COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 610 688 БОЛЬНЫХ 259 667(+118)  ВЫЛЕЧИЛИСЬ 252 166    УМЕРЛО 6257(+2) Подробнее
Президент новостей: 2832
Цены на топливо новостей: 123
Власть новостей: 6309
ГМО и прививки новостей: 1105
Коронавирус новостей: 7258

Консервативная революция. Противостояние Дональда Трампа и глубинного государства. Ч. 1

6 апр. 18:40   Аналитика
3921 3

В конце марта состоялась первая пресс-конференция Джо Байдена в качестве президента США. Эксперты по разному оценивают ее. Несомненно одно: такой откровенной ненависти к Республиканской партии, какая прозвучала в его словах, у американских президентов-демократов не было до сих пор никогда. И это – отнюдь не случайность. Потому что на самом деле речь идет вовсе не о противостоянии двух политических партий – речь идет о противостоянии двух цивилизационных подходов. И, судя по всему, Трампа и его команду рано списывать со счетов.

Интернационал, да не тот

Уже несколько лет Соединенные Штаты Америки остаются эпицентром противостояния правых сил с левацкими глобалистскими группировками, проявленный политический центр и своеобразный силовой маяк которых сегодня располагается в Демократической партии США. Не секрет, что эта партия уже давно находится под контролем мирового финансового интернационала. Того интернационала, который пытается уничтожить последние консервативные круги и подлинное государство на Западе, того интернационала, который сегодня противостоит России и пытается свернуть восстановление в России консервативных патриархальных религиозных ценностей, того политического и конспирологического центра, который разрушает и подрывает нормальные здоровые отношения между Западом и Востоком Евразийского континента, разрушая и Единый Богатый Белый Север, и наследие старой консервативной европейской цивилизации. Подрывая своими левацкими и глобалистскими идеями не только белый мир Запада, но и традиционалистскую концепцию консервативной революции Трампа, которую поддерживали все консервативные и правые круги Северной Америки, Европы и России.

Тщательно анализируя политическую ситуацию, которая сложилась как в мире, так и в США, в частности, после так называемого поражения Дональда Трампа на выборах в 2020, можно сказать, что сегодня вокруг экс-президента Дональда Трампа формируется своего рода политический бастион противостояния этому деструктивному интернационалу. Это происходит локально в Соединённых Штатах Америки, а несколько шире - на мировом конспирологическом уровне, где сегодня идут жесткие процессы сопротивления и противостояния, где сталкиваются две совершенно разные концепции видения будущего человеческой цивилизации.

Подрывные, или, как их еще называют - субверсивные силы, которые разрушают северо-американскую цивилизацию и в частности североамериканские консервативные элиты, и загоняют высшие политические круги Соединенных Штатов Америки в тупик противостояния с Россией, прекрасно осознают свои цели. А суть этих целей - расчленение единого политического и экономического пространства и создание основ для уничтожения каждой из частей былой цивилизации по отдельности. Суть - в уничтожении единой индоевропейской цивилизации, к которой всегда относилась и Россия, и старый пост-византийский мир ортодоксального православия.


На этом фоне рушатся всякие здоровые связи, существовавшие между Россией и США во времена правления президента Дональда Трампа. Поэтому можно поддержать экс-президента США в его заявлениях, что левацкие круги в США, в Демократической партии и стоящее за ними глубинное государство - это не просто группировка троцкистов и глобалистов. За проектом разрушения остатков старого белого мира Европы и Северной Америки, за проектом размывания не только этнических основ атлантического мира, но фактически уничтожения патриархальных христианских консервативных ценностей, на которых формировался наш мир долгие столетия Нового и Новейшего Времени, стоят мощные международные структуры.

Предпосылки консервативной революции?

Дональд Трамп все активнее критикует своих оппонентов. Он собирает все больше сторонников, тем самым создавая основы нового политического движения в США. Что это, как не консервативная революция? Во всяком случае - ее зачатки и предпосылки.

Что такое консервативная революция? Ответ на этот вопрос поможет нам объективно понять те идейные сдвиги, которые происходят как в ментальности Трампа, так и в американском обществе.

Термин «консервативная революция» был использован в 1950 году швейцарским, немецким историком и политиком Армином Молером вслед за Фридрихом Энгельсом. Идеи, выдвигавшиеся представителями консервативно-революционного движения, как правило, рассматриваются в контексте развития т. н. «идеологий Третьего Пути» (или «Третьей позиции»), противопоставляющих себя как марксизму, так и либерализму. В отличие от обычных правых исторические «консервативные революционеры» не отрицали глубинного кризиса в политическом и социальном пути Европы, США, Латинской Америки, не утверждали безусловной ценности старого капиталистического мира. Дискутируя со старыми правыми, они полагали, что современный политический и социальный кризис Западного мира — не просто продукт внешнего воздействия (идущего от антихристианских, антимонархических и антиевропейских сил, собирательно называемых «парамасонством»). По их мнению, этот кризис - следствие деструктивной политики как капитализма, так и социализма. Каждая из этих социально- экономических формаций работает против европейского человека и созданной им цивилизации, ибо не несет в себе ни каких традиционных, консервативных ценностей. Следовательно, - делают вывод консервативные революционеры, - должна произойти революция, противостоящая как миру капитала и созданному им буржуазному обществу, та и миру социалистической уравниловки.

При этом консервативная революция не имела смысла в тех обществах, где не было национальной идеи. Поэтому консервативные революционеры делали своим оплотом нацию, как политическое, социальное и этническое целое. И сегодня говоря о консервативной революции, Дональд Трамп взывает к традиционным ценностям американской нации. Неужто в США формируется нация? Видимо, да! Не политическая общность граждан и выборщиков, которых объединяют лишь выборы, экономика и политика социального регулирования, не «гражданская нация», но этническая общность, ибо сегодня и немец, и поляк, и ирландец все больше ощущают себя не выходцами из Ирландии или Польши, а именно американцами. К таким людям и взывает Трамп. И для этого ему нужны идеи консервативной революции.

Вот что пишет об идеях консервативной революции известный российский философ-традиционалист Александр Дугин: «Как и все остальные сугубо современные политические идеологии концепция Консервативной Революции стала складывать после Французской Революции, как один из возможных ответов на нее, как особая реакция… В отличии от обычных правых “консервативные революционеры” не отрицали глубинного кризиса в политическом и социальном пути Европы… Напротив, если левые стремятся радикализировать тезисы Свободы, Равенства и Братства, перенеся их на самые широкие и самые нижние одновременно социополитические реальности, то “консервативные революционеры” настаивают на прямо противоположном подходе и, напротив, стремятся вернуться к такому порядку, который предшествовал не только Революции, но и возникновению причин, к ней приведших. В этом смысле, сторонники Третьего Пути являются намного более правыми, чем сами правые. Но все же “консервативных революционеров” нельзя отождествить и с “крайне-правыми”, так как все разрастающаяся бездна между кризисным послереволюционным и кризисным дореволюционным миром с одной стороны и идеальным некризисным, предкризисным миром Традиции с другой стороны, делает совершенно неизбежным не “консерватизм”, не сохранение (даже самое отчаянное) прежнего, но именно Революцию, тотальную, всеобновляющую, радикальную, но ориентированную, однако, в направлении, прямо противоположном Революции левых. Именно таким был парадоксальный вывод Третьего Пути из уроков европейской истории XVIII-го века. Эти темы начинают проглядывать уже у самих радикальных консерваторов, беспощадных критиков Французской Революции, таких как Жозеф де Мэстр, Луи Бональд и Доносо Кортес. Показательно, что все они, прежде чем прийти к тотальному отрицанию левых идей, прошли через периоды увлечения ими, и это свидетельствует о том, что они прочувствовали глубину социально-политического кризиса изнутри, осознали весь его объем. И не случайно уже эти классики консерватизма призывали к фундаментальному пересмотру правых ценностей в смысле их предельной и почти революционной радикализации».

Сегодня идеи консервативной революции несут не старые правые и крайне правые движения и партии, но именно новые правые. Правда, у них есть корни, они уходят и к Артуру Миллеру и Освальду Шпенглеру и даже к генералу де Голлю. В Европе это движение довольно сильно. К нему относился и последний голлист Европы Жак Ширак, с его известной в 80-е годы прошлого века критикой мирового масонства и его влияния на политическую и культурную жизнь Франции. Именно под его «чутким руководством» в Париже был создан своеобразный центр, политический штаб новых правых - «Клуб настроенных часов». Долгое время он трассировал движение новых правых в Европе и в мире. Повлиял он и на российских деятелей времен перестройки и реформ.

Снова «русский след»?

В этой связи отметим следующее обстоятельство, актуальное для нашего исследования. Мало кто знает, что на идеи «Клуба настроенных часов» и на идеи консервативной революции и новых правых круто повлияла Россия. Ведь впервые наиболее академично концепция Третьего Пути, консервативной революции формируется у русских славянофилов. Сам термин “революционный консерватизм” впервые употребил публицист философ-славянофил Юрий Самарин в 1875 году. Такое определение часто употреблял в своих работах и Федор Достоевский для характеристики своих собственных взглядов. В принципе, почти все русские славянофилы, вплоть до Константина Леонтьева и Николая Данилевского, прекрасно вписываются в рамки идеологов консервативной революции.

Новые правые развили эти идеи в конце ХХ века. Они стали актуальны на волне левацко-троцкистско-маоистских революций в 1968 году, прошумевших от Парижа до Будапешта и Праги. Тогда мир нуждался в идеях, с которыми можно противостоять так называемым новым левым. Такими идеями стали доктрины новых правых. Однако, активно поддержавший эти идеи Жак Ширак, став президентом Франции, сошел с политических платформ новых правых, превратившись в классического старого правого, забыв свои радикальные речи. Жак Ширак сломался, но Дональд Трамп нет!

Трамп не сдается

Внимательно отслеживая последнюю информацию, касающуюся ситуации на Западе и в США в частности, мы видим своеобразную политическую реинкарнацию Трампа. В последнее время он всё решительнее обозначает свои цели, основы своего сопротивления, формирующегося для спасения единого американского государства, чей фундамент заложен 200 лет назад отцами основателями американской демократии и независимой государственности. Он активно формирует своеобразный политический и социальный форпост противостояния деструктивной политике левых кругов Соединенных Штатов Америки. Можно отметить, что наблюдается определенный прогресс в развитии его идей и в формировании целостной политической доктрины. Сегодня всё больше граждан США начинают понимать суть его политических, социальных, экономических идей и оказывают ему поддержку. Тем самым они спасают себя, своё будущее, будущее своих детей, будущее своего государства от вероятного хаоса в американской социально-политической жизни, который неминуемо надвинется на эту страну в случае укрепления позиций оппонентов Трампа.

Начав с классического правого популизма, Дональд Трамп постепенно стал двигаться к более точным политическим категориям, его интеллект и политические позиции позволили ему вобрать в себя всё то лучшее, что было в правом политическом движении и дополнить это идеями новых правых. Сегодня Трампа нельзя назвать ни популистом, ни старым классическим правым. Последние баталии электоральной борьбы привели Трампа к новым политическим доктринам. Все более оттачивая острый клинок своих идей, своих слов и выражений, Трамп стал превращаться в лидера консервативных революционеров в США. Возможно, его политическое будущее- это роль лидера новых правых на Западе, примерно такая, как роль Владимира Путина в пространствах СНГ, а роль Марин Ле Пен - на пространствах Европы.

Собственно, ничего иного и не могло произойти с Дональдом Трампом. Это становится очевидным, если мы поймем ту политическую ситуацию, которая сложилась в США и в Республиканской партии в частности во время последних выборов 2020 года.

Совершенно очевидно, что победить на выборах Трампу помешали не старые правые или демократы, которые сами удивились своей удаче, а новые левые. Те политики и политтехнологи, которые проникли в Республиканскую партию США в 70-80 годы XX века. Именно эти люди, именуемые сегодня неоконсерваторами, радикально изменили весь лик некогда великой старой Республиканской партии, внеся в неё троцкистские и маоистские идеи. Об истоках этой политической силы, о ее роли в США и Республиканской партии, об ее идеях и политических доктринах мы поговорим позже, а сейчас важно понимать, что именно неоконсерваторы не позволили Трампу победить на выборах. Они и их преемники повлияли на электоральный расклад, на мнение многих конгрессменов и сенаторов от Республиканской партии. Именно эти люди подорвали политические и электоральные позиции Трампа. Именно они выступили единым фронтом против тех сил, что стояли за Трампом, против тех республиканцев и тех СМИ, которые его поддерживали, мобилизовав для этого весь свой финансовый и медиа ресурс, использовав даже «фабрику грёз», Голливуд, который давно превратился в пропагандиста наиболее деструктивных идей и проектов культурной жизни Америки.

Полагаем, экс-президент Дональд Трамп прекрасно понимает, что его враги не только и не столько те, кто состоит в руководстве Демократической партии. Мы думаем, он осознает, что главные его враги и политические штрейкбрехеры, наиболее серьезные его оппоненты - это личности, вышедшие из кругов новых левых и вошедшие в Республиканскую партию США во второй половине ХХ века, а во времена Бушей возглавившие многие значимые структуры этой партии. Поэтому именно в борьбе с ними он начнёт своё решительное противостояние. И первый его шаг будет направлен на радикальную трансформацию и самой Республиканской партии США и ее наиболее рефератных элит. Собственно, эти планы он раскрыл в своих последних заявлениях и выступлениях, наиболее важным из которых является его речь в Орландо (Флорида) на ежегодной Конференции консерваторов по политическим действиям (CPAC). Но это уже будет тема второй части нашего исследования, которая нам поможет понять, что же за социально-политические процессы происходят сегодня в США, в Республиканской партии, что стало препоном на пути Трампа к власти, и что станет основой его политической доктрины в будущем.

Вячеслав Матвеев

(продолжение следует)

Поделиться:

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Начал работу новый парламент. Чего вы ждете от его деятельности?
🔽🔽