ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть

Капкан для президента

Конституционный суд отказал депутатам партии “Действие и солидарность” (PAS) в самороспуске парламента. Так что президенту Майе Санду всё-таки придётся определиться с кандидатурой премьер-министра. Сделать это она обещала на следующей неделе.

Но тут глава государства оказалась в двусмысленной ситуации. С одной стороны, буквально пару дней назад Майя Санду с голубых экранов утверждала, что у неё есть команда, способная сформировать очень хорошее правительство. Поэтому выдвижение ею заведомо провального кандидата не добавит президенту политических очков.

С другой стороны, “проходного” кандидата в премьеры парламент ведь может и утвердить. Ну хотя бы для того, чтобы не допустить проведения досрочных парламентских выборов в июне, чего активно добиваются в партии “Действие и солидарность”, рассчитывая, что на волне успеха Майи Санду в президентской кампании, PAS покажет столь же впечатляющие результаты на выборах в законодательный орган. А при самом пессимистичном для PAS сценарии (“если каким-то образом будет назначено правительство”, как написал в соцсетях депутат Сергей Литвиненко), парламентские выборы вообще могут не состояться, и нынешний парламент проработает до 2023 года.

У PAS и КС был уговор?

Итак, в понедельник, 18 января, Конституционный суд отклонил запрос депутатов партии “Действие и солидарность” Михая Попшоя, Дана Перчуна и Вирджилиу Пысларюка, которые хотели получить разъяснение, может ли парламент самораспуститься в случае, если за это решение проголосуют 2/3 депутатов. Как заявила председатель КС Домника Маноле, текст Конституции в этом отношении достаточно чёткий и не нуждается в повторном толковании.


То, что Конституционный суд примет именно такое решение, было понятно изначально. Во-первых, в Конституции нет такого понятия, как “самороспуск парламента”, хотя в середине 1990-х годов некоторые тогдашние депутаты активно предлагали включить соответствующий механизм в текст Основного закона. Согласно действующему варианту ст. 85 Конституции, законодательный орган может быть распущен только в двух случаях: если президент дважды выдвигает кандидатуру премьер-министра, а парламент дважды её отклоняет и не утверждает правительство в течение 45 дней, или когда парламент в течение трёх месяцев бездействует и не принимает законы.

Во-вторых, Конституционный суд уже высказывался по вопросу самороспуска парламента, а вердикты КС, как известно, окончательные и обжалованию не подлежат. Было это ещё в 1997 году. Тогда с запросом в КС о праве парламента на самороспуск, а также о сроках и объеме полномочий законодательного органа обратился депутат Владимир Солонарь (ныне – профессор Университета Центральной Флориды, США).

10 ноября 1997 года Конституционный суд вынес свой вердикт. В постановляющей части решения КС под №31 от 10.11.1997 было написано, что роспуск парламента Республики Молдова до истечения четырёхлетнего срока его полномочий возможен ТОЛЬКО в условиях, предусмотренных ст. 85 Конституции. То есть, либо парламент три месяца бездействует, либо в течение 45 дней не утверждает правительство. А вот в разъяснительной части постановления Конституционный суд указал, что самороспуск парламента теоретически возможен, но маловероятен. Потому что для этого нужно, чтобы каждый депутат или кандидат в депутаты по списку партий или избирательных блоков, участвовавших в выборах, лично подал заявление об отставке, что фактически привело бы к отсутствию необходимого кворума для принятия законов.

Поясним: если исходить из логики депутатов от PAS Попшоя, Перчуна и Пысларюка, достаточно, чтобы 67 или 68 действующих парламентариев отказались от депутатских мандатов, чтобы законодательный орган стал недееспособен, и президент могла бы его распустить, объявив досрочные парламентские выборы. Однако по действующему законодательству (и именно на это указывает вердикт Конституционного суда 1997 года), в случае если депутат отказывается от своего мандата, право на освободившееся в парламенте место переходит к следующему кандидату из избирательного списка данной партии. Когда же список конкретной парламентской партии исчерпан, право на мандат переходит к следующей партии, пусть даже не вошедшей в парламент, но участвовавшей в выборах. Поэтому заявление на отказ от мандата для того, чтобы осуществить самороспуск парламента, должны написать абсолютно все участники предвыборной кампании парламентских выборов. Что, понятное дело, просто нереально.

Более того, как писал ранее в соцсетях бывший вице-премьер Александр Муравский, постановление Конституционного суда-1997 принималось, когда депутаты избирались исключительно на основе партийных списков. А парламентские выборы 2019 года проходили уже по смешанной избирательной системе, и половина депутатов нынешнего парламента прошла в него по одномандатным округам. Поэтому если депутаты-одномандатники и напишут заявления об отказе от депутатского мандата, Центральная избирательная комиссия будет обязана объявить в соответствующих округах перевыборы, что при нынешнем созыве уже происходило. По этой причине самороспуск действующего парламента невозможен даже теоретически.

Знали ли депутаты Михай Попшой, Дан Перчун и Вирджилиу Пысларюк обо всех этих нюансах? Наверняка. Как считают некоторые комментаторы, в партии “Действие и солидарность” вполне могли и до обращения в Конституционный суд проконсультироваться по этому вопросу у юристов по конституционному праву или даже (неофициально) у некоторых судей КС. Тем не менее депутаты от PAS всё-таки направили своё обращение о самороспуске в Конституционный суд.

Политический аналитик Корнелиу Чуря не исключает, что это могла быть “взаимовыгодная договорённость между PAS и Конституционным судом”.

“Мне кажется, что президент Майя Санду и представители её бывшей партии намеренно тянули время – им это было нужно. Майя Санду только стала президентом, ей нужно было осмотреться и войти в курс дела. Им всем понадобилось дополнительное время для того, чтобы разрулить те проблемы, которые перед ними поставили социалисты после принятия решения об отставке правительства Кику. А благодаря этому запросу в Конституционный суд они смогли потянуть время. И я даже не исключаю, что всё это могло быть сделано совместно с Конституционным судом. Потому что КС тоже выгодно принятое в понедельник решение: оно как бы демонстрирует, что политически действующий состав Конституционного суда нейтральный, и что он не всегда принимает решения в угоду Майе Санду и парламентской оппозиции, как об этом часто говорят оппоненты. То есть, для судей КС это удачное имиджевое решение, и не исключено, что оно подразумевалось с самого начала”, - считает Корнелиу Чуря.

Цугцванг и цейтнот для Майи Санду

“Если Конституционный суд скажет, что это [самороспуск парламента голосами 2/3 депутатов. – Прим. ред.] невозможно, то я предложу второе решение, менее оптимальное, оно предлагает более длительный путь ожидания, но мы будем обсуждать это только после того, как первый вариант будет исчерпан”, - заявила президент Майя Санду в эфире телеканала TV8 30 декабря.

В подробности своего “плана Б” глава государства вдаваться не стала, но эксперты в области конституционного права с различных трибун уже несколько недель дружно говорят, что президент обязана выдвинуть кандидатуру премьер-министра, и все попытки как-то сманеврировать в этом вопросе, всё больше загоняют её в политический капкан. Социалисты, разыгрывающие в нынешней политической партии свою комбинацию, уже обвинили Майю Санду в нарушении Конституции и попытке узурпировать власть.

Как заявил в интервью изданию Newsmaker эксперт в области конституционного права Александр Арсени, у Майи Санду нет другого выхода, кроме как предложить кандидата в премьеры. “Президент не может не предложить кандидата в ситуации, когда правительство ушло в отставку. Это императивная норма. Президент обязан это сделать. Я слышал революционные идеи о том, что президент может и не предлагать никого, но это бандитизм в конституционном плане. С Конституцией не играют”, - сказал он.

Да и бывший председатель Конституционного суда Александр Тэнасе, при котором КС весьма “свободно” трактовал Конституцию, утвердив немало конъюнктурных решений, уверен, что у главы государства в вопросе выдвижения кандидатуры премьера нет особого поля для манёвра.

“Согласно ст. 98 Конституции, назначение кандидата на пост премьер-министра является не только компетенцией президента, но и конституционной обязанностью. Конституция не содержит никаких положений, которые позволяли бы президенту не назначать кандидата в премьер-министры по какой-либо причине. В соответствии с доктриной, а также с постоянной судебной практикой Конституционного суда, роспуск парламента является санкцией, применённой к нему за неспособность (или нежелание) выполнять определенные полномочия в процессе формирования правительства. Я не вижу, как можно было бы применить такую санкцию сейчас, ведь сам механизм формирования правительства не сработал. В этих условиях, даже если в течение трёх месяцев президент не будет выдвигать ни одного кандидата на должность премьер-министра, я не понимаю, как КС может установить наличие обстоятельств, оправдывающих роспуск парламента”, - сказал Тэнасе агентству Unimedia.

Партия социалистов уже выдвинула президенту ультиматум по срокам выдвижения премьер-министра. ПСРМ требует, чтобы Майя Санду сделала это до 1 февраля, то есть к началу работы весенне-летней сессии парламента. А чтобы у главы государства и её соратников не было соблазна опять прибегнуть к тактике затягивания времени (политический аналитик Корнелиу Чуря, например, считает, что депутаты от PAS вполне могут опять обратиться в КС для разъяснения, не предполагают ли п.1 и п.2 ст. 85 Конституции существования двух отдельных параллельных сценариев роспуска парламента, а не одного, как принято считать) сами обратились в Конституционный суд.

Во вторник, 19 января, депутаты-социалисты подали в КС обращение с просьбой разъяснить, в какой максимальный срок президент должен выдвинуть кандидатуру премьер-министра после отставки правительства, и какое наказание грозит президенту, если он не назначит премьер-министра. Параллельно председатель ПСРМ Игорь Додон пригрозил Майе Санду массовыми протестами, если она и дальше будет “устраивать всякие шоу, боясь взять на себя ответственность” и по-своему интерпретировать Конституцию, предпринимая попытку “узурпации власти в стране”.

Чего и следовало ожидать: Платформа DA предлагает премьера

За неполный месяц после отставки премьер-министра Иона Кику свои услуги в качестве наиболее подходящих кандидатур на пост главы исполнительной власти Майе Санду предложили лидеры целого ряда политических партий.

Сначала о готовности выдвинуть своего кандидата в премьеры и взять на себя всю ответственность заявила фракция партии “Шор” и депутаты группы Pentru Moldova. Потом лидер “Нашей партии” Ренато Усатый объявил, что именно он является панацеей от всех нынешних политических бед: за его кандидатуру депутаты от ПСРМ, партии “Шор”, Демпартии и группы Pentru Moldova точно не проголосуют, а значит, его выдвижение в премьер-министры запустит механизм проведения досрочных парламентских выборов.

Следующим в очередь за премьерским постом встал председатель Партии коммунистов Владимир Воронин. “Скажите Майе Санду, чтобы она выдвинула меня в премьер-министры, и увидите, что я с ними со всеми сделаю. Нет больше терпения смотреть на то, что происходит в стране”, - сказал лидер коммунистов в эфире одного из телеканалов.

Однако если Усатому или Воронину можно просто сказать “спасибо, но в ваших услугах мы не нуждаемся”, то от бывшего союзника и потенциального соратника так просто не отмахнёшься.

Ещё после отставки Иона Кику эксперты предполагали, что при текущей ситуации правительственного кризиса лидер Платформы DA Андрей Нэстасе может вспомнить о старых коалиционных договорённостях с Майей Санду и потребовать пост премьер-министра для себя или представителей своей партии. Для Платформы DA это реальная возможность подтянуть свои рейтинги перед досрочными парламентскими выборами. И вот это произошло.

В тот же день, когда Конституционный суд озвучил своё решение о самороспуске парламента, Андрей Нэстасе в эфире телеканала TV8 заявил, что его партия готова возглавить переходное правительство. “Платформа DA поддерживает проведение хорошо организованных досрочных парламентских выборов. Однако до того, как они пройдут, страной нужно управлять. Майя Санду может сделать ставку на нас. Платформа DA готова к работе. Мы также можем озвучить имя премьер-министра в условиях кризиса”, - заявил лидер Платформы “Достоинство и правда”.

Для Майи Санду, как политика и президента, это очень неудобное самовыдвижение. Тем более, если Андрей Нэстасе, ссылаясь на прежние договорённости между PAS и Платформой DA, всё-таки станет настаивать на кандидате в премьеры от своей партии. Отказать – это, как говорил ранее политолог Виталий Андриевский, “перессориться там, внутри”: всё-таки Платформа DA не раз подставляла плечо Майе Санду, в том числе во втором туре президентских выборов. Согласиться - тоже опасно. Зачем Санду укрепление позиций потенциального соперника своей бывшей партии в преддверии досрочных парламентских выборов? Тем более что электоральные перспективы PAS напрямую зависят от личного рейтинга действующего президента.

Достаточно вспомнить опыт соседней Украины, где на волне бешеной популярности Владимира Зеленского (президентские выборы в апреле 2019 года он выиграл с результатом 73,22%) на парламентских выборах в июле 2019 года его партия “Слуга народа” получила 43,16%, обеспечив себе уверенное большинство в Верховной Раде. Однако уже к осени-2019 рейтинг президента Зеленского упал на 21%, за год президентства его популярность сократилась вдвое, а на местных выборах 2020 года его партия показала результат, который был оценен как “катастрофичный” – “слуги” стали лишь третьей партией в стране.

Не потому ли действующий молдавский президент и её партия торопятся провести досрочные парламентские выборы если не весной, то хотя бы в июне, а их оппоненты стремятся отложить выборы на осень?

Так цугцванг или ещё есть лазейка?

Майя Санду прямым текстом говорит о своём нежелании выдвигать кого-либо на должность премьер-министра. На прошлой неделе в эфире одного из телеканалов она заявила, что выдвижение любого кандидата на премьерский пост откладывает проведение досрочных парламентских выборов.

Однако после того, как Конституционный суд заявил, что самороспуск парламента невозможен, и (предположительно в начале февраля) даст ответ на запрос депутатов-социалистов относительно сроков выдвижения премьера, а также наказания для главы государства в случае, если выдвижение не происходит, Майе Санду придётся подписать соответствующий указ. Любая попытка уклониться от этой конституционной обязанности может спровоцировать выдвижение социалистами и депутатами из партии “Шор” вопроса об импичменте, и привести к углублению политического кризиса.

Впрочем, как считают некоторые политические комментаторы, даже в такой, казалось бы, патовой для президента ситуации, у неё есть определенные возможности для маневрирования.

Так, по словам политолога Романа Михаеша, “есть вариант, при котором Майя Санду выдвинет какую-то кандидатуру на пост премьер-министра, однако данный кандидат, придя в парламент до начала процедуры голосования объявит депутатам о своём самоотводе”. То же самое произойдёт и со следующим кандидатом на пост премьер-министра. “И тогда парламент, даже если захочет утвердить переходное правительство, не сможет этого сделать. Тем не менее все конституционные процедуры соблюдены: президент дважды выдвигает кандидатуру на пост премьер-министра, а парламент в течение 45 дней дважды не утверждает правительство. В итоге срабатывает п.2. ст. 85 Конституции, и президент получает возможность для роспуска законодательного органа”, - отмечает Роман Михаеш.

О таком сценарии в ходе публичных дебатов в агентстве IPN говорил и политический аналитик Игорь Боцан.

“Если у нас нет парламентского большинства, которое обязывает главу государства назначить кандидатуру этого большинства на должность премьер-министра, то президент, принимая во внимание юриспруденцию Конституционного суда, может довести ситуацию до роспуска парламента различными методами, и главу государства нельзя будет упрекнуть за некоторые действия”, - сказал он.

Каким именно образом? “Очень просто. Через неделю-две Майя Санду может прийти и сказать: “Господа, если Конституция меня всё-таки обязывает назвать кандидатуру премьер-министра, я могу это сделать. Но я назову кандидатуру, которая нравится мне – например, кого-то из президентских советников. Этот советник начинает работу, а через две недели выходит и говорит, что при отсутствии парламентского большинства он не смог найти достаточного количества людей, чтобы разработать программу деятельности правительства и набрать правительственную команду, и отказывается от должности премьер-министра. После чего Майя Санду назначает другого кандидата, и так до истечения трёх месяцев, предусмотренных решением Конституционного суда 2013 года и решением 2016 года. То есть, на мой взгляд, до тех пор, пока нет парламентского большинства, в распоряжении президента есть все инструменты, чтобы формально исполнить положения Конституции, и постепенно довести ситуация до роспуска парламента”, - считает Игорь Боцан. Не об этом ли “плане Б” говорила Майи Санду перед новогодними праздниками?

Так что, несмотря на нынешнее решение Конституционного суда, казалось бы, обязывающего президента всё-таки назвать кандидата на пост премьер-министра, политическое маневрирование будет продолжаться. Майя Санду пообещала, что имя кандидата в премьеры озвучит на следующей неделе. Но станет ли он главой кабмина?

Ксения Флоря

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Ещё
load