ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

«Кража века»: Вопросов по-прежнему больше, чем ответов

«Кража века»: Вопросов по-прежнему больше, чем ответов

Парламентские слушания не пролили свет на многие обстоятельства многомиллиардного банковского мошенничества, не оправдались и ожидания депутатов получить ответы на интересующие общественность вопросы.

В то же время   некоторые эксперты не согласны с подходами к оценке ущерба от «кражи века» и считают, что ни один лей до сих пор не вернулся в Молдову. По их мнению, по-прежнему нет четкой определенности относительно объема украденных средств, а сумма, которую намерены вернуть правоохранители, выглядит более чем скромно – 10,7 млрд. леев. Многие также говорят о влиянии политического фактора на расследование и нелогичности некоторых действий компетентных органов.

«Частный случай» Генпрокуратуры

Парламентские слушания изначально были назначены по предложению фракции ПСРМ на 4 октября. Но принять в них участие по разным причинам отказались директор Национального центра по борьбе с коррупцией (НЦБК) Богдан Зумбряну и генпрокурор Эдуард Харунжен. Глава НЦБК сослался на встречи с европейскими экспертами, запланированные на это время. Харунжен посчитал свое участие «неприемлемым», поскольку это выглядит как «завуалированный запрос информации о подробностях уголовных дел, большинство из которых находится на стадии рассмотрения». Он напомнил о рекомендациях Венецианской комиссии, согласно которым Генпрокуратура не должна отчитываться перед парламентом о частных случаях.

Некоторые депутаты в соцсетях и комментариях для СМИ высказывали опасения, что обсуждение «кражи века» не пройдет до парламентских выборов, однако 12 октября слушания все же состоялись. Директор НЦБК Богдан Зумбряну и глава Национального банка Молдовы (НБМ) Сергей Чокля рассказали в парламенте о действиях, которые были предприняты для возмещения активов, украденных из банковской системы. Как и ожидалось, слушания прошли без представителя Генпрокуратуры.

У многих экспертов и политиков позиция ведомства вызвала недоумение. По их мнению, отчет мог быть предоставлен таким образом, чтобы избежать раскрытия секретной информации и не нанести ущерба расследованию. Вместе с тем, это могло бы продемонстрировать прозрачность работы ведомства и обеспечить информирование о его действиях из первых уст. В крайнем случае правоохранители могли попросить, чтобы заседание парламента проходило в закрытом режиме. Тем более что Конституция позволяет законодательному органу «инициировать слушания по любой теме, которая представляет общественный интерес», и отказ от явки в парламент идет вразрез со смыслом парламентаризма.

В то же время ранее генпрокурор неоднократно высказывал свою позицию по расследованию «кражи века». При обнародовании последнего отчета прокуратуры о своей деятельности Эдуард Харунжен сообщил, что по делу о мошенничестве в трех молдавских банках заведено более 180 уголовных дел, многие из которых уже переданы в суд. По мнению генпрокурора, расследование банковской кражи нельзя считать затянувшимся, поскольку многие действия относятся к юрисдикции других стран, в том числе оффшорных зон. Он также проинформировал о выявлении новых фактов мошеннического управления в банках, в результате чего было открыто еще 17 дел в отношении бывшего руководителя Banca de Economii Григория Гачкевича и его приближенных. В этом случае ущерб от их действий составил более 1 млрд. леев.

Накануне парламентских слушаний премьер Павел Филип заявил, что правительство предприняло ряд мер для предотвращения в будущем таких видов мошенничества. Он отметил, что власти укрепили НБМ и сделали шаги для стабилизации банковского сектора. Высказался и спикер Андриан Канду, который сообщил о первом крупном возвращении украденных активов, имея ввиду покупку 41,09% акций Moldova Agroindbank международным консорциумом инвесторов. По его словам, это около 451 млн леев, полученных от продажи акций, которые ранее незаконно принадлежали Вячеславу Платону – предпринимателю, осужденному к 18 годам лишения свободы по делу о банковских хищениях.

«У НБМ не было рычагов»

Выступая в парламенте, Богдан Зумбряну проинформировал депутатов о том, что к настоящему моменту известны конечные получатели около 90% финансовых средств, украденных из банковской системы. По его словам, в результате проведенных расследований удалось идентифицировать движимые активы и фактических получателей сумм – речь идет о 22 предприятиях. Зумбряну сообщил, что в общей сложности возвращено около 420 млн леев, не включая средства, возмещенные в результате деятельности НБМ. В то же время под арестом пребывает имущество, оцениваемое в 106 млн леев.

Агентство по возмещению имущества, добытого преступным путем, проанализировало вручную 321 банковский перевод в национальной и иностранной валютах 37 отечественных фирм. Речь идет о 215 тыс. операций на счетах в трех банках. По словам главы НЦБК, были идентифицированы 73 компании-нерезидента, открывшие счета в 11 юрисдикциях: в Австрии, на Кипре, в Швейцарии, России, Эстонии, Франции, Чехии, Латвии, Лихтенштейне, Монако и Италии. Кроме того, были направлены сотни запросов за рубеж для выявления маршрутов передачи и локализации денежных средств, а также имущества, принадлежащего 59 физическим лицам. Однако на данный момент ответы получены только из 22 государств.

Глава НЦБК отметил, что сумма ущерба в рамках уголовных дел, уже переданных в суд, составляет 7,74 млрд леев. Еще 1,9 млрд леев идентифицированы в рамках расследуемых дел. Если в этих случаях фактические бенефициары выявлены, то еще по 1,06 млрд леев конечных получателей предстоит установить. «Органы, участвующие в расследованиях, изучают финансовый профиль фактических бенефициаров, чтобы определить, где именно были спрятаны конвертированные или уже потраченные деньги», - сообщил Зумбряну.

По словам Сергея Чокли, на начало октября Министерству финансов было возвращено в общей сложности 1,26 млрд леев. Из них 18% – от реализации имущественных активов, а остальная часть денег – от продажи залога, за счет погашения кредитов или принудительного взыскания. Глава НБМ сообщил, что ликвидаторы банков возбудили гражданские дела против всех сторон, участвовавших в мошенничестве.

Чокля заверил, что власти приложили значительные усилия, чтобы махинации, подобные произошедшим в Banca de Economii, Banca Socialа и Unibank, не повторились. Он обратил внимание, что накануне «кражи века» НБМ столкнулся с препятствиями при попытке изменить регламент о надзоре за банковской системой. По этой причине, отметил Чокля, «у НБМ не было рычагов, чтобы осуществлять надзор над банками».

«Кража была сделана с помощью правила, взятого в Евросоюзе, которое позволяет злоупотреблять рисками с крупными суммами в банках. В сентябре 2013 г., перед коллапсом трех банков, НБМ предложил изменить этот регламент, однако Министерство юстиции затянуло процесс представления своего заключения по регламенту на 100 дней. Заключение было дано только в феврале 2014 г.», - сказал президент НБМ. Он добавил, что затем суд столичного сектора Рышкань принял решение о приостановке изменения регламента, отменив его только после банковского кризиса.

Эксперты не понимают логику правоохранителей

Некоторые эксперты не согласны с подходами к оценке ущерба со стороны компетентных органов. Как отмечают в Центре юридических ресурсов (CRJM), общий объем ущерба, нанесенный банковской системе в результате «кражи века», составляет 13,3 млрд. леев. Однако по итогам расследования предполагается вернуть только 10,7 млрд. леев, так как считается, что 2,6 млрд. (около 20%) уже получены благодаря продаже активов трех банков. По словам председателя CRJM Владислава Грибинчи, «продажу активов нельзя считать возвращением украденного и спустя четыре года после кражи можно констатировать, что ни один лей не так и не вернулся в Молдову».

«Из предполагаемых бенефициаров «кражи века» основная часть выведенных средств приходится на Илана Шора – 5,2 млрд. и группу Гачкевича – 3,2 млрд., а судьба порядка 3,7 млрд. леев остается неясной», - говорит Грибинча. Он отмечает, что до сих пор не существует четкой определенности относительно объема выведенных средств. Эксперт предполагает, что стратегия их возврата используется властями «как инструмент собственной защиты перед общественным мнением». Поэтому, по его словам, возникают подозрения по поводу  независимости институтов, которые занимаются расследованием банковского мошенничества, и их участии в политических играх.

Эксперты Центра политик и реформ (CPR) в своем исследовании также обращают внимание, что «сумма, которую намерены вернуть правоохранители, выглядит более чем скромно – 10,7 млрд. леев. И это с учетом того, что речь идет не только о возвращении украденного из трех банков, но и незаконно нажитого за 2007-2014 гг.». По мнению CPR, «сумму, которую необходимо вернуть, - напротив, следует повышать, ведь только из резервов НБМ на поддержку банков было выделено более миллиарда долларов».

Бывший министр внутренних дел, депутат-социалист Владимир Цуркан утверждает, что в деле о банковском мошенничестве правоохранительные органы бездействуют по вынужденной причине. «Многие мои бывшие подчиненные, профессионалы из НЦБК, МВД, прокуратуры, не имеют возможности довести это дело до конца – у них есть указание стоять на месте», - заявил парламентарий. По его словам, с этой точки зрения было бы важно задать генпрокурору вопрос о том, почему расследование миллиарда до сих пор не закрыто.

Партия коммунистов на своем сайте выступила с критической репликой по поводу парламентских слушаний и отказа от участия в них генерального прокурора. В ПКРМ считают, что украденный миллиард «никто не ищет, поскольку всем известно, где он, и никто не станет искать его по собственным карманам». По мнению коммунистов, «Харунжен должен прийти в парламент даже не с отчетом, а с ордером на арест» и «заковать в наручники больше половины депутатского корпуса», после чего переместиться в правительство и партийные офисы.

Экономический эксперт Виорел Гырбу говорит о  разных скоростях вынесения приговоров различным лицам по делам о «краже века», считая, что это свидетельствует в большей степени о политической подоплеке, нежели о соблюдении интересов граждан. Он обращает внимание на попытки расширить временной интервал мошенничества на период с 2007 по 2014 гг. Гырбу отмечает, что «группа Гачкевича» действовала в 2007–2012 гг., в то время как Илан Шор управлял банком в 2012–2014 гг. Он не понимает действия правоохранительных органов, заявляющих, что из похищенной суммы они вычли крупную сумму в качестве активов банков, причастных к этой схеме. «Обратите внимание на то, что в Banca de Economii присутствовали и государственные активы. Государству принадлежал портфель, превышающий 30% акций банка. Таким образом, государство продает активы, которые принадлежали государству, чтобы возместить ущерб, причиненный государству третьим лицом. Какая в этом логика?», - задается вопросом Виорел Гырбу.

Виктор Суружиу

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load