ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

Как некоторые гагаузские чиновники путают личный интерес с общественным

Как некоторые гагаузские чиновники путают личный интерес с общественным

В последние годы Гагаузская автономия стала своеобразным флагманом успеха в нашей республике. Глава автономии, Ирина Влах, недавно избранная на второй срок, многое делает для развития края – как в социально-экономической, так и в управленческой сфере. 

И очень жаль, что за ее спиной действуют недобросовестные чиновники, подрывая ее авторитет и дискредитируя все усилия руководства Гагаузии по соблюдению законности.  

 

Не сошлись в цене

Началась эта история еще в 2008 году, когда муниципальный совет Комрата принял решение выставить на продажу несколько  земельных участков. Один из участков -  кадастровый номер 9601202316, площадью 0,65 га, по адресу мун. Комрат, ул. Ленина 13b, приобрела компания  DAAC Hermes. Это был открытый аукцион, с соблюдением всех необходимых процедур, все результаты были утверждены комиссией и оформлены официально, включая публикацию в «Monitorul official». Обращаем столь пристальное внимание на эти процедурные детали неспроста – они очень важны в дальнейшем развитии событий.

Спустя два года после описываемых событий,  то есть в 2010-м, года в Апелляционную палату Комрата несколькими физическими лицами был подан иск  об аннулировании результатов аукциона и результатов этой сделки на основании того, что на этом участке якобы расположен лес. Тогда суд Комрата рассмотрел это дело, но счел доводы истцов неубедительными, и  договор купли-продажи остался в силе.  

И некоторое время все было спокойно. Сначала предприятие планировало построить там  автомобильный центр. Однако экономический кризис 2008-2009 годов нарушил эти планы, и весной нынешнего года было принято решение о продаже этого земельного участка.    

Нашлись и желающие его купить.  8 мая состоялась встреча между руководством DAAC Hermes и потенциальными покупателями. Один из них -  Виталий Влах (однофамилец Ирины Влах), начальник Главного управления внешних связей АТО Гагаузия, другой – предприниматель Вадим Анастасов.  Однако договоренности не было достигнуто – заявленная цена не устроила покупателей, так как кто-то им сказал, что эта земля стоит дешевле.

Что обычно делается, если стороны не сошлись в цене? Неудавшийся покупатель откланивается, а владелец объекта ищет более подходящего. Казалось бы, все просто. Но не в этом случае.  Потому что дальше начинаются странности.

Через некоторое время после этой встречи, а именно 22 мая руководство DAAC Hermes получило письмо из Комратского  территориального бюро Госканцелярии РМ, в котором говорилось, что у  них есть жалоба  Главного управления Агропромышленного комплекса Гагаузии. И на основании этой жалобы, поданной как раз 8 мая, то есть в день встречи с потенциальными покупателями, Комратская Госканцелярия  возбуждает административное производство. А говорится в этой жалобе  «О незаконной продаже примэрией м. Комрат DAAC Hermes SA земельного участка по договору от 22.04.2008 года, который относится к землям публичной сферы - лесного фонда».

Вот интересно: если бы сделка между DAAC Hermes, Влах и Атанасовым состоялась, и эти двое приобрели бы участок – сочли бы в Комратской Госканцелярии сделку незаконной? Озаботилась бы в Агропромышленном комплексе Гагаузии наличием на участке «лесной зоны»?  В компании DAAC Hermes уверены, что нет.

Темный лес

Но, так или иначе, внезапно появившаяся на Ленина, 13b  лесная зона не могла не вызывать удивления у владельцев участка, поэтому представители DAAC Hermes тут же выехали в Комрат для выяснения всех обстоятельств. После общения с  сотрудниками ГУАК Гагаузии выяснилось, что единственный аргумент, на котором основывается их решение – это план-схема, выполненная в 1995 году по заказу Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Молдова, где на этом самом участке обозначено наличие деревьев – внутренний ведомственный документ. Все. Никаких официальных документов,  подтверждающих, что обозначенный участок  является лесной зоной и имеет статус общественной полезности, не существует. Однако на основании этой единственной схемы Гагаузское управление Агропромышленного комплекса подает жалобу, а Гагаузское бюро Косканцелярии подает в суд. И тем самым требуют аннулировать пять документов, а именно: решение о формировании этого земельного участка в  2007 году, решение о вынесении его на аукцион 2008 года, решение об утверждении результатов аукционной комиссии, протокол аукционной комиссии и договор о его продаже.

Что это означает для владельцев участка? Что продать его они сейчас, до суда не могут. Если же решением суда сделка будет призвана недействительной, то участок возвращается в собственность мэрии Комрата, а  DAAC Hermes будут возвращены деньги, заплаченные в 2008 году – чуть менее 800 тысяч леев. Однако за эти десять с лишним лет стоимость участка  для компании, с учетом стоимости денег значительно возросла и теперь оценивается как минимум  в 2,2 млн. леев, то есть компания существенно потеряет. Потеряет и мэрия, которая вынуждена будет вернуть покупателю деньги, но зато останется с «лесом» – ведь, если верить утверждениям Комратской Госканцелярии, ни продавать, ни строить на участке со статусом «лесная зона» будет нельзя.   

Защита лесных насаждений – дело благородное, но только в том случае, если этот лес действительно существует. И здесь есть очень важный момент с юридической точки зрения. Если бы участок имел статус леса, то этот статус должен был быть зафиксирован в  Кадастре недвижимого имущества.  Это первое и обязательное условие.

Юристы  DAAC Hermes обратились в Республиканский кадастр, и получили оттуда справку о том, что в их реестрах этот участок никогда  не фигурировал как лесной фонд. Не поленились, вяли справку и из агентства  Moldsilva. У них тоже не существует документов, согласно которым земельный участок с кадастровым номером 9601202316 относится или когда-либо относился к землям лесного фонда.

Не существует  и решения муниципального совета Комрат и соответствующей регистрации в местном Кадастре недвижимого имущества, по  которым земельный участок, приобретённый DAAC Hermes, имел бы статус  лесного фонда.

Что касается плана-схемы 1995 года,  на который ссылается ГУАК Гагаузии, то она была когда-то составлена для внутреннего пользования в помощь  структурам республиканского и местного уровня, занимавшимся сельским хозяйством.  Это даже  не  проект или рабочий документ, на основании которого местный орган власти мог бы установить для земельного участка статус публичной сферы.

Здесь даже не надо быть юристом или каким-то большим специалистом в области оформления земельных участков, чтобы понять, что дело это простое и ясное. Везде, начиная от Земельного кодекса, Лесного  кодекса, Закона о местном публичном самоуправлении, и заканчивая законами и постановлениями правительства о ведении Государственного кадастра, - очень четко  и ясно указано, что земельный статус определяется правительством, если речь идет о государственных землях, и местными органами власти, если    речь идет о местных участках. Таким образом, для того, чтобы какой-то участок получил статус лесного фонда, должно быть соответствующее решение местных органов власти. А такого решения нет и никогда не было.

Да, собственно, и быть не могло! Хотя бы потому, что в черте населенного пункта не  бывает земель лесного  фонда, по определению. Они могут быть только за пределами населенного пункта. А в городе могут быть «городские зеленые насаждения», - так обозначаются парки. Но даже парковой зоны при ближайшем рассмотрении там не обнаружено. Улица Ленина, на котором находится «опальный» участок  – это центральная улица в Комрате, которая тянется через весь город. Если посмотреть по карте, то можно увидеть, что справа от участка, приобретенного компанией DAAC Hermes – жилой массив, слева - некое строение, затем жилой дом, еще одно строение, потом – тот самый спорный участок, а потом – опять какие-то строения, магазины, стадион... Если это действительно  лесная зона, то откуда там взялись различные строения? Их не должно там быть в принципе -  разве что избушка лесника.  Более того, в 2008 году рядом с участком на Ленина, 13b   продавались и другие участки, но к ним ни у кого претензий нет, и их продажу никто не пытается оспорить.

По мнению представителей компании – владельца участка, можно сделать однозначный вывод, что  это - целенаправленная акция против  конкретного участка, участники которой пытаются заниматься элементарным рейдерством.

Все эти аргументы, документы, письма и справки  юристы DAAC Hermes представили   сотрудникам  Госканцелярии  Комрата. Но – безрезультатно.  Ответ был один: именно план 1995-го года, сделанный Минсельхозом, является документом, подтверждающим статус участка как лесного фонда.  При этом у юристов компании сложилось впечатление, что работают в Комратской Госканцелярии люди явно компетентные, не могущие не понимать, что происходит и не разбираться в сути вопроса, но из каких-то соображений отстаивающие явно ошибочную позицию. Почему?

Впрочем, это не единственная загадка, на которую пока нет ответа.

Скоро дело делается

Первое заседание суда назначено на 3 сентября. И в связи с этим возникает  вопрос об удивительной скорости такого решения. Судите сами. Срок рассмотрения этого административного производства был  назначен до 30 июля включительно.  То есть раньше, чем 31 июля этот иск не мог попасть в суд, потому что до конца дня заинтересованные стороны (мэрия Комрата, местный совет и владельцы участка) имели право подать свою аргументацию - возражения, комментарии, пояснения.   Однако  чиновники  Госканцелярии Комрата  30 числа уже сдали иск в суд. Что само по себе – нарушение. Совершенно очевидно, что они спешили. Почему? Можно предположить – потому что еще за неделю до этого появились слухи о том, что всех руководителей территориальных канцелярий и их замов  предполагалось уволить. И значит, им нужно было  сделать это до предполагаемого увольнения. Если уж совсем следовать букве закона, то 30-го июля до 24.00 юрист компании имел право отправить по почте пакет с документами, который дошел бы до адресата в течение двух-трех суток. И обычно  чиновники как раз и оставляют про запас  еще как минимум два-три рабочих дня.  То есть нужно было дождаться этого срока и только затем, рассмотрев собранные материалы, подавать иск в суд. А значит, иск в суд не мог появиться раньше 5 августа.

Но тем не менее, 30 числа имеется зарегистрированный  иск, а 2 августа – уже и печать на конверте с письмом, в котором суд  направил владельцу участка уведомление о дате заседания. Что по всем меркам – чрезвычайно быстро. Гражданский процессуальный кодекс и внутренние документы говорят о том, что суды в течение трех рабочих дней должны распределить дело. Для тех, кто не знаком с этой процедурой, поясним, как все происходит технически. Вы приходите и сдаете  материалы в суд. В течение этого дня канцелярия собирает иски. На следующий день заведующий канцелярией начинает вводить все эти дела в специальную компьютерную программу, потому что судьи назначаются не физическим лицом, а случайным распределением программы, и, в зависимости от нагрузки, работа может быть завершена на второй или даже на третий день. После этого выходит специальный  распределяющий формуляр, который подшивается к каждому делу. И когда все материалы собраны, они отдаются обратно в канцелярию, где технические работники еще в течение одного-двух дней разносят их судьям. Затем судья еще в течение одного-двух дней просматривает эти дела… В реальности проходит две-три недели, прежде чем появляются какие-то результаты. То есть неделя на канцелярские движения – это просто-таки неправдоподобно быстро. Для того, чтобы дело, зарегистрированное 30-го июля, судья уже 2-го августа мог отправить владельцу участка, он должен был в рекордные сроки получить дело, изучить материалы, принять решение, что эти материалы соответствуют закону и уже после этого назначить дату первого заседания. Что интересно – судья, который ведет это дело, заседания по остальным делам, полученным в тот же период, назначил на октябрь и даже ноябрь. И только  конкретно это дело – на начало сентября. С чего бы такое повышенное внимание?

Просто случайности?

Вернемся вновь в 2010-й год, когда договор о продаже этого земельного участка уже пытались оспорить. Тогда иск был отклонён из-за истечения срока обращения. Но  если бы суд посчитал требования истца обоснованными, то у него были все основания восстановить срок и аннулировать договор купли продажи с DAAC Hermes. Однако этого не произошло.

И еще один момент. По закону, который действовал в 2008 году, все решения местных органов власти по недвижимости, т.е. касающиеся отчуждения, аренды и т.п. проверялись в Госканцелярии. В 2008 году Госканцелярия не пыталась обжаловать законность сделки, а значит, согласились с итогами аукциона.  

Прошло десять лет. Все эти десять лет участок продолжал находиться в собственности владельца, там ничего не происходило, и никто не искал там ни лесов, ни морей. И только после того, как его  пытались продать, а точнее -  всего через несколько дней после встречи руководства DAAC Hermes с Вадимом Анастасовым и Виталием Влахом, начали происходить все эти странные вещи.

Случайно ли, что все злоключения владельцев участка начались именно после встречи с этими двумя людьми, желавшими купить участок?  При том, что один из них – представитель власти, а второй – бизнесмен, о котором, как оказалось впоследствии, у самих жителей Комрата уже сложилось не слишком хорошее мнение. По рассказам местных жителей,  этот бизнесмен неоднократно был замечен в проведении подобных операций. То есть, когда он хочет что-то приобрести, но его не устраивает цена, он включает  админресурсы, создает людям проблемы, из-за которых снижается стоимость объекта и затем выкупает его рейдерским способом, по заниженной цене.

Если этот человек с репутацией недобросовестного бизнесмена систематически действует  подобными методами, то  что ему мешало  прибегнуть к излюбленной тактике и на сей раз?

Сама по себе каждая из этих деталей, начиная от внезапно возникшей лесной зоны и заканчивая фантастической скоростью прохождения дела, могут оказаться простым стечением обстоятельств, но из этих всего этого складывается общая, довольно неприглядная картина. И говорит эта картина об очевидном злоупотреблении властью со стороны чиновников с целью оказать давление на экономического агента. При умелом и должном ведении дела уже сейчас можно собрать доказательную базу по всем имеющимся фактам, чтобы возбудить дело – и на сей раз не административное, а уголовное.  

Пока неизвестно, какое решение примет DAAC Hermes, но справедливое негодование его руководства  понять можно. С одной стороны - компания, которая на протяжении многих лет добросовестно ведет свой бизнес,   оформление всех сделок проводит прозрачно и законно, с соблюдением всех надлежащих процедур, в том числе – и сделку по приобретению участка в Комрате. С другой стороны – государственные чиновники, которые вместо того, чтобы блюсти общественные интересы,  пытаются для своих сомнительных целей применить  к одной из крупнейших компаний страны такие вот  методы. При этом в прямые обязанности фронтмена этого чиновничьего беспредела, Виталия Влаха, входит налаживание внешних связей, включая экономические. Как показывает практика, трудно чиновнику с рейдерскими рефлексами что-либо полезное для государства налаживать…

В стране сейчас начали активно бороться с чиновничьими злоупотреблениями и надеемся, что эта работа будет перманентной, однако некоторые продолжают действовать так, как  привыкли в старое недоброе время.  Хотя пора бы им понять, что их время уже прошло.

Владислав Бордеяну            

 

Подпишитесь на нас в Odnoklassniki, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load