ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Конкурс на пост генпрокурора: От перемены мест слагаемых сумма не меняется

Конкурс на пост генпрокурора: От перемены мест слагаемых сумма не меняется

Одним из первых действий министра юстиции Фадея Нагачевского стало признание результатов предварительного отбора кандидатов на должность генпрокурора, который был проведен в конце октября и впоследствии аннулирован правительством Майи Санду со ссылкой на непредвиденные обстоятельства в виде вмешательства политического фактора.

Однако, как оказалось, отмена конкурса произошла лишь на словах и де-юре его результаты сохранили силу. Приступив к исполнению руководящих полномочий, новый глава Минюста сразу направил досье четверых кандидатов в Высший совет прокуроров (ВСП), которому предстоит определить финалиста и представить его президенту Игорю Додону для назначения на высокий пост. Ожидается, что имя победителя в гонке за кресло генпрокурора станет известно в течение 10 дней – по крайней мере, такой срок предоставлен ВСП законом для завершения всех формальностей.

В шорт-лист вошли старший следователь Национального центра по борьбе с коррупцией, бывший начальник управления Таможенной службы и экс-прокурор в прокуратуре Басарабяски Олег Крышмару, адвокат и глава Центра юридических ресурсов Владислав Грибинча, начальник отдела Генпрокуратуры по информационным технологиям и борьбе с компьютерными преступлениями Вячеслав Солтан, а также экс-прокурор Гагаузии, бывший заместитель генпрокурора, в 2009-2014 гг. депутат парламента от ДПМ Александр Стояногло.

Фавориты и аутсайдеры

Предварительный отбор кандидатов на пост генпрокурора с самого начала приобрел скандальный характер. В информационном пространстве курсировали слухи о продвижении на ключевую должность конкретных кандидатур. В частности, звучали мнения, что из 16 кандидатов, допущенных к предварительному отборочному этапу, больше всего шансов занять пост генпрокурора есть у адвоката Владислава Грибинчи, эксперта в области публичных политик Штефана Глигора и экс-прокурора, бывшего депутата Александра Стояногло.

Однако, вопреки ожиданиям многих наблюдателей, Глигор предварительный отбор не прошел. Позже он признал результаты работы оценочной комиссии и отказался их оспаривать. Но в то же время бывший кандидат считает, что конкурс следовало организовать лучше, в том числе уделить больше внимания проверке неподкупности претендентов и их деклараций об имуществе, а также сформировать комиссию до, а не после объявления конкурса.

С обвинениями в адрес Минюста выступили кандидаты, отсеявшиеся из конкурса после изучения представленного пакета документов. Поводом для отказа послужило отсутствие в досье декларации о личной ответственности. Как минимум двое из них подали апелляцию, считая, что в полной мере отвечают критериям, обозначенным отборочной комиссией. Прокуроры Артур Лупашко и Октавиан Бодареу потребовали отменить решение министерства и допустить их к конкурсным процедурам. Однако от пересмотра результатов конкурса в Минюсте отказались, эту позицию поддержал и новый глава ведомства Фадей Нагачевский.

Эксперты в роли детективов

Еще до выражения вотума недоверия правительству Майи Санду теперь уже бывший министр юстиции Олеся Стамате стала одним из главных объектов критики. В отношении экс-главы Минюста неоднократно звучали требования об отставке, а затем в Сети появилась петиция с подобным призывом. Ее авторы заявили о недовольстве деятельностью министра, считая, что у нее нет необходимых качеств для этой должности. В пример приводится ситуация вокруг конкурса на пост генпрокурора: сначала Стамате поддерживала результаты работы конкурсной комиссии и отстаивала шорт-лист кандидатов, затем выводы комиссии получили негативную оценку, а также было объявлено об аннулировании итогов предварительного отбора.

В ответ на волну недовольства Стамате заявила, что члены комиссии были вынуждены выступать в роли детективов и в следующий раз «стоит десять раз подумать, надо ли организовывать конкурс на такую должность». Сегодня экс-министр отмечает, что была поставлена перед необходимостью работать в условиях необоснованной критики и нападок, которые происходили практически каждый день, и в особенности в последние недели, на фоне ожиданий некоторых политиков и граждан, желающих увидеть конкретных лиц в качестве кандидатов на пост генпрокурора.

Как поясняет Олеся Стамате, члены оценочной комиссии были вынуждены работать с информацией об участниках конкурса, которую нашли в публичном пространстве. За сведениями о кандидатах в генпрокуроры Стамате обращалась и к общественности, включая журналистов-расследователей. В социальной сети она попросила «всех, кому небезразлична судьба юстиции», предоставить информацию о 16 претендентах, допущенных к собеседованию. Однако каких-либо полезных данных, которые могли бы использовать члены комиссии, никто не предоставил.

По словам экс-министра, на ситуации с проведением конкурса сказалась и позиция некоторых госучреждений. В частности, Национальный орган по неподкупности отказался предоставить Минюсту всю информацию о кандидатах на должность генпрокурора, включая детали их деклараций о доходах и имуществе. В качестве причины была дана ссылка на защиту персональных данных.

Прокуратура и правительство: кто кого должен контролировать?

Тем не менее главной причиной недовольства бывшего премьер-министра Майи Санду послужили не столько эти факторы, сколько показатели итоговой таблицы баллов, полученных конкурсантами. На своей странице в соцсети она написала, что «слегка разочарована» списком кандидатов в генпрокуроры, отметив, что задача комиссии состояла в организации прозрачного и всестороннего предварительного отбора претендентов. «Некоторым кандидатам занижали баллы, а другим завышали. Речь идет об объективности конкурса. Один из членов комиссии дал оценку, непропорциональную оценкам других членов комиссии», - объяснила бывшая глава Минюста Олеся Стамате.

Правительство пошло ва-банк и взяло на себя ответственность перед парламентом за новое изменение Закона о прокуратуре, позволяющие премьер-министру заниматься предварительным отбором кандидатов на должность генерального прокурора и предлагать их на рассмотрение ВСП. Кроме того, поправки предусматривали в ряде случаев возможность формирования премьером комиссии для оценки деятельности генпрокурора. Перечень оснований для этого шага был довольно расплывчатым, например, совершение действий, которые могут нанести ущерб имиджу прокуратуры или поставить под сомнение независимость прокуроров. Глава правительства могла бы создать такую комиссию по уведомлению главы государства, министра юстиции или по собственной инициативе.

При этом, по мнению многих экспертов, экс-премьер нарушила Конституцию, дав неверную интерпретацию статьи 106, которая предоставляет правительству право брать на себя ответственность за принятие законов: им можно пользоваться только в чрезвычайных и исключительных ситуациях. Кроме того, в условиях, когда генеральным прокурором может стать только выдвинутый премьером претендент, ВСП, который является гарантом независимости и беспристрастности в этой системе, лишается своих конституционных прав по отбору и выдвижению кандидатуры генпрокурора. Предложенный Майей Санду законопроект предполагал, что премьер отбирает двух кандидатов, но, если, например, ВСП посчитает, что они не подходят для назначения, у него не было инструментов для отказа.

В результате этих изменений могла сложиться парадоксальная ситуация: вместо того, чтобы прокуратура контролировала чиновников из правительственных структур, чиновники получали рычаги влияния и контроля над этим учреждением. «Основной задачей правовой реформы является установление режима законности и построение в Молдове правового государства. Начинать же этот процесс с грубейшего нарушения Конституции неправильно. Ни политически, ни юридически, ни морально!» - написал по этому поводу в соцсети экс-министр юстиции и бывший судья Европейского суда по правам человека Станислав Павловский.

Свое несогласие с пересмотром результатов конкурса и изменением процедуры выразили депутаты от Партии социалистов и президент Игорь Додон. В ПСРМ напомнили, что не имели ничего общего с этим конкурсом, поскольку правительство настояло на включении в состав оценочной комиссии 5 членов в качестве представителей Минюста. По словам главы государства, среди отобранных четырех кандидатов есть люди, которые заслуживают того, чтобы возглавить Генпрокуратуру. «Они выбрали, а теперь кто-то недоволен. В чем цель? Конкурсы – это конкурсы, или платформа для продвижения подходящих людей, и если подходящий человек не прошел, тогда аннулируется конкурс? Это неправильный подход. Общество теряет доверие к правительству таким образом», – отметил Игорь Додон.

От перемены мест слагаемых сумма не меняется

Вместе с тем, как отмечают эксперты, у правительства Майи Санду не было оснований для такого разворота, поскольку шорт-лист кандидатов не изменился бы даже в случае отказа от оценок, выставленных членом комиссии, которого обвинили в необъективности. Речь идет о прокуроре Петре Бобу, который оказался в оценочной комиссии вместо Дмитрия Постована, делегированного спикером парламента Зинаидой Гречаный. Постован присутствовал на первом заседании комиссии, когда были проанализированы все документы, представленные на конкурс, а позже объявил о срочной командировке и невозможности присутствовать на собеседованиях с кандидатами.

На этой неделе депутат блока ACUM Дмитрий Алайба обнародовал таблицу с оценками Петра Бобу, из которой видно, что он дал Александру Стояногло максимальные 100 баллов. По 90 баллов получили Вячеслав Солтан, Эдуард Булат и Руслан Попов, а Штефан Глигор и Владислав Грибинча – 24 и 25 баллов соответственно. При этом Грибинча набрал в среднем 77 баллов, а Глигор – 66, что свидетельствует о более высоком балле со стороны других членов комиссии. Несмотря на претензии в необъективности, сам Бобу считает озвученные подозрения необоснованными.

В то же время экономист Вячеслав Ионицэ написал в своем блоге, что «комиссия в процессе отбора совершенно четко определила фаворитов (Александр Стояногло – 86 баллов, Вячеслав Солтан и Владислав Грибинча – по 77, и Олег Крышмару – 73), их средний балл составляет 78 пунктов, тогда как средний балл следующих четырех – 63». Чтобы минимизировать субъективный фактор в оценке, эксперт применил «простой способ, знакомый каждому, кто учился в университете, – отбрасываются наиболее высокий и наиболее низкий баллы».

Проведя параллельный подсчет, Ионицэ пришел к выводу, что победителями остались бы те же четверо кандидатов, только с небольшим изменением результатов. Также он провел выборку с учетом индивидуальных предпочтений каждого члена комиссии и получил список точно тех же кандидатов. По словам Ионицэ, именно этим четырем кандидатам поставил наиболее высокие баллы и авторитетный иностранный специалист – экс-прокурор Ирландии и международный эксперт в области прокуратуры Джеймс Гамильтон. «Комиссия абсолютно четко обозначила фаворитов, каким образом не подсчитывать баллы каждого ее члена!», - заключил экономист.

Некоторые эксперты считают вполне естественным и то обстоятельство, что кто-то из членов комиссии посчитал возможным выделить представителей прокуратуры из числа конкурсантов. Как полагает эксперт Центра анализа и предотвращения коррупции Лилия Ионицэ, если в прокуратуру придет человек не из системы, ему будет трудно руководить учреждением, в котором работает более 600 прокуроров. «Я не думаю, что адвокат или бывший судья сможет хорошо справиться с этой ролью. Человек из системы знает все аспекты и может лучше решить внутренние проблемы», - говорит Ионицэ.

Виктор Суружиу

Продолжение следует...

Подпишитесь на нас в Facebook, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load