COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 999 493 БОЛЬНЫХ 390 742(+1783)   ВЫЛЕЧИЛИСЬ 367 199     УМЕРЛО 10452(+8) Подробнее
Коронавирус новостей: 7823
ГМО и прививки новостей: 1282
Снова в детство новостей: 48

Мир наизнанку: от пандемии до насаждения новой социальной иерархии

3 дек. 2021, 21:11   Аналитика
5206 1

Обозревая ситуацию в мире, связанную с пандемией, невольно приходишь к некоторым выводам. С одной стороны создается впечатление, что пандемия обнажила все болевые точки современного мира. С другой стороны, можно предположить, что пандемия является сознательным прикрытием тех катастрофических изменений, которые нам хотят навязать..

Вопрос выживания элит

Пандемия - это только начало деструктивных процессов, подброшенных человечеству. А человечеству, судя по всему, приготовили новую экономику по Клаусу Швабу (глава Давосского экономического форума – прим.ред.) , миграционные процессы, финансируемые Соросом, перманентные войны, которые в любой момент могут перейти в тотальное противостояние, разрушение экономики, дутый, по мнению многих экспертов, климатический вопрос, деиндустриализацию, зомбирование населения, изменение ментального облика человека, разрушение наций и, конечно, тотальный контроль над человеком и обществом.

Но началось всё с межцивилизационного стравливания человечества, построенного на новом религиозном фундаментализме, который разрешен некоторым цивилизациям и культурам, но строжайше запрещен другим культурно-историческим общностям, уничтожение которых есть основная цель.

Дробление мира по цивилизационному признаку давно было озвучено как западными аналитиками, так и аналитиками евразийского пространства. Еще в конце ХХ века американский социолог и политолог Самюэль Хантингтон описал эти грядущие события (в работе «Столкновение цивилизаций» и в других). Однако никто не мог предположить, что до такой степени во главу угла будет положен религиозный фактор.


Религия всегда играла важную роль в процессах развития человеческого общества. Правда, религиоведы, исследовавшие эти проблемы, всегда видели в основах традиционных обществ, строящих свою надстройку на мистериях и ритуалах, идеи, обряды, символы и духовные ассоциации. Не всегда серьезно рассматривались другие проблемы - в частности, проблемы социального и зависящие от них проблемы конспирологического порядка.

Однако «собака зарыта» как раз в том, что социальные структуры религиозного общества, а это в первую очередь структуры элитарные, формировали социум так, чтобы власть всегда сохранялась в руках элит. Конспирологический и т.н. заговор элит- это всегда вопрос не только выживания элит и их власти, но и предвечный функционал, закрытый и тотально замкнутый аппарат подавления и власти, перераспределения богатств и реализация контроля над обществом.

Конечно, во все века элиты не хотели, что бы об этом знали массы простых профанов. Так было в античности, так обстоит дело и сегодня. Нам внушают, что теории заговора и конспирологические сюжеты – всего лишь изобретения фантастов и мистиков. Если Элевсинские мистерии, мистерии Изиды в Египте, средневековые ордена, тамплиеры и тевтоны - это сказка, то надо выбросить на обочину истории все исторические и социально-политические труды. Мистерии были всегда, и их суть - во власти элит, в руководимой ими социальной иерархии. Религиозные мистерии в традиционных обществах прошлого были основой и опорой для данной исторической практики.

Мир духовенства и аристократии

Не будем утверждать, что в религиозных социумах прошлого не было духовного и мистического откровения, но не оно было главной целью этой социально-исторической практики. Целью было формирование общества кастовой системы, где верхи правили всегда и вечно, при этом низы не могли изменить порядок вещей, ибо были предопределенны к повиновению самой религиозной идеей и мистической иерархией. В некоторой степени эти моменты отражены в фундаментальном труде французского историка Марка Блока «Феодальное общество», где Блок пишет: «средневековый феодальный строй вышел из лона эпохи, чрезвычайно изобиловавшей потрясениями. В какой- то мере он родился из самых этих потрясений».

Во второй книге своего труда под названием «Классы и управление людьми» Марк Блок анализирует формирование социальной иерархии средневековья. Правда, он не делает акцента на сути традиционного общества, но выводит его из противостояния исламу, арабам, венграм и норманнам. Именно в этом положении западный мир, оказавшись в осажденной крепости, порождает новую социальную иерархию. А фактически рождается истинно христианское традиционное общество, с его мистериями и сакральной иерархией.

Еще более конкретно оценил это сословное общество голландский историк и философ Йохан Хёйзинга, который в своей великолепной работе «Осень средневековья» писал: «Идея сословного разделения общества насквозь пронизывает в Средневековье все теологические и политические рассуждения. И дело вовсе не ограничивается обычной триадой: духовенство, аристократия, третье сословие. Понятию «сословие» придается не только большая ценность, оно так же и гораздо более обширно по смыслу…сословие есть состояние, «estat», «ordo» (порядок), и за этими терминами стоит мысль о богоустановленной действительности. В средневековом мышлении понятие «сословие» (состояние), или «орден» (порядок), во всех этих случаях удерживается благодаря сознанию, что каждая из этих групп являет собой божественное установление, некий орган мироздания, столь же существенный и столь же иерархически- почитаемый как небесные Престолы и Власти».

Что это, как не кастовая система? Что это, как не сакральная социальная иерархия, одобренная Богом и Церковью, где всё взаимосвязано и все проистекает одно из другого и всё замкнуто на самом себе?

Однако формировало этот мир не только и не столько церковное начало, ведь не только христианская священная доктрина была его сутью. Были и кельтские мистерии, и германо-скандинавские, и мистерии святого Грааля, катаров и тамплиеров. Мистерии Ордена Святого Руна и Святого Георгия, тевтонов и мальтийцев, а главное - родовые посвящения старой аристократии и связанный с ними имперский принцип социально-политического мироустройства.

Итальянский философ-эзотерик Юлиус Эвола в этой связи писал: «имперский принцип- это иерархия, порядок, идущий сверху. Принципом христианской экклезии было равенство, братство. В Империи существовали персонифицированные отношения зависимости: там были господа и были слуги. Там существовал кастовый режим в совершенной форме».

Этот мир великолепно описал Жорж Шателен - придворный историк Филиппа Доброго и Карла Смелого, - который считал, что простому народу Господь определил явиться на свет, чтобы трудиться, возделывать землю, духовенству - поддерживать веру, аристократия же должна возвеличивать добродетель и блюсти справедливость. Борьба с тиранией и упрочение мира - все это у Шателена приходится на долю аристократии и рыцарства. Правдивость, доблесть, нравственность, милосердие - вот ее качества. Таков был тот иерархический мир. Такими были его идеалы, столь очевидно отличные от идеалов эпохи революций Нового времени и торжества третьего сословия. Миром правила священность не столько духовенства, сколько сакральная нравственность аристократии, ее мистическая иерархия и родовой континуитет. Это общество правило Западом долгие столетия и рухнуло в эпоху буржуазных революций.

Когда богом стали деньги

После ряда революций, от британской до якобинской во Франции в 1789 г., мир столкнулся с новым порядком вещей. Старый миропорядок, его духовность и нравственные рыцарские ценности уничтожались на корню. Иерархии и связанные с ними обожествлённые короны и алтари отошли на задний план. Стало очевидно, что в мир пришёл социальный хаос. Он на время охватил всю западную цивилизацию, а затем, вследствие колонизации, распространился и на другие регионы планеты.

Первой, кто изменил порядок вещей, была Нидерландская революция. То была вооружённая борьба Семнадцати провинций за независимость от испанского владычества, в результате которой была признана независимость Семи Соединённых провинций. Эта новая страна с ее прогрессивным порядком стала воистину прорывом, в феодальном мироустройстве Западной Европы. Здесь рождался Новый Мир. Новый во всем – от духовности до социальности. Если ранее в Европе всё, от литературы и философии до живописи и музыки было замешено на религиозных идеях и канонах, то в Голландии появилось новое светское искусство. Вермеер, Рембрандт, де Хох, Халс в своих творениях на первый план выдвинули не сакральную живопись, не иконопись, какой были творения Джото или Рафаэля, а жизнь буржуа, во всех ее светских формах.

То же коснулось и социальных отношений. Веками устойчивая социальная иерархия вассально- ленных, феодальных отношений начала рушиться. Для средневекового мира это был истинный социальный и духовно-политический хаос. Старой аристократии и сонму священников он не нёс ничего хорошего.

Голландия подготовила идейную и социальную базу для будущего буржуазии, которая ломилась в мир и стремилась установить в нём свои новые капиталистические порядки. Старая религия была больше не нужна, как и все её мистерии и алтари. Протестантизм обеспечил мистическую основу для грядущего мироустройства и обосновал сутью жизни Нового времени богатство, а не родовую знатность. «Ты богат, и следовательно ты предопределен к спасению, и не важно кто ты: буржуа, ремесленник, живописец или князь, барон и лорд. Твоя суть не в исторической преемственности власти твоего знатного рода, а в твоих делах. Именно они определяют твое избранничество и твое место в иерархии».

Для старого кастового строя это было истинной катастрофой. Необратимым разрушением всего того мира, общества, которое было установлено во времена сакральной иерархии, связанных с ней мистерий, обрядов, - то есть всем тем, что мы называем традиционным обществом. Его нельзя путать с архаическим обществом, ибо, зачастую в социально-политическом плане оно было достаточно развито, но строило свои устои на религиозных и нуменозных (божественных) законах.

В Новом мире богом стали деньги и другие материальные ценности, которые уже никак не были связанны сокровищами прошлого, Граалями и святыми реликвиями. Сколь не был ценен палец Святого Иоанна, ценность мануфактуры или каравеллы, приносящих реальный доход, была на много выше.

Англия как ядро капитализма…

Еще большее значение для этой трансъевропейской революции и трансформации сыграла Великая Английская революция, которая навсегда изменила не только исторический облик Англии и Британии в целом, но и всей Европы, а затем и всего колонизируемого англичанами мира. Она стала не только Рубиконом, но, воистину, стержнем всего семнадцатого столетия. Именно на ее штыках будущие миссионеры понесли новые законы и устои во все части земного шара. Известный французский историк Ролан Мунье писал: «Семнадцатый век являлся эпохой кризиса, который затронул человека в целом, во всех сферах его деятельности - экономической, социальной, политической, религиозной, научной и художественной все его существование на глубочайшем уровне его жизненных сил, его чувствования, его воли».

Историки согласны с этой оценкой. Если до 1500 года Европа отставала от стран Востока во всем, а от Китая, Индии, Ирана - во всем в квадрате, то после описываемых событий она ушла далеко вперед в цивилизационном и экономическом отношении. После революции Голландия удерживала мировое господство в экономике (мануфактура, рыболовство, торговля, транспорт, финансы). Стоимость одного корабля в Голландии была на 40%-50% дешевле, чем в других странах Европы. Голландская агрикультура на польдерах - отвоёванных у моря землях - была самой эффективной и рентабельной в Европе.

Но Голландия была только начальным трамплином для тех сил, что ломали старый феодально-иерархический порядок старого общества. И хотя Голландия создала мировую империю, а начиная с 1602 г, когда была создана Голландская Ост-Индская компания, совместившая торговлю и колонизационную политику, стала супердержавой, после Английской революции эта страна уступила Британии ведущую роль в мире.

Именно Английская революция сделала процесс перехода от старого иерархического феодального строя к миру капитала в общемировом процессе необратимым. Англия создала магический центр для формирования будущего мира, будущих элит и стала капиталистическим ядром будущей европейской цивилизации. Абсолютизм Испании, Священной империи германской нации, Франции, стал социальным анахронизмом. Их устои не позволяли форсировать развитие общества, торговли, а главное - экономики, но они были еще основой старой иерархии, которую стремился прогнуть, сломать новый мир буржуа и торговцев. Самое главное, что во времена этой пуританской революции исчезла значительная часть средних земледельцев, разрушилась феодальная иерархия в деревне, в феодах, и огромная масса людей была выброшена на обочину. Эти люди пошли в города, в мануфактуры, во флот и армию. Так формировался новый социальный лик буржуазной Англии, основы грядущего миропорядка.

…А Франция – как оплот нигилизма

Однако здесь был один нюанс, позволивший Англии сохранить свой не феодальный, но все же аристократический характер. Еще Карл Маркс подметил, что коренное отличие этой революции от следующей, Великой Французской в том, что землевладельцы, лорды вошли в союз с новой буржуазией. Во Франции в 1789 г. этого не произошло. Там произошла коренная ломка феодальных отношений, полная хаотизация и коренное уничтожение старой аристократии. Поэтому именно Британия и стала элитарным центром Нового Мира, мозговым центром, ибо сохранила элементы высшего мистериального посвящения высшей аристократии средневековья, ее родовые мистерии, обогащенные протестантским духом Нового Времени и новой капиталистической элиты.

Франция же, уничтожив в результате нескольких революций и наполеоновских войн свою аристократию, приобрела облик центра нигилизма, модерна и постмодерна. Это не придало ей респектабельности, но на долгое время вбросило в состояние хаоса и поймало в сети социальных утопий. Один консервативный французский писатель, реагируя на приход к власти буржуа, третьего сословия в 1789 г. писал: «у купцов нет отечества…слова родина, вера, закон не имеют значения для этих людей, у которых вместо сердца монета». Поэтому французское якобинство и французская буржуазная революция несет основную, на наш взгляд, ответственность за наступление эры нигилизма, анархизма и социального хаоса.

Особую роль в этой нигилистической по сути революции сыграло французское масонство. Гильотина в этой стране беспрерывно работала несколько лет. Вначале она была направленна на старую аристократию и священников, но затем революция начала пожирать и собственных недоношенных детей. Русский крайне правый политик Николай Марков писал в этой связи: «Король Луи XVI был "казнен" 21 января 1793 года, но смертный приговор ему был вынесен еще в 1785 году на конгрессе иллюминатов во Франкфурте-на-Майне под председательством Вейсгаупта. На этом же конгрессе был приговорен к смерти и шведский король Густав III, убитый семь лет спустя. Участник этого масонского конгресса французский граф Вирие, ужаснувшись принятых постановлений, раскаялся и впоследствии посвятил свою жизнь защите короля и монархии. Но это уже было сверх его сил. Этот бывший масон задолго до революции говорил барону де Жилье: "Заговор, который составляется, так хорошо обдуман, что монархии и Церкви нет спасения"».

Итак, мозговой центр нигилизма и третьего сословия – ложа Великий Восток Франции стала рассадником атеизма и крайних революционных настроений, породивших основную массу бомбистов и революционеров всех мастей. Напомним некоторые важные детали этой актуальной и сегодня истории.

Начав с системы шотландского посвящения, Великий Восток постепенно превращается в один из наиболее революционных центров Европы. Антиклерикальный либерализм Великого Востока в наиболее радикальной форме проявляется в 1877 году. Именно тогда произошло знаменательное событие: Конвент Великого Востока Франции по докладу пастора Десмона, позже ставшего великим магистром, решает отменить в качестве обязанности работу во славу Великого Зодчего вселенной. Отменяются две основные для консервативного масонства ландмарки: вера в Бога и вера в бессмертие души. Отметим, что масонские ландмарки представляют собой перечень принципов, которые многие вольные каменщики провозглашают как «древние и неизменные заповеди масонства». После этого Великая Единая Ложа Англии тотчас прерывает отношения с ложей Великий Восток Франции.

Весь девятнадцатый век Францию трясет. Череда революций и связанных с нею радикальных действий окончательно уничтожает остатки старой феодальной аристократической иерархии. Франция становится оплотом всего того, что противостоит старому аристократическому миру.

***

Завершая первую часть нашего исследования, приведем еще одно мнение, которое характеризует десоциализацию западного мира и разрушение его священных иерархических основ, построенных на профанической идее, что индивидуум, одинокий буржуа может заменить собой священную иерархию человеческого мира и государства. Известный французский традиционалист, философ Ален де Бенуа пишет в этой связи: «Современный кризис происходит из противоречия между абстрактным универсальным человеком с сопутствующей ему атомизацией и деперсонализацией социальных связей и реальностью человека конкретного, для которого социальные связи основываются на чувственных связях и отношениях близости с сопутствующими им сплоченностью и взаимными обязательствами. Либеральные авторы верят в возможность общества полностью соответствующего ценностям индивидуализма и рынка. Это иллюзия. Индивидуализм никогда не был полностью моделью для общественного поведения и никогда не будет ею впредь».

Только священная иерархия традиционных обществ гарантировала социальную стабильность человечеству. Это прекрасно понимали как правые, так и левые, как революционеры, так и консерваторы. Это прекрасно понимают и «сильные мира сего» в наше время. Поэтому, прогнав человечество через огонь революционных пожарищ, через лезвия гильотины, через террор и насилие, разрушив старую священную иерархию общества, атомизировав и индивидуализировав человечество до крайности, они, завершая путь своей истории, намерены построить свой Эдем и свою священную иерархию будущего. Тем самым узаконив свою власть на долгие века. Это основная цель Нового Мирового Порядка, ибо всё остальное лишь средства для достижения этой мессианской цели.

Вячеслав Матвеев

(продолжение следует)

4

Добавить комментарий

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

© Бизнес

На чем вы будете в первую очередь экономить после повышения тарифов?
 X