COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 417 565 БОЛЬНЫХ 256 387(+63)  ВЫЛЕЧИЛИСЬ 249 381    УМЕРЛО 6180(+2) Подробнее
Выборы в Молдове новостей: 3705
Диаспора новостей: 1212
ГМО и прививки новостей: 1004
Коронавирус новостей: 7145
Похищение Чауса новостей: 65
Президент новостей: 2787

Комитет по украинскому шаблону

10 июн. 10:00 (обновлено 10 июн. 18:40)   Аналитика
9400 6

Президент Майя Санду объявила о создании Независимого консультативного комитета по борьбе с коррупцией. Органа с благими целями, но сомнительным статусом.

Он будет расследовать и публично сообщать о серьёзных случаях коррупции, анализировать препятствия на пути эффективной борьбы с коррупцией и давать рекомендации по совершенствованию законодательной и институциональной базы.

Судя по содержанию новой структуры, её финансированию и заявленным целям, в Молдове при помощи западных партнёров началось осуществление уже обкатанного в других странах (например, соседних Украине и Румынии) антикоррупционного шаблона, следующим шагом которого должно стать создание системы антикоррупционных репрессивных органов.

А что, так можно было?

“К сожалению, государственные институты, которые должны предотвращать коррупцию и бороться с ней, действуют очень медленно, намного медленнее, чем коррумпированные группы, которые обворовывают эту страну. Радует, что граждане Молдовы не одиноки перед этой серьезной проблемой борьбы с коррупцией. Ворам из Молдовы удалось заявить о себе на международном уровне. О мошенничестве, которое они совершили и продолжают совершать, стало известно во всём мире. Наши партнёры по развитию понимают, насколько серьезна проблема коррупции в Молдове, и готовы нам помочь”, - заявила на днях, анонсируя создание Независимого консультативного комитета по борьбе с коррупцией президент Майя Санду.


В общем, цель у новой структуры вполне себе благородна, но сразу возникают вопросы по поводу её деятельности.

Независимый консультативный комитет по борьбе с коррупцией был создан на основании президентского указа. То есть, по идее должен выполнять роль консультативного органа при президенте. По действующим нормативным документам, работа членов таких консультативных советов не оплачивается, являясь безвозмездной. Что президент Майя Санду и подтвердила 27 января текущего года, подписав указ “Об утверждении Положения о деятельности консультативных советов при Президенте Республики Молдова”. Согласно ст. 7 данного Положения, “деятельность лиц в профильных консультативных советах не оплачивается, она представляет собой волонтёрскую деятельность и осуществляется во внеурочное время”.

Однако деятельность шести экспертов Независимого консультативного комитета по борьбе с коррупцией, трое из которых – зарубежные граждане, как выяснилось, будет очень даже платной. Как заявила Майя Санду, их работа будет осуществляться при финансовой поддержке Европейского союза, правительства США, а также других доноров, которые присоединятся к этому проекту. К тому же, добавила президент, данный коллегиальный орган будет независимым и не будет подчиняться ни одному учреждению. Надо понимать, в том числе и администрации президента.

Тогда получается, что президент Республики Молдова подписала указ о создании некоего НПО по борьбе с коррупцией, финансируемого за счёт зарубежных средств. Потому что Независимый консультативный комитет по борьбе с коррупцией: 1) не является консультативным органом при президенте; 2) не входит в систему государственных юридических органов РМ; 3) полномочия комитета не регламентированы никаким подзаконным актом. И вообще непонятно, на основании чего эта структура будет действовать в Республике Молдова и направлять запросы в различные госучреждения для получения информации, поскольку те же неправительственные организации для начала должны пройти процедуру обязательной регистрации в Агентстве государственных услуг. Получается, что президент создала сомнительную с точки зрения закона структуру с довольно широкими полномочиями, которая будет, очевидно, финансироваться и за счет молдавского государства, которое предоставит ее сотрудникам офисы (а возможно, еще что-то) в Президентуре.

Вызывают вопросы и принципы деятельности этого комитета. Одно из направлений его работы – проведение расследований и информирование населения о серьёзных случаях коррупции в Республике Молдова. При этом, как подчеркнул председатель комитета, американский дипломат Джеймс Вассерстром, комитет будет анализировать информацию лишь из открытых источников. Однако с функцией информирования общественности о серьезных случаях коррупции на основе открытых источников вполне успешно справляется и пресса. А расследованиями различных незаконных схем, в том числе коррупционных, не менее успешно занимается RISE Moldova. Этим могут заниматься и члены команды Майи Санду, которые позиционируют себя как честных людей, преисполненных желанием побороть коррупцию.

Второе направление деятельности данного комитета - анализ препятствий на пути эффективной борьбы с коррупцией, а также выработка рекомендаций по совершенствованию законодательной и институциональной базы. Как заявил Джеймс Вассерстром, возглавляемый им комитет проанализирует работу органов борьбы с коррупцией, в том числе сотрудников этих органов, чтобы узнать, “почему их деятельность не так эффективна, как от них этого ждали”.

“Мы проанализируем, что именно не работает и по какой причине. Наши доклады будут абсолютно открытыми. Эти доклады будут основываться лишь на доказательствах, а не на всякого рода слухах, анекдотических ситуациях и всякого рода гипотезах. Мы также дадим серьезные рекомендации, которые не следует положить куда-то на полку и забыть. Мы надеемся, что в своих действиях власти будут основываться на этих рекомендациях”, - подчеркнул американский специалист по борьбе с коррупцией.

Уж чего-чего, а выводов “почему это не работает?” и рекомендаций по исправлению ситуации в деле борьбы с коррупцией за последние лет десять в Республике Молдова накопилось предостаточно. В том числе благодаря международным экспертам, которые вместе с молдавскими коллегами-грантоедами с энтузиазмом осваивали выделенные донорами средства на приближение отечественного законодательства к европейскому/борьбу с коррупцией/реформу юстиции/повышение уровня госуправления и т.д. Так что властям достаточно просто поднять прежние наработки.

Или просто ознакомиться с предложениями местных экспертов, хорошо знающих молдавскую специфику, которые неоднократно и совершенно бесплатно предлагали свои схемы борьбы с коррупцией. Например, экс вице-премьер Александр Муравский ещё осенью 2014 года, когда официальный Кишинёв провозгласил очередной “крестовый поход” на коррупцию, предложил семь шагов, которые, по его мнению, позволят реально провести борьбу с данным социальным недугом.

Он предлагал создать народный комитет проверки имущества высокопоставленных чиновников, судей, прокуроров и депутатов, состоящий из наиболее уважаемых и честных представителей общества, предварительно проведя их проверку на коррупционную составляющую. Обязать всех представителей судебного корпуса, прокуратуры, органов публичного управления, начиная от заместителей министров и выше, а также депутатов парламента представить декларации о доходах, информацию о принадлежащих им и их ближайшим родственникам имуществе, и информацию об источниках происхождения средств, за счёт которых было приобретено это имущество. Лишать права занимать высокопоставленные должности лиц, отказывающихся пройти такую проверку. Ввести неотвратимую ответственность за новые случаи коррупции, применяя все методы уголовного преследования и наказания, и т.д.

В общем, была бы политическая воля, а рекомендации и готовые наработки в стране уже давно имеются. Но у нас в очередной раз под фанфары объявили о запуске процесса изобретения велосипеда при финансовом содействии партнёров по развитию. И что-то подсказывает, что Независимый консультативный комитет по борьбе с коррупцией станет одним из бенефициаров тех 25 млн евро для реформирования юстиции и борьбы с коррупцией из общей суммы в 600 млн евро, которые Евросоюз в ближайшие три года решил предоставить Молдове для восстановления экономики в обмен на проведение ряда реформ и выполнение некоторых условий, в том числе, видимо, и политических.

“Антикоррупционный десант”. Whoiswho?

Так кто же с подачи президента Майи Санду, Европейского союза и США окажется на острие консультативной борьбы с коррупцией в Республике Молдова?

В состав Независимого консультативного комитета по борьбе с коррупцией, который провёл своё первое заседание в этот вторник, 8 июня, вошли трое местных и трое зарубежных экспертов. Это американский дипломат Джеймс Вассерстром (председатель комитета) словенский эксперт Драго Кос, румынский эксперт Лаура Штефан, а также журналист-расследователь, главред издания Ziarul de Garda Алина Раду, экономист, специалист по международным финансам с 15-летним опытом работы в Международном валютном фонде Тамара Разин и юрист, основатель и директор программы “Правосудие и права человека” Центра правовых ресурсов Молдовы Надежда Хриптиевски.

Как сообщило агентство Moldpres, эти шесть экспертов были отобраны в результате консультаций между администрацией президента РМ и международными организациями, специализирующимися на борьбе с коррупцией. А сам комитет является “результатом обращения института президента к партнёрам по развитию с просьбой помочь нам в борьбе с коррупцией”.

Самый интересный послужной список из “комитетчиков” у американца Джеймса Вассерстрома. До Республики Молдова ветеран американской дипломатии боролся с коррупцией в Косово, Афганистане (был офицером по борьбе с коррупцией в посольстве США в Кабуле) и Украине. С 2002 по 2007 год являлся основателем и главой Управления по надзору за коммунальными службами Косово. Был членом, основателем и сопредседателем Независимого антикоррупционного комитета по вопросам обороны (НАКО) на Украине. Известен своими судебными разбирательствами с ООН.

В 2007 году, работая в Косово, Вассерстром стал свидетелем некоего проступка с участием должностных лиц миссии ООН и представителей местной компании. Позже обнаружил доказательства того, что два высокопоставленных должностных лица миссии получали взятки за заключение контракта на строительство угольной электростанции и шахты. После подачи жалобы в надзорную службу ООН был уволен, сам обвинён в коррупционных деяниях, а затем задержан полицией ООН, которая провела обыски в его квартире и машине.

Судебная тяжба с Организацией Объединенных Наций и, в частности, тогдашним Генеральным секретарём Пан Ги Муном, шла с переменным успехом несколько лет. Несмотря на неоднократные требования Трибунала по спорам ООН, руководство организации отказалось предоставить для рассмотрения конфиденциальные документы о предполагаемой коррупции в миссии ООН в Косово. В итоге в целом дело против Организации Объединённых Наций Вассерстром так и не выиграл.

В 2013 году он обратился к властям Соединённых Штатов Америки с призывом ограничить взносы в ООН на 15%, мотивируя свой призыв тем, что ООН медлит с выплатой ему 2,2 млн долларов, причитающихся в качестве компенсации за судебные издержки в связи с раскрытием коррупции в миссии ООН в Косово в 2007 году.

“Я обратился к Джону Керри [госсекретарю США в 2013-2017 гг. – Прим. ред.] с письмом о рассмотрении провала поддержки информаторов в ООН. Керри не предпринял никаких действий, но Конгресс США принял закон о пересмотре практик по защите информаторов”, - говорил потом Вассерстром.

Словенец Драго Кос тоже работал антикоррупционным экспертом на Украине, вместе с Джеймсом Вассерстромом являясь членом Независимого антикоррупционного комитета по вопросам обороны (НАКО). Осенью прошлого года он входил в состав конкурсной комиссии по избранию главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры Украины, участвуя в её работе дистанционно. Последнее место его работы – председатель рабочей группы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по борьбе со взяточничеством в международных деловых операциях. А до этого (в 2003-2011 гг.) возглавлял Группу государств по борьбе с коррупцией (GRECO), созданной Советом Европы в 1999 году. В 2011-2015 гг. являлся международным комиссаром и председателем Совместного независимого комитета по антикоррупционному мониторингу и оценке в Афганистане.

Третий иностранный представитель в Независимом консультативном комитете по борьбе с коррупцией - Лаура Штефан, эксперт по борьбе с коррупцией из Румынии. В 2005-2007 гг. в румынском Минюсте отвечала за антикоррупционную политику. Участвовала в разработке антикоррупционного законодательства своей страны и программ повышения осведомленности граждан, работала над реформированием румынской прокуратуры. В 2015 году получила премию “Отважная женщина года” от посольства США в Бухаресте и стипендию от фонда Эйзенхауэра, которая предусматривала двухмесячную стажировку в США. Является международным экспертом по вопросам верховенства права Европейской комиссии и Совета Европы.

Как заявил ещё несколько лет назад один из отечественных экспертов, долгое время проработавший в международных проектах, а потому знающий эту кухню изнутри, существует определенное количество международных экспертов и иностранных компаний, которые регулярно участвуют в отборах или тендерах, организуемых международными организациями и странами-донорами. Они кочуют из проекта в проект и, поработав в одном государстве, которому доноры выделяют грантовую или техническую помощь, тут же направляются “помогать” (читай, осваивать выделенные средства) в другую страну-реципиент.

В итоге, с одной стороны, решается проблема трудоустройства огромной армии международной бюрократии среднего и мелкого звена, потому что позиция “Консультативные услуги” или “Менеджмент проекта” – обязательная часть любого кредитного или грантового соглашения. Как следствие - существенная доля финансовой помощи, предоставляемой Евросоюзом или США в качестве финансовой поддержки бедным и развивающимся странам, на самом деле идёт не им, а на оплату и организацию труда специалистов-консультантов, в основном, иностранных. И география “антикоррупционной деятельности” трёх международных экспертов, вошедших в состав Независимого консультативного комитета по борьбе с коррупцией в Республике Молдова, эти выводы только подтверждает.

Украинский шаблон: от консультативного совета до Антикоррупционного трибунала

Судя по заявленным целям и принципам работы Независимого консультативного комитета по борьбе с коррупцией, в Республике Молдова началось внедрение т. н. “украинского шаблона”. Хотя примерно по таким же “антикоррупционным” сценариям Евросоюз и США действуют в каждой “подшефной” стране.

Если взять Украину, то там на первом этапе тоже появились расследовательско-консультативные структуры по предупреждению коррупции, находящиеся на финансировании партнёров по развитию. Например, Центр противодействия коррупции, а чуть позже - вышеупомянутый Независимый антикоррупционный комитет по вопросам обороны (НАКО).

Затем (в октябре 2014 года) указом президента был создан консультативно-совещательный антикоррупционный орган – Национальный совет по вопросам антикоррупционной политики, который Владимир Зеленский перезапустил в 2019 году. Тогда в него вошли американские и европейские эксперты, наблюдатели и консультанты – представители Всемирного банка, ООН и ряда международных организаций.

Ну а следующим шагом стало формирование специализированных антикоррупционных репрессивных органов страны. Так, весной 2015 года при финансовой и организационной поддержке западных партнёров было создано Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) – орган с широкими силовыми полномочиями, призванный предупредить, выявить, пресечь и раскрыть коррупционные преступления. Очень скоро вокруг него вспыхнуло сразу несколько скандалов. Например, из-за организации незаконного прослушивания граждан.

А осенью 2019 года после двухлетней эпопеи на Украине заработал Высший антикоррупционный суд, в который должны передаваться все крупные дела о коррупции (к юрисдикции суда относятся все преступления, повлекшие ущерб, эквивалентный не менее 31 тыс. долларов). Его создание было одним из требований западных партнёров и МВФ для получения финансовой помощи.

Идею создания подобных специализированных репрессивных структур Майя Санду вынашивала, ещё будучи премьер-министром в 2019 году. Так, один из пунктов программы деятельности возглавляемого ею правительства предусматривал создание с помощью западных партнёров Национального управления по борьбе с коррупцией и специализированного Антикоррупционного суда, “в которые войдут прокуроры и судьи, в том числе из других стран, и которые будут рассматривать исключительно случаи большой коррупции”. В программах деятельности так и не состоявшихся правительств Натальи Гаврилицы и Игоря Гросу тоже имелись пункты о создании т.н. Антикоррупционного трибунала. Так что в случае победы пропрезидентской PAS на досрочных выборах и формирования парламентского большинства, команда действующего президента наверняка быстро развернёт свою “антикоррупционную повестку”. Если партнёры по будущей коалиции, конечно, с этим согласятся.

Пока же антикоррупционная борьба президента Майи Санду ограничилась самопиаром при запуске не совсем законного по молдавским меркам Независимого консультативного комитета по борьбе с коррупцией. Эксперты говорят, что антикоррупционные органы подобного рода, как правило, создаются как инструмент влияния извне и расправы с неугодными Западу политиками и органами массовой информации. В качестве примера приводится Украина, в которой за короткий срок расправились с депутатом парламента Виктором Медведчуком и подконтрольными оппозиции СМИ. Посмотрим, насколько равноудалёнными окажутся расследования этого самого Независимого антикоррупционного комитета “3+3”.

Как заявил “Молдавским ведомостям” экономический аналитик Думитру Барбалат, если бы президент Майя Санду действительно намеревалась продемонстрировать серьезность своих намерений по борьбе с коррупцией, она бы не создавала с пафосом Антикоррупционный комитет, у которого на самом деле нет никаких прав и полномочий вести заявленную деятельность в Республике Молдова, а пошла бы другим путём.

1 июня в Евросоюзе начала работать Европейская прокуратура, которую возглавляет небезызвестная экс-генпрокурор Румынии Лаура Кодруца Ковеши, засадившая за решетку немало румынских чиновников и высокопоставленных лиц. В задачу нового ведомства входит борьба с коррупцией, отмыванием денег и незаконным присвоением средств ЕС.

Думитру Барбалат считает, что молдавские власти по согласованию с Европарламентом и Прокуратурой ЕС могли бы инициировать дополнения к соглашению РМ-ЕС 2014 года и, в виде исключения, предоставить полномочия Европейской прокуратуре осуществлять расследование уголовных преступлений в том числе на территории Молдовы.

“В это же дополнительное соглашение можно было бы включить и такую компоненту, как аттестация наших судей и прокуроров с участием специалистов ЕС. Что дало бы возможность осуществить намерения президента об аттестации без нарушения положений Конституции и конституционных полномочий Высшего совета магистратуры”, - отметил Думитру Барбалат, по мнению которого, запущенный президентом Комитет по борьбе с коррупцией – это “всего-навсего творчество президентуры, которому невозможно будет играть свою роль, потому что у него нет никаких прав”.

Это еще одно из мнений, весьма распространенных среди людей, которые не верят в собственный народ и его возможности, а живут в ожидании, что «Запад нам поможет». Запад, у которого масса своих проблем и масштабы коррупции, существенно превышающие молдавские.

Борьба с коррупцией – важнейшая задача любого государства, и заявленные цели вполне оправданы, однако, чтобы доказать, что за этими заявлениями не стоит другая сверхзадача, поставленная международными кураторами, было бы значительно более оправданным укомплектовать после выборов «хорошими людьми» существующие органы, призванные бороться с этим явлением. Ничем иностранцы, как показывает 30-летняя практика освоения зарубежных денег нашей страной и государствами, подобными нашему, не помогут, если сами не возьмемся. Но вред могут нанести.

Ксения Флоря

Поделиться:

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Что станет для вас основной мотивацией, чтобы прийти на избирательный участок 11 июля?