ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Все новости

ещё темысвернуть
Loading...

«Государство в государстве»: Была ли молдавская прокуратура главным инструментом узурпации власти?

«Государство в государстве»: Была ли молдавская прокуратура главным инструментом узурпации власти?

Новые власти уделяют повышенное внимание должности главы Генеральной прокуратуры РМ – учреждения, в адрес которого звучат такие эпитеты как «бастион олигархии», «государство в государстве», «политическая полиция».

До сих пор, по их мнению, правоохранительная структура использовалась в качестве одного из главных инструментов узурпации власти, для прикрытия «кражи века», защиты ее исполнителей и бенефициаров, воздействия на оппонентов и незаконных арестов, перераспределения финансовых потоков и отъема бизнеса.

Как отмечают эксперты, бывший генпрокурор Эдуард Харунжен был далеко не единственным проводником интересов бывшей власти в правоохранительной системе. Чтобы обеспечивать контроль над учреждением и реализацию всевозможных схем, лидеры ДПМ ежемесячно выплачивали крупные «надбавки» к зарплате как минимум 30 прокурорам высшего звена.

Прокурорские антирекорды

О том, что молдавская прокуратура пребывает под политическим контролем, а в своей деятельности зачастую руководствуется партийными интересами и указаниями конкретных лиц, в последнее время не писал и не говорил, пожалуй, только ленивый. На протяжении целого ряда лет это учреждение многократно давало поводы для подобных выводов, в результате чего к сегодняшнему дню рейтинг доверия к правоохранительной системе со стороны населения побил все возможные антирекорды.

О высоком уровне заинтересованности бывших властей в наличии рычагов управления правоохранительным механизмом свидетельствуют и суммы, за которые, как неоднократно отмечалось в прессе, ДПМ покупала должности генпрокурора, в первой половине 10-х годов. Утверждается, что в 2009 г. назначение «своего человека» на этот пост обошлось бывшему главе ДПМ Владимиру Плахотнюку в 2 млн евро. О том же говорил в недавнем телеинтервью осужденный экс-премьер Владимир Филат, который «из достоверного источника получил информацию, что это происходит».

В конечном итоге из учреждения, которое должно обеспечивать соблюдение закона на всех уровнях, Генпрокуратура превратилась в проводника и исполнителя сиюминутных политических интересов. По словам вице-премьера и министра внутренних дел Андрея Нэстасе, часть руководящих сотрудников правоохранительной системы, которых он назвал «змеями» и «людьми Плахотнюка», помимо зарплаты, получали от экс-председателя ДПМ «тысячи долларов в конвертах, чтобы служить режиму». По словам  Нэстасе,  им также позволяли пополнять карманы путем участия в различных схемах сомнительного характера.

Директор Социал-демократического института Молдовы, депутат-социалист Богдан Цырдя отмечает, что Генпрокуратура, как и другие институты государства, включая Национальный центр по борьбе с коррупцией, Службу информации и безопасности, Нацбанк, прикрывали незаконные действия бывших правителей, в том числе и кражу миллиарда долларов из банковской системы страны. По его словам, органы судебно-правовой системы, и, прежде всего, прокуратура, использовались для уничтожения оппонентов бывшей власти, незаконных арестов и отъема бизнеса.

Эксперты обращают внимание на отсутствие ощутимых результатов реформы этого учреждения, несмотря на постоянные финансовые вливания со стороны партнеров по развитию. Итоги последнего аудита эффективности внедрения стратегии реформы юстиции, подведенные Счетной палатой еще два года назад, говорят о потраченных миллиардах леев и неэффективности предпринятых усилий, включая наличие непрозрачных, сомнительных схем продвижения судей и прокуроров, отсутствие транспарентности в деятельности Генпрокуратуры и адекватного реагирования на незаконные действия в этой системе.

В то же время последний доклад оценочной миссии Группы государств по борьбе с коррупцией (GRECO), опубликованный в июле, адресует молдавским властям ряд рекомендаций, о выполнении которых просит сообщить до 30 июня 2020 г. В частности, эксперты озабочены недостаточными мерами по борьбе с коррупцией и отсутствием четких иерархических процедур в прокуратуре. Кроме того, они обращают внимание на необходимость изменения правил формирования Высшего совета прокуроров.

«Миллионы евро, выделенные Евросоюзом и другими партнерами, пошли на реформу сектора юстиции, однако сдвигов, которые говорили бы об изменении статуса и роли прокуратуры, так и не произошло. Более того, в результате внедренных бывшими властями законодательных мер прокуратура превратилась в саморегулирующуюся организацию по подобию саморегулирующихся организаций, которые есть в бизнесе – на рынке ценных бумаг, в транспортной отрасли и т.д. Минюст и другие госструктуры лишены каких-либо полномочий и превратились в сторонних наблюдателей. Прокуроры сами себя назначают, сами увольняют, сами награждают и наказывают. Бывшие власти сформировали законодательное регулирование, при котором никто не может вмешаться в их действия и отстранить от исполнения служебных обязанностей даже при наличии веских оснований. Чтобы проводить через прокуратуру свои интересы, они ежемесячно выплачивали крупные «надбавки» к зарплате как минимум 30 прокурорам высшего звена», - говорит один из наших экспертов.  

Он приводит в пример ряд стран, включая США, где генеральный прокурор (attorney general, или буквально – генеральный атторней, то есть поверенный) назначается президентом с согласия сената, глава государства вправе и отстранить его от должности. Так, в частности, поступил президент США Дональд Трамп, когда посчитал, что исполняющая обязанности генпрокурора, назначенная в период работы администрации его предшественника Барака Обамы, неважно справляется с обеспечением охраны границ и борьбой с нелегальной иммиграцией. До решения сената по этому вопросу Трампом был назначен новый врио генпрокурора. Такая же процедура действует в США и при назначении либо освобождении от обязанностей окружных прокуроров. Ключевая роль президента закреплена и в законодательстве ряда европейских стран, в том числе в Германии. В Молдове же сложилась своя особенная система, и больше всего усилий новым властям понадобилось именно на обновление руководящего состава прокуратуры.

«Нам нужны новые прокуроры»

В начале июля премьер Майя Санду обратилась к молдавским прокурорам, потребовав от них стать независимыми и перестать выполнять незаконные поручения своего руководства. «Никто не просит у вас ничего другого, кроме как быть прокурором. Никто не просит у вас ничего, кроме как обеспечить соблюдение закона, защищая тем самым граждан и государство. Мы все просим вас уйти от иррационального страха, действовать решительно по отношению к тем, кто угрожает Республике Молдова. Только так вы заслужите звание прокурора», - заявила Санду 5 июля.

В понедельник, 29 июля, премьер констатировала, что прокуроры еще не приступили к исполнению своих обязательств. «Прошло 23 дня с тех пор, как 660 прокуроров должны были начать применять закон. В эти дни необходимо было расследовать десятки схем, которые представляют опасность бюджетным деньгам. Нынешние прокуроры не собираются выполнять свою работу. Нам нужны новые судьи и прокуроры», - сказала Майя Санду.

Глава правительства отмечает, что при попустительстве прокуратуры «институты государства работали не в интересах государства, а для того чтобы изобретать и применять всевозможные схемы по незаконному обогащению некоторых персонажей, в основном из окружения Плахотнюка». По ее словам, схемы, при помощи которых расхищаются миллиарды леев, действуют повсюду: «в энергетической системе, в области медикаментов и детского питания, в области транспорта, и особенно в авиации». Премьер заявила о необходимости остановить эти схемы и привлечь виновных к ответственности, при этом заметив, что «не правительство открывает уголовные дела и идет в суд».

Председатель парламентской комиссии по национальной безопасности, обороне и общественному порядку Кирилл Моцпан на брифинге для прессы подтвердил, что депутатам ежедневно поступают материалы о наличии большого количества схем контрабанды, разработанных в последние годы, в особенности, когда у власти находилась ДПМ. По его словам, полученная комиссией информация подтверждает поименно конкретное участие в этих схемах некоторых высокопоставленных лиц из госучреждений и правоохранительных органов. При этом Моцпан отмечает отсутствие реакции со стороны Генпрокуратуры и других органов, уполномоченных принимать меры.

В этом же контексте упоминается о реакции на ходатайство Андрея Нэстасе, в котором он потребовал привлечь к ответственности членов Конституционного суда и отменить депутатскую неприкосновенность Владимира Плахотнюка. На прошлой неделе Генпрокуратура объявила об отказе начинать уголовное преследование на том основании, что не было «акта узурпации государственной власти». «Это решение было принято в результате фактического анализа, оценки представленных доказательств, исходя из правовых соображений», - сообщается в пресс-релизе учреждения.

Андрей Нэстасе полагает, что позиция Генпрокуратуры вступает в противоречие с декларацией о захваченном государстве, принятой парламентом. На своей странице в соцсети он написал, что на уровне правящей коалиции будут приняты жесткие меры, чтобы «прокуратура больше не могла препятствовать установлению истины и выявлению нарушений, совершенных режимом Плахотнюка, а также наказанию преступников». По его словам, озвученное прокурорами решение «является новым доказательством того, что узурпация власти в государстве является согласованной и скоординированной операцией со стороны тех, кто обязан своими конституционными полномочиями содействовать освобождению и демократизации РМ».

По мнению депутата блока ACUM Владимира Боли, безусловно, не все молдавские прокуроры являются коррупционерами и готовы идти против закона, однако найти хороших, законопослушных профессионалов – задача довольно сложная, в особенности в Генпрокуратуре. Парламентарий говорит о необходимости поменять многих прокуроров, которые «четко осознают преступность своих действий» и готовы «играть до последнего».

Кто был главным в прокуратуре?

Андрей Нэстасе уверен, что бывший генпрокурор Эдуард Харунжен до последнего момента пребывания в должности через посредников получал указания от Плахотнюка и делал все возможное, чтобы закрыть дело об узурпации власти с участием судей Конституционного суда и высших должностных лиц государства. Вице-премьер считает, что уход Харунжена стал результатом сделки с Высшим советом прокуроров, в обмен на отказ от начала уголовного преследования в отношении него.

С ним согласен и депутат ACUM Дмитрий Алайба, который заявил с парламентской трибуны, что бывший Генеральный прокурор играл важную роль в поддержании и продвижении олигархических интересов, был охранником всех криминальных схем Плахотнюка. По его словам, «Эдуард Харунжен превратил прокуратуру в политическую полицию» и «боролся за коррупцию, а не против нее». Депутат подчеркивает, что вместо расследования «кражи века», с момента которой прошло 5 лет, прокуратура Харунжена ее прикрывала и делала все возможное, чтобы бенефициары банковского мошенничества были защищены и не возвращали похищенные деньги.

Как отмечают эксперты, Эдуард Харунжен был далеко не единственным проводником интересов бывшей власти в правоохранительной системе. Экс-прокурор Кишинева Иван Дьяков считает, что Харунжен, хотя и занимал главное кресло в прокуратуре, не был лицом №1, как преподносилось в публичном пространстве. Он отмечает, что де-факто всем учреждением руководил бывший глава Прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и особым делам Николай Китороагэ. По словам Дьякова, он располагает достоверной информацией, что «все решения в прокуратуре передавались через Н. Китороагэ, и он применял их в жизнь».

В то же время экс-судьи Апелляционной палаты Кишинева выступили с рядом обвинений в адрес бывших руководителей судебной системы и прокуратуры. По их словам, ключевую роль в оказании воздействия для вынесения нужных решений по многим резонансным делам, «взятым под контроль», включая дела Илана Шора, Константина Цуцу и другие, играла бывший заместитель главы Антикоррупционной прокуратуры Адриана Бецишор. Об этом на своей странице в соцсети сообщил депутат ACUM Сергей Литвиненко, который направил уведомление в Высший совет прокуроров и Высший совет магистратуры. Он привел ряд примеров, в том числе случай, когда лицо, обвиняемое в отмывании денег, было оправдано по просьбе Адрианы Бецишор.

По словам премьера Майи Санду, Бецишор, как и другие руководители прокуратуры, должна предстать перед судом «за нанесение ущерба государству в результате ее отсроченных решений и заведении дел по политическому заказу». Глава правительства отмечает, что почти пять лет прокурор позволяла Илану Шору, одному из главных бенефициаров банковского мошенничества, «оставаться на свободе и тратить деньги, украденные у граждан, потому что так ей диктовал ее начальник Плахотнюк». Кроме того, затягивалось принятие решения об аресте активов Шора и выдаче ордера на его арест.

Президент Игорь Додон в эфире одного из частных телеканалов рассказал об участии прокуратуры в разработке возможных сценариев влияния на него, в том числе о состоявшейся в июне встрече Адрианы Бецишор с Владимиром Плахотнюком, чтобы обсудить варианты открытия уголовных дел в отношении главы государства. По его словам, в переговорах также участвовали представители Прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и особым делам. Президент выражает уверенность, что в самом скором времени вовлеченные в незаконную деятельность прокуроры не только лишатся должностей, но и будут привлечены к ответственности.

Ион Мунтяну

P.S. Завтра читайте на Noi.md о назначении временно исполняющего обязанности Генпрокурора и о поставленных перед ним ключевых задачах.  

Подпишитесь на нас в Telegram, если хотите знать больше

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Ещё
load