в лице России, то это приведет к более пагубным последствиям для всей глобальной экономики. Это понимают в странах ЕС, отсюда и все большее неприятие нарастающей санкционной политики в отношении России со стороны США. Европейская бизнес-среда открыто требует от руководства ЕС прекратить поддерживать санкционную политику, которая неминуемо приведет к банкротству крупного бизнеса в странах Европы. На глобальном уровне экономика настолько интеграционная, что разрыв связей по политическим мотивам сродни экономическому самоубийству. Более того, в ЕС понимают, что игнорировать таких крупных игроков как Россия и Китай уже нельзя. Игнорировать традиционные торговые связи с Россией нельзя и нашей стране. И почему Молдове этот путь должен быть закрыт, даже если ЕС к этой новой альтернативе экономической интеграции оказался не готов?

Есть время наверстать возможности

Правительство Молдовы при поддержке президента Игоря Додона старается придерживаться прагматичной внешней политики. Молдова с ее ограниченными ресурсами не может позволить себе действовать в ущерб своим национальным интересам и ее выгода как раз в налаживании взаимовыгодных торгово-экономических связей со всеми заинтересованными партнерами. В том числе и со странами ЕврАзЭС. Кстати, о том, что на самом деле нет никаких серьезных противоречий в сотрудничестве Молдовы в рамках Соглашения об Ассоциации с ЕС и одновременно в участии нашей страны в проектах, реализуемых в формате ЕврАзЭС, открыто говорилось на прошедшем в прошлом году масштабном Молдо-российском форуме в Кишиневе. Тогда российская сторона выразила готовность в налаживании открытого диалога и с Молдовой, и с ЕС, отметив, что ЕАЭС предлагает сотрудничество на взаимовыгодных условиях всем странам Европы (а не только членам ЕС), без разделения по политическим квартирам. Была бы политическая воля.

Еще в прошлом году, выступая на расширенном заседании Высшего Евразийского экономического совета, президент Молдовы заявил, что для Молдовы участие в новых интеграционных проектах, таких как ЕАЭС, является приоритетом и хорошей возможностью разнообразить свои экономические связи и рынки экспорта молдавских товаров и услуг. «У Молдовы есть интересный опыт, который может быть интересен и странам членам ЕАЭС. Уже 5 лет в Молдове внедряют соглашение о свободной торговле с ЕС, причём это происходит одновременно с существующими соглашениями о свободной торговле со странами СНГ, Балканскими странами и Турцией. Мы можем поделиться этим непростым, но ценным опытом», – сказал он. Президент выразил надежду на то, что рано или поздно начнутся переговоры между ЕАЭС и ЕС по созданию большой зоны свободной торговли между этими крупными международными организациями. «Мы поддерживаем идею заключения такого соглашения, что стало бы серьезным прорывом в продвижении концепции создания единой Европы от Лиссабона до Владивостока. Молдова является европейским государством, которое географически и геополитически находится в центре этих процессов», – заявил Игорь Додон.

Сегодня Молдова в статусе страны-наблюдателя в ЕАЭС ведет переговоры по налаживанию сотрудничества с Евразийским банком развития. По словам Игоря Додона «мы понимаем экономическую выгоду, которую может получить Молдова вследствие присоединения к деятельности этой структуры. Это не только внедрение новых и стратегически важных инвестиционных проектов на территории нашей страны, но и реализация совместных проектов со странами Евразийского экономического союза».

Следует отметить, что товарооборот со странами ЕврАзЭС у Молдовы растет ежегодно в пределах 10% (по итогам прошлого года). Это хороший показатель для молдавской экономики. К тому же, уже есть целый ряд стратегических проектов в самых разных областях, которые власти Молдовы намерены реализовать. В том числе проекты по строительству и реконструкции дорожной и инженерной инфраструктуры при поддержке России, Китая, Беларуси.

Возможности, открывающиеся для молдавской экономики в рамках проектов ЕврАзЭС очевидны, и не ограничиваются только инфраструктурными направлениями. Главное - не упустить время.

Пандемия, как бы парадоксально это ни звучало, дала еще одну отсрочку Молдове хорошо подумать, как выгоднее выстроить свои отношения с партнерами по развитию и на Западе, и на Востоке. И главное – как сделать так, чтобы Молдова не оказалась вновь перед необходимостью геополитического выбора «или-или» ­­- лишенного всякой экономической и, соответственно, социальной (гуманитарной, сугубо человеческой) целесообразности.

Собственно, тут, как говорится, все уже придумано до нас: главные игроки Евросоюза – Германия, Франция, к примеру,- со всей очевидностью демонстрируют остальным европейским странам всю полноту потенциала новой – Большой - Европы от Атлантического до Тихого океанов.

…В которой Республика Молдова занимает место где-то посредине.

Евгений Оженов

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Новости наших партнеров
loading...
Ещё
load