ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Конспирологическая история Европы: дуализм, гностицизм и что скрывается в сказке про Фэт-Фрумоса

Конспирологическая история Европы: дуализм, гностицизм и что скрывается в сказке про Фэт-Фрумоса

Вячеслав Матвеев

Повествуя о тамплиерах и их влиянии на дальнейшую судьбу цивилизации, мы прояснили ряд моментов, связанных с движением богомилов и катаров, которые воплотили в своих идеях мистерии зороастризма, манихейства, маркионизма и связали их с судьбой христианского мира.

Этот синтез породил весьма интересное движение, которое в будущем повлияет на идеи Ордена тамплиеров и другие средневековые мистерии Европы. В предыдущем материале было показано, как движение павликиан, переселенных на Балканы, повлияло на болгарское богомильство, именуемое в средние века «болгарской ересью». Последнее в свою очередь сказалось на судьбах Балкан, Восточной Европы, Руси и на движении катаров.

Раскол богомилов

После завоевания Болгарии в 1018 г. Василием II многие знатные болгарские семьи переселились в Константинополь. Богомильство, усвоенное частью местной знати и византийского монашества, выработало свою теологию. Однако с ростом числа приверженцев этого учения начались и разногласия. Скорее всего, именно богословские диспуты в мировой столице Константинополе и привели к расколу движения. Богомилы, которые признавали всемогущим и вечным божеством Сатану, объединились в Драговицкую церковь (по названию селения на границе Фракии с Македонией). А традиционные богомилы, для которых Сатана оставался падшим сыном Божьим, сохранили наименование "болгар".

Мирча Элиаде в «Истории религиозных учений и верований» пишет: «Несмотря на то, что "драговчане" исповедовали абсолютный дуализм (эта теологическая доктрина рассматривает в основе нашего мира два противоположных и тотально противостоящих метафизических начала – Добра и Зла. – Прим. ред.), а "болгары" – ограниченный, секты проявляли взаимную терпимость».

Приблизительно в то время, когда богомильство было осуждено на Тырновском соборе, происходит процесс рассеяния богомилов. Богомильские дуалисты уходят на непроявленный уровень и начинают превращаться в самостоятельную глубоко законспирированную мистерию. После ряда репрессий те из богомилов, у кого были силы к сопротивлению системе, пошли на север – в Русские земли, Дунайские княжества, Валахию и Молдову. А также на Запад, ведь дальнейшие важнейшие события, развитие этого движения и его тотальное сопротивление церковной системе произойдет именно на Западе. Именно здесь в неистовой схватке дуализм бросит вызов католической церкви, раскрыв западному христианству многие досель неизвестные мифы, предания и тайны бытия.

В том же труде Мирча Элиаде отметил: «Уже в начале XII в., избегая гонений, богомилы начали переселяться на север Балкан, а их проповедники направились в Далмацию, Францию, Италию. Богомильство при этом в некоторых странах на время приобретало статус государственной религии. Так, к примеру, произошло в Болгарии (первая половина ХIII в.), в Боснии при бане Кулине (1180-1214 гг.). Однако в XIV в. секта теряет влияние, а после завоевания Болгарии и Боснии османами (1393 г.) большинство богомилов принимает ислам».

Вызов католической церкви

Посредством своих учений и апокрифических евангелий богомилы на Западе продолжили свою мистическую проповедь. Бросая вызов католической церкви, как и ранее православной церкви, они раскрывают огромный гносеологический аппарат. Их знания вначале обескураживают западное священничество, которое, в отличие от православного Константинополя, поднаторевшего в боях с ересями, ничего, кроме иудеев, толком не знало, конечно, если не вспоминать о язычниках.

Кстати, именно последние в большинстве своем с радостью встретили эту новую доктрину, ведь многие воззрения язычников и апологетов дуализма были достаточно близки. Язычники - последние тайные представители древней нордической традиции. После разгрома саксов и ободритов (средневекового союза славянских племен), Рюгена и Богумила, они ушли в подполье. Эти тотальные оппоненты христианства слились в данное время с дуалистами, сформировав древнейшую средневековую редакцию красно-коричневого братства.

Я считаю, что по ним и пришёлся основной удар инквизиции, т.к. именно они, а не чистые язычники, представляли действительную опасность. Ведь первые не ведали системного учения, а новые богомилы-язычники противостояли церковной системе, опираясь на идейный аппарат, известный церкви. Они цитировали Библию и те писания, которые держали Восток за душу уже тысячу лет, а в союзе с кельтскими мистиками они совершили невиданное, породив церковь Грааля.

Запад встрепенулся и ужаснулся, ведь он столетиями жил в немой спячке, варясь в собственном соку или гоняясь за иллюзорными остатками нордических и кельтских верований. Само богомильство так же трансформировалось, всё более адаптировавшись к новым реалиям, к тем формам, которые в будущем создадут мистическое подполье Европы. Из него выйдут Раймунд Луллий, Ян Гус, Джордано Бруно, Джон Ди, силы храмовников и катаров.

Также рассматривал данные процессы и Мирча Элиаде, написав: «К концу XII в. народное религиозное движение окончательно превратилось в секту со своей обрядностью и собственной теологией, дуалистичность которой всё больше углубляла её отличие от христианства».

Скрытый смысл сказки о Фэт-Фрумосе

Однозначно, что дуализм приобретал вид нового мистического движения. В нём соединились древние дуалистические верования с языческим наследием - вослед славянским мифам о солнечном боге Велесе, а также о Фэт-Фрумосе - волошском враге Бога Тьмы. Как следует рассматривать молдавские сказания об освобождении Иляны Косынзяны из царства Дракона Лаура Балаура - легенды об эпохе, когда тьма охватила землю, и многое другое? Вспомним то, что дорого с детства каждому жителю Молдовы, - наши сказки.

Например, «Фэт Фрумос и солнце». Какой силы дуалистическое знание двигало хранителем этих тайн? Он помнит доисторическую старину и ведает тайны истинной, сакральной, скрытой от глаз профанов священной войны, что уже десятки тысяч лет после исчезновения Атлантиды идёт на земле. Вот строки из этой сказки: «Давным-давно, а может быть, и не так давно, не скажу, только случилась такая беда — не стало на земле солнца. Всегда стояла непроглядная ночь, да такая тёмная-тёмная. Не было света и тепла. Стали гибнуть леса и поля, а за ними звери и птицы. Говорили люди, что солнце украли драконы. Но куда они его упрятали, никто не знал. И страдал от темноты несчастный народ— ох, как страдал!»

Удивительно, как память нашего народа сохранила эти древности? Тотальная тьма – это знание о древнейшей катастрофе на нашей планете, уничтожившей города Инда и Индостана, заставившей онеметь Аркаим и повергшей в ужас древнейшую цивилизацию титанов. После той катастрофы началась великая зима, которая была предречена Ахура-Маздой царю Йиме, шахеншаху нашей Земли, который сокрыл лучших людей в тайном городе до сего дня, ибо не вышло время и многое еще впереди. О той катастрофе ведают древние писания брахманов, ведическая традиция. Так тайны Востока смыкаются с древним знанием балканских народов, представителей старой Европы.

Вспомним песню, которую сочинил рожденный спасти мир Фэт-Фрумос:

«День и ночь кромешна мгла,

Нет ни света, ни тепла.

Подрасту и в путь пойду,

Солнце дивное найду.

Я темницу сокрушу,

Солнце в небо отпущу,

Пусть тепло свое и свет

Дарит много-много лет.

Расцветают пусть поля,

Сердце людям веселя».

Авеста пишет о Фэт-Фрумосе как о Заратуштре и первом Саошьянте, о том, кого сегодня наш мир ждёт в преддверии великих перемен последней битвы, Рагнарёка (в скандинавской мифологии – гибель богов и всего мира). Многое здесь в описании Фэт-Фрумоса схоже с описанием Бальдура, сына Одина, того, кто некогда пострадал и придёт снова в дни последней битвы, кого ждёт европейский мир и матерь Земля как своего освободителя.

Солярность героя есть часть дуалистической доктрины противостояния, где всё реально и многое зашифровано – от прекрасной Иляны или матери героя, нашей земли, что вскормила человека своими соками. Всё это сохранило народное сознание. Многое здесь не проявлено, особенно те моменты, где языческое пересекается с дуалистическим, формируя дух сопротивления народа авраамической иерархии, в разных формах и в разные времена довлеющей над миром простых и смышленых сынов Велеса-Аполлона-Солнца - хранителем древнейшего знания, забытого приспособленцами-аристократами.

Так развивается история, выдавливая сверху тайные знания. Так она развивалась и в Молдове, но здесь дух народа, сказочных Кодр сохранил многое из давно забытого на Западе. Тайна здесь жила бок о бок с человеком, который, общаясь с природой, знал тайны сакральной литургии труда и дивного языческого причастия тех, кто взращивает природу и строит своими руками этот мир.

Такие соки природных тайн, народных сказаний, мистиков, дуалистов и учения о сыне Доброго Бога, о новом Фэт-Фрумосе, предреченном Заратуштрой и Авестой, питали душу многих молдавских господарей.От Богдана до Александру-чел-Бун, от Петру Мушата до Штефана Великого, чья дочь, впитав идеи отца, понесла это тайное знание – переплетение дуализма, христианства и народных верований - в далекую Московию. Там, в дебрях финно-угорских тайн и славянских преданий, она попыталась в трагической борьбе изменить ход истории. Ей не удалось, но русский народ сохранил о ней память как о защитнице страждущих - северной Иляне Косынзяне, Елене Прекрасной .

Борьба с дуалистами

Однако история вершила свой суд. Борьба авраамизма, иудеохристианства с дуалистами, сохранившими память веков, продолжалась. Она охватила Балканы и Дунайские княжества, взорвала Новгородскую Русь и Московию, Центральную Европу. Это противостояние медленно, но верно прорывалось на далекий Запад, где после разгрома язычества в тотальном господстве творил свою историю латинский вариант христианства.

Повергнув своих наивных врагов, он неожиданно встретился с новой доктринальной и системной оппозицией своему учению. Эта оппозиция владела тайнами Христова слова, знала изъяны христианского учения, имела своё откровение и своих пророков. И две силы столкнулись в непримиримой борьбе.

11 февраля 1211 г. богомильство было осуждено в Болгарии. Произошло это на Тырновском соборе. На этом соборе царь Борис объединил все силы православных против богомилов. Одни из них продолжили борьбу, другие ушли в другие страны Запада и на Русь. Избегая гонений, богомилы покоряли своим учением северо-запад Балкан. Затем они пошли через Далмацию и Каринтию в Италию и во Францию, пробуждая угасшие за несколько веков народные дуалистичные верования, хранимые как родовые знания. Они шли к новым свершениям и к новой борьбе с папством.

Как богомилы повлияли на Запад?

Запад узнал от богомилов многое - о противостоянии богов, дуальности мира и их сказания. Многие из них приписывались богомильскому пастырю Иеремии. Например, такие, как «Сказание о крестном древе», связанное с древнейшим апокрифическим «Евангелием Никодима», апокрифы «Как Христос сделался пастырем» и «Адам и Ева». Эти дуалистические доктрины по-новому объясняли слово Сына Божьего.

Многое здесь по-новому рассматривалось и в мировой сакральной истории. «Сказание о крестном древе», к примеру, опираясь на слово Христа, тем не менее, ставило в основы бытия совершенно иные принципы, объясняя историю с дуалистичных позиций. «Когда Бог сотворил мир, существовали только Он и Сатаниил». Всё это воспроизводило не только древний дуализм, но и славянские языческие предания.

Мирча Элиаде в этой связи прямо писал: «В апокрифической литературе, распространенной среди славян в Юго-Восточной Европе, особо подчеркивается роль дьявола». Конечно, мы должны помнить, что здесь имеем дело с гипертрофированными, гностическими знаниями – дуализмом, где многое, изначально имевшееся у иранских магов, искажено. Главное в этом искажении – преувеличенная роль дьявола. Ведь изначально маги, учитывая роль этого, другого, начала, тем не менее, даже не думали придавать ему некую благую созидательную роль. А то, что он там сотворил, было названо Храфстрой, и было связанно со злом. Это тёмное начало не имело позитивной нагрузки в сакральном становлении мира. Но богомилы изменили многое. В своём противостоянии ортодоксии они перегнули палку, войдя в противоречие и с христианской ортодоксией, и с учением магов и с учением иранского пророка Заратуштры.

Это искажение началось ещё в зерванизме, но у христианских дуалистов оно достигло апогея. В этой связи, опять обратимся к нашему великому соотечественнику Мирче Элиаде. Оценивая данную теологическую проблему, он писал: «Так, в апокрифе «Адам и Ева» Адам заключает «договор» с Сатаной, сотворившим Землю, согласно которому люди предаются во власть последнему вплоть до воплощения Христа. Этот мотив находит отголоски в балканском фольклоре».

Однако богомильство, многое исказив, многое и впитало в свою идеологию извне. В частности, оно вобрало в себя огромное количество мифов и мистических учений из языческих верований, сохраненных фольклором Балкан. Это несколько нейтрализовало ошибки богомильского учения, т.к., что-то утратив, они что-то нашли свежее, придав народным сказаниям новую жизнь в новых реалиях. Вторая редакция язычества прорывалась на авансцену сквозь призму борьбы ортодоксов и дуалистов. Трудно сказать сегодня, где истоки, поскольку всё перемешалось: народный фольклор и дуалистические апокрифы.

Важно то, что и сегодня эти мистерии беспокоят сознание духовных элит, пытающихся разделить, прояснить, где здесь язычество, а где гностическое христианство. Разделить это невозможно, знания эти существовали издревле, перемешиваясь и взаимно обновляя друг друга. Важно здесь другое - что оживляло эти знания, какой ключ вскрывал их и звал к жизни? Я думаю, что при всех ошибках дуалисты были правы в том, что монотеизм метафизически противостоит не язычеству, а дуализму - учению, которое разделяет корневые системы добра и зла, потому что у добра нет ничего общего со злом, и оно не создано благим богом.

Всё говорит о том, что при всех гностических ошибках и перегибах в дуализме сохранялась традиция, которая роднит дуалистов с иранскими магами и огнепоклонниками Европы (мы неверно называем их язычниками, поскольку как в язычестве, так и везде, боролись не религии, а традиции).

Таким образом, прорастало в Европе движение богомилов, окончательно сформированное в катарской церкви, которая бросила вызов папскому престолу, ортодоксальному христианству и повлияла на идеи и мистерии Ордена тамплиеров.

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

load
Загрузка...