COVID-19 в Молдове ВАКЦИНИРОВАНЫ 937 115 БОЛЬНЫХ 365 713(+548)   ВЫЛЕЧИЛИСЬ 349 581     УМЕРЛО 9192+30) Подробнее
Выборы в Молдове новостей: 4138
Проблема газа новостей: 411
Зимние праздники новостей: 345
Президент новостей: 3020
Снова в детство новостей: 21
ГМО и прививки новостей: 1327

Клуб “союзников по деоккупации”.

26 авг. 10:00 (обновлено 26 авг. 13:01)   Аналитика
8270 100

В Киеве прошёл первый, неоднократно передвигаемый, саммит “Крымской платформы”. Самое масштабное международное событие, когда-либо проходившее на Украине. Официальный Киев надеется, что с помощью данного международного координационного механизма удастся вернуть тему Крыма в международную повестку дня и усилить санкционное давление на Россию.

Республика Молдова на саммите “Крымской платформы” была представлена на самом высоком уровне - в Киев отправилась президент Майя Санду. И произнесла речь, подчеркнув, что “Крым – это Украина, и его незаконная аннексия – это вопиющее нарушение международного права”.

Теперь в экспертном сообществе гадают – как скажется участие молдавского президента в данном “провокационном мероприятии” (так расценивают его в РФ) на предстоящих переговорах с Москвой по новому контракту по газу, по экспорту молдавской продукции и о социальных гарантиях для молдавских гастарбайтеров, работающих в России.

Про Россию-оккупанта, шабаш и лёгкую неудовлетворённость Киева

Официальный Киев давно уже предпринимал попытки создать какую-то международную площадку для обсуждения ситуации с Крымским полуостровом. Всё-таки Донбасс обсуждают и в “минском” формате, и в “нормандском”, а про Крым ничего нет.


Ещё при президентстве Петра Порошенко в 2016 году Киевом был анонсирован запуск формата “Женева плюс” – международного механизма по возврату Крыма в состав Украины. Формат “Женева плюс”, озвученный украинским президентом во время встречи с послами, аккредитованными на Украине, предусматривал целый ряд мер по “деоккупации Крыма”: от санкций, международного давления, освобождения незаконно арестованных украинцев - до судебной защиты интересов Украины в международных судах. Однако эта инициатива была неоднозначно воспринята не только за рубежом, но и в самой Украине, так в итоге и оставшись проектом.

Владимир Зеленский, став президентом, планировал “поднять вопрос статуса аннексированного в 2014 году Крымского полуострова” на первой и пока единственной встрече с Владимиром Путиным в декабре 2019 года в Париже - в рамках саммита “нормандской четверки”. Но его план успехом не увенчался. Тогда-то в Киеве и вспомнили о так называемом “проекте Джапаровой”.

Идея нынешнего формата “Крымской платформы”, как отмечает BBC, принадлежит крымской татарке, бывшей журналистке “Радио Свобода”, экс-первому заму министра информационной политики Украины, а с недавних пор первому заместителю главы украинского МИДа Эмине Джапаровой (Джеппар). Создать т.н. “крымскую коалицию” для “координации международной политики непризнания российской аннексии Крыма и её фиксации” Джапарова предложила властям ещё весной 2019 года, однако тогда на Украине в разгаре были президентские выборы, поэтому это предложение никого не заинтересовало.

В марте 2020 года, назначая главой украинского МИДа Дмитрия Кулебу, Владимир Зеленский поручил новому главе внешнеполитического ведомства активизировать крымскую тематику. А тот вспомнил об идее Джапаровой, и уже через два месяца бывшая телеведущая и сотрудница “Радио Свобода” стала первым заместителем министра иностранных дел Украины, курируя внедрение своего проекта.

Первоначально в Киеве планировали запустить “Крымскую платформу” 26 февраля 2021 года – в учреждённый Зеленским в прошлом году День сопротивления оккупации Автономной Республики Крым и города Севастополя. Для большей символичности. Но из-за организационных моментов сначала саммит перенесли на май, приурочив его к очередной годовщине депортации крымских татар 1944 года, а потом на август, подведя мероприятие к 30-летней годовщине независимости Украины. Однако несмотря на весь масштаб проделанной работы в целом инаугурационный саммит “Крымской платформы” получился не таким грандиозным и представительным, как планировали в Киеве.

Нет, все основные международные актёры сыграли свои роли на отлично. В Кремле ожидаемо назвали запущенную Киевом площадку “откровенно антироссийской” и “чрезвычайно недружественной”. Руководство Крыма отозвалось о ней как о “форуме дремучих русофобов”. А глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров прямолинейно окрестил “Крымскую платформу” “очередным шабашем, на котором Запад будет пестовать неонацистские, расистские настроения современной украинской власти”.

На самом саммите от его участников прозвучали именно те слова, на которые и рассчитывал Киев, запуская свою инициативу по Крыму. Что “поведение России в Крыму является враждебным и безответственным. С абсолютным неуважением к международному праву” (министр Великобритании по европейским делам Венди Мортон). Что “РФ вторглась в Крым – это действительно наиболее откровенное вторжение на территорию другой страны, которое произошло после Второй мировой войны в цивилизованном мире” (депутат Европарламента от Польши Анна Фотыга). Что “мой народ вновь оказался под властью оккупационного режима, который по многим параметрам хуже советского” (депутат Верховной рады, экс-председатель “Меджлиса крымских татар” Мустафа Джемилев). Что “мы уже предоставили 4,9 млн долларов помощи Украине только в 2014 году, и эта поддержка будет продолжаться: в частности, относительно защитного оружия, оборудования, которое нужно Украине в борьбе с Россией. Мы хотим Россию поставить на ее место” (министр энергетики США Дженнифер Гранхолм). Что “этот саммит, считаю, открывает пусть к возвращению Крыма” (министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу). Или что “США и странам НАТО нужно усилить присутствие в Черноморском регионе” (Джордж Кент, экс-временный поверенный в делах США на Украине).

Президент Латвии Эгилс Левитс предложил создать в парламентах каждой из стран, принимавших участие в киевском саммите, специальные группы поддержки “по деоккупации Крыма”. А в итоговой декларации форума страны-участницы подтвердили невозможность признания аннексии Крымского полуострова Россией, подтвердили решимость поддерживать давление на РФ, допустили введение новых санкций против неё “если это понадобится и действия России будут требовать этого”, призвали Россию “выполнять свои обязательства как государства-оккупанта” и обеспечить беспрепятственный доступ на полуостров для миссии ООН по наблюдению за соблюдением прав человека на Украине и Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в республике, при этом пригласив Москву к участию в саммите для прекращения “временной оккупации”.

В общем, как удовлетворённо заявил в своём заключительном слове Владимир Зеленский, “впервые на международном уровне Российская Федерация признана государством-оккупантом, и в соответствии с нормами международного гуманитарного права должна немедленно прекратить нарушение прав человека на временно оккупированных территориях и обеспечить доступ к Крыму”.

Однако некоторая неудовлетворенность у организаторов все-таки осталась. Украинским властям, несмотря на все старания, так и не удалось привлечь для участия в форуме лидеров ведущих стран Запада, а значит придать инаугурационному саммиту “Крымской платформы” большую весомость.

Ангела Меркель побывала в Киеве с прощальным визитом и улетела за день до форума, дипломатично отказавшись принимать в нём участие. На Украине обиделись. “Немецкий лидер завершает работу в должности, а значит не имела ни временных, ни иных ограничений, которые помешали бы ей присутствовать в Киеве 23 августа. А на фоне тех имиджевых потерь (в том числе у части немецких избирателей), которые она понесла, защищая “Северный поток-2”, казалось, что она заинтересована продемонстрировать, что ценности для неё имеют вес. Но нет. А поскольку не будет Меркель, то не поедет в Киев и Эмманюэль Макрон”, - написал украинский портал “Европейская правда” перед саммитом. В итоге Германию на мероприятии вместо планируемого первоначально министра иностранных дел представлял федеральный министр экономики и энергетики, потому что, как объяснили в Берлине, события в Афганистане куда важнее “Крымской платформы”.

США тоже были представлены далеко не на самом высоком уровне и тоже в последний момент сменили своего делегата. Вместо анонсированного министра транспорта Питта Буттиджича, который, как ожидалось, приедет в Киев с длительным визитом и который считается одним из фаворитов Джо Байдена, на форум прилетела министр энергетики Дженнифер Гранхолм.

Канада вообще была представлена послом: 20 сентября там досрочные федеральные выборы, и местным политикам явно не до Украины и её проблем. От НАТО в Киев приехал не генсек организации, а его заместитель Мирча Джоанэ. Президентов на саммит прислали только 14 стран из 44 государств и организаций-участников – Латвия, Литва, Эстония, Польша, Словакия, Венгрия, Молдова, Словения, Финляндия. Премьер-министров – 4 страны. Остальные делегировали министров различной направленности, госсекретарей МИДа и послов.

В общем, то, что на инаугурационном саммите “Крымской платформы” представительство участников оказалось не слишком высоким, несмотря на колоссальные усилия официального Киева, свидетельствует о том, что крымский вопрос больше не входит в топ международной повестки – со своей инициативой Киев явно запоздал на несколько лет, и что Крым из проблемы глобального уровня и угрозы всей международной безопасности превратился в региональную проблему, которая по-настоящему интересует только Украину и её соседей. А украинская оппозиция говорит о провале “личного пиара Зеленского”: “Они сами назвали мероприятие саммитом, что означает встречу глав государств и правительств, а в Киев приехали преимущественно третьесортные чиновники и дипломаты”.

“Крымская платформа”: про НАТО, деньги или возврат Крыма?

На саммите в понедельник президент Владимир Зеленский с пафосом объявил, что с этого дня начинается “обратный отсчёт до освобождения Крымского полуострова”. “Вполне вероятно, что 23 августа 2021 года войдёт в историю как день начала деоккупации Автономной Республики Крым и города Севастополя”, - сказал он.

Крымское руководство в ответ назвало саммит “Крымская платформа” “самым глупым и безнадёжным занятием на свете”. “Обсуждать возвращение Крыма под контроль Киева – всё равно что пытаться вернуть вчерашний день или прошлогодний снег”, - написал в соцсетях глава Крыма Сергей Аксенов.

То, что механизм “Крымской платформы” явно не про возвращение мятежного полуострова – очевидно. Странно было бы предполагать, что Россия через семь лет после крымских событий и миллиардных вложений в крымскую экономику вдруг испугается очередного осуждения её “оккупационных действий” международным сообществом на очередном мероприятии дискуссионного характера и, поджав хвост, откажется от “временной оккупации” Крыма. Тогда зачем официальный Киев приложил такие колоссальные усилия для проведения саммита “Крымской платформы” и пошёл на такие траты?

Эксперты считают, что первая цель - вернуть тему Крыма, а значит и саму Украину, в международную повестку дня.

В последние годы всё чаще от западных чиновников звучит словосочетание “Ukraine fatigue” – усталость от Украины. Постоянные запросы Киева и отсутствие реальных результатов от проводимых реформ окончательно утомили США и Евросоюз. Украина то и дело требует денег – то на оружие для защиты от России, то на какие-то проекты, то для компенсации потерь газового транзита из-за “Турецкого потока” и “Северного потока-2”.

“Не секрет, что есть такая вещь, которая называется “усталость от Украины”. Ожидания не могут длиться вечно. И поэтому начинают звучать голоса: “Смотрите, там ничего не происходит, изменений нет”. Мы, конечно, стараемся отвечать, что это не так, изменения есть. Но и вы не можете просто игнорировать проблемы”, - предупредил в октябре прошлого года Киев министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс.

Запуск “Крымской платформы” в качестве постоянно действующего дискуссионного механизма не только позволит Киеву создать видимость достижений во внешней политике и регулярно напоминать о себе, но и в очередной раз выбить из Запада деньги. Ведь чего хочет Киев? Чтобы у “Крымской платформы” был центральный офис в Киеве и филиалы за границей - в ряде стран-подписантов, чтобы через штаб-квартиру “Крымской платформы” велась активная координационная (слово “координационная” – здесь самое важное) работа по возвращению мятежного полуострова под юрисдикцию Украины и усилению санкционного давления на Россию.

Однако денег на такой масштабный, постоянно действующий механизм у Киева нет. О чем пару недель назад и сообщила первый заместитель министра иностранных дел Украины Эмине Джапарова, заявившая, что при отсутствии необходимых ресурсов Киев будет думать “как и куда “парковать” “Крымскую платформу”. Один из вариантов – получить под это дело финансирование ООН или гранты от каких-то других международных организаций.

Насчёт того, что данный формат действительно удастся переместить на площадки ООН, эксперты очень сомневаются, а вот то, что под этот механизм Киев может получить какие-то гранты от международных фондов для того, чтобы поддерживать тему Крыма в международной повестке для сохранения негативного имиджа РФ – уверены.

Вокруг “Крымской платформы” уже начала кучковаться группа неправительственных организаций (в основном правозащитного характера), получивших название “экспертной сети Крымской платформы”. А НПО обычно хорошо чувствуют, откуда дует “финансовый ветер” и где можно срубить немного грантов. Первый форум данной сети состоялся в Киеве 6 августа.

То, что механизм “Крымской платформы” – это не только про патриотизм, но и про деньги – свидетельствует хотя бы разгоревшийся скандал с певицей Джамалой. “Украинский” Фейсбук сейчас гудит: народная артистка Украины, крымскотатарская певица и актриса взяла у государства 337 400 гривен (12,5 тыс. долларов) за исполнение на открытии саммита песни на крымскотатарском языке о депортации крымскотатарского народа “1944”, с которой победила на “Евровидении” в 2016 году.

Ещё одной целью пиар-акции официального Киева под названием “Крымская платформа” украинский политолог Янина Соколовская называет необходимость возрождения т.н. “клуба друзей Украины” для более быстрой и эффективной интеграции Украины в НАТО. Для нынешнего украинского лидера Владимира Зеленского Североатлантический альянс – это как идея фикс. Он не раз говорил, что решение о вступлении Украины в НАТО нельзя откладывать на будущее, пугал усилением влияния России на фоне нерешительности Запада. В июле Зеленский подписал указ о неотложных мерах интеграции Украины в Североатлантический альянс, причислив подготовку к членству в НАТО к “важнейшим госзадачам”, а 11 августа утвердил стратегию по интеграции Украины в НАТО.

“Владимир Зеленский предпринимает усилия, чтобы возродить клуб друзей Украины, основанный при Петре Порошенко. “Крымская платформа” для этого – действительно платформа. Зеленский делает всё, чтобы тема Крыма не уходила из сферы интересов медийного и политического пространства. А сейчас “Крымская платформа” должна стать базисом для продвижения Украины в НАТО”, - заявляла украинский политолог информагентству Реалист несколько месяцев назад.

“Бесстрашие” Кишинёва

“На нас никакие запугивания России не действуют. Из Чехии приедет глава Сената Милош Выстрчил. По Конституции он – второе после президента лицо государства. Это очень важный сигнал”, - заявил украинским СМИ перед саммитом “Крымской платформы” чешский политолог, бывший пресс-атташе представительства ЕС в Украине Давид Стулик.

Если исходить из этой логики, то официальный Кишинёв проявил ещё большее бесстрашие: Республика Молдова была представлена на инаугурационном форуме “Крымской платформы” на самом высоком уровне – в Киев отправилась президент Майя Санду. Хотя ещё в мае на пресс-конференции, посвященной двухлетию пребывания на президентском посту, президент Украины Владимир Зеленский признал, что те страны, которые будут участвовать в новой переговорной площадке “Крымская платформа”, рискуют испортить отношения с Российской Федерацией. А официальный представитель МИД РФ Мария Захарова накануне киевского мероприятия предупредила, что Россия “зафиксирует позицию стран, которые примут в нём участие и сделает соответствующие выводы”.

Теперь в молдавском экспертном сообществе гадают – как скажется участие молдавского президента в данном “антироссийском мероприятии” (как расценивают его в РФ) на предстоящих переговорах с Москвой по новому контракту по газу, экспорту молдавской продукции на российский рынок и о социальных гарантиях для молдавских гастарбайтеров, работающих в России.

Парламентская оппозиция уверена, что “от безответственного решения Майи Санду по участию в “Крымской платформе” могут пострадать граждане Республики Молдова – агропроизводители, экспортирующие продукцию на российский рынок, молдавские трудовые мигранты, работающие в России, каждая семья, потребляющая российский природный газ”. И что “этот шаг негативным образом скажется на процессе приднестровского урегулирования, что может повлечь за собой новое обострение в зоне конфликта”.

Гагаузский политик, экс-депутат НСГ Иван Бургуджи в интервью порталу eNews, комментируя участие Майи Санду в саммите “Крымской платформы”, сказал, что “считай, договоренностей с Козаком [ссылка на недавний визит замглавы администрации президента РФ Дмитрия Козака в Кишинёв] и Россией практически не стало”. А некоторые пользователи соцсетей сейчас активно распространяют пост “Готовьте дрова и кизяк на зиму, зато Крым - украинский”, намекая на речь президента на киевском мероприятии.

Эксперты полагают, что не всё так драматично. Политический обозреватель Дионис Ченуша называет участие Республики Молдова в “Крымской платформе” крайне важным как с точки зрения международного образа страны, так и в связи с тем, что у нас тоже есть “своя головная боль от сепаратизма в Приднестровском регионе”. Конечно, возможная реакция России, по его мнению, несёт в себе определенные риски, но “президент Санду в переговорах с Дмитрием Козаком продемонстрировала открытость для конструктивного диалога, и Россия, судя по всему, хотела бы такого же подхода, хотя точно не известно, где находятся границы этой конструктивности”.

Политолог Виталий Андриевский тоже не увидел ничего страшного в участии главы молдавского государства в саммите “Крымской платформы”.

Во-первых, Крым официально никто в мире российским не признал, “даже Лукашенко”, так что в итоговой декларации саммита по Крыму просто был зафиксирован существующий статус-кво. Во-вторых, “то, что было запущено в понедельник в Киеве – это платформа для обсуждения проблем Крыма, а у нас есть аналогичные проблемы с Приднестровьем, поэтому нам даже полезно поучаствовать в работе такой площадки”. Виталий Андриевский вообще считает, что Кишинёв мог бы взять на вооружение эту инициативу украинских властей и в обозримом будущем, тоже провести у себя какой-то крупный международный саммит по приднестровской проблематике, чтобы привлечь к ней внимание международного сообщества.

В-третьих, “уверен, что у Кремля хватит ума не провоцировать конфликты со странами-участницами: не таким уж и представительным был этот форум, хоть и собрал более 40 государств и международных организаций, и через день-два о нем все забудут”. Ну и в-четвертых, “было бы смешно, если из 40 стран-участниц Москва возьмёт только одну Молдову и начнёт ей мстить. Тем более, что в саммите “Крымской платформы” принимали участие и некоторые государства, с которыми РФ поддерживает достаточно дружеские отношения. Та же Венгрия, например”.

Да и в целом, как отметили эксперты, выступление президента Майи Санду на иннаугурационном саммите “Крымской платформы” было достаточно осторожным и взвешенным – глава государства говорила про международное право, необходимость мирного разрешения споров, региональном порядке, опасности ревизионистской политики, ну и (чего явно ожидалось от участников мероприятия) - что Крым это всё-таки Украина. Более того, в своем выступлении Санду вообще ни разу не упомянула Россию.

Однако, как считают некоторые политические комментаторы, в этой стерильности и обтекаемости речи Майи Санду крылась и определенная ошибка молдавского президента. Представители других государств использовали трибуну “Крымской платформы” не только для того, чтобы выразить поддержку территориальной целостности Украины, но и чтобы привлечь внимание к собственным проблемам, в том числе и территориального характера.

Например, премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили в своём выступлении не раз проводил параллели и много внимания уделил проблеме “отнятых у его страны территорий”. Учитывая, что у Республики Молдова имеется свой, еще более застарелый территориальный конфликт, логично было бы, чтобы и Майя Санду воспользовалась случаем и привлекла внимание международного сообщества к этой проблематике. В конце концов, если официальный Киев использовал представителей 44 государств и международных организаций, включая президента Республики Молдова, для продвижения своей политической повестки, почему бы и молдавскому президенту не воспользоваться предоставленной международной площадкой для продвижения своей политической повестки в интересах страны? Как это сделала та же Грузия или Венгрия.

Так, венгерский президент Янош Ядер, выступая на саммите “Крымской платформы”, заявив, что разделяет боль Украины в связи с аннексией Крыма, в то же время раскритиковал власти Украины за ограничение прав венгров в стране, в частности, в изучении венгерского языка, и призвал обеспечить безопасность своих соотечественников на Украине.

В молдавско-украинских отношениях тоже немало подводных камней. И запуск на прошлой неделе четвертого гидроагрегата Новоднестровской ГАЭС, объявление о начале строительства пятой турбины, что ставит под угрозу водоснабжение нашей страны, - яркий тому пример. Однако никаких возмущений, нот протеста, предложений обсудить данный вопрос со стороны официального Кишинева не прозвучал: ни на саммите в Киеве – “чтобы поднять вопрос строительства новых гидроузлов и существования Днестра на общеевропейский уровень”, ни на последующих двусторонних встречах, ни в каком-либо обращении к украинским властям.

Зато Владимир Зеленский не наградил президента Венгрии государственными наградами, в отличие от президента Республики Молдова Майи Санду и некоторых других участников саммита “Крымской платформы”.

Ксения Флоря

0

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Добавить комментарий

© Бизнес

Исполняется год президенства Майи Санду. Оцените ее работу на этом посту
 X