ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Ликбез от МВФ. Выбор есть или «спасибо за отсутствие выбора»?

Ликбез от МВФ. Выбор есть или «спасибо за отсутствие выбора»?

Чему [не]научил Молдову опыт сотрудничества с западным кредитором

У каждого государства собственный опыт сотрудничества с внешними экономическими партнерами. У кого-то печальный, у кого-то – более успешный. А какой опыт взаимоотношений с внешними кредиторами у Молдовы? Почему мы так боимся остаться без внешнего финансирования? И отчего каждый раз наступаем на одни и те же грабли, занимая заведомо невыгодную для себя позицию, уверовав, что выбора у нас якобы нет, а потому – «спасибо за отсутствие выбора».

Но что, если сменить позицию и исходить из того, что выбор есть всегда — с кем работать и сотрудничать, решать нам. С учетом национальных интересов. Тогда эти взаимоотношения обретают иной смысл. Тогда и разговаривать с молдавскими властями те же эмиссары МВФ будут по-другому.

«Особая статья расходов»

Новый виток отношений с МВФ начался со сменой власти в Молдове. Если отбросить политический подтекст, хотя в отношениях Молдова–МВФ он присутствует исторически, то, напомним, фонд приостановил финансирование в бытность премьера Павла Филипа из-за принятия правившими демократами ряда изменений в налоговой политике, без согласования с экспертами фонда.

Нынешнему правительству во главе с премьер-министром Майей Санду удалось разморозить сотрудничество с МВФ в кратчайшие сроки. Практически в авральном режиме был проведен анализ того, что было сделано по действующей программе финансирования, подписанной с фондом предыдущей властью еще в 2016 году. Затем состоялись переговоры с экспертами фонда в рамках четвертой и пятой оценочной миссии. В результате — договоренность достигнута. И если на том этапе размораживание отношений само по себе можно было считать успехом нового кабинета, то остается открытым вопрос — проявит ли власть способность добиться сотрудничества, выгодного, прежде всего, для граждан нашей страны.

…Переговоры с МВФ — «особая статья расходов», шутят некоторые экономисты. С одной стороны, здесь не нужно экономить на времени и профессиональных силах, иначе получишь «кота в мешке», за которого придется расплачиваться втридорога. С другой — разрыв отношений с МВФ плохо сказывается на политическом имидже страны. Принято считать, что, если с рынка уходит такая крупная авторитетная организация как МВФ — это сигнал другим международным финансовым структурам (к примеру, тому же Всемирному банку (ВБ) или Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР)) о неблагонадежности страны-заемщика.

Вот и для нынешнего кабмина — да и в целом для партий правящей коалиции — эти переговоры стали неким Рубиконом. Мало сказать, что общество и бизнес, с учетом предыдущего опыта, ждали с опасением, какие требования кредитор выдвинет на этот раз. С тревогой все следили за тем, на что готова или не готова согласиться нынешняя власть, чтобы получить очередной транш. И как очередное долговое бремя скажется на жизни простых граждан.

В итоге, МВФ открыл доступ нашей стране к 33,6 млн СПЗ (специальных прав заимствования), что эквивалентно 46,1 млн долларов США. И даже согласился продлить программу финансирования до 20 марта следующего года. 

Деньги пошли в два кармана — на счета Нацбанка и Министерства финансов. Что характерно, 20 сентября Исполнительный совет МВФ завершил оценку хода выполнения программы, а уже 24 сентября, как подтвердил Минфин, Молдове были переведены первые 30 млн 700 тысяч долларов, еще 15 млн 200 тысяч долларов — 30 сентября.

Чтобы понять, с чем сравнимы эти суммы, примерим их к бюджету страны. По текущему курсу 46,1 млн долларов составляют чуть менее 800 млн леев (799,84). Для сравнения: по итогам 2018 года доходы госбюджета Молдовы составили 36 млрд 410,4 млн леев при дефиците 2 млрд 274,7 млн леев.

Сегодня в правительстве заявляют, что до конца текущего года дефицит бюджета превысит 6 млрд леев. И соответственно объясняют, почему так важна внешняя финансовая поддержка. Однако, даже с учетом роста данного показателя, открытым остается вопрос: неужели не могла бы Молдова обойтись без 800 млн леев от МВФ? По оценкам некоторых правительственных чиновников, ответ очевиден — могла бы вполне.

Проблема даже не в том, что Молдову в очередной раз подсадили на кредитную иглу — с нее мы еще не скоро соскочим. А в том, что деньги пойдут снова на проедание, на текущие бюджетные расходы, вместо того, чтобы их вкладывать в развитие, в инвестиционные и инфраструктурные проекты. 

Это не грант, а кредит, хоть и под низкий процент, но который придется в любом случае отдавать. А чем? Если не развивается реальный сектор экономики, промышленный сектор сокращает производственные мощности, средний и мелкий бизнес снова уходит в тень.  Самое время понять: что Молдова получит взамен, адекватна ли «помощь» последствиям от такой кредитной политики?

Взамен  - полная зависимость

По данным МВФ, на конец сентября 2019 г. общий объем непогашенных кредитов и ссуд, полученных Молдовой от фонда, составил 222,4 млн СПЗ (около 303 млн долларов США). Эта задолженность включает в себя и последний транш в рамках действующей программы.

На официальном сайте МВФ в Молдове размещено так называемое «Письмо о намерениях», которое подписывается фондом и правительством. Чтобы не возникало иллюзий — ничего эксклюзивного в нем нет. Это стандартная форма, которая применяется западным кредитором во всех странах-заемщиках. Из его содержания как раз и можно понять, какие именно требования выдвигает МВФ и что обязуется выполнить правительство. Требования стандартные, и выдвигаются с учетом механизма кредитования. Проще говоря, если правительству нужен срочный кредит, набор требований и обязательств один. Если правительство допустили до программы расширенного финансирования — соответственно, другие и условия.

Сегодня Молдова пользуется в рамках подписанной в 2016 году программы с МВФ расширенным механизмом кредитования — ECF, и механизмом расширенного финансирования — EFF. В совокупности сумма кредитной программы составляет 129,4 млн СПЗ (специальные права заимствования, эквивалент, введенный МВФ, который привязывается к доллару США, курс пересматривается каждые две недели самим кредитором), или 178,7 млн долларов США.

Заявленная цель текущей программы кредитования — поддержка экономических и финансовых реформ. Из 178,7 млн долларов более 115 млн долларов уже были получены Молдовой.

Перечисленные на счета Минфина и Нацбанка в сентябре 2019 года 46, 1 млн долларов — по сути завершающая стадия «поддержки» реформ.

На каждом этапе, по каждому пункту расписанных экономических и социальных политик фонд строго следит за их исполнением. Область применения требований МВФ более чем обширная. Налоговая и бюджетная политики, включая систему государственных расходов, тарифная политика (в том числе в стратегических областях, как энергетика, например), инвестиционная политика, банковский сектор, денежно-кредитная политика, в особенности вопросы деятельности Национального банка страны и т.д.

Возникает вопрос — а кто в доме хозяин? И почему Молдове не удается, выслушав мнение кредитора, поступить по-своему? Как минимум, не приходится говорить о какой-то экономической независимости. Получается, все эти сферы  подчинены мнению западного кредитора. Бюджет на следующий год уже был предварительно обсужден с экспертами фонда. Надо полагать, что уже в начале 2020 года нас всех ожидают новые «сюрпризы». 

Фонду — выгодно. Народу — голодно

Если охарактеризовать основные требования, применяемые МВФ во всех странах, то это набор инструментов, мер либерального порядка, как во внутренней, так и во внешней финансово-экономической политике, внедрение которых направленно в конечном счете на пополнение доходной части бюджета (за счет ужесточения налоговой базы и усиления налогового администрирования), и сокращение расходов на социальный сектор в структуре ВВП (не более 10%).

Так называемые структурные реформы, о которых в каждом своем отчете говорят эксперты МВФ, по сути, за последние десять лет, не дали ощутимого эффекта. Борьба с коррупцией и реформирование таких областей, как юстиция, прокуратура, судебная система, под бдительным оком фонда стали притчей во языцех. С 2010 года на эти цели выделялись миллионы долларов.

Вот лишь некоторые «рекомендации», которые могут стать реальностью для бизнеса Молдовы и ее граждан уже со следующего года.

— Увеличение ставки НДС с 10% до 20% в сегменте HoReCa. (Эта мера вызвала акции протеста со стороны бизнеса. Сегодня в данной сфере действуют почти 800 крупных предприятий. По меркам нашей страны это весомый показатель).

— Повышение налога на прирост капитала (на 100% для юридических лиц и на 50% для физических лиц).

— Отмена ежегодного освобождения от подоходного налога для лиц, чей доход превышает 360 тысяч леев в год.

В то же время молдавское правительство обещает не повышать ставку подоходного налога до 18% (как планировалось ранее), а сохранить действующую единую 12-процентную.

Также МВФ традиционно настаивает на приведении в соответствие с рыночными реалиями цен для конечных потребителей на поставляемые услуги. Это касается как предприятий госсектора, так и частных. Речь идет о поставщиках воды, электричества и тепла, на долю которых сегодня приходится больше всего долгов перед бюджетом.

Но самый болезненный удар от подобных кредитных программ фонда получает именно социальная сфера. Почему? Ответ простой — в бюджете статьи расходов на нее самые затратные, особенно в таких странах как Молдова, где государственная политика (преимущественно это страны СНГ) в большей или меньшей степени традиционно носит социально-направленный характер.

Вот некоторые «рекомендации» к исполнению, выдвинутые внешними кредиторами Молдовы (включая Всемирный банк) за последние девять лет, часть из которых была выполнена практически полностью «в целях сокращения дефицита бюджета».

— Повышение возраста выхода на пенсию для мужчин и женщин.

— Сокращение числа работников бюджетной сферы.

— Повышение тарифов в энергетическом секторе, как следствие – на все услуги ЖКХ.

— Оптимизация учебных заведений (закрытие «нерентабельных» школ с наименьшим количеством учеников). За 2009-2018 годы в стране было закрыто более 800 детсадов и школ, из сферы образования ушли около двух тысяч педагогов.

— Оптимизация учреждений для лиц с ограниченными физическими и психическими возможностями.

— Сдерживание повышения заработных плат в бюджетной сфере. Ограничение системы льгот в виде доплаты за дополнительную работу.

— Сокращение бюджетных расходов на программы по поддержке уязвимых слоев населения (инвалидов, людей с особыми потребностями, сирот).

— Сокращение льгот для пенсионеров (бесплатные путевки, получение дополнительной медицинской помощи, льготы при оплате коммунальных услуг).

— Закрытие социальных объектов в сельской местности (дома культуры, образовательные центры).

В итоге получается перекос: цены в Молдове растут как на дрожжах, а покупательская способность населения, напротив, снижается. Бедные беднеют, государство не в состоянии оказать поддержку бюджетникам и пенсионерам, бизнес вынужденно уходит в тень, чтобы не платить налоги. Идет деградация в системе образования, здравоохранения. На этом фоне пышным цветом расцветает коррупция. Борьба с ней — хороший повод для кредиторов выделить очередной кредит. Круг замкнулся.

Жизнь под МВФ в цифрах

* 1992 год — Молдова вступает в МВФ.

* 1993 год — Молдова получает первый транш от МВФ в размере 63,0 млн СПЗ. На конец года выплата долга — 0,0. Выплата комиссионных и процентов по займу — 0,7 млн СПЗ.

* 1994 год — Молдова получает очередной транш в размере 49.5 млн СПЗ. Выплата долга — 0,0. Правительство смогло лишь увеличить расходы на обслуживание кредита, выплатив МВФ комиссионные и проценты в размере 3,5 млн СПЗ. К этому моменту в стране по рекомендациям МВФ уже вовсю внедряются реформы. Распродаются в частные руки активы промышленных госпредприятий. Следующими по списку были перерабатывающие предприятия в аграрном секторе. В том числе винодельческие и табачные предприятия. (К началу 2000-х г. станет понятно, что практически все эти предприятия после продажи были либо разграблены, либо перепроданы «на запчасти»).

* 1995 год — МВФ выделяет очередной транш в режиме Stand-by в размере 42.4 млн СПЗ. Выплата основной доли кредита — 0.0. Оплата комиссионных — 6,7 млн СПЗ. В это время наблюдается катастрофическое падение объемов промышленной продукции — до 44,2% (к 2001 году — до 33,5%). Наполовину сократилось число занятого населения.

* 1996 год — перечислено 22,5 млн СПЗ. Впервые за три года правительство Молдовы смогло сделать первую выплату по долгу перед МВФ в размере 5,1 млн СПЗ. По процентам — 7,1 млн СПЗ. При этом экономический спад продолжается. В разы выросла миграция населения из страны. На фоне либерализации цен покупательская способность более 80% населения ниже минимального прожиточного минимума. Становятся устойчивыми такие понятия, как «бедность» и «крайняя бедность».  Подготовкой к полномасштабной аграрной реформе «Пэмынт», которая предполагала переход к частной земельной собственности, в середине 1996 года становится снятие моратория на продажу земли.

* 1997 год — кризис в самом разгаре. В том числе в аграрном секторе. В стране практически приватизирована львиная доля промышленных предприятий. Дефицит бюджета растет. Доходную часть составляют те предприятия, которые еще не приватизированы. При этом правительство экономит на социальных обязательствах. В медучреждениях нет самого необходимого. Задержка выплат зарплат бюджетникам становится нормой. В Молдове на каждом шагу появляются стихийные вещевые рынки — люди распродают имущество, чтобы купить еды. Растут долги у населения по коммунальным платежам.

* 1998-1999 гг. —  при поддержке западных кредиторов на полную мощность запускается программа «Пэмынт» в аграрной отрасли. Крупные сельхозугодия делятся на мелкие, которые затем передаются новым собственникам. Таким образом было «реформировано» более 500 колхозов, совхозов и акционерных обществ. В результате, к началу 2000-х гг.  в Молдове насчитывалось 201,5 тысяча фермерских хозяйств. В среднем одно такое хозяйство располагало менее чем двумя гектарами земель. При этом правительство было не в состоянии помогать новым фермерам возделывать свои наделы. Не хватало средств на посевной материал и топливо. Итог—   сокращается площадь посевов основных культур (зерновых, сахарной свеклы, овощей). Растет площадь вообще необрабатываемых земель — к концу 1999 года данный показатель составил 5,5% от общего объема. В том же году был получен самый низкий урожай в сравнении с показателями 80-х гг. по всем сельскохозяйственным позициям — от 10% до 40%.

* В 1998 году долги государства перед населением по зарплатам составили 639 млн леев. Выросли цены на продовольствие — на 44%. Тарифы на отопление и горячую воду — на 73%. Более 600 тысяч экономически активных граждан Молдовы выехали на заработки за рубеж. Смертность превысила рождаемость. При этом финансирование со стороны государства системы здравоохранения сократилось почти на 40%.

* В конце 1999 года по ВВП на душу населения Молдова вошла в категорию «слаборазвитых стран». И это несмотря на продолжающиеся «реформы» по требованию МВФ. В 1999 году правительство получило от фонда очередной транш в размере 50,0 млн СПЗ. В конце года выплата долга составила рекордные 47,9 млн СПЗ, с учетом глубокого экономического и социального кризиса. Более того, правительство Молдовы выплатило фонду и 5,5 млн СПЗ в виде комиссионных по обслуживанию кредитной задолженности.

Росли долги предприятиям-поставщикам в энергетическом секторе. К примеру, долг Молдовы «Газпрому» за поставку природного газа к началу 2000-х гг. составил 137 млн долларов.

Изменение структуры экономики Молдовы по секторам за 10 лет сотрудничества с МВФ с 1989 года по 1999 год:

сокращение промышленного сектора с 39% до 19%;

сокращение доли сельского хозяйства с 37% до 28%;

увеличение сферы услуг с 42% до 53%.

Ольга Дзятковская

(Окончание читайте 12.11.2019)

Подпишитесь на нас в Twitter, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load