ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Как промежуточные выборы в США повлияют на исторические перспективы американской цивилизации

Как промежуточные выборы в США повлияют на исторические перспективы американской цивилизации

Казалось бы – выборы в США, да еще промежуточные, локальное событие, которое должно интересовать лишь внутренних наблюдателей.

Но фактически они демонстрируют серьезное противостояние двух непримиримых политических и идеологических проектов. И от того, какой из них одержит верх, зависят не только судьбы Америки, но во многом и всего мира. Об этом - в статье из цикла "Американская цивилизация".

Мигранты появились вовремя

События в мире происходят так часто и стремительно, что заставляют исследователей постоянно быть в напряжении. Однако особенно привлекают внимание две важные вещи.

Первое  - это итоги промежуточных  выборов в США, их перспективы и последствия для американской политической и экономической системы. Последствия, которые, безусловно, скажутся и на всей геополитической картине мира.

Второе -  это информация, которую выдал в своем Twitter один из важных политических игроков в США. Келли Джонстон, бывший вице-президент компании  Campbell по правительственным делам сообщил, что фонд Джорджа Сороса «Открытое общество» организовал транспорт и миграционные коридоры, чтобы помочь транспортировать караван мигрантов. Естественно, его выпад не прошел. В фонде, филиалы которого стремятся продвигать демократию по всему миру, отвергли это заявление  как ложное. Но на этом все не закончилось, ведь на кону были выборы, а стало быть, крайне важна реакция электората на столь значимые и неординарные события. Одновременно президент США Дональд Трамп предположил, что теория о том, что миллиардер и спонсор Демократической партии Джордж Сорос финансирует караван мигрантов, может быть правдой. Об этом сообщает The Washington Post . Трамп сказал журналистам, что считает такие караваны «очень опасными». В ответ на вопрос, может ли финансировать мигрантов Сорос, он сказал: «Я не знаю, кто, но я не удивлюсь. Многие люди говорят, что да».

Предположение о том, что Сорос финансировал караван мигрантов, возникло в конце марта нынешнего года, когда более ранняя волна мигрантов направилась на север в сторону границы Мексики и США. Новая информация и новые слухи об этом вновь появились в последние недели, предстоящие выборам. Конгрессмен от штата Флорида, республиканец Мэтт Гетц опубликовал в Twitter видео, на котором кто-то якобы передает мигрантам деньги, чтобы они «штурмовали границу США», и предположил, что к этому причастен Сорос.  Этот факт очень важен для понимания политических процессов, происходящих в США.

Безусловно, мощное миграционное движение в сторону США из Сальвадора, Гватемалы и Гондураса имело цель усилить напряженность на электоральном пространстве в США в преддверии промежуточных выборов в Конгресс и Сенат. Одновременно оно снова реинкарнировало старые эмиграционные проблемы в США и усиливало ненависть к президенту Трампу со стороны латиноамериканских и афроамериканских избирателей, которым не безразлична судьба их собратьев. В целом все произошло как нельзя вовремя.

Экзамен на прочность

Но провокация со стороны тех, кто поддерживает левые радикальные реформы в США, со стороны симпатизантов  Демократической партии, провалилась. И хотя официальные данные еще не оглашены, предварительные итоги уже можно анализировать. Промежуточные выборы в США состоялись с не таким уж плохим результатом для Республиканской партии, которая хоть и потеряла большинство в Конгрессе, но увеличила свой ресурс в Сенате и число своих губернаторов. В нижней палате Конгресса США – Палате представителей – большинство получили представители Демократической партии. Из 435 кресел в Палате представителей демократы заняли  232 места, зато у депутатов от Республиканской партии – 198. Демократам удалось одержать победу в 26 штатах, которые раньше были «республиканскими». В то же время в верхней палате Конгресса США – Сенате – большинство и в дальнейшем сохранится за однопартийцами Трампа, где республиканцы удержали  52 места. Демократы занимают  лишь 48 мест из 100. Еще два места достались кандидатам, которые называют себя независимыми политиками – один из них кандидат на президентских выборах 2016 года Берни Сандерс. Что касается губернаторских выборов, то демократы теперь располагают 23 губернаторами, республиканцы — 26.

Таким образом, Трампу удалось сохранить  доверие огромной части избирателей. В преддверии его решительных внутриполитических действий, который грядут вскоре, он получил хоть и небольшой, но кредит доверия. Но Сенат важен на внешнеполитическом плане, а в нем большинство у республиканцев. Конгресс же более значим на внутриполитическом, ведь большинство законов и биллей,  принимаемых в Конгрессе, обращены к непосредственно к американскому пользователю. Что это значит? А значит это, что нам следует ожидать усиления внешнеполитических действий США. Где именно? Вероятно, это Ближний Восток,  Иран, Китай, Восточная Европа.

 Однако и демократы не собираются сдаваться, ведь их партия с каждым днем все левеет и левеет, и скоро превратится в оплот революционно мыслящих политических деятелей.

Что мы можем констатировать после промежуточных американских выборов?  Безусловно, эти выборы - серьезное испытание для команды  Трампа. Как он сам признался в одном из своих последних интервью, это фактически экзамен для республиканцев и  для всей политики нынешнего президента, проводимой последние два года. Не вызывает сомнения, что эти выборы проходили в очень сложное время. Американская администрация ведет серьезные бои со своими внутренними и внешними оппонентами. Трампу очень многое удалось сделать как на внутреннем плане, так и во внешней политике. Он договорился с руководством Северной Кореи. Сумел начать восстановление американской промышленности и производства, что даст множество рабочих мест и снимет социальную напряженность. Идет серьезная борьба с нелегальными мигрантами, и этим не контролируемым толпам из Центральной Америки Трамп сумел противопоставить серьезный государственный ресурс. Снижены налоги, а это дает дополнительный стимул  для бизнес-проектов и для самостоятельно мыслящих предпринимателей. Вроде не все так плохо. Но со стороны оппозиционных лидеров из стана Демократической партии  не прекращаются нападки на  администрацию республиканцев.

Трудно представить, но великая партия юга, которая некогда была оплотом право-консервативных южан, партия потомков конфедератов сумела превратиться  чуть ли не в филиал Социнтерна. Демократы, уничтожив последних  правых конгрессменов с юга, стали разваливать все американские традиции, превращая страну в нечто похожее на СССР времен Горбачева и неудавшейся перестройки. В итоге при Обаме начался закат американского промышленного, военного и государственного чуда, и сегодня Трампу приходится решать проблемы, оставленные от предыдущей  администрации. 

С дальним прицелом

Казалось бы -  выборы как выборы, что особенного? Но все не всё так просто. Фактически уже десять лет в Северо-Американских штатах идет серьезное противостояние, которое мало кто может открыто назвать гражданской войной. Но надо называть вещи своими именами. Действительно,  противостояние в США достигло такого накала, что  уже очень напоминает вялотекущую гражданскую войну. Политическая резня и кровавая борьба - вот реальность политических будней  Америки, впрочем, концентрируется она преимущественно в высших эшелонах социальной и государственной иерархии. Именно там не на шутку схлестнулись несколько кланов, готовых уничтожить друг друга, поскольку их политические проекты  диаметрально противоположны и исторически и идеологически несовместимы.

Сегодня эти кланы  поляризовались по двум радикальным блокам. У каждого - свой проект и свое видение будущего, и противостояние  настолько непримиримое, что исключает любой компромисс. Речь идет о выживании только одной силы. Время компромиссов в США, как это было при Клинтоне и Буше-старшем, прошло.

Великая партия Севера - республиканцы твердо стоят на традиционных правых и консервативных принципах. Это при том, что  среди выходцев из этой партии -  некогда ведущие либералы и радикалы.  Стоит вспомнить одного только  Авраама Линкольна, отменившего рабство в США, что привело к восстанию южных и западных штатов и образованию Конфедерации. После этой гражданской  войны реформированная Демократическая партия стала оплотом различных правых сил юга, включая ультраправый Ку-клукс-клан, отстаивавший такие идеи, как превосходство белой расы  и т. д.  В те времена эта партия была рупором  бывших рабовладельцев и латифундистов. Но их время безвозвратно ушло, и сегодня демократы – оплот англо-саксонского глобализма и финансовой олигархии,  оплот социалистических идей, расовых и сексуальных меньшинств, сегодня это уже не либеральная, а воистину либертарианская партия.

Так вот, новые выборы стали экзаменом доверия как Трампу, так и «сверхпрогрессивным» демократическим революционерам, которые пытаются полностью изменить американский образ жизни, социальный уклад и промышленные основы этого великого государства. Администрация Барака Обамы много сделала в этом направлении. В результате – рост  социального,  расового и миграционного напряжения. До такой степени, что если бы не приход популиста-республиканца Трампа, страна могла бы скатиться в кризис гражданского противостояния. Неоднозначная, но сильная личность Трампа, а также настойчивые действия  его аппарата сохраняют надежды, что данных перспектив удастся избежать, и американская демократия будет не только либеральной, но и демократией, сохраняющей традиционные христианские и другие консервативные ценности. Одновременно  есть шанс, что Америке все же удастся остановить безудержный рост КНР и сохранить за собой роль первой мировой державы.

Фактически то, что происходит сегодня на мировой геополитической арене, ни что иное, как жесткая борьба двух супер проектов будущего. Или будущее за национал-коммунистическим и конфуцианским Китаем, или  за американским проектом. Европа пока предложить свой оригинальный проект не может, ибо в ней продолжается борьба двух или трех проектов. А именно: либерального, троцкистского (революционного) и проекта Европы наций, с ярко выраженной популистской и национально-охранительной идеологией.

Напряжение присутствует и в других регионах политической карты мира, и некоторые другие проекты тоже значительны. Однако отметим, что ни Великий индийский проект,  ни латиноамериканский не претендуют на универсальную роль, подходящую для всего остального человечества. Исключение составляет, пожалуй, исламский проект,-  безусловно, пассионарный, как сказал бы русский историк и географ, основатель теории евразийства Лев Гумилев. Но исламский проект ослаблен противостоянием арабских наций и мощного самодостаточного шиитского Ирана. Борьба суннизма и шиизма тормозит рост исламского проекта. К тому же он тормозится жестким противоборством турецкой элиты, делающей ставку на пантюркизм и могучей Саудовской Аравии, которая во много опирается на радикальные ваххабитские направления  в исламе. Таким образом, можно предположить, что в ближайшие десять лет до вступления в борьбу Европы, Индии или католической Латинской Америки, основное противостояние будет происходить между теми, кто блокируется вокруг континентального коммунистического Китая и теми, кто стоит на стороне пуританского проекта в Северной Америке. Особняком в этом ряду стоит Россия,  и ее  путь  – это тема для отдельного разговора.

Что за проект?

Что  же это за проект и в чем основная суть Северо-Американской цивилизации? Сразу отметим, что этот проект не расовый (в отличие, например, от конфуцианского). Ряд государств, такие как Япония, Южная Корея, многими не признанный Тайвань  - это часть дальневосточного мира, но находятся они в обойме американской внешнеполитической перспективы. Этот проект не только христианский, хотя вначале он был таковым. Ведь самая малая из великих держав современности  - Государство Израиль - имеет основной своей религией иудаизм, но при этом входит в орбиту американских интересов. Фактически, за исключением эпохи Барака Обамы, который умудрился испортить отношения своей администрации с руководством Израиля, последний всегда был другом и союзником США. То же касалось и процветающей Саудовской Аравии, надежного покупателя американского вооружения и поставщика нефти на американские рынки. Этот блок был настолько прочным, что даже заставил израильские элиты и элиты монархии Саудитов найти общий язык, что лет пятьдесят назад казалось несбыточной фантастикой.

Мы видим тотальное противостояние американского и конфуцианско-коммунистического проектов. Здесь наблюдались определенные спорные перспективы. И многое зависело не только от того, как долго китайская экономика будет прогрессировать, а она, по мнению некоторых наблюдателей, уже выдыхается, но и от ряда внешних факторов. К примеру, от того, как будет развиваться, православно-российский проект,  в настоящее время ослабленный украинской проблемой и противостоянием с константинопольским патриархатом. От дальнейшего развития этого проекта, который, по словам философа и публициста Вадима Кожинова, имеет в своей основе российскую цивилизационную модель, сегодня укрепленную идеями евразийства, зависит многое. А еще многое зависит от того, на чьей стороне окажется Россия в случае глобального политического противостояния США и КНР и их сателлитов, от ее роли и будущего, а Россия, в свою очередь, зависит от будущего решения украинского вопроса. Здесь все завязано в  один гордиев узел.

Помимо России, противостояние США и КНР зависит от будущего Великой Индии, древней цивилизации Бхараты, в сферу влияния которой входит вся Южная Азия и бассейн Индийского океана. Если Индия будет набирать экономические и политические обороты, она сможет сохранять за собой статус того цивилизационного проекта, который сдерживает континентальный Китай. Здесь ее очевидным политическим союзником оказывается Япония, которая не слишком сильна в военном плане, но является мощной демократической высокоразвитой страной. Сильная Индия в союзе с США и Японией - серьезная препона для тех, кто делает  ставку на союз Китая и исламского мира.

Как «копали» под Штаты

Мы видим, как много решается сегодня в США, и для внутреннего обывателя и для тех, кто извне с тревогой наблюдает за судьбами американской демократии. Очевидно, что внутренне противостояние в США на этих выборах и долговременное противостояние в США на протяжении последних десяти лет имеет не только внутренние причины, но и  внешнеполитические.

Силы, стоящие за развитием китайского проекта, - это силы, связанные с так называемым субверсивным, то есть подрывным масонством, которое в отличие от шотландской Великой ложи и английской «Королевской арки»,  видят будущее в развитии глобализации и революционных проектов, и в радикальной либерализации мира. Это их план, и его они лелеют воплотить  как на социальном и религиозном, так и на гуманистическом уровне.

Союз проротшильдовских олигархических кругов давно ставит на китайскую цивилизацию, постепенно перенося в этот регион мира все основные экономические и индустриальные мощности. А европейцам просто предложили заниматься сферой услуг, туризма и торговли. Эти поистине  бредовые идеи были разработаны последователями школы австрийского экономиста Фридриха Августа фон Хайека и франкфуртской школы, готовившей новые поколения революционеров, на основе маргинализации Европы. Пока европейцы играли в либеральные игры и мнили себя великими гуманистами, континентальный коммунистический Китай сосредоточил в себе экономические ресурсы, достаточные, что бы бросить перчатку главенству США в мире. Но даже всех ресурсов, выкаченных из Европы, Северной Америки и разваленного СССР, не хватило для постоянного и безудержного роста китайской экономической и государственной машины, и ее потенциал стал в последние годы ослабевать.

Возникла историческая проблема для тех, кто рушил мир европейской цивилизации, - ведь оказалось, что  ее частью была и цивилизация американская. Если Европа была серьезно ослаблена в результате  двух мировых войн, которые были частью серьезного геополитического заговора, то в Северной Америке все обстояло как нельзя лучше.

 

Как делали подкоп изнутри

Долгое время американские элиты были крепко спаяны как на политическом, так и на экономическом уровне. Но может быть более важно то, что они были спаяны и на уровне инициатическом, мистическом. Поэтому  США оставались крепким политическим бастионом, который был не по зубам мировой закулисе. Несмотря на кризис, Америка могла сохранить за собой статус супердержавы и выиграть эту гонку с Китаем, как она ранее выиграла ее у СССР. Тогда те самые подрывные масонские, проротшильдовские политические круги и мировой троцкистский либертаринский интернационал решили разрушить американский бастион изнутри.

Для этого выбрали демократов и другие менее значительные политические партии внутри США. Поставили на размывание традиционных американских ценностей  посредством насаждения радикального либерализма. Роль лоббистов в этот процессе  стали играть различные ротшильдовские и соровские фонды. Великая Демократическая партия, партия Рузвельта и клана Кеннеди, оплот американского патриотизма сформировала, как сказал бы британский историософ Арнольд Тойнби, политический вызов консервативному вашингтонскому истеблишменту. Начался подкоп изнутри. Часть либеральных и радикальных политических кругов были инсталлированы на революционные преобразования и даже на гражданскую войну внутри США, для чего Обама даже начал разоружать американскую нацию.  По Америке начал бродить «призрак социализма».

Все это делалось для того, что бы дать  возможность Китаю завершить свой умопомрачительный исторический и геополитический марш-бросок из средневековья и культурной революции времен Мао Цзэдуна, через реформы Дэн Сяопина до постиндустриального общества  и статуса  мировой супердержавы.

И процесс почти реализовался, но часть американских элит отказалась от слепого консерватизма и поставила на идеи правопопулисткие и государственно-охранительные.

Так и возник феномен Трампа и его команды. Отметим, что американским правым в этой связи мало на кого приходилось рассчитывать. Некогда великая Британская империя сосредоточилась на своих внутренних проблемах и на выходе из ЕС. К тому же Британия имеет серьезные перспективы и собственное видение  на развитие Канады, - некой  запасной площадкой для британских элит. И ставить на спасение правых консервативных кругов в США, на спасение американского образа жизни и  американской экономики -  это значит рушить канадский проект, который в случае краха американской модели может стать новым центром атлантического мира. Тем новым центром, который сможет сохранить геополитические лидерство Запада, но уже без пуританского право-консервативного проекта, провозглашенного некогда отцами-основателями.

Здесь надо отметить, что пуританский проект, созданный двести лет назад отцами-основателями США, несколько устарел. Много в мире изменилось за последние 200 лет. Поэтому этот проект нуждался в инновационных моделях, и идеология Трампа вполне выполнила эту задачу.

Немного об истории вопроса. Еще с тех времен, когда губернатор Новых Нидерландов Петер Минёйт выкупил в 1626 году остров Манхэттен у индейского племени манахатта и назвал его Новый Амстердам, началось титаническое воплощение американской идеи, начался проект нового мира. Позже Новый Амстердам продали британцам, и шотландский пуританский прагматизм здесь слился с идеями протестантских миссионеров, мечтавших за океаном построить некий Новый Сион. Со времен первых английских колонистов, с 1607 года, когда была создана колония «Джеймстаун», Америка виделась этим миссионерам как рай для тех, кто ведет бизнес и несет знание библейских ценностей. Именно эти ценности наряду с масонскими знаниями, привезёнными  шотландскими колонистами на Зелёный континент, как некогда называли Америку, стали основой пуританского проекта в США. После Утрехтского договора, когда Голландия  была привязана к суше и перестала быть великой морской державой, восточное побережье Америки полностью стало подконтрольным британской короне. Были колонии и у испанцев, но некогда великая католическая империя сходила с исторической карты мира. Сопротивление британцам оказала Франция, но и она потеряла все свои колонии в Канаде, а позже при Наполеоне продала США огромную Луизиану, ибо сосредоточилась на проблемах  Европы.

Протестантский мир полностью восторжествовал на Североамериканском континенте. После американской революции, в которой активную роль сыграли шотландские колонисты и ложа св. Андрея, собиравшаяся в трактире «Зеленый Дракон», американский пуританский проект был дополнен масонскими мистическими знаниями, идущими еще со времен тамплиеров. Это и стало двумя основными форпостами американской цивилизации и сутью посвящения американских элит. Позже, во времена индустриализации был сформирован еще один фундаментальный оплот. Это американский капитализм, строившийся на модели протестантского фатализма и провиденциализма. Они гласили: тот, кто богат здесь, в материальном плане бытия, избран уже свыше и предопределен к спасению и раю на небесах. Эти теологические инновации дали толчок для развития капиталистической этики и стали моральным стимулом для развития американской экономики и американского образа жизни. Помимо этого,  полная свобода экономической деятельности, равенство социальных возможностей, радикальный индивидуализм, выраженный в идее «индивидуума как меры вещей», послужили основой ограничения роли государства в социальной и политической жизни США. Из этого индивидуализма пророс американский прагматизм, ибо прагматичным может быть только абсолютно свободный человек, которому нечего ждать от государства, человек, «сделавший себя сам» (self-madе-man) и опирающийся на собственные силы.

Так возникла одна из основных американских идеологем: «истинным является то, что является полезным» (И. Бентам). С этого времени  в США возобладал прагматизм, когда считалось, что жизнь  реальна только в той степени, пока полезна.

Но человек при таком раскладе может превратиться в робота и социальный атом, мнящий себя бессмертною душою, но по сути являющийся совершенно бездуховным. Нужен был сдерживающий фактор, им стала пуританская религиозность. Только Библия могла конкурировать с капиталом американских миллионеров. Вот почему в США роль пастора и священника равна социальному статусу миллионера или крупного политика.

Равенство стартовых возможностей стало основной характеристикой американского образа жизни. Правда, была одна проблема, и отнюдь не рядовая. Имя ей - рабство. Стартовые возможности были равными для всех, кроме африканских переселенцев - представителей другой расы.

Но великий американский политик и реформатор  Авраам Линкольн решил этот вопрос,  хоть этому и предшествовала гражданская война.  С того времени, как афроамериканцы получили свободу, начался рассвет американской мечты, притягивающей миллионы мигрантов из различных стран мира. Отказавшись от расовых  и сословных преференций, США воистину стали образцом для подражания. Одновременное провозглашение индивидуализма и  политического  равенства создали такой вид демократии, при которой  властные институты формируются снизу вверх, от индивидуума к государственным структурам.

Все это позволило великому французскому философу Алексису де Токвилю констатировать:  «В настоящее время существуют два великих народа…Это русские и англо-американцы… В Америке для достижения целей полагаются на личный интерес и дают полный простор силе и разуму человека. Что касается России, то можно сказать, что вся сила там общества сосредоточена в руках одного человека». Последнее весьма спорно, если вспомнить Рябушинских, Морозовых и Мамонтовых.

Впрочем, вернемся к теме сегодняшнего исследования. В продолжение сказанного отметим, что, по Токвилю, цивилизация Запада имеет свой исторический венец, и этим венцом является именно США -  законченная цивилизация титанов.

Утраченный рай

Давайте резюмируем первую часть нашего исследования. США по своей сути к концу ХХ века стали действительно той страной, что воплотила идеи американского титанизма. Пуританский проект, масонские таинства, отсутствие сословных различий, стартовое равенство создали здесь такой образ жизни, который многим мигрантам казался истинным раем.  Все остальное человечество с точки зрения отцов-основателей этого государства, находится только на пути к этому раю.

Американскому раю бросил вызов СССР. На экономическом уровне он почти решил эту проблему, на социальном и вовсе сравнялся с США: в Советском Союзе  и стартовые возможности, и социальные лифты  были практически аналогичны американским, а  в чем-то и превосходили их. Но измена части государственной элиты СССР сняла этот проект с исторической авансцены. Хотя весьма жаль: страна нуждалась в реформах, но не в развале.

И вдруг США бросает вызов Китай! То, что было невозможным в СССР, стало возможно в КНР. Западные радетели демократии закрыли глаза на все проблемы, даже официальная коммунистическая идеология перестала быть бельмом в глазу. Более того, всякие там капиталисты, включая великих Ротшильдов,  потянулись в эту страну со своими инвестиционными проектами. Почему? Запад многообразен и многолик. Американская демократия, реальная демократия стала для кого-то из них опасной. Она слишком консервативна, постмодерн там, за исключением Голливуда и Энди Уорхолла, не прижился. Там по-прежнему ценят семью, предков,  гуманистические и библейские традиции, ум, способности человека. Там  есть свой мессианский пуританский проект.

Что делать с этой элитой? Опустить. Так и возникла идея обрушить американскую цивилизацию, уничтожив их образ жизни, традиции и мораль. Вот что сегодня и происходит, а выборы в - США это только деталь более серьезных деструктивных процессов, которые разворачиваются в США, и о которых мы поговорим в следующих материалах  нашего цикла статей, посвященных американской цивилизации.

Вячеслав Матвеев

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load